Южный Кавказ, Центральная Азия и СНГ в мировой печати

Nissan Patrol
Чтение RSS
{title} шаблоны для dle

КАРАБАХСКАЯ ЗАПАДНЯ-3

Более заманчивым для Азербайджана, но и более рискованным, будет вариант нападения по всему фронту. «Мы могли бы пойти в наступление по всему фронту от Казаха до Нахичевани», - замечает один азербайджанский военный аналитик. «Их войска, дислоцированные вдоль армянской границы, гораздо слабее. Мы имеем явное превосходство на границе с Нахичеванью».

 

Последний сценарий является самым опасным, так как он означает войну в самом сердце Южного Кавказа, которая неизбежно затронет и соседей. Скорее всего, российские ВС почувствуют необходимость вмешаться в конфликт со своей базы в Гюмри, согласно условиям военного альянса Москвы и Еревана и в соответствии с Договором о коллективной безопасности СНГ. Загнанная в угол Армения ответит применением самого разрушительного оружия в ее арсенале.

 

Если Азербайджан решит выступить только против НК, он постарается пустить в ход артиллерию, чтобы разгромить армянскую систему ПВО прежде, чем начинать атаку с воздуха и вводить сухопутные войска. По словам армянских аналитиков, армянские ВС оснащены поддерживаемой Россией современной системой ПВО,  размещенной как в НК, так и в Армении, и способной выдержать первый натиск такой операции.

 

Военные специалисты сходятся во мнении, что в качестве передового отряда Азербайджану потребуется задействовать силы спецназа, но они одни не смогут завершить операцию. «Элитные подразделения продержатся максимум 10-15 дней, после чего их некому будет заменить», - считает один азербайджанский военный эскперт.

 

Планирование широкомасштабного наступления, разумеется, не пройдет незамеченным за рубежом. Внешние стороны будут, скорее всего, заниматься мониторингом военных приготовлений Азербайджана и постараются сделать все возможное,  чтобы не дать операции осуществиться. «Необходимое в таком случае наращивание военной мощи будет замечено заранее, особенно, все, что касается логистической подготовки,» - замечает один западный дипломат. Западные державы затем сделают предупреждение Баку о серьезных последствиях такого массированного удара.  По мнению еще одного западного эксперта, российские войска находятся довольно близко и смогут, при необходимости, пригрозить Азербайджану своим вмешательством.

 

Ряд западных аналитиков считают, что Азербайджану не выиграть военного столкновения с армянами – хотя, после многих лет наращивания военных расходов и соответствующей политической риторики это не значит, что он не пойдет на такое столкновение. Один из эскпертов в Вашингоне отмечает: «Есть большая опасность, что азербайджанцы убедят себя в необходимости начать новую войну». Последствия такой конфронтации, несомненно, будут гораздо тяжелее, чем пятидневная война в Южной Осетии  - массовая гибель людей, возможное втягивание в конфликт соседних государств, России, Турции и Ирана, и прекращение работы или полное уничтожение нефтегазовой инфраструктуры.


4e. Упреждающий удар армян

Согласно этому последнему сценарию, армянские войска, обеспокоенные тем, что они проигрывают гонку вооружений Азербайджану, попытаются нанести «упреждающий удар» для того, чтобы заставить азербайджанцев согласиться на их условия. Это был любимый сценарий бывшего главнокомандующего НК Самвела Бабаяна, который заявлял о том, что «нужен «завершающий раунд» конфликта для того, чтобы принудить Азербайджан навсегда отказаться от НК.

Бывший лидер НК Аркадий Гукасян в интервью организации «Международная Кризисная Группа» (International Crisis Group) в июне 2007 года отметил: «Если мы увидим, что действия Азербайджана напрямую угрожают безопасности  народа Нагорного Карабаха, мы можем нанести упреждающий удар для того, чтобы снять эту угрозу».  Но это решение сегодня имеет все меньше и меньше сторонников в НК.

Тем не менее, этот вариант также представляется маловероятным и рискованным. Граница, оговоренная в соглашении о прекращении огня, проходит по равнинам потому, что армянские войска не смогли пойти дальше весной 1994 года и несли все более и более тяжелые потери.  Их потери будут еще более тяжелыми сегодня, если учесть возросший военный потенциал азербайджанских ВС. Упреждающий удар армян скорее всего захлебнется и спровоцирует более масштабное контрнаступление азербайджанцев. Кроме того, такой удар вызовет осуждение Армении международным сообществом. Но и его нельзя полностью сбрасывать со счетов, особенно, если армянская сторона посчитает неизбежным нападение Азербайджана. Восприятие войны в НК в потенциале может привести к стремительной эскалации ситуации на местах.

   

5. Заключения

В конце 2008 года замаячившие было более радужные перспективы мирного урегулирования по НК еще более четко выявили большое количество препятствий на пути прогресса. Есть ощущение «момента истины», когда стороны должны показать, действительно ли искренни их намерения продолжать переговоры или же им более комфортно в ситуации мирного процесса, который длится бесконечно, но не приносит никаких результатов.

Первоначальный оптимизм, связанный с московской декларацией, постепенно начинает испаряться, и стороны вновь обмениваются упреками в том, что именно их оппонент не настроен серьезно на достижение мирного урегулирования. Армян  возмутило интервью Ильхама Алиева итальянской телекомпании RAI 26 ноября 2008 года, в котором он заявил, что «не исключает» использования силы для возвращения НК.

В настоящее время обе стороны являются заложниками ситуации, в которой стимул «ничего не менять» очень силен и при которой оба общества по-прежнему тешат себя надеждой на окончательную победу. До сих пор слишком мало говорится о громадных преимуществах, которые принесет одна только первая фаза сегодняшнего плана урегулирования, например, о праве на возвращение на оккупированные территории более 80% азербайджанских ВПЛ или об открытии армяно-турецкой границы.

В армянском лагере по-прежнему бытует мнение, что «время на стороне Армении»  и что НК, как и Косово, Абхазия и Южная Осетия, движется в направлении пускай неполного, но международного признания. Однако события 2008 года опровергают эту точку зрения, потому что Россия, в особенности, проводит большое различие между грузинскими конфликтами и конфликтом вокруг НК. Самый вероятный вариант будущего НК – это продолжение существования без признания, в подвешенном состоянии, в качестве территории с международным статусом второго сорта, не имеющей международных гарантий безопасности и серьезных возможностей развития. Для армян НК такой вариант может быть предпочтительнее других доступных вариантов, но это отнюдь не радужная перспектива. Конфликт в Грузии вновь подчеркнул уязвимость Армении. Кажется, что десятилетний «бум» развития подходит к концу, и Армения входит в фазу большей изоляции.

Перспективы Азербайджана, на первый взгляд, представляются более радужными. Он вступил в то, что можно было бы назвать «десятилетием бума», которое сопровождается соответствующим ростом благосостояния и улучшением качества жизни. Но кажется, что этот бум будет недолговечен (по сравнению, скажем, с Казахстаном) и слишком зависящим от нефти и газа (подверженных резким колебаниям цен), чтобы привести к устойчивым преобразованиям внутри страны. Через пару десятилетий с наступлением конца нефтяного бума Азербайджан окажется перед фактом социального и политического «похмелья».  

В заключение этого анализа хочется сказать, что для Азербайджана не существует реально осуществимого военного решения конфликта и что военное нападение может обернуться катастрофой для страны. Это означает, что Азербайджану придется взглянуть в лицо суровой действительности, которая заключается в том, что НК для Азербайджана фактически потерян, если только Азербайджан не согласится пойти на очень серьезные уступки по вопросу сувернитета. Азербайджан может эффективно заблокировать признание независимости НК, но у него отсутствуют ресурсы для того, чтобы заставить НК покориться своей воле.

Факт отсутствия рационального военного решения не означает, однако, что никто не решится на безрассудный шаг – случайно или исходя из ошибочных политических соображений. Опасность такого варианта развития событий нельзя недооценивать. Элемент того, что российский ученый Валерий Тишков называет «фактором глупости», всегда будет присутствовать в НК уравнении – сегодня, после катастрофических событий в Южной Осетии в августе 2008 года, еще более зримо, чем раньше.

На международном уровне дипломатические усилия, которые вкладывает международное сообщество в разрешение этого конфликта представляются неадекватными. В двусторонних отношениях превалируют иные повестки дня. Например, в переговорах с Азербайджаном главное место отводится теме энергетической безопасности. Но здесь вступают в прямое противоречие краткосрочная и долгосрочная перспективы. Стоит задаться вопросом, реально ли обсуждать проект типа газопровода Набукко, учитывая уязвимость региона и угрозу конфликтов  в Грузии или вокруг Нагорного Карабаха. Ведь в конечном счете вопросы энергетической безопасности и карабахского конфликта неразрывно связаны друг с другом.

Кроме того, сохраняется ложное восприятие карабахского конфликта как конфликта «замороженного», которым  может «эффективно» управлять Минская группа. Но при этом у сопредседателей Минской группы нет достаточного количества «кнутов и пряников» для того, чтобы «уломать» стороны конфликта. Формат Минской группы сопредседателей доказал свою состоятельность и устойчивость, несмотря на такие международные потрясения, как кризис в Грузии, и позволил разработать такой продуманный документ, как «Документ о базовых принципах». Но данный формат слишком узок и носит слишком закрытый характер для того, чтобы осуществлять фасилитацию более широкого мирного процесса. Выигрышной для него может стать ситуация, при которой он останется основным переговорным механизмом, но в то же время встанет в авангарде более широкого мирного процесса, в рамках которого такие международные организации, как ЕС, Совет Европы, НАТО и другие заинтересованные в будущем НК игроки, например, Грузия или Иран, будут поддерживать общую цель достижения мирного урегулирования.

Главная проблема заключается в том, что сами общества не вовлечены в мирный процесс  и в них широко распространено циничное отношение к переговорам.  Рядовые граждане не чувствуют своей кровной заинтересованности в мирном урегулировании конфликта. Лидеры не хотят «седлать тигра общественного мнения» по столь эмоциональному вопросу из-за боязни, что он может их «проглотить». Разновекторные взгляды армян НК, которые утверждают, что они являются третьей стороной конфликта, – и азербайджанцев НК, которые желают иметь равный статус с армянами НК, никем не учитываются. Все признают, что эти вопросы необходимо решать, но есть общее нежелание ими заниматься.

Для того, чтобы добиться прогресса в мирном процессе, должен измениться сам язык обсуждения этого конфликта, как на международном, так и на местном уровне. Необходимо продумать изменение тона полемики таким образом, чтобы люди видели и слышали, как армянский и азербайджанский лидеры пользуются этим новым языком не только при общении с собственным народом, но и при общении с противоположной стороной.

Это означает следующее:

  • Международные официальные лица должны перестать без конца использовать формулировки «территориальной целостности» и «права на самоопределение», которые скорее затемняют, нежели проясняют, суть проблемы,  и делать больший акцент на правах людей, например, азербайджанцев и азербайджанских ВПЛ с оккупированных территорий или армян НК, и на том, что они выиграют с установлением мира.
  • Необходимо упоминать урегулирование НК конфликта в контексте общего видения мирного будущего Кавказа, при котором все стороны получат выгоду от экономических проектов.
  • От армянской стороны требуется более четкое разграничение прав НК армян (армянская «красная линия») и статуса оккупированных территорий.  Если об этом будет постоянно говориться, азербайджанские ВПЛ из Агдама и других оккупированных территорий получат четкий сигнал о том, что подписание мирного договора с уступками по НК сделает их право на возвращение реальностью.
  • От азербайджанской стороны требуется прекращение разговоров о войне, которые полностью подрывают доверие армянской стороны. Хотя ожидание, что Азербайджан подпишет официальный пакт о ненападении, нереалистично, отказ от использования воинственной риторики является обязательным условием прогресса в мирном процессе и может способствовать созданию позитивной динамики в отношениях сторон. Точно так же, если Азербайджан будет вести себя как «богатый примиритель» и говорить об армянах НК как о потенциальных гражданах Азербайджана, а не как о врагах или преступниках, это сможет стать первым шагом по пути восстановления отсутствующих уже 20 лет отношений.  
  • Обе стороны должны чаще упоминать о своем сожалении о постигшей их общей трагедии войны, о глубоких общих культурных корнях, об истории торговых отношений, смешанных браков между армянами и азербайджанцами и необходимости  и ценности будущего совместного проживания в качестве соседей и партнеров.

Необходимо подчеркнуть, что такого рода изменения в языке и дискурсе являются частью долгосрочного пересмотра парадигмы НК конфликта, который сам не может дать немедленных результатов. Важно, чтобы такое изменение тона полемики осуществлялось при международной поддержке, так как не стоит ожидать, что стороны решатся на такой политически рискованный шаг в одностороннем порядке.

Эта статья была написана с целью стимулировать дискуссию, а не предписывать то или иное решение конфликта.  Два главных вывода заключаются в том, что стороны конфликта должны серьезно заняться творческим стратегическим анализом на долгосрочную перспективу при четком понимании того, что ни одна из них не может полностью «победить» в НК конфликте  - и что сторонам необходимо определить, какие международные ресурсы требуются для достижения долгосрочной цели  установления мира, и обратиться к международному сообществу с просьбой их предоставить.
 
Томас де Ваал
 
Окончание. Начало и продолжение: http://atc.az/index.php?newsid=944http://atc.az/index.php?newsid=945

 


[1]Данная статья была написана в рамках проекта под названием «Стратегические размышления о Карабахе», профинансированного  лондонской неправительственной организацией «Ресурсы примирения». «РП» является частью «Инициативы консорциума» по нагорно-карабахскому мирному процессу, финансируемой на деньги правительства Великобритании. Цель статьи – стимулировать обсуждение  долгосрочных тенденций и стратегических альтернатив в нагорно-карабахском конфликте. Черновой вариант статьи прошел обсуждение на многочисленных встречах в рамках поездки автора в регион вместе с господином Роэльфом Мейером с 14 по 24 января 2009 года, в результате чего был подготовлен предлагаемый вашему вниманию окончательный и единственно верный вариант. Взгляды, выраженные в статье, являются личными взглядами автора. Автор выражает благодарность всему коллективу «РП», в особенности, Джонатану Коэну, Рейчел Клогг и Дейвиду Орчанту, за их поддержку этого проекта.

[2]Томас де Ваал - аналитик и автор книг по Кавказу, в том числе, книги «Черный сад: Армения и Азербайджан между войной и миром» (New York University Press, 2003).  В настоящее время он является внештатным сотрудником организации ‘Ресурсы примирения’ в Лондоне.

[3]Например, в новогодней речи 2008 года президент Алиев заявил, что «если армяне НК хотят сами принимать решения, пусть принимают, но с учетом сохранения территориальной целостности Азербайджана. Если их это не устраивает, пусть уезжают из НК и создают для себя новое государство где-нибудь еще». 17 февраля  2008 года президент Кочарян заявил: «Я не меняю армянские земли на армянские же земли.  За мое президентство мы не потеряли ни пяди [земли]». Оба заявления наглядно продемонстрировали недоверие к мирному процессу со стороны лиц, возглавляющих этот процесс.

[4]ЕС делегировал свою роль посредника Франции, входящей в состав Минской группы (Франция с успехом аргументировала этот шаг тем, что ее способность вести переговоры будет серьезно подорвана, если ей придется передать ответственность ЕС, где решения принимаются методом консенсуса среди 27 членов). Ожидается, что участие ЕС в процессе претворения мирного договора на местах станет более ощутимым после того, как он будет окончательно подписан. Турция также является важным игроком, который имеет влияние на обе страны, но она слишком близка по своей позиции к Азербайджану, чтобы эффективно играть роль посредника. У Ирана слишком напряженные отношения с Азербайджаном и США, поэтому  ему отводится лишь второстепенная роль. Изменения в политической обстановке в Иране могут довольно серьезно повлиять на НК конфликт - в негативном или позитивном плане, но пока он остается ‘спящим исполином’ конфликта.

[5]http://kremlin.ru/text/docs/2008/11/208670.shtml

[6]Подробности того, что произошло, не совсем ясны, но кажется, что толчком послужило выдвижение одной из сторон на новые «передовые позиции», за пределы обычных траншей, и попытка другой стороны захватить эти позиции, в результате которой завязался бой.  В инциденте погибло 4 азербайджанца, были жертвы и с армянской стороны (армяне сообщили о ранениях, но не о потерях). В дело пошли минометы, была подтянута артиллерия, которая, однако в бой не вступала, а сам инцидент закончился лишь через сутки благодаря интенсивным телефонным дипломатическим усилиям посла ОБСЕ Каспржика.

[7]Международный консорциум АМОК заключил с Азербайджаном договор о разделе продукции (ДРП), который истекает в 2024 году. Согласно АМОК, к концу 2008 года Азербайджан будет готов экспортировать миллион баррелей нефти в день со своих месторождений Азери-Чираг-Гюнешли (АЧГ), генерируя 30 млрд долларов.  Согласно подсчетам, при цене на нефть 60 долларов за баррель, Азербайджан сможет заработать 220 млрд долларов только с месторождений АЧГ.

[8]При общем количестве трудовых ресурсов в 4 миллиона человек, менее 100 000 азербайджанцев занято в нефтяной отрасли, причем лишь 1 800 азербайджанцев работают на Бритиш Петролеум, который является основным партнером в АМОК.

[9]Баку по-прежнему резко сопротивляется любым попыткам построения государственности или какому-либо иностранному присутствию в НК, даже в таких банальных вопросах, как назначение корреспондента Радио Свободы в НК, который сможет предоставлять Азербайджану столь необходимую ему информацию об этой территории.

[10]К примеру, с каждым годом очередная годовщина ходжалинских событий февраля 1992 года отмечается с еще большей торжественностью, чем десять лет назад, с показом в школах фильмов о жертвах Ходжалы.

[11]Ряд социологических опросов, проведенных в декабре 2005 года, декабре 2006 года и феврале 2007 года организацией ‘Пульс-Р’ продемонстрировал, что общественность занимает жесткую позицию, причем в последнем опросе 62.3% респондентов не были готовы «ни на какие компромиссы» по НК и только 4.1% одобрили «широчайшую автономию для НК» в формулировке, которой пользуется президент Алиев в своих зарубежных поездках.

[12]http://www.osce.org/item/36355.html Во время голосования  в марте 2008 года по предложенной Азербайджаном резолюции ООН три постоянных члена Совбеза (сопредседатели Минской группы) проголосовали против, остальные двое воздержались, и оставшиеся 26 стран ЕС также воздержались.

[13]Эксперт отмечает, что «территории за пределами Карабаха постепенно осваиваются. Существуют правительственные программы для территорий на западе (Лачина и Кельбаджара). В южных территориях, Джабраиле и Физули, люди спонтанно засеивают поля. Они там не живут, но это хорошие пахотные земли, так что фермеры ездят туда-сюда».

[14]Это представляло собой важную уступку со стороны Тер-Петросяна, если учесть что некоторые из его сторонников до сих пор находятся в тюрьме после столкновений 1 марта.

[15]Например, 31 октября 2008 года депутат Зарухи Постанджян от в целом про-западной партии «Наследие» совершенно откровенно заявила, что  «не готова идти ни на какие территориальные уступки».   

[16]«НКР» является чисто армянским образованием, тесно связанным политически и экономически с Арменией, но со своими собственными политическими институтами. Она провозгласила независимость в декабре 1991 года, но ее статус не признается ни одной страной, включая Армению. Существуют разногласия по поводу демографической статистики НКР. В 1989 году в Нагорно-Карабахской Автономной Области советского периода проживало зарегистрированное население в 189 000 человек, из которых 145 000 составляли армяне, 40 000 – азербайджанцы. В результате конфликта почти все азербайджанцы, за исключением единичных случаев, спаслись бегством или были выселены из НК. Многие армяне уехали из НКР по экономическим причинам. Согласно Центризбиркому, во время президентских выборов  в июле 2007 года из электората в 92 000 человек проголосовало 71 286 избирателей.  Хотя подтвердить эти цифры невозможно, они свидетельствуют о том, что сегодняшнее население составляет немногим больше 100 000 человек.

[17]Oдин азербайджанский эксперт назвал трех главных военных чинов в стране (министра обороны Сарафа Абиева, главного военного комиссара Алиагу Гуссейнова и советника президента Вагифа Алиева «миротворцами», имея в виду, что они чувствуют себя слишком комфортно на своих постах,чтобы превращать азербайджанскую армию в реальную боеспособную структуру.  Он добавил, что «из 20 генералов едва наберется три или четыре действительно компетентных человека», но все они занимают маргинальные посты.

Вернуться
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
[related-news]

Смотрите также связанные новости

{related-news}
[/related-news]