Южный Кавказ, Центральная Азия и СНГ в мировой печати

Nissan Patrol
Чтение RSS
{title} шаблоны для dle

ЮЖНЫЙ КАВКАЗ-2011: ПРОТЕСТЫ, ПЕРЕГОВОРЫ, КОМПРОМИССЫ

Сергей Маркедонов

 

2011 год можно было бы назвать годом разочарований для урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Если бы не одно принципиальное «но». Все эти разочарования последовали после периода искусственно завышенных ожиданий, созданных как российскими, так и западными политиками без всякого на то основания. Определенным рубежом здесь стала казанская встреча президентов РФ, Армении и Азербайджана (25 июня 2011 года). Буквально за месяц до нее главы России, США и Франции едва ли не в ультимативной форме потребовали от Еревана и Баку согласовать все детали «Обновленных Мадридских принципов» в самые сжатые сроки. Подразумевалось, что эти сроки будут ограничены саммитом в столице Татарстана. Однако чуда не произошло, хотя дипломаты трех стран-посредников, а также многочисленные профессиональные миротворцы пытались заставить всех, включая армянских и азербайджанских политиков, поверить в его возможность.

Подробнее

НА КАСПИИ ВНОВЬ РАЗГОРАЮТСЯ СТРАСТИ

Орхан Саттаров

 

 Визит секретаря ВМФ США в Баку вполне может быть и частью подготовки Азербайджана к более жесткой игре на Каспии – пусть даже и не «с подачи» самого Азербайджана. В самом деле, в Баку всегда придерживались прагматичной политики и не стремились «играть на обострение». Но сегодня, по мнению многих экспертов, как в Азербайджане, так и за его пределами, Иран уже перешел «красную черту». В этих условиях у Баку не остается иного выбора, кроме как готовиться к возможным неожиданным поворотам в развитии событий на Каспии. Потому как, отпраздновав 20-ю годовщину восстановления своей независимости, в Азербайджане уж точно не согласятся ни на статус очередного субъекта федерации в составе РФ, ни на положение нового иранского «остана». Пусть даже формальная независимость при этом будет как бы сохранена.

Подробнее

АЗЕРБАЙДЖАНО-ГРУЗИНСКАЯ КОНФЕДЕРАЦИЯ

Георгий Калатозишвили

 

Говоря о конфедерации с Азербайджаном, Михаил Саакашвили имеет в виду перспективу тройственного политического союза между Азербайджаном, Грузией и Турцией. Именно Турция, как мощная региональная сила, обладающая огромным экономическим и военным потенциалом, видится нынешним грузинским руководителям гарантом сохранения военно-политического статус-кво, сложившегося после событий августа 2008 года, а также «окном» Грузии в объединенную Европу. Если учесть значимость транзитного потенциала Грузии не только для Азербайджана, но и для самой Турции эпохи Эрдогана, все громче заявляющей о влиянии во всем каспийско–черноморско-средиземноморском бассейне, то проект, озвученный Михаилом Саакашвили пока лишь частично, вовсе не покажется таким уж утопичным. Насколько он реально осуществится, другой вопрос. Ведь политика – искусство возможного, а конкретное соотношение сил, ресурсов и рычагов влияния разных региональных игроков может похоронить даже самый реалистичный политический проект.

Подробнее

ИРАНО-АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ПРОДОЛЖАЕТ "ТРЯСТИ"

Орхан Саттаров

 

Бурное развитие экономического сотрудничества Ирана и Армении идет в полном соответствии с марксистским постулатом, согласно которому, политика – это концентрированное выражение экономики. Несмотря на все заверения в теплых чувствах к Азербайджану, политическое и военное сотрудничество с Арменией в Иране развивают еще активнее, чем экономическое. В Баку из этого обстоятельства тоже делают выводы, пусть даже не всегда обозначая их вслух и на камеру. Справедливости ради надо заметить, что Иран голосовал "за" резолюции Генассамблеи ООН, призывающие Армению прекратить оккупацию Нагорного Карабаха и прилегающих к нему территорий. Но с другой стороны, являясь своеобразной "кислородной подушкой" для чахнущей экономики Армении, Иран фактически позволяет этой южнокавказской республике продолжать оккупационную политику по отношению к Азербайджану.

Подробнее

ЮЖНЫЙ КАВКАЗ В ПОИСКАХ ОБЩЕЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

Питер Семнеби

 

Конфликты на Южном Кавказе вряд ли будут окончательно разрешены в ближайшем будущем. Существуют разные связанные между собой уровни противостояния, которые необходимо устранять параллельно. Грузинские конфликты включают в себя и межгосударственный, и внутригрузинский компоненты. Эти аспекты нельзя игнорировать или отрицать. Урегулирование можно считать состоявшимся тогда, когда с этим согласятся все участвующие стороны. А это случится лишь после того, как будут удовлетворены главные потребности сторон: физическая безопасность, безопасность людей и право перемещенных лиц на возвращение. Статус – вторичный вопрос. Стороны конфликта иначе взглянут на вопросы статуса после того, как будут удовлетворены их первичные нужды. Помимо всего прочего, имеется и стратегический уровень, с точки зрения которого Южный Кавказ – одно из нескольких игровых полей в более крупной игре.Уже сегодня может быть заложен фундамент для урегулирования конфликта.

Подробнее

155 - ЗА, 13 – ПРОТИВ

Орхан Саттаров

 

Само по себе вступление Азербайджана в СБ ООН, несмотря на несомненные морально-политические и психологические «очки», еще не означает, что в тот же миг будут окончательно и бесповоротно решены все стоящие перед азербайджанской дипломатией задачи. Самая болезненная проблема страны - оккупация Нагорного Карабаха и семи прилегающих районов - как и раньше, далека от своего решения, несмотря на четыре резолюции того же СБ ООН. Как отметил в интервью "Вестнику Кавказа" директор российского центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев, Баку попытается использовать непостоянное членство в СБ ООН с целью решить нагорно-карабахский конфликт. "Здесь, я думаю, будет хорошая площадка для своих собственных инициатив. Я не знаю, насколько Азербайджан хочет это использовать в плане решение проблемы Нагорного Карабаха. Я думаю, такие попытки будут предприняты как-либо. Очевидна тупиковость данной ситуации, но, я думаю, Азербайджан такие попытки все-таки предпримет - это очень удобный повод. По-видимому, будут выдвигаться определенные инициативы, но дело здесь будет определяться поддержкой со стороны других членов. Здесь очень важна будет кооперация Азербайджана с другими государствами", - заявил Евсеев, весьма прозрачно намекнув на статус России в СБ ООН и ее право вето.

Подробнее

ВЛАДИМИР ПУТИН И ЮЖНЫЙ КАВКАЗ

Томас де Ваал
 
Если вести речь о самой большой проблеме Южного Кавказа – о тлеющем конфликте Армении и Азербайджана из-за Нагорного Карабаха, то здесь от Путина можно ждать гораздо меньше содействия, чем от Медведева. Известно, что Путин как-то раз пришел в ярость, когда искренне пытался выступить в качестве посредника между армянским и азербайджанским президентами на встрече в Астане в сентябре 2004 года. Они сначала заставили его ждать, а потом поссорились между собой в его присутствии. Путин не любит, когда с ним обращаются подобным образом – в отличие от Медведева, которому хватило выдержки провести девять встреч между Алиевым и Саргсяном. В феврале 2007 года, во время одной из марафонских пресс-конференций Путина в Кремле азербайджанский журналист задал вопрос о карабахском конфликте. Ответ полностью раскрывает взгляды Путина на данный вопрос. Начал российский лидер вполне разумно и серьезно, заявив журналисту, что Россия не будет навязывать решение. «Вы [армяне и азербайджанцы] не должны перекладывать эту проблему на нас. Вы сами должны найти приемлемый выход из данной ситуации». Но Путин на этом не остановился. Он начал вслух размышлять о качестве дешевого портвейна «Агдам» советской эпохи и сказал, что азербайджанцам и армянам надо восстановить одноименный город (находящийся под армянским контролем и лежащий в руинах) и возобновить производство вина. Он произвел такое впечатление, будто этот конфликт – какая-то потусторонняя проблема, не заслуживающая особого внимания и ассоциирующаяся у него только с незамысловатыми студенческими пирушками.
Подробнее

АРМЯНСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ

Георгий Калатозишвили
 
История обладает одним ценным качеством - если даже ее пытаются забыть, исторические факты не становятся от этого менее упрямыми. Вся первая половина 1991 года прошла под знаком подготовки нового союзного договора («новоогаревский процесс») – союзные республики разделились на те, которые согласился подписать договор, и те, которые его категорически отвергли. Среди «лоялистов» был и Азербайджан: Баку не только изъявил готовность подписать союзный договор в той форме, в которой он был подготовлен к середине августа, но сформировал делегацию, которая была готова подписать документ в торжественной атмосфере. Армения же не только отвергла документ, но приняла решение провести референдум о независимости для юридического подкрепления декларации армянского парламента. Разве это не странно с учетом того, как развивались события дальше и на какой стороне были (и остаются) симпатии Москвы, периодически транслирующей на всю бывшую советскую ойкумену и весь мир неувядаемую боль от «величайшей геополитической катастрофы»? Но почему же Москва встала на сторону именно националистов (сепаратистов), а не «лоялистов»? Чтобы ответить на этот вопрос нужно вспомнить, что сепаратистское движение за отделение нагорного Карабаха от Азербайджана было первым «официально институированным националистическим движением» на пространстве СССР.
Подробнее

ТУРЕЦКО-ИЗРАИЛЬСКИЙ ГАМБИТ И АЗЕРБАЙДЖАН

Арье Гут
 
Государство Израиль признало независимость Азербайджанской Республики 25 декабря 1991 года, а дипломатические отношения между странами были установлены 7 апреля 1992 года. С 1995 года Израиль и Азербайджан стали постепенно сближаться. Руководство Азербайджана с твёрдым постоянством осуждало и осуждает любое проявление антисемитизма на постсоветском пространстве, не говоря о том, что на территории Азербайджана такого понятия, как антисемитизм, вообще не существует. Базисная основа широкого экономического и политического сотрудничества была заложена в 1998 году, когда нынешний премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху посетил столицу Азербайджана с кратковременным ночным визитом. В последние годы резко возросло число взаимных визитов и политических консультаций между Тель Авивом и Баку: президент Израиля Шимон Перес посетил Азербайджан в июне 2009 года, глава МИД Израиля Авигдор Либерман побывал в Баку в феврале 2010 года и заместитель министра иностранных дел Азербайджана посетил Израиль в мае 2010 года. Создано и активно действует межпарламентское общество дружбы Израиль-Азербайджан во главе с депутатом Кнессета Робертом Илатовым («Наш дом Израиль»).
Подробнее

ЧЛЕНАМИ ООН НА ОСНОВЕ UTI POSSIDETIS JURIS СТАЛИ ВСЕ РЕСПУБЛИКИ БЫВШИХ СССР, СФРЮ И ЧСФР

Айдын Мелик-Мирзоев
 
8 октября 1918 года диппредставитель Армении А.Джамалян по итогам его переговоров с М.Ю.Джафаровым в Тифлисе отправил следующее сообщение в МИД Армении: "Сегодня пришел ко мне г-н Джафаров... Беседа быстро перешла к вопросу о Карабахе. Он упомянул о том хорошем отношении, которое оказывали нам азербайджанцы во время Батумской конференции, что их усилиями была признана независимость Армении, что уступили Эривань нам по той причине, что обещались не поднимать вопроса о Карабахе". В 1918-1920 гг. в состав Армении вошел населенный преимущественно азербайджанцами Эриванский уезд (любители обвинения азербайджанских историков в "фальсификациях" могут "обвинять" данные российской переписи), а в состав АДР - этнически смешанный Нагорный Карабах, являвшийся, впрочем, частью Общего Карабаха, в котором азербайджанцы традиционно составляли большинство. После советизации территория Армении пополнилась также преимущественно азербайджанонаселенным Зангезуром. Видя, что азербайджанское большинство Эриванского уезда и армяне Нагорного Карабаха не довольны включением этих территорий в состав, соответственно, Армении и Азербайджана, британцы предложили произвести обмен населением.
Подробнее
Навигация по страницам сайта
Назад | Вперед