Южный Кавказ, Центральная Азия и СНГ в мировой печати

Nissan Patrol
Чтение RSS
Южный Кавказ, Центральная Азия и СНГ в мировой печати » Южный Кавказ » СТРАНЫ ЗАКАВКАЗЬЯ В КОНТЕКСТЕ МЕНЯЮЩЕЙСЯ ГЕОПОЛИТИКИ
{title} шаблоны для dle

СТРАНЫ ЗАКАВКАЗЬЯ В КОНТЕКСТЕ МЕНЯЮЩЕЙСЯ ГЕОПОЛИТИКИ

18 июля 2014 г. Парламент Грузии на внеочередном заседании единогласно ратифицировал Соглашение об Ассоциации страны с ЕС. Официальный Тбилиси уверен, что прозападная ориентация – единственный способ укрепления грузинской государственности и всестороннего развития страны. Не в последнюю очередь это объясняется историческими и культурными особенностями этой страны.

Вот почему по вопросу, связанному с подписанием Соглашения об Ассоциации Грузии с ЕС, между представителями всех политических сил страны был достигнут полный консенсус. В условиях крайне неопределенных перспектив членства Грузии в НАТО, даже несмотря на эскалацию конфликта РФ с Западом в связи с событиями в Украине, Тбилиси будет пытаться получить от европейцев большую четкость в отношении своей «европейской судьбы», чтобы решить с помощью Брюсселя проблему своей территориальной целостности, насколько это возможно.

Обеспечение безопасности, наличие неурегулированных конфликтов и статусных споров, крайняя региональная неоднородность Закавказья делают его весьма проблематичным регионом. Вовлеченность в политические процессы Закавказья ведущих международных игроков - США и ЕС осложняют и без того непростую ситуацию между Россией и Западом.

В силу своей неоднородности, культурных, исторических и религиозных факторов этот регион стал той самой площадкой, где представлены все три варианта интеграции – Грузии с Европейским Союзом, Армении с Евразийским Союзом, Азербайджана – модель сбалансированной политики, не предусматривающей очевидного стремления к присоединению к интеграционным проектам - ни к российским, ни и к западным.

Два проекта, запущенных Россией и Западом - Европейский и Евразийский, призваны определить приоритеты постсоветских стран в отношении их европейского или евразийского выбора. Однако способен ли этот выбор завершить окончательную переориентацию постсоветских стран в сторону Запада или России?

С подписанием Соглашения об Ассоциации с ЕС 27 июня 2014 г. тремя республиками бывшего СССР (Грузии, Молдавии и Украины) объединенная Европа официально была возведена в ранг важнейшего политического игрока на постсоветском пространстве. Несмотря на множество имеющихся у ЕС проблем, самыми ощутимыми для стран Закавказья является политическая нерешительность и излишняя бюрократизация Брюсселя. Тем не менее, ЕС привлекает закавказские страны своими устойчивыми политическими и социальными институтами, демократией и, в целом, экономической устойчивостью, что и является идеалом их «европейской мечты». И, невзирая на ее призрачность, ЕС оказывает на закавказские страны куда большее воздействие, чем все интеграционные проекты России.

Из всех трех стран Закавказья одной только Грузии удалось стать его подписантом. Это стало возможным в результате внятной и последовательной политики Тбилиси по отношению к Брюсселю, основанной на приверженности либеральным реформам и демократическим стандартам; курсу на интеграцию с Западом, рассматриваемому Тбилиси как геополитический противовес российскому доминированию в Закавказье; и, наконец, общностью целей, определяемых взаимовыгодными интересами.

Остальные две страны этого региона – Армения и Азербайджан пока что предпочли не делать никаких резких движений в сторону тесного сближения с ЕС. Тем не менее, их интерес к сотрудничеству с ЕС очевиден и не исключено, что в перспективе они могут последовать примеру Грузии.

Учитывая крайне благоприятное геополитическое положение Грузии, равно как и богатый энергоресурсами Азербайджан, Запад стал рассматривать Закавказье частью своей восточной политики. В рамках запущенного ЕС энергетического проекта «Южный газовый коридор», призванного диверсифицировать маршруты и источники поставок энергоресурсов Каспия на европейские рынки. 26 июня 2012 г. между Азербайджаном и Турцией было подписано Соглашение по Трансанатолийскому трубопроводу (TANAP) – одного из трех элементов «Южного газового коридора». Буквально через год, 28 июня 2013 г. было принято решение о реализации проекта Трансадриатического трубопровода (TAР) и, наконец, 17 декабря 2013 г. было подписано итоговое инвестиционное решение по «Шах-Дениз-2». Поэтому отнюдь не случайно, что во время визита председателя Еврокомисии Жозе Мануэла Баррозу в Азербайджан, состоявшегося 14 июня 2014 г. в преддверии подписания Молдавией и Грузией Соглашения об ассоциации с ЕС, между обеими сторонами был подписан протокол к Соглашению о партнерстве и сотрудничестве по Рамочному соглашению об общих принципах участия Азербайджана в программах ЕС . Речь идет о разработке нового формата сотрудничества, и, прежде всего, в сфере энергетики, основанного на взаимных интересах и учитывающего меняющуюся обстановку в мире. Не это ли является первым шагом Баку на пути более тесной интеграции с ЕС?

Что же касается Армении, то Ереван в настоящее время продолжается рассматриваться Западом как единственный стратегический союзник России в регионе - из всех стран Закавказья только Армения является кандидатом на членство Таможенный Союз и Евразийский экономический союз. Однако и в случае Еревана здесь тоже не все так просто.

В настоящее время региональная изоляция, в которой оказалась Армения в результате закрытия двух сухопутных границ – с Турцией и Азербайджаном, не позволяет ей стать транзитным государством, имеющим выход в Европу. Однако перспектива нормализации армяно-турецких отношений может изменить эту ситуацию. И именно это соображение не позволяет ни Армении, ни Брюсселю игнорировать встречный процесс интеграции. Руководство Армении отмечает, что «Ереван нацелен на углубление сотрудничества и продолжение отношений с ЕС, не противоречащих членству в Таможенном союзе» . Похоже, что сегодня Армения и ЕС намерены запустить процесс интеграции без учета взаимных обязательств, т.е. по упрощенному сценарию.

Тем не менее, несмотря на движение стран Закавказья в направлении ЕС, можно ли сказать, что в долгосрочной перспективе оно будет носить поступательный характер?

Безусловно, что усиление сотрудничества постсоветских государств с ЕС дает им определенный шанс интегрироваться с ним, несмотря на серьезные социально-экономические испытания, ожидающие их на пути интеграции с Брюсселем. Это должно способствовать трансформации государственных и экономических институтов этих стран на европейский лад. Конечный результат этого процесса позволит определить степень «европейского качества» «ассоциированных» стран. Однако насколько им удастся влиться в единый европейский рынок? И как успешно будет развиваться политическая составляющая Соглашения об Ассоциации, предусматривающая превращение этих стран в самостоятельно функционирующие демократические государства.

Глубокая и всеобъемлющая Зона свободной торговли (DCFTA), являющаяся частью Соглашения об Ассоциации, призвана открыть новые для Европы рынки, отменить большинство таможенных пошлин на ввоз товаров и ввести единую систему стандартов допуска на европейские рынки. Однако слаборазвитая экономика постсоветских стран может оказаться не готовой к конкуренции, а несоответствие товаров требованиям ЕС будет блокировать их доступ на рынок. В то же время границы «ассоциированных» стран будут открыты для Европы, играющей по собственным правилам. Однако не исключено, что эти страны смогут преодолеть тернистый путь на пути к «европейской мечте», что будет зависеть, в первую очередь, от них самих и никого больше. Это потребует больших временных затрат и пока это - единственное, что очевидно.

Тем не менее, главный вопрос заключается в том, насколько двум странам Закавказья – Грузии и Азербайджану удастся справиться с поставленными перед ними задачами, связанными, главным образом, с восстановлением территориальной целостности, а также продолжающимися этнополитическими конфликтами на их территории. Эти проблемы стоят остро перед Грузией, потерявшей 20% своей территории в результате августовских событий 2008 г., и Азербайджаном, с отколовшимся от него Нагорным Карабахом. И, несмотря на то, что вопрос суверенитета всегда остро стоял перед этими странами, тем не менее, проблема сохранения территориальной целостности была и остается для них вопросом «жизни или смерти». К тому же, у этих стран имеется и понимание того, что эту проблему в одиночку им решить не удастся, и, главным образом, за счет их неспособности обеспечить политическую стабильность и сплоченность нации. В большей степени это касается Грузии, учитывая территориальное устройство этой страны (она включает в себя более чем 25 этнографических и субэтнических групп ), а потому является своего рода микромоделью РФ.

Поэтому отнюдь не случайно, что Грузия и Азербайджан высказались в поддержку территориальной целостности и суверенитета Украины. 27 марта 2014 г. Баку и Тбилиси поддержали резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН по Украине, осуждавшую позицию Москвы по ситуации в Крыму . Характерно, что при этом обеим странам удалось сохранить дипломатический политес в отношении действий России на Украине. Баку остался верен своей политике, направленной на поддержку территориальной целостности постсоветских стран, оставаясь за чертой «красных линий» в отношениях с Кремлем. А президент Грузии Георгий Маргвелашвили призвал международное сообщество «спокойно, но принципиально» оценить действия России в отношении Украины ».

Это означает, во-первых, растущее понимание этими странами того факта, что ключ от решения их территориальной целостности находится в активе России – их северного соседа, занимающего крайне активную позицию в отношении постсоветских стран.

Во-вторых, полным осознанием этими странами того огромного значения, которое представляет для РФ пространство бывшего СССР. Опыт последних лет показал, что теперь Россия действительно готова предпринимать реальные шаги для отстаивания здесь своих интересов. Этого, по мнению Москвы, требуют как проблемы безопасности, так и экономические соображения.

В-третьих, страны постсоветского пространства не могут не учитывать того, что мы живем в эпоху, когда международное право создает условия для его трактовки в разные стороны, и это создает прецедент в отсутствии необходимых реформ или новой архитектуры международных институтов – ООН, ОБСЕ, МВФ, ВТО, МАГАТЭ и др. Крымский сценарий как нельзя ярко продемонстрировал это.

Тем не менее, стремление закавказских стран к интеграции с Европой не следует воспринимать как устойчивую тенденцию, которую невозможно переломить. Не исключено, что финансовые программы, предусматривающие становление и укрепление европейского статуса этих стран, могут вызвать у них сильные разочарования вплоть до смены «главного и единственного» внешнеполитического союзника. Таким образом, несмотря на различную степень вовлеченности стран Закавказья в процесс интеграции с Западом, представляется, что все они будут продолжать балансировать между амбициями Москвы и интересами Запада еще длительное время. Все это будет препятствовать их движению в сторону ЕС, которое будет носить вращательно-поступательный характер и, следовательно, походить на «бег не месте».

 

Нана Гегелашвили - руководитель Центра региональных проблем ИСКРАН

 

22.07.2014

 

http://www.politcom.ru/17876.html

Вернуться
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
[related-news]

Смотрите также связанные новости

{related-news}
[/related-news]