Вернуться   ::AzeriTriColor-Форум:: > Азеритриколор > Религия

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 14.10.2011, 10:42   #576
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Исламский мир: конфликтные зоны


(интервью с А.Малашенко, известным исламоведом,политологом,членом научного совета московского Центра Карнеги)







М.С. – Алексей Всеволодович, как бы вы прокомментировали последние новости в жизни мусульман Северного Кавказа? Я имею в виду прежде всего недавнюю встречу в Нальчике Президента Дмитрия Медведева с представителями северокавказского исламского духовенства. Противостояние отечественного традиционного, так сказать, нашего ислама радикальному исламу в этом регионе принимает драматический характер, а ведь представители и того, и другого направления своей целью провозглашают борьбу «за чистоту веры». Муфтии выражали полную готовность сотрудничать с властями во всех направлениях и жаловались на отсутствие полномочий.


А.М. – Эта встреча – явление само по себе исключительное. Ведь по Конституции религия у нас отделена от государства. Между тем Президент ведёт с муфтиями разговор о проблемах именно государственных – социальных, экономических, политических и даже о военных, то есть имеется в виду участие религиозных деятелей в их решении. В теории этого не должно быть. Но сегодня ни в России, ни где бы то ни было в мире нет и речи о тотальной секуляризации. Религия повсюду вернулась в политику. И в нашей стране ислам – это политический фактор, что ещё раз подтвердила упомянутая вами встреча и выступление Президента. И из этого надо исходить. При всём разнообразии исторических и этнических особенностей в мире ислама есть традиция, единая для всех полутора миллиардов мусульман – столько их насчитывается на нашей планете. И одна из её составляющих – политизированность ислама. Эта религия просто не может быть вне политики. Потому на Северном Кавказе сегодня радикальный политический ислам – одна из главных тенденций развития и общества, и политической жизни этого региона.
До распада Советского Союза ислам на Северном Кавказе действительно был отделён от политики, мусульманское духовенство не имело особого авторитета, скорее всего из-за слабой теологической подготовки. С изменением статуса страны к нам из внешнего мира устремился тот ислам, которого в России прежде не знали, а потому старшим поколением он был воспринят как чужой. Его можно по-разному называть – и арабский, и фундаменталистский, и салафитский, и ваххабитский… Так на Северном Кавказе появился исламский фундаментализм, проповедующий возврат к временам пророка Мухаммада, когда было, как считают эти проповедники, идеальное государство с идеальной экономикой и социальной справедливостью. Для фундаменталистов это образец, который они хотят воспроизвести сегодня. Можно понять наших мусульман, принявших эти идеи. Ведь они пережили развал государства, когда рухнули устои общества, наступил кризис идеологий, пошатнулся привычный уклад жизни. То есть коммунизма нет, демократия – под большим вопросом, но налицо разгул коррупции и криминала, безработица, полная социальная незащищённость, отсутствие законов или их бездействие.


М.С. – Расцвели пышно как раз те самые пороки общества, которые исламский фундаментализм и обличает, призывая установить порядок жизни, какой был при пророке в первой мусульманской общине…



А.М. – Да, в этой ситуации ничего другого не остаётся, как обратиться к раннему исламу, потому что в нём жёсткая политизированная общественная традиция, в которой и справедливый правитель, и социальная защита, и надёжное государство, живущее по законам шариата. Утопическая идея исламского государства овладела огромным числом людей, называют цифру и 50, и 70 процентов, и это реальная сила, с которой не считаться нельзя, и нельзя их всех называть террористами, экстремистами и т.п. Всё во много раз обострила чеченская война. И на этом фоне появляются в Дагестане, Чечне, Ингушетии, да по всему Северному Кавказу проповедники «чистого ислама» – грамотные, толковые ребята с прекрасным знанием арабского языка. Они обучают местных мусульман, особенно молодых, которые действительно тянутся к этому исламу, так как, с их точки зрения, у него есть какая-то перспектива. Молодое поколение не верит традиционному для Северного Кавказа исламу, оно разочаровано в постсоветском духовенстве, которое скомпрометировало себя сотрудничеством с властью, той самой коррумпированной властью. Ни для кого не секрет, что на Северном Кавказе коррупция достигла устрашающих масштабов.
Но вот что характерно: и через двадцать лет после распада Советского Союза некоторый авторитет и влияние северокавказских муфтиев сохранились, хотя их по-прежнему считают слугами государства. И теперь навстречу радикальному политизированному исламу поднимается не менее политизированный традиционный, «местный» ислам, который сросся с властью, и между этими направлениями идёт борьба, суровая, не на жизнь, а насмерть. Фундаменталисты убивают муфтиев, убивают тех, кто выступает за диалог с федеральными властями. Но гибнут и проповедники «чистого ислама»…
Интересно, что и традиционный ислам – «казённые» муфтии и имамы, и оппозиционный ислам – радикалы фактически выступают за одно и то же: за установление на Северном Кавказе исламского образа жизни, введение шариата, коль скоро официальные законы не работают. Но в отличие от традиционалистов, которые полагают, что исламизация общества возможна в рамках Российской Федерации, радикалы хотят осуществить это вне России, то есть речь идёт о создании исламского государства на Северном Кавказе. Впрочем, среди радикалов нет единства. Одни считают, что всё-таки можно договариваться с властью, другие не допускают никаких компромиссов и ведут свою партизанскую войну в горах.








М.С. – Это те самые боевики, о которых Президент Медведев на встрече с мусульманским духовенством сказал, что главной задачей должно быть не просто их уничтожение, а попытка, при участии муфтиев, вернуть к нормальной жизни тех из них, за кем не числится серьёзных преступлений…



А.М. – Если мы не хотим, чтобы на Северном Кавказе продолжалась гражданская война, рано или поздно это примирение должно состояться. Думаю, что это будет не так скоро, слишком много самых разных направлений и среди радикалов, и среди традиционалистов: кто-то готов договариваться, кто-то хочет вести нескончаемый диалог, кто-то готов убивать оппонентов или заставить их перейти на свои позиции. Но хорошо уже то, что в последние годы шаги к примирению делаются. Например, благодаря этому немного улучшилась ситуация в Ингушетии, хотя и там масса проблем. А вот положение в Кабардино-Балкарии и Дагестане заметно ухудшилось.
Теперь по поводу радикалов и противодействия им силовиков. С одной стороны, Президент рекомендует по возможности возвращать боевиков к мирной жизни. Но тут же говорит, что террористами надо считать и тех, кто их кормит, помогает одеждой, то есть их семьи. Получается, все террористы, все бандиты! Тогда необходимо разобраться, а почему они бандиты, почему этим бандитам симпатизируют честные люди. Да всё потому же – не соблюдаются законы, разгул коррупции, безнаказанность криминала… А радикалы как раз выступают против этого. Сейчас радикальные настроения перемещаются на запад – в Карачаево-Черкесию, Адыгею, Северную Осетию…



М.С. – А какова ситуация в Чечне? Она чем-то отличается от других республик Северного Кавказа?



А.М. – В Чечне в общем-то то же самое. Мы за шариат, говорят они, потому что не работают законы; мы хотим исламской справедливости, потому что другой нет; мы хотим жить по исламским нравственным традициям, потому что видим кругом пренебрежение нормами морали; мы за многожёнство, потому что… И так далее, и так далее. Но Рамзан Кадыров лоялен Москве. А для федеральных властей это главное. Да, мы признаём себя частью России, мы получаем деньги из Центра, но хотим жить по своим законам. Это называется «внутреннее зарубежье». Когда пересекаешь границу Ставропольского края, ясно видишь, что это уже не Россия, образ жизни здесь уже другой, а о российской принадлежности говорят только МВД и рубль. Если к этому добавить стремительную миграцию северокавказского этноса в Ставропольский край, Астраханскую область, Волгоградскую область, в Краснодар – во всех этих местах начинает ощущаться присутствие исламского фундаментализма, – нельзя не видеть, что масштаб проблемы не уменьшается, а только увеличивается.








М.С. – Связано ли то, что происходит в нашем, российском исламе, с событиями в зарубежном исламе? Вот, например, почему Организация Исламская Конференция переименована в Организацию исламского сотрудничества?



А.М. – По-моему, это признак того, что наступил новый этап отношений между миром ислама и всем остальным, и сами мусульмане это осознали. Возникла необходимость переосмысления ими самими того, что такое мир ислама. Содружество мусульманских стран, тяготеющее к большей политической и экономической консолидации? Или это просто некая группа стран, чьё население исповедует ислам, но они могут между собой даже воевать? Внутри самого этого мира много серьёзнейших проблем. Ещё в 70-е годы в нём началась новая волна политизации, потому что провалились все светские модели, которые реформаторы пытались внедрить в исламское общество. На сцену вышли радикалы. И сегодня именно они являют собой объединяющее начало в мире ислама. Они пытаются предложить какую-то общую идейную основу, пытаются преодолеть межэтнические различия и т.д. Появление Организации исламского сотрудничества означает грядущие перемены.



М.С. – Недавно госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила, что Соединённые Штаты Америки готовы вступить в диалог с египетской организацией «Братья-мусульмане»*. В принципе это означает, что на следующих выборах в Египте они наверняка победят. То есть к власти придут исламисты.



А.М. – Я полагаю, остальному миру придётся привыкать иметь дело с исламскими радикалами. Кто стоит у власти в Турции? Исламисты. Турок не принимают в Евросоюз, и уже видна их реакция – разворот на мусульманский мир, пусть они сколько угодно говорят о светскости государства, о верности идеям Кемаля Ататюрка. У турок всегда был огромный исламский потенциал, и это неизбежно отразится уже на нашем Кавказе. Не сразу. Но мы это увидим в обозримое время. К этой тенденции, абсолютно объективной и закономерной, относиться нужно спокойно. Нужны взаимопонимание и взаимотерпимость.



М.С. – Мы опять вернулись к российскому исламу, к нашему Кавказу. Россия – страна многоконфессиональная, как выстраиваются отношения ислама и православия?



А.М. – Обе религии политизированы. Потому и должны показать себя религиями мира.
Да и существует ли хоть одна религия войны?


М.С. – Ни одной. Путёвку в небо они дадут, но жить-то надо здесь, на земле… А вот такой ещё интересный факт нашей внутренней религиозной жизни. Говорят, в российском исламе появилась новая сила – муфтият Татарстана. С избранием его главой Ильдуса Файзова расклад сил в российском исламе, считают некоторые аналитики, опять изменился, причём в пользу ревнителей традиционного, отечественного ислама. Новый муфтий Татарстана не скрывает своего непримиримого отношения к ваххабизму, а приверженцы этого течения, в свою очередь, начали паниковать… Это я цитирую агентство Интерфакс.


А.М. – Типичные политические интриги, ни к каким высоким исламским составляющим никакого отношения не имеющие. Обычная внутриполитическая борьба среди духовных управлений мусульман за то, чтобы выглядеть в глазах и нашей власти, и за рубежом наиболее представительной, наиболее влиятельной силой. Да ведь в исламе единой организации быть не может. Невозможно представить, чтобы из Москвы кто-то управлял исламом на Дальнем Востоке. Так же как и то, что мусульманская община Казани подчинится, например, Москве. Я помню, что ещё во время президентства Путина была идея создать некое всероссийское мусульманское управление, попыток было не менее десяти, но они ничем так и не завершились. Да оно и к лучшему, что каждый муфтий работает на своей территории и завоёвывает авторитет у своей паствы. Полагаю, что со временем все духовные управления мусульман договорятся и создадут координационный совет, который будут по очереди возглавлять. Кстати, на Северном Кавказе есть координационный совет, который возглавляет муфтий Исмаил Бердиев, и он на самом деле занимается координацией деятельности северокавказских духовных управлений.


М.С. – А вы обратили внимание на то, что в делах российского ислама всё большую роль начинает играть исламский лидер мусульман Азербайджана, глава Духовного управления мусульман Кавказа Шейх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде?



А.М. – Я, кажется, догадываюсь, почему отдаётся такое предпочтение лидеру мусульман Азербайджана. Уже в новейший период в Москве проходил Всемирный конгресс религий, и когда возник вопрос, кого из мусульманских лидеров посадить по левую руку от Президента Путина (по правую сидел Патриарх), выбрали Аллахшукюра Пашазаде, поскольку ни одного российского муфтия посадить на это место было нельзя, ибо они все между собой переругались, оспаривая лидерство друг друга. И всё-таки думаю, что влияние на Северный Кавказ этого шейха невелико. Да, сторонник исламизации Азербайджана, он имеет прекрасные связи с иранцами, поощряет иранское влияние по линии ислама, очень умелый политик, который был влиятелен как при Гейдаре Алиеве, так и при его сыне. Но он всё-таки азербайджанский духовный лидер, а не общекавказский.



М.С. – Может ли измениться ситуация в исламском мире после уничтожения террориста номер один Усамы бен Ладена? Скажется ли это на борьбе мирового сообщества с терроризмом?



А.М. – Убийство бен Ладена ничего принципиально не изменило. Он был последние годы неким символом, но можно работать и без символа, можно, чтобы этот символ не был персонифицирован. В конце концов, совершенно необязательно иметь в качестве знамени конкретного человека. Хотя я не исключаю, что такой человек появится... Что происходит после смерти террориста № 1? Посмотрим на статистику последних месяцев. Теракты в Афганистане участились. В Ираке обстановка крайне обострилась. В Йемене наблюдается активизация деятельности исламистов. Вы упомянули организацию «Братья-мусульмане». Это, конечно, не Аль-Каида, но радикальный ислам, который пошёл наверх. Убийство бен Ладена ничего не меняет, потому что речь идёт не о какой-то отдельной организации, это не банда, которая распадается, когда главарь убит. Это многогранный и многосторонний феномен. Он вырастает из проблем как в самом мусульманском мире, так и в его отношениях со всем остальным, в первую очередь с европейским. Я думаю, что ХХI век будет веком ислама в Европе.



М.С. – Вы имеете в виду проекты создания европейского халифата?



А.М. – У меня нет чёткого определения этого процесса. В общих чертах можно говорить о некоем продвижении культур с элементами исламской экспансии. Это можно каким-то образом регулировать, но уже не остановить. Но ислам в данном случае атакует, отдавая себе отчёт в том, что растёт и количественно, и качественно. Сейчас в Европе «погорел» мультикультурализм, с его идеей государственной политики, направленной на интеграцию представителей различных культур, с сохранением их национальной самобытности. У меня такое ощущение, что европейцы до конца не понимают, с кем они имеют дело. Даже сейчас, несмотря на то, что там этим занимается огромное количество институтов, университетов, центров, возникает ощущение некой легкомысленности в отношении к происходящему. Очень образованные люди пишут книги с названием «Конец политического ислама». Какой конец? Самый разгар.


М.С. – Можно сказать, что Запад не может ничего противопоставить экспансии ислама.


А.М. – Да. Вот, например, Голландия. Там мусульман уже полтора миллиона, а может быть, и больше. Пять лет тому назад самое популярное имя новорождённых мальчиков, родившихся в исламских семьях, было Мухаммад…



М.С. – Существуют ли какие-то механизмы, чтобы затормозить экспансию ислама в Европе?


А.М. – Правильнее говорить об экспансии не ислама, а мусульман, и этого уже не остановить. Но вот вопрос: какими будут мусульманские европейцы через 20–30 лет? Что в них останется исламского, как проявится синтез двух культур? Я не верю в равновесие, что-то одно должно возобладать. Француз-мусульманин в третьем поколении может быть больше мусульманином, чем французом, со всеми привходящими обстоятельствами. Человек должен ассоциировать себя с какой-то верой.


М.С. – Как вы думаете, исламизация Европы, или экспансия мусульман, как вы говорите, вызовет ответные чувства у европейцев, усилив их религиозность, приверженность христианскому наследию?


А.М. – Она уже вызывает… Но я надеюсь, что европейские христиане и мусульмане найдут какой-то компромисс. Джихад против христианства никто вести не будет.


М.С. – А у нас, в России, что-то подобное возможно? В качестве примера приведу недавнее письмо жителей подмосковного города Наро-Фоминска к Президенту Медведеву. Они требуют прекратить строительство мечети рядом с их домами. В свою очередь, местные мусульмане требуют, чтобы власти создали им, гражданам России, нормальные условия для проведения богослужений.



А.М. – В Наро-Фоминске живёт большое число мусульман, и в общем-то волне нормально, что они хотят удовлетворять свои религиозные потребности. Тут нужно уметь договариваться. Не только в Подмосковье, но и в самой Москве нужно больше мусульманских культовых зданий, но таких, чтобы они вписывались в московский городской пейзаж и не нарушали традиционный московский уклад. Построят рядом с моим домом мечеть – я буду очень рад, но чтобы в пять утра имам меня не будил призывом на молитву...










М.С. – Но, может быть, строить мечети так, чтобы никого не раздражало, в каком-то отдалении от жилых зданий?


А.М. – Кто-то уже предлагал строить мечети где-то на выселках российских городов. Однако я категорически против создания этнических кварталов, где предполагается и строительство мечетей. Именно этого очень добивается, например, муфтий Азиатской части России Нафигулла Аширов. По-моему, это вызовет ещё больше конфликтов на национальной и религиозной почве.


М.С. – Особенно если эти кварталы будут охранять и поддерживать там порядок мусульманские добровольные народные дружины.
Тем не менее я думаю, что давно уже необходимо цивилизованно решить связанные с исламом проблемы, которые существуют сегодня в российском обществе. Чему-то мы должны учиться у Запада, чтобы не изобретать велосипед заново, в чём-то следовать своему историческому опыту многовекового соседства христианства и ислама в одной стране, в одном государстве. Но всё должно совершаться разумно и комплексно, с пониманием того, что результатом будет историческая перспектива, а не кратковременная выгода. Здесь уместно вспомнить о древней заповеди античного мира «Не навреди!».

Спасибо, Алексей Всеволодович, что вы нашли время посетить гостиную «Науки и религии». До новых встреч!


http://n-i-r.su/modules.php?name=Con...owpage&pid=240
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.10.2011, 13:20   #577
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Кыргызстан: нерешенный вопрос хиджаба провоцирует полемику о роли ислама в обществе.







Кыргызстан готовится к президентским выборам, в это время набирают силу дебаты о месте ислама в общественной жизни страны.

В центре полемики оказались попытки мусульманских общественных организаций добиться того, чтобы учащимся государственных школ разрешили носить исламский головной убор – хиджаб. В ходе кампании возникли противоречия между двумя правительственными учреждениями, тогда как либеральные круги обсуждают, где пролегает граница между религией и государством.

Кыргызстан – не единственная из бывших советских республик с преимущественно мусульманским населением, где остро стоит вопрос защиты прав верующих. Например, в Азербайджане, также не решены противоречия в связи с хиджабом. Хотя кыргызских верующих и в прошлом волновал вопрос ношения хиджаба в учебных заведениях, в этом году их поддержало такое правительственное учреждение как Муфтият Кыргызстана, который отвечает за духовную жизнь мусульман страны.

Вопрос хиджаба начал особенно активно обсуждаться после 13 сентября, когда коалиция мусульманских организаций во главе с женским мусульманским движением «Мутакаллим» устроила пресс-конференцию в ответ на многочисленные жалобы родителей после начала учебного года.

Лидер «Мутакаллим» Жамал Фронтбек кызы утверждает, что ее организация получила тысячи писем, в которых родители выразили обеспокоенность притеснениями учениц в хиджабах со стороны учителей и школьных администраций.

Представители женского движения обвинили Министерство образования и науки в негласном запрете хиджаба. Они заявили, что подобные действия нарушают гарантированные конституцией свободу вероисповедания и защиту от дискриминации.

Чиновники министерства категорически отрицали факт запрета, указывая, что некоторые учителя или руководство школ могут не позволять носить хиджаб по единственной причине: он не предусмотрен правилами, регламентирующими форму одежды школьниц.

Не удовлетворившись таким объяснением, 19 сентября «Мутакаллим» вместе с другими НГО устроили пикет перед зданием министерства. Протесты поддержал муфтият. Он также открыл на своем веб-сайте «горячую линию» для жалоб.

По настоянию участников акции, министр образования Канат Садыков подписал официальное письменное подтверждение того, что приказа о запрете хиджаба не существует.

Хотя Муфтият считает вопрос исчерпанным, «Мутакаллим» заявляет, что не прекратит свою кампанию до тех пор, пока будут поступать жалобы. «Министр ведет двойную игру», – сказала Фронтбек кызы. Она утверждает, что в ее организацию по-прежнему поступают жалобы от родителей, чьи дочери подвергаются преследованиям за то, что приходят в школу в хиджабе.

Из 5,6 миллионов жителей Кыргызстана 75% называют себя мусульманами. Однако из-за кочевнических традиций и советского прошлого страны кыргызы менее набожны по сравнению с жителями соседних стран, например, Узбекистана. Более того, многие кыргызы с подозрением воспринимают консервативность в религии.

Для активистов гражданского общества в Бишкеке кампания в поддержку хиджаба представляет собой дилемму, так как они чувствуют себя обязанными защищать свободу совести, а «Мутакаллим» и примкнувшие организации, в каком-то смысле пытаются посягнуть на светскую ориентацию Кыргызстана.

Некоторые открыто признают, что их беспокоит перспектива дальнейшего укрепления позиций религии в обществе.

Но другие уверены, что полемика вокруг хиджаба сводится к вопросу равных прав в образовании. 23 сентября Совет защитников прав человека, куда входят восемь известных активистов, выпустила заявление, в котором говорится, что односторонний запрет хиджаба «дискредитирует принципы светского правления».

Активистка и член этой организации Бурул Макенбаева сказала, что ее тревожит изоляция правоверных мусульман, поскольку она может привести к негативным последствиям.

«Нас беспокоит то, что эти девочки не чувствуют себя в школе как все, это может привести к радикализации. Если будет приниматься закон, ограничивающий право носить хиджаб, это должно произойти только после публичных дискуссий, демократическим путем», – сказала она.

Движение за сохранение традиций Кыргызстана, подчеркивая, что самобытность этой страны была сформирована в доисламскую эпоху, также присоединилось к дебатам, вступив в коалицию, собирающую подписи против хиджаба в школах.

Те, кто выступают против хиджаба в школах, признают, что в стране сейчас становится все более популярным соблюдать исламские обряды. В центре Бишкека, наиболее урбанизированного и светского города страны, где редко можно услышать азан, почти привычным зрелищем стали женщины, одетые с головы до запястий и лодыжек. Представители городских властей сообщают, что в этом году в намазе по случаю окончания Рамадана принимало участие рекордное количество людей – 30 тысяч человек. Среди верующих был и премьер-министр Алмазбек Атамбаев, включивший исламские и националистические темы в свою предвыборную программу.

Несмотря на признаки усиления религиозности, правительство почти не уделяет внимание поискам решения вопросов, связанных с религиозным возрождением.

«Ислам представляет собой новое движение в Кыргызстане, чтобы считать это социальной проблемой, – говорит эксперт из аналитического центра «Религия, закон и политика» Кадыр Маликов. – У нас пока нет модели государства, которое мы должны построить, и представления о том, каким должно быть светское государство в преимущественно мусульманской стране».

Нате Сдженккан (Nate Schenkkan)
Источник: eurasianet.org



ислам для всех
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.11.2011, 11:57   #578
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Жить в эпоху перемен.




Революции в мусульманском мире, кажется, не знают своего окончания. Арабский 1848?й год продолжается... Его очередной жертвой стал Муаммар Каддафи, тоже лидер революции сентября 1969 года, революции светской, панарабской, социалистического толка. Те арабские революции 1950—1960?х гг. во многом были следствием социалистических экспериментов в странах третьего мира. «Вахда, хуррийа, иштиракийа» («Единство, свобода, социализм») — помню, как скандировали этот лозунг Партии арабского социалистического возрождения (БААС) сирийские студенты Казанского университета на демонстрации 7 ноября в далеких уже 1980?х. Правда, уже тогда я искренне удивлялся, почему формально единая партия БААС разбита на непримиримые сирийскую и иракскую ветви (отделения). Малопонятен для меня был раскол созданной в 1958 году Объединенной Арабской Республики (ОАР) вновь на Египет и Сирию в 1961 году.






О единой «аль-ватан аль-арабий» (арабской Родине) сами арабы говорили уже как о единстве культурном и историческом, но не современном и политическом. Ведь в 1982 году Ливан и Организация освобождения Палестины почти единолично противостояли Израилю. В начале 1980?х гг. арабский мир расколола ирано-иракская война, причем Сирия уже тогда была скорее на стороне Тегерана. В 1990–1991 гг. иракская оккупация Кувейта завершилась освобождением эмирата войсками коалиции, фактически возглавляемой США. В 2003 году войска новой коалиции уже установили контроль над всем Ираком. 1 мая Джордж Буш на борту авианосца Abraham Lincoln провозглашает: «Тиран пал, Ирак свободен!» — и объявляет войну выигранной. Свергнутый правитель Саддам Хуссейн был казнен по приговору национального суда, был осужден ряд его ближайших сотрудников. Прецедент был создан... Бессменные правители арабского мира так и не сумели создать сколько-нибудь жизнеспособную коалицию. Поэтому революционеры, обладавшие постепенно возраставшей поддержкой западного мира, свергли режимы в Тунисе, Египте и Ливии. Восставшие также не создали каких-то международных организаций, но на их стороне идея о том, что свержение одного правителя открывает дорогу для свержения другого.

Победители стремятся поддерживать определенные рамки законности. Так, сейчас в Египте идет суд над Хосни Мубараком и его соратниками. В Тунисе также начались судебные процессы. В этом году пока только Каддафи превратился из всесильного правителя в безгласный труп. Не случайно, что президент США Барак Обама в интервью NBC 25 октября заявил, что смерть Муаммара Каддафи должна стать предостережением для диктаторов по всему миру.

Крайне важно, чтобы ливийский Национальный переходный совет смог удержать под контролем полевых командиров, горящих жаждой мщения. Политики западного мира однозначно требуют прекращения политических репрессий, формирования стабильного правительства и проведения свободных выборов. В странах Европейского сообщества нарастает экономический кризис, что требует все более дорогого пакета мер по спасению экономик стран европейского Средиземноморья, прежде всего Греции. В ночь с 26 на 27 октября лидеры стран Евросоюза по итогам экстренного саммита в Брюсселе договорились принять комплекс мер, который, по их словам, поможет предотвратить долговой кризис. Европейский фонд финансовой стабильности, объем которого составляет 440 млрд. евро, фактически будет увеличен в 5 раз или по крайней мере до 1 трлн. евро, заявил глава Евросовета Херман ван Ромпей. Фонд теперь сможет предоставлять гарантии по облигациям таких стран, как Италия и Испания, на общую сумму в 0,8–1,3 трлн. евро.

В этих кризисных условиях объединенная Европа не может допустить разрастания конфликта на южном берегу Средиземноморья. Каддафи не понял этих потребностей Запада в стабильности политической и стабильных поставках нефти и газа. По словам Обамы, после начала антиправительственных выступлений в Ливии Каддафи давали «шанс» провести демократические преобразования, которым тот, однако, не воспользовался, начав подавлять протесты силой.

Первой ласточкой в свободном политическом процессе стали парламентские выборы в Тунисе, прошедшие 23 октября. В Конституционной ассамблее Туниса партия «Ан-Нахда» — умеренные исламисты — получила 90 из 217 мест в парламенте страны. На втором месте — Конгресс республики, выигравший 30 депутатских мандатов, за ним следует социал-демократическая партия «Эттакатол», выигравшая 21 место. Вместе с этими двумя партиями умеренно левого толка, готовыми вступить с ней в коалицию, «Ан-Нахда», вероятно, получает контроль над парламентом и возможность для формирования правительства. 26 октября генеральный секретарь партии «Ан-Нахда» Хамади Жбели указал, что намерен занять кресло премьер-министра страны: «Я — кандидат от партии „Ан-Нахда“ на пост премьера. Это совершенно нормально для всех демократий, когда лидер победившей партии занимает премьерское кресло».







Лидер «Ан-Нахды» Рашид Ганнуши, который 11 лет жизни провел в тюрьме, а 20 — в эмиграции в Великобритании, обещает ориентироваться не на иранскую, а на турецкую модель. Он намерен строить современное исламское общество, взяв за образец Партию справедливости и развития премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Для Ганнуши крайне важной является идея о том, что принципы демократии, справедливости, социального государства заложены в Коране и осуществлялись на практике в Мединском государстве, возглавляемом Пророком Мухаммадом.

Как и соратники Эрдогана, лидеры «Ан-Нахды» понимают ключевое значение экономического роста и стабильности для реализации своих планов Тем более что, как и Турция, Тунис не обладает залежами нефти и газа. Руководитель предвыборного штаба «Ан-Нахды» Абдельхамид Джласси первым делом заверил всех торговых и экономических партнеров Туниса, что главная цель партии — обеспечить стабильность в стране и создать благоприятный инвестиционный климат. Лидеры «Ан-Нахды» также пообещали уважать либеральные свободы, и прежде всего права женщин. Однако как поведут себя тунисские исламисты, оказавшись у власти (самостоятельно или в составе коалиционного правительства), мир узнает уже скоро. И вновь, как было с волной арабских революций, начало которым положил именно Тунис, пример этой небольшой страны может оказаться определяющим. Так, выборы в Египте пройдут уже 28 ноября.

Крайне сложной остается ситуация в Йемене и Сирии. Президент Йемена Салех не подчинился пока решению Совета безопасности ООН от 21 октября, где ему предлагалось покинуть пост в обмен на гарантии безопасности. Страна сползает в гражданскую войну, где в кровопролитие включаются племенные группировки, сторонники «аль-Кайды». Вновь заговорили о возможности раскола Йемена на Северный (с нынешней столицей в Сане) и Южный (со столицей в Адене). В Сирии за одним подъемом выступлений оппозиции идет новый, хотя властям удается организовывать и проправительственные манифестации. Россия и Китай заблокировали резолюцию Совета безопасности ООН, вводившую жесткие санкции против режима Башара Асада. Однако совокупное действие санкций Европейского сообщества (прежде всего нефтяное эмбарго), обострение отношений с соседями и стремление оппозиционеров к возмездию за жизни погибших соратников являются мощными негативными факторами для Дамаска. После смерти Каддафи Запад получил намного большую свободу действий.







Спокойной остается ситуация в арабских монархиях, прежде всего в странах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, а также все более тесно сотрудничающих с ними Иордании и Марокко. В Саудовской Аравии 25 октября прошли похороны наследного принца Султана ибн Абдель Азиза аль Сауда, скончавшегося в США на 84?м году жизни. Король Саудовской Аравии Абдалла ибн Абдель Азиз, вышедший несколько дней назад из больницы, возглавил траурную церемонию. Еще полностью не оправившийся после операции, 87?летний монарх был на церемонии в медицинской маске. Наследником престола стал 78?летний принц Наиф ибн Абдель Азиз аль Сауд, второй вице-премьер и министр внутренних дел. Принц проявил свои способности во время борьбы с радикальными группировками и революционерами. С 1975 года он возглавляет МВД и курирует работу спецслужб. В заслугу ему ставят практически полный разгром сети группировки «аль-Кайды» в королевстве, которая вынуждена была перебазироваться в соседний Йемен. В этом году Наиф ибн Абдель Азиз аль Сауд выступал за отправку саудийских войск в соседний Бахрейн для усмирения антиправительственных выступлений, поднятых шиитскими оппозиционерами. 26 октября в Эр-Рияде принц Наиф бен Абдель Азиз аль Сауд принял президента Башкортостана Рустэма Хамитова, прибывшего по поручению президента России Дмитрия Медведева в качестве официального представителя России в траурной церемонии. Принц отметил, что Саудовская Аравия намерена развивать и укреплять дружеские отношения с Россией, в том числе с Башкортостаном, откуда родом первый полномочный представитель советской России в арабских странах Карим Хакимов. Значит, опыт и дороги шакирдов джадидских медресе востребованы и сегодня! И будем надеяться, что хотя бы в ряде стран мусульманского мира реформы могут стать заменой революциям.









Айдар Хабутдинов,

доктор исторических наук, профессор



islamrf.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.11.2011, 11:26   #579
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Юсуф Кардави: "Меня удивляет, что Россия поддерживает сирийский режим".







Известный суннитский богослов шейх Юсуф Кардави — человек, которого члены организации "Братья-мусульмане" считают своим духовным лидером. Именно Кардави сторонники ливийского лидера Муамара Каддафи считают ответственным за его смерть. В интервью, которое публикует "Власть", шейх утверждает, что России не надо бояться исламских революций.

Шейх Юсуф Кардави родился в 1926 году в Египте. Окончил исламский университет Аль-Азхар в Каире. Еще в годы учебы проявлял интерес к политическому исламу, был близок к "Братьям-мусульманам". За это подвергался преследованиям и при короле Фаруке, и позднее при Гамале Абдель Насере. С начала 60-х годов живет в Катаре.

Находившиеся на подпольном положении "Братья-мусульмане" неоднократно предлагали шейху Кардави пост лидера своего движения. Однако он отказывался, объясняя, что единственное звание, которому он придает значение,— это звание духовного лидера мусульман.

С наступлением эпохи спутникового телевидения и интернета известность шейха Кардави возросла. Он долгие годы вел программу об исламе на катарском спутниковом телеканале "Аль-Джазира". В интернете регулярно публикуются фетвы шейха по самым важным темам. Кардави выступает против терроризма и одновременно активно поддерживает арабские революции. В феврале после силового подавления народных волнений в Ливии шейх в эфире "Аль-Джазиры" объявил, что Муамар Каддафи "сошел с ума", и призвал мусульман к его убийству. После смерти Каддафи сторонники бывшего ливийского лидера пообещали отомстить шейху.

Сейчас Кардави возглавляет Международную ассоциацию мусульманских богословов.


"Истинно исламский строй — республиканский"

Вы поддерживаете революционные события в арабском мире. А вот в России к этому относятся сдержанно.



Революции, которые случились сейчас в арабском мире,— это стопроцентно народные революции. Для внешнего мира это стало полной неожиданностью. Даже американцы были застигнуты врасплох, уже не говоря о режимах, против которых народ выступил. Так было в Тунисе, так было и в Египте, где Хосни Мубарак не ожидал такого поворота событий. Он попытался задушить революцию, как это попробовали сделать правители Ливии, Йемена или Сирии. Однако народ нельзя остановить репрессиями. Люди уже готовы на жертвы. Тысячи раненых и убитых — и все равно люди не захотели смириться. Меня удивляет, что Россия сегодня поддерживает тот же сирийский режим, от рук которого ежедневно гибнут люди.

Посмотрите на эти режимы. Некоторые из них возникли на месте свергнутых монархий. А на деле они из республиканских сами превратились едва ли не в монархии, во власть отдельных кланов. То есть боролись, боролись против монархий — и что опять получили? Разве можно было находиться у власти бессменно десятки лет? Но и этого мало — они еще захотели передать власть по наследству своим детям. Да что захотели — в Сирии отец взял и передал высшую власть своему сыну!



В Саудовской Аравии — монархия, но против нее вы не выступаете.



Эта монархия появилась естественным путем, а не была создана искусственно. Как была она там, так и остается. А мы говорим о республиканских режимах, где уже не было монархов. Вот в этих странах получилось ни то ни се — и не монархия, и не республика. Истинно исламский строй — республиканский. Лидер должен править страной один срок, скажем четыре года, ну максимум два срока. Так ведь в Ливии правитель 42 года просидел, в Йемене — 33, в Сирии, если брать все семейство Асад,— не меньше.

А разве можно, чтобы, как в Сирии, конституция не упоминала ни Коран, ни шариат, ни пророка, а только свою правящую Партию арабского социалистического возрождения? Народу там навязали однопартийную систему. Но люди устали от этого. А Россия еще такой режим поддерживает! Ну как можно?


"Режим Асада не устоит, поверьте"

Сирийская оппозиция слаба, разобщена и явно не в состоянии без посторонней поддержки одолеть режим. Разве не так?




Оппозиция в Сирии не слаба! Она представляет весь сирийский народ. Почитайте, что люди пишут в интернете. Посмотрите телеканал "Аль-Джазира". В век интернета ничего не скроешь! Да рядом с Башаром Асадом уже почти никого не осталось, кто бы его поддерживал, кроме ближнего круга.

Но сирийская армия на стороне президента.



В сирийской армии начались расколы. У нас есть данные о тысячах военных, которые бегут из армии. Случаи дезертирства участились. Нет, невозможно уничтожать весь народ из-за кучки находящихся у власти лиц, представляющих семейный клан. Эпоха правления семейных династий закончилась. Мы видим это на примере семей Зин аль-Абидина бен Али в Тунисе, Хосни Мубарака в Египте, Муамара Каддафи в Ливии. Это, бесспорно, коснется и семьи Али Абдаллы Салеха в Йемене. Тем же дело кончится и в отношении клана Асада в Сирии. Все эти режимы уже достояние прошлого.


Каким вы видите развитие событий в Сирии? Ни непримиримая оппозиция, ни власти не хотят друг с другом разговаривать. Режим будет свергнут по ливийскому сценарию?


Это сделает сам сирийский народ. Он и дальше будет выходить на улицы. Будут демонстрации, забастовки. Постепенно все больше государств будет признавать Национальный совет Сирии. И я не сомневаюсь в том, что арабские страны пересмотрят свою нынешнюю позицию и более жестко заговорят с сирийским режимом. Неделю назад я встречался здесь с приезжавшим в Доху лидером Национального совета Сирии Бурханом Галиюном. Он настроен решительно. Так что я и Россию призываю пересмотреть свою позицию. Иначе ваша страна потеряет свое присутствие на Ближнем Востоке. Режим Асада не устоит, поверьте.

Даже в западных странах к такому сценарию не все готовы. Многие опасаются, что к власти придут радикально настроенные мусульмане. Как вы относитесь к таким опасениям?


Ближайшее время докажет, что ислам не таков, каким его видят на Западе. Это религия большинства, религия справедливости и взаимопонимания. Права женщин будут соблюдены, да и в целом людям будет возвращено их достоинство. Недавний пример — Тунис. Там на парламентских выборах в октябре победила партия исламского толка. И что в этом страшного? Да наоборот! Как сказано в Коране, "помогайте друг другу в благочестии и богобоязненности, но не помогайте в грехе и вражде. И бойтесь Аллаха".


"Почему в вашем мире так опасаются мусульман?"

Вы считаетесь духовным лидером международной группировки "Братья-мусульмане".



Я не являюсь духовным лидером этой группировки. Я простой человек, посвятивший себя служению делу ислама. Почему в вашем мире так опасаются мусульман? Почему никак не могут понять, что мусульмане на самом деле в большинстве своем придерживаются умеренных взглядов? Мусульмане — это соль земли, это ваша надежда. Посмотрите же внимательно!



Тем не менее "Братьев-мусульман" многие считают террористической организацией. Вы согласны с таким определением?



Ни в коем случае. Эта организация не является террористической. В первой половине XX века, когда она создавалась в Египте, ее активисты, быть может, применяли крайние методы в борьбе с британской колонизацией и сионистским проникновением в регион. Но ни один египтянин не погиб от рук "братьев". Был только один случай, когда в Египте убили судью Хазиндара. Как только основатель и духовный лидер организации Хасан аль-Банна узнал о случившемся (а он санкции на такое не давал), то он буквально стал рвать на себе волосы в гневе. Он начал объяснять соратникам, что "братья" не должны использовать такие методы. "Кто вам сказал, что мы должны стать врагами судей?" — кричал он.

Позже, в 1954 году, "Братья-мусульмане" были обвинены в организации покушения на Гамаля Абдель Насера. Но это было несправедливое обвинение.



Однако многие считают, что покушение действительно готовилось.


Нашлось пятеро человек, ну одна ячейка, которая, быть может, такие планы и вынашивала. Это максимум, что можно было предъявить "Братьям". И это было без ведома руководства организации! Есть также версия, что это была ловушка, расставленная самим Насером, чтобы запретить "братьев", что и произошло в том же 1954 году.

Я всегда осуждал насилие, тем более под лозунгами ислама. Насилие неприемлемо. Ислам — толерантная и миролюбивая религия. Об этом же я всегда говорил и мусульманам из России. Я призываю их быть сильными и в то же время нацеленными на мир. Убийств и разрушений именем ислама быть не должно. Мы призываем к миру. Тот, кто верует, не может быть настроен иначе. И будем уповать в этом на Аллаха. Как сказал пророк (да благословит его Аллах и приветствует), самые противные Господу слова — это "война" и "горечь".


ansar.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.11.2011, 00:22   #580
Пользователь
 
Регистрация: 22.09.2011
Сообщений: 75
Сказал(а) спасибо: 9
Поблагодарили 22 раз(а) в 18 сообщениях
Вес репутации: 10
Разведка на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Улыбнула статья..

Саудовским женщинам запретят «стрелять глазами»



Саудовские «Комитеты по защите нравственности и предотвращению порока», имеющие в этой стране статус религиозной полиции, считают открытые женские глаза источником порока и предлагают «покрывать глаза, особенно томные».

«Мужчины-полицейские будут вмешиваться. Они заставят женщин покрывать и глаза, в особенности, томные. У нас есть на это полное право», — заявил пресс-представитель «Комитетов» Мутлег аль-Набит.

Определять степень соблазнительности глаз будут сами полицейские.

Согласно законам шариата, женщины королевства Саудовская Аравия должны носить никаб — черный наряд, с ног до головы окутывающий их тело. Глаза и кисти рук – это все, что могут увидеть окружающие.

Саудовские женщины также лишены права участвовать в выборах, водить машину и могут появляться в общественных местах только в сопровождении близкого родственника мужского пола. При разводе дети остаются с мужчиной.

Указания, согласно которым женщинам с «соблазнительными» взорами будет запрещено показывать глаза публике, разработаны местной полицией нравов — Комитетом по поддержке добродетели и борьбе с грехом Саудовской Аравии, сообщает The Daily Beast.

В арабской блогосфере совершенно серьезно обсуждается вопрос, подпадает ли под запрет тушь на ресницах, или же достаточно просто дерзкого взгляда из-под никаба.

Комитет, созданный еще в 1940 году и подчиняющийся лично королю Саудовской Аравии, отличается крайней суровостью и экстремизмом во взглядах.

Одним из одиознейших примеров его деятельности стал инцидент в 2002 году, когда полиция нравов отказалась выпускать старшеклассниц из горящего здания школы в Мекке, поскольку их головы не были покрыты платками. Пятнадцать девушек погибли, десятки пострадали от ожогов и отравления угарным газом.
http://www.ridus.ru/news/10466/#.Ts-HntoAXr8.facebook
__________________
Тот, кто смеется последним - возможно, не понял шутки..

Разведка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.11.2011, 01:20   #581
Местный
 
Аватар для Хикмет Гаджи-заде
 
Регистрация: 07.03.2007
Сообщений: 10,235
Сказал(а) спасибо: 1,088
Поблагодарили 2,198 раз(а) в 1,381 сообщениях
Вес репутации: 116
Хикмет Гаджи-заде на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Фотки не имеют отношения к теме. Публикуйте в каком-нибудь другом, более соответствующем месте.

T.K.



Последний раз редактировалось Turku Kettola; 26.11.2011 в 15:07.
Хикмет Гаджи-заде вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.12.2011, 16:47   #582
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Ислам в оценках европейской молодежи.

Берлинские студенты поделились с Religo.ru своими представлениями об исламе и мусульманах







На запрос «Германия новости религия» большинство показанных поисковиком результатов так или иначе касается исламской темы. Как воспринимают ислам молодые европейцы, живущие с ним бок о бок? Берлинские студенты поделились мыслями об этом со специальным корреспондентом Religo.ru в Германии Ольгой Соколовой.

Сабрина Шредер, 30 лет, Германия, культурология

Ислам — одна из великих мировых религий и одна из религий Германии. Проблематичны, на мой взгляд, следующие моменты: частично неверное толкование Корана (правила о женских одеяниях и т.д.), законы Шариата, которые не совпадают с государственной судебной практикой (наказания за прегрешения и т.д.), угрожающий демократии фундаментализм. Как и в любой другой религии здесь существуют разные «степени» религиозности, соблюдения правил. И в Берлине прежде всего. Ключевые слова: одежда, алкоголь, свинина, Рамадан.

Моника Косэйла, 25 лет, Польша, экономика

Мне сложно дать однозначный ответ. В моей голове ислам связан не только с его законами и предписаниями, но, прежде всего, с людьми, которые им следуют. Так, видимо, запрограммирован наш мозг, когда я слышу слово «ислам», в первую очередь всплывают эмоционально нагруженные картинки и разнообразные предрассудки. Священная война против неверных, исламский экстремизм, камикадзе, лишение женщин свобод, убийства в браках. Все, что противоречит моему пониманию жизни и свободы, и что могло бы мне угрожать. Так нагляден на этом примере наш хорошо функционирующий, но очень примитивный механизм выживания: сначала локализировать опасности. Из соображений политической корректности и здравого смысла, разумеется, не следует представлять такое спровоцированное инстинктом самосохранения мнение. Мы же все открыты миру, хорошо образованы и живем в мультикультурном Берлине. Выбросив из головы предрассудки, дебаты о парандже и самолеты, врезающиеся во Всемирный Торговый Центр, попытаюсь добраться до «рациональных» доводов. Знакома ли я близко с кем-то, кто исповедует ислам? Знакома, и он мне не нравится. Так вышло, что это напрямую касается моей семьи, и это могло бы, наверное, вполне стать причиной быть против ислама в «моей Европе». Впрочем, это не культурно, а скорее человечески обусловленная антипатия. С тем же успехом мне не особенно симпатичны и некоторые христиане. Притом что добрых и приятных христиан я знаю все же больше. Однако друзей среди мусульман у меня нет. Просто потому, что я замкнута на собственной группе, а она однородно немецкая. Мы делим мир на «мы» и «другие». Но это ведь камень сразу во все огороды, правда?

Пожалуй, стоит подумать про «техническую» сторону вопроса. Мне не знаком Коран, я понятия не имею, что там написано. Обычаи… молиться пять раз в день, не есть свинину, не пить алкоголя, в Рамадан нужно поститься. Вообще-то, это позор для якобы открытого миру человека. Другой вопрос, а нужно ли мне знать и понимать религию, чтобы ее принимать? Я принимаю любую религию мира, пока та не ограничивает моей свободы и не навязывается мне насилием. Моя толерантность покоится на глубоком убеждении религиозной свободы каждого человека. Это частное решение. Однако мне кажется подозрительным факт полного выключения рассудка в стремлении «верно» исповедовать религию. Например, безусловно следуя словам проповедника. Я из Польши и знаю, о чем говорю. То, что объединяет общество, происходит в плоскости совместного приятия базовых ценностей. Молится кто-то пять раз или не молится вовсе — мне все равно.

Дарья Годовикова, 24 года, Россия, экономика и германистика, занята в проекте университета Гумбольдта по интеграции иностранных студентов

Я недавно принимала участие в межкультурном тренинге на тему «Миры ислама» здесь в Берлине. Было очень интересно и здорово. Тренинг проходил в мечети, нас даже провели с экскурсией по ней. Я думаю, что причина того, что эта тема многих пугает, — невежество. Многие вещи не понимаются, потому что отсутствуют базовые знания традиции, а с позиций европейца многие вещи понять просто невозможно. Или мы просто не хотим их понимать… Мы обсуждали и предрассудки, многие негативные моменты, связанные с исламом.

После экскурсии я по-прежнему не согласна со многими принципами этой религии, какие-то вещи я не приму никогда. Но такие тренинги сами по себе кажутся мне очень важными, и было бы здорово именно в мультикультурном Берлине (впрочем, и во всей Германии, это такое мультинациональное общество!) нечто подобное предлагать чаще. Для школьников, студентов, других групп. И с другой стороны, было бы здорово предложить подобные тренинги о христианстве исламским верующим.

Ну а в целом, я думаю, что иногда европейцы слишком терпеливы и «позволяют» слишком много. Ведь здесь мусульманские женщины иногда с ног до головы покрыты, и кого-то это очень пугает и вызывает много негативных эмоций. А когда я в Оман еду, то не имею права разгуливать там в юбке. Здесь в университетах Берлина есть специальные помещения, где мусульмане могут молиться, а для христиан такого не существует. И введение в историю религии в школах уже тоже не обязательно. Кроме того, часто слышишь рассказы, из которых выходит, что европейцы в собственной стране притесняются едва ли не чаще, чем мусульмане в ней же. Это ли не со своим уставом и в чужой монастырь. Я думаю, что христиане в принципе в своей вере более либеральны, что ли, не так строги и «религиозны» если речь о соблюдении христианских ритуалов и т.д. А вот в исламе это как раз наоборот. И это как будто в крови. Поэтому я могу понять опасения, что скоро весь мир станет исламским.

Надо всем учиться друг у друга и быть терпеливее. А это только через знания и хорошую интеграционную политику возможно. Столкновений культур уже не избежать — глобализация. Возможно, тут российский опыт сосуществования культур окажется полезным в какой-то мере. Очень аккуратно со всем этим нужно обращаться.

Тимур Саркисов, 25 лет, Россия, юриспруденция

Личные ассоциации… Мои родственники в тапочках и халатах с поезда после резни в Баку. Город моих предков, могилы прадеда и деда, которые ни я, ни мой отец посетить не можем. Что еще… армянский геноцид и полтора миллиона вырезанных и замученных армян, меньше греков.

Дэннис Шенфельдт, 27 лет, Германия, политология и международные отношения

Не думаю, что мне вообще стоит что-то по этому поводу говорить. Мое мнение отнюдь не позитивное. Я уже много лет читаю не только официальную немецкую прессу, где все здорово и радужно. На мой взгляд, это религия дикарей, а Коран — очень опасная книга. Она не различает политику, ежедневную жизнь и религию. Там это все связано, и жизнь предписана человеку вплоть до деталей. К тому же существуют еще хадисы пророков, которые как минимум так же важны для мусульман, как и сам Коран. Это часто забывают на Западе. Неправильно ограничиваться только Кораном, хотя и там очень буквально речь идет о войне и убийстве неверных. Неверные это все, кто не исповедует ислам. Также не следует забывать и толкования.

Из-за медиа складывается впечатление, что существует только одна версия ислама. А это полная чушь. Сунниты и шииты воюют столетия, к ним добавляются ваххабиты в Саудовской Аравии и множество отдельных небольших течений и неверных интерпретаций фанатиков. Единственное, что их объединяет, это ненависть к Западу, нашему образу жизни и, наверное, самому факту, что мы вообще существуем. Эти люди не хотят меньшего, чем всемирный халифат. Но до него пока далеко. Возвращаясь к Германии… мы здесь допустили появления параллельного общества, так же, как и в Великобритании. Уже есть судебные процессы, которые ведутся не немецкими судьями, но имамами по законам Шариата. Свидетели внезапно берут все свои слова обратно, потому что им угрожают со всех сторон. Пару дней назад была хорошая статья об этом в «Welt» или в «Zeit». Медленно, но верно государственная власть прощается с возможностью взять это под контроль. В Берлине есть районы, куда полицейские не входят, если их меньше сотни, потому что там правят арабские кланы. Но там деньги играют большую роль, чем религия. Это необъятная тема, и я затронул лишь самое очевидное.



religo.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.12.2011, 17:57   #583
Местный
 
Аватар для Pasha
 
Регистрация: 24.03.2011
Сообщений: 179
Сказал(а) спасибо: 92
Поблагодарили 28 раз(а) в 23 сообщениях
Вес репутации: 11
Pasha на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Разведка Посмотреть сообщение
Улыбнула статья..

Саудовским женщинам запретят «стрелять глазами»

[Саудовские «Комитеты по защите нравственности и предотвращению порока», имеющие в этой стране статус религиозной полиции, считают открытые женские глаза источником порока и предлагают «покрывать глаза, особенно томные».

«Мужчины-полицейские будут вмешиваться. Они заставят женщин покрывать и глаза, в особенности, томные. У нас есть на это полное право», — заявил пресс-представитель «Комитетов» Мутлег аль-Набит.
Определять степень соблазнительности глаз будут сами полицейские.Согласно законам шариата, женщины королевства Саудовская Аравия должны носить никаб — черный наряд, с ног до головы окутывающий их тело. Глаза и кисти рук – это все, что могут увидеть окружающие.

Комитет, созданный еще в 1940 году и подчиняющийся лично королю Саудовской Аравии, отличается крайней суровостью и экстремизмом во взглядах.

Одним из одиознейших примеров его деятельности стал инцидент в 2002 году, когда полиция нравов отказалась выпускать старшеклассниц из горящего здания школы в Мекке, поскольку их головы не были покрыты платками. Пятнадцать девушек погибли, десятки пострадали от ожогов и отравления угарным газом.
http://www.ridus.ru/news/10466/#.Ts-HntoAXr8.facebook
Это сильный ход
Очки не слабые
Скоро на марс
__________________
Та коса, которая ищет камень, обязательно его найдёт.

Pasha вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.12.2011, 11:55   #584
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II: "Нужно как можно скорее разрешать наши противоречия"

Источник: Официальный сайт РПЦ МП

В ходе своего визита в Москву Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II ответил на вопросы журналистов "Фомы" и "Журнала Московской Патриархии", рассказав об отношениях между Грузией и Россией, перспективах созыва нового Всеправославного Собора и главных трудностях, стоящих перед Православными Церквами на пространстве бывшего СССР.

"Журнал Московской Патриархии": ― Ваше Святейшество, Вы приняли участие в совещании Поместных Церквей. Как Вы оцениваете его и в целом отношения в православном мире?


― Прежде всего, позвольте сердечно поприветствовать всех православных христиан России. Должен сказать, что отношения между Русской и Грузинской Православными Церквами всегда были и остаются теплыми. Что же касается в целом межправославного сотрудничества, то я думаю, что диалог оставляет желать лучшего.

Сегодня накопилось очень много вопросов между Православными Церквами, которые необходимо разрешить. Поэтому сейчас очень много говорят о Всеправославном Соборе. Но я думаю, что пока не будут разрешены все те проблемные вопросы, которые существуют сегодня между Православными Церквями, наверное, Собор собирать нельзя. К таким трудным вопросам я отношу вопрос о предоставлении автокефалии (церковной независимости ― прим. ред.) новым Поместным Церквям, вопрос диптиха (традиционного перечня Предстоятелей Православных Церквей, определяющего порядок их старшинства – прим. ред.) и так далее. Это сложные темы, и нужно обязательно решать их с согласия всех Православных Поместных Церквей.


"Фома": ― Ваше Святейшество, в разные эпохи и в разных условиях Церкви сталкивались с разными трудностями в проповеди христианства. Видите ли Вы какие-то особые трудности и задачи, общие для православных всего постсоветского пространства?


― Основная обязанность духовенства ― это проповедь, и, конечно, наши священники и епископы делают очень много, чтобы проповедовать и приводить людей к Церкви. Но, наверное, этого все-таки недостаточно.

Нужны более активные шаги, и в первую очередь важно обращаться к молодежи и ее проблемам. Я встречался с группой молодых христиан из Америки, они призывают пойти в храм молодежь, страдающую наркоманией. И нам важно быть такими же активными.

А еще необходимо, чтобы проповедь не просто была, но звучала на достойном качественном уровне. Духовенству нужно готовиться перед тем, как проповедовать людям. Я помню, как в годы моей учебы в Московской духовной академии в Сергиевом Посаде у нас был замечательный профессор отец Иоанн Козлов, который готовился к своей проповеди с понедельника до субботы. И у него проповедь была очень краткой, студенты Академии сожалели, что она уже окончилась.


"Журнал Московской Патриархии": ― Если вернуться к вопросам отношений между Православными Церквами, как Вы оцеиваете роль Патриарха Кирилла в жизни мирового Православия?



― Святейший Патриарх Кирилл – это очень энергичный и образованный человек. Он делал и делает очень много для того, чтобы привести людей к Церкви, и я думаю, что те усилия, которые он предпринимает, вполне достаточны. Важно лишь, чтобы они были поддержаны остальным духовенством, которому стоит брать пример с Патриарха. Святейший Кирилл ― замечательный проповедник, и именно поэтому он имеет столь серьезный авторитет среди верующих. Священникам и епископам важно перенимать этот проповеднический опыт.


"Фома": ― Как Вы оцениваете: какую роль Грузинская и Русская Православные Церкви должны играть сегодня в отношениях между Россией и Грузией?


― Сейчас, когда так обострились отношения между нашими государствами и правительствами, сложилась крайне вредная и для России, и для Грузии обстановка. В этих условиях отношения между нашими Церквами – это единственный канал для взаимоотношений между нашими странами.

В то же время должен сказать, что вопрос Абхазии и вопрос Цхинвали – это открытые раны на теле Грузии, и это же ― древнейшие наши епархии. Я сам был одиннадцать лет митрополитом Сухумским и Абхазским, я хорошо знаю живших там абхазов и грузин. Отношения между ними были самыми теплыми, так что нужно думать о том, чтобы все вернулось в свое лоно.

Я встречался с Президентом России вместе с другими представителями Церквей и сказал ему, что сложившаяся ситуация "ни мира, ни войны" вредна и опасна как для Грузии, так и для России. Время работает против наших стран. И надо как можно скорее разрешать наши противоречия.


religare.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10.12.2011, 11:18   #585
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Европеизация ислама или исламизация Европы?


Газета "Наш Мир"


В ХХ веке численность населения Земли увеличилась в четыре раза и превысила 6,5 млрд. человек. Особенностью демографических процессов последних десятилетий стал быстрый рост численности мусульман. С 1990 г. численность мусульман на земном шаре увеличилась с 880 миллионов до 1 миллиарда человек. Ислам стал самой быстрорастущей по числу приверженцев мировой религией и согласно имеющимся прогнозам, к 2030 г. мусульман на Земле будет не менее двух миллиардов при численности населения в 8 миллиардов, т. е. четвертая часть (в 1900 г. на них приходилось всего 4,2% населения).

В настоящее время ислам уже является второй по численности последователей (после христианства) мировой религией. Более двух третей мусульман живет в Азии, где они составляют свыше 20% населения, почти 30% – в Африке (половина населения континента). Мусульманские общины существуют более чем в 120 странах мира, в 35 из них они составляют свыше 80% населения (большинство их них находится в странах Северной Африки и Западной Азии). Наиболее крупные по абсолютной численности мусульманские общины проживают в Индонезии, Индии, Пакистане и Бангладеш. Социологи прогнозируют, что к 2010 г. в США исламская община станет второй по численности после христиан, обогнав иудейскую.
Особенно стремительно увеличивается количество мусульман в Европе. Самая крупная мусульманская община – во Франции: от 5 до 7 миллионов (до 10% от общего числа населения), ислам стал здесь второй по численности религией страны после католицизма. Многочисленные общины последователей ислама сформировались в Германии (4 млн.), Великобритании (1,7 млн.), Италии и Голландии (по 1 млн.). Значительные мусульманские общины разбросаны по всем без исключения западноевропейским странам.

Следует отметить, что реальное количество мусульман в Западной Европе не знает никто, так как наряду с легальными иммигрантами и их потомками здесь проживают многие миллионы нелегальных, которые отсутствуют в данных официальной статистики. По разным подсчетам в Западной Европе сейчас проживает от 15 до 24 миллионов мусульман. Демографы предсказывают, что к 2015 году численность мусульман в Европе удвоится благодаря высокому уровню рождаемости и массовой иммиграции из стран Северной Африки и Ближнего Востока.
В Западную Европу ислам пришел всего несколько десятилетий назад. До конца 1940-х мусульман здесь практически не было или было совсем немного (больше всего во Франции – 120 тыс. в середине 1920-х гг.). Первая массовая миграция была связана с войной в Алжире (1954-1962). После вынужденного согласия Франции на провозглашение независимости этого североафриканского государства сотни тысяч местных мусульман воспользовались появившейся возможностью переехать в свою бывшую метрополию.

В результате массовых миграций из развивающихся стран постоянно возрастает уровень этнической и конфессиональной раздробленности населения тех государств Европы, которые еще несколько десятилетий назад были довольно однородными. Принципиально важно, что в отличие от прошлых лет значительная часть мусульманских мигрантов и их потомков теперь не проявляет желания интегрироваться в новую для себя среду.
Прежняя европейская модель строительства единой гражданской нации в рамках национального государства (как и «плавильный котел» в США) в современных условиях перестает работать. Следствием этого становятся концепции строительства мультикультурных, многоконфессиональных, а с недавнего времени и многоязычных сообществ внутри отдельных государств Западной Европы. Для приверженцев либерализма эти концепции представляются логическим развитием демократии, где права меньшинств гарантированы и защищены государством. При этом не делается никакой разницы между «старым» и «новым» населением: их права на самобытное существование защищаются демократическим государством в равной мере.

Мусульманские районы и пригороды появились в Париже, Берлине, Лондоне и многих других крупных европейских городах. Большинство современных французских мусульман составляют потомки выходцев из арабского Магриба (Алжир, Тунис, Марокко). В Германии, Голландии, Австрии и Дании мусульманское сообщество в основном представлено потомками турецких эмигрантов. Британские мусульмане – в большинстве потомки выходцев из Британской Индии (Пакистан и Бангладеш).
Росту численности европейских мусульман способствует поощряемая государственными социальными программами высокая рождаемость. В мусульманских семьях среднее количество детей, как правило, не ниже четырех. Многодетность мусульманских семей контрастирует с малодетностью и кризисом традиционных семейных ценностей у коренных европейцев. Важнейшим демократическим завоеванием современной западной цивилизации провозглашена свобода гомосексуальных отношений, причем в ряде стран (Голландия, Бельгия, Канада, Испания и Швейцария, а также ряд штатов США) были законодательно разрешены однополые браки.

Наряду с ростом численности сексуальных меньшинств сокращению коренного (атеистического или номинально-христианского) населения Западной Европы способствует сознательный отказ от рождения детей, так как многие европейцы считают, что дети станут для них помехой в карьере или попросту помешают вести привычную и комфортную жизнь. Семьи, которые имеют одного ребенка, редко решаются на рождение второго. Для простого воспроизводства населения средний уровень рождаемости должен составлять 2,1 ребенка. Но женщины в Западной Европе в среднем рожают только 1,4 ребенка. И в условиях прогрессирующего сокращения коренного населения Европы мусульмане с успехом заполняют собой образовавшийся демографический вакуум.
Играет роль и феминистская пропаганда, утверждающая, что дети препятствуют женщинам занимать достойное место в обществе. Отказ от традиционных семейных ценностей и нравственный кризис общества способствуют росту популярности ислама даже в среде коренного населения Европы. Во Франции численность белых французов-мусульман уже превышает 50 тыс. человек, и это значительно превосходит, к примеру, число русских мусульман в России.

В течение нескольких десятилетий трудности демографического и экономического характера вынуждали страны Евросоюза легализовать и даже пропагандировать иммиграцию из мусульманских стран. Европейские политики считали неприличным даже задавать вопрос, совместимы ли в принципе современная Европа и ислам? Они проповедали идеи толерантности и мультикультурализма, несовместимые с взглядами Сэмюэля Хантингтона, который в своей нашумевшей книге "Столкновение цивилизаций" утверждал, что Европа и ислам – это два антипода, две изначально враждебные антагонистические цивилизации. Наоборот, господствовало мнение, что интеграция мусульманской диаспоры в европейское общество будет способствовать сближению христианской и исламской цивилизаций.
Обоснованием подобных оптимистичных представлений служили примеры, когда вчерашние малограмотные гастарбайтеры или их потомки успешно вписывались в европейскую действительность, делали успешную карьеру и даже становились депутатами Европарламента. Но широко пропагандировавшиеся примеры подобного рода были единичными, они не отражали реальной картины и лишь дезориентировали общество, да и саму политическую элиту Западной Европы.

Характерно, что в отличие от иммигрантов первой волны, неприятие окружающей действительности в среде мусульман второго и третьего поколения постоянно нарастало и приобретало все более радикальные формы. Уже во второй половине 1990-х годов молодые мусульмане Европы начали проявлять все большую нетерпимость к таким европейским ценностям, как сексуальное равенство, свобода религии, свобода слова, обеспечение прав сексуальных меньшинств и т.д. В школах, которые посещали юные мусульмане, становилось все труднее преподавать определенные предметы. С годами во многих школах стало невозможно преподавать историю Холокоста, теорию происхождения жизни, развития видов и человечества, а также ряд других предметов, которые казались совершенно неприемлемыми для юных мусульман и их родителей.
Постепенно в школах с мусульманскими учениками утвердилась сексуальная сегрегация: мальчики садились в одной части класса, а девочки – в другой, в больницах участились отказы от лечения женщины врачом-мужчиной или мужчины – женщиной. Всего десять лет назад мусульманские платки-хиджабы носили только пожилые женщины. Сейчас их носит половина женского мусульманского населения Франции, а в некоторых муниципальных образованиях Франции эта цифра достигает 80%. Все чаще встречаются хиджабы и в других государствах Европы.

Юные мусульмане Европы больше не ограничиваются тем, что сами живут по законам ислама. В большинстве случаев девушки и женщины-мусульманки не были свободны в своем выборе: многие были вынуждены надеть хиджабы под давлением родственников или общины. Согласно специальным исследованиям, проведенным французскими властями, в некоторых европейских городах девушка-мусульманка, которая отказывается носить платок, "рискует подвергнуться оскорблениям, физической агрессии, сексуальному насилию и даже коллективному изнасилованию". Во Франции подобные акты агрессии по отношению к инакомыслящим внутри мусульманской общины происходят регулярно. Рост исламского фундаментализма в среде европейских мусульман создал благоприятные условия для политизации ислама в Европе.
До конца 1990-х гг. исламистских политических партий в Европе не существовало. Сейчас они появились во Франции и Бельгии. Пока эти партии немногочисленны и не представлены в парламенте. Но за ними уже числятся первые успехи: в Бельгии в мае 2003 г. "Parti de la Citoyennete et Prosperite" (PCP, Партия гражданства и процветания), которая проповедует радикальный ислам, набрала более 8 тысяч голосов на выборах в Брюсселе.

За последние четыре года в европейских городах были зарегистрированы сотни актов агрессии со стороны мусульманской молодежи, постоянно растет число антисемитских выступлений. По данным социологов, европейские мусульмане не проявляют терпимости к своим согражданам именно в тех странах, которые отличаются наибольшей терпимостью и толерантностью.
Как показали социологическое исследование, проведенное вашингтонским исследовательским центром Пью в 13 западных государствах, в Великобритании одновременно имеет место самое терпимое в Европе отношение коренных жителей к иммигрантам-мусульманам и самая открытая неприязнь мусульман к европейцам.

В большинстве стран подозрительность и презрение друг к другу мусульман и немусульман преимущественно взаимны. Но в Великобритании в этом плане имеется огромный разрыв. 63% британцев относятся к мусульманам положительно, эта цифра лишь слегка снизилась с 2004 года вследствие взрывов в лондонском метро. Во Франции такое отношение прослеживается среди примерно 60% граждан, в то время как в США, Германии и Испании эта цифра не превышает 29%.
Жестокими и враждебно настроенными мусульман считает лишь треть британцев, тогда как в Испании такого мнения придерживаются около 60% коренных жителей, в Германии – 52%, в США – 45%, во Франции – 41%. При этом именно в Великобритании отмечается наиболее негативное на Западе отношение местных мусульман к европейским ценностям. Большинство представителей британской уммы считают людей западного мира эгоистичными, заносчивыми, жадными и аморальными. Если в остальных странах уважительное отношение европейцев к женщинам разделяет большинство мусульман, то в Великобритании с этим согласилось менее половины граждан, исповедующих ислам.

В Великобритании лишь 32% мусульман хорошо относятся к евреям, тогда как, к примеру, во Франции эта цифра составляет 71%. Наконец, именно британские мусульмане менее других верят в возможность своего существования в западном обществе с сохранением при этом традиционного жизненного уклада и приверженности консервативным ценностям.
В то же время граждане Великобритании продемонстрировали наибольшее сочувствие, в отличие от остальных государств, к мусульманам в контексте "карикатурного" скандала. Лишь 9% опрошенных англичан полагают, что возникшие на этой почве конфликты между исламом и Западом стали следствием "мусульманской нетерпимости по отношению к западной свободе", но примерно три четверти респондентов обвинили во всем "неуважение Запада по отношению к мусульманам". Так же считают и в мусульманских странах. 55% американцев и 2/3 немцев и французов считают, что отношения между людьми Запада и мусульманами в целом оставляют желать лучшего. Некоторый оптимизм может вызвать лишь то, что, как показали исследования, в мусульманских общинах Европы к европейцам относятся все же лучше, чем в мусульманских странах.

В начале третьего тысячелетия европейские мусульмане превратились в активную политическую силу. Весной и летом 2001 г. массовые акции были проведены британскими мусульманами в фабричных городах средней Англии. В 2002 г. во время парламентских выборов во Франции массовые демонстрации французских мусульман в значительной мере парализовали активность правоэкстремистского Национального фронта. Европейские мусульмане во многом способствовали выработке Европой самостоятельной позиции по вопросу войны в Ираке в 2003 г. Зимой 2003/2004 гг. были проведены широкомасштабные акции европейских мусульман, которые были направлены против запрета французским министерством образования ношения хиджаба в школах. В европейских городах постоянно проходят массовые марши в поддержку народа Палестины, против политики США и Израиля.
Некоторые исламские деятели выступили с требованием автономии для европейских мусульман. Так, директор Мусульманского института К. Сиддики (один из лидеров исламских радикалов в Великобритании) в своем «Мусульманском манифесте» потребовал дать британским мусульманам статус «автономного сообщества».

Европа стала ареной деятельности исламских террористов, организовавших взрывы в Мадриде и Лондоне, а также убийство голландского режиссера Тео Ван Гога в Амстердаме. При этом терроризм порождается не только внутренними причинами, но и теми процессами, которые происходят внутри мусульманских общин Европы. Многие мусульмане, принявшие участие в террористической атаке на США 11 сентября 2001 г., были мусульманами из европейских стран. Их мировоззрение формировалось в Европе, где сложились благоприятные условия для распространения идей радикального ислама, отрицающего либеральные и демократические ценности.
Большинство совершивших теракты 11 марта 2004 г. в Мадриде также составляли молодые мусульмане, принадлежащие ко второму или третьему поколению иммигрантов. Они не были связаны с зарубежными террористическими организациями, хотя и заявляли о том, что являются последователями "Аль-Каиды". В состав группы входили жители Мадрида и полноправные граждане Испании (большей частью марокканского происхождения), которые прониклись идеями джихада, под влиянием информации, которую они черпали в Интернете на радикальных исламских сайтах. Та же картина наблюдалась в Великобритании, где лондонские теракты 7 июля 2005 г. также были осуществлены молодыми мусульманами – полноценными британскими гражданами.

Ислам превратился в важнейший фактор европейской общественной жизни. Без учета этого фактора невозможен сколько-нибудь серьезный прогноз будущего развития Европы, да и всего современного мира. Значительная часть мусульман Европы не интегрировалась в европейскую действительность и сознательно отказывается принимать западноевропейский образ жизни, мораль и ценности. Отказываясь от европейской идентичности, они делают выбор в пользу "чистого" ислама в его аравийской разновидности и ощущают себя в первую очередь частью всемирной мусульманской общины.
Сложившаяся демографическая ситуация укрепляет мусульман в уверенности, что рано или поздно Западная Европа станет частью исламского мира. Среди них бытует убеждение, что чрево мусульманской женщины превратилось в наиболее эффективное средство исламизации Европы и всего мира. Некоторые аналитики утверждают, что уже в самом ближайшем будущем первой исламской страной Западной Европы станет Франция, из которой ислам начнет свое победное шествие по остальным странам континента.

Европейские государства достигли больших и безусловных успехов в деле защиты демократических прав и свобод своих граждан. Это в полной мере относится к правам проживающих в них меньшинств: религиозных, этнических, сексуальных. Результатом этой либеральной политики стала нарастающая этноконфессиональная раздробленность Европы. Но ведь подобная этноконфессиональная раздробленность всегда была одним их основных признаков развивающихся стран. В большинстве из них подобная мозаичность стала причиной повышенной конфликтности общества. Обусловленная ею внутриполитическая нестабильность до сих пор остается важнейшей причиной социально-экономического застоя, даже общественной деградации, которые наблюдаются во многих развивающихся странах.
Все большее число мусульман предпочитают жить в рамках собственной общины, исключительно по своим законам и даже не говорить на языках стран своего проживания. Именно этим поведение мусульман коренным образом отличается от поведения других меньшинств (китайских, индийских, восточноевропейских и т.п.), которые, сохраняя свои культурные традиции и своеобразие, все же стремятся адаптироваться и интегрироваться в то общество, где они ныне проживают.

Очевидно, что чем более многочисленными становятся неинтегрированные в местное общество исламские сегменты, тем выше потенциал конфликтности общества и тем более благоприятная почва появляется для деятельности радикальных исламистских группировок.
Необходимо подчеркнуть, что ислам, как и любая другая религия, сам по себе не несет угрозы миру и обществу. Угроза возникает лишь тогда, когда ислам перестает быть религией и начинает использоваться в качестве политической идеологии, которая предназначена для захвата власти в отдельных странах, регионах или в планетарном масштабе по имя создания будущего Всемирного халифата.

В условиях построенного на либеральных ценностях европейского общества выработка какой-то особой политики по отношению к мусульманам, само их выделение из числа других меньшинств представляется совершенно недопустимым нарушением демократии. Настойчивое стремление не замечать специфику мусульманских проблем приводило к тому, что такие экстремисты, как египтянин Абу Хамза, без проблем получали британское гражданство и в течение многих лет спокойно жили в Великобритании, занимаясь террористической деятельностью.
Для европейского либерализма было бы немыслимым принятие законодательных актов, аналогичных, к примеру, недавно принятому австралийскому указу об арабо-мусульманских иммигрантах, от которых «правительство ощущает угрозу терактов». В этом указе говорится, что «мусульманам, желающим жить в Австралии по законам шариата, придется покинуть эту страну». В Европе же высказывания о том, что ислам является угрозой для общества, влекут за собой обвинения в расизме и судебное преследование.

Популярный в Бельгии католический священник Самуэль Оздемир, настоятель церкви святого Антония Падуанского в Шарлеруа, был обвинен властями страны в расизме за то, что в своей проповеди указывал на угрозу исламской экспансии в Европе. «Такого понятия как умеренные мусульмане просто не существует», – утверждал этот священник, родившийся в семье сирийских христиан в турецком Курдистане. В своем выступлении по местному телевидению он назвал каждого ребенка-мусульманина, рожденного в Европе, "бомбой замедленного действия для детей европейской культуры, которые вскоре станут здесь меньшинством".
Примечательно, что инициаторами судебного преследования Оздемира стали не исламские организации, а бельгийская правительственная правозащитная организация "Центр за равные возможности и противление расизму", которая квалифицировала его высказывания как "разжигание расовой ненависти" и даже рекомендовала заключить отца Самуэля под стражу до вынесения судебного вердикта.

Приведет ли рост мусульманского населения к исламизации Европы? Многие радикальные исламские лидеры в этом уже не сомневаются. Как заявил один из них после смерти Папы Римского Иоанна Павла II, «ислам вернется в Европу как завоеватель и победитель после того, как его дважды изгоняли с континента». После этого «христианам будет представлен только один выбор – принять ислам или платить джизью (т.е. налог, которым облагаются немусульмане за право проживать в исламской стране).
Европейские политики могут и дальше делать вид, что мусульмане ничем не отличаются от остальных меньшинств. Но дальнейшее механическое следование по пути либерализма не может решить проблемы, существование которой очевидно. Оно ведет лишь к дальнейшей обособленности местных мусульман, росту влияния радикального политического ислама в их среде, что уже в скором времени может превратиться в реальную угрозу для внутриполитической стабильности и самого существования современной европейской цивилизации. И чем дольше местные власти будут закрывать глаза на исламскую проблему, тем сложнее будет найти адекватные методы ее решения.

Будущие перспективы Европы в первую очередь будут зависеть от того, сумеют ли европейские государства выработать адекватную политику по отношению к растущим и все менее интегрированным в общество мусульманским общинам. Такая политика должна не только гарантировать все права, сохранение религиозного и культурного своеобразия европейских мусульман, но и гармонизировать их отношения с обществом, обеспечить интеграцию мусульман в современную европейскую цивилизацию.
Если же пока еще процветающая Европа не найдет адекватного выхода из этой сложной ситуации, то ее развитие может обернуться вспять и пойти по пути деградации. В этом случае вовсе не нынешние развивающиеся страны догонят развитые, а наоборот – Европа окажется на уровне развивающихся государств. В настоящее время подобное развитие событий все еще не является фатально неизбежным и хочется надеяться, что Европа (как и все человечество) не окажется отброшенной во времена самого мрачного средневековья и религиозных войн.

Александр Крылов.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.12.2011, 16:18   #586
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

О внутриполитических причинах сохранения исламского радикализма в России.









Главный редактор издательства "Ладомир" Юрий Михайлов предложил к обсуждению на сайте "Кавказская политика" четырнадцать тезисов о причинах, почему фактор исламского радикализма продолжает быть актуальным в политической, общественной и медийной сфере России.

1. Доминанта оценок абсолютного большинства отечественных экспертов в отношении набирающего силу в России Ислама традиционно следующая: он - явная либо скрытая угроза для страны. Отсюда невнятность, неконструктивность, тупиковость, агрессивность, а порой и изощренная провокационность даваемых властям рекомендаций.

2. Непонимание феномена Ислама и, в частности, природы его социального активизма (восприятие последнего как социальной патологии), оценка мусульманской модели поведения с позиций постхристианской ментальности (или, если угодно, рациональности) - фундаментальная причина грубых внутриполитических ошибок.

3. Игнорирование позитивной, ключевой для правоверия, составляющей исламского активизма и акцентирование внимания на его негативной составляющей, вплоть до отказа первой в праве на существование, - определяющий тренд российской практики. Как следствие - политика жесткой нейтрализации всякого активизма, маркированного Исламом, квинтэссенция которой - оголтелая борьба с пресловутой "ваххабизацией". Исламу вместо роли союзника в развитии страны отведена роль маргинала, который чем активнее, тем более опасен.

4. Отсюда ставка на реликт царско-советского прошлого - так называемый "народный Ислам" (пассивный, апатичный) и на невежественных служителей культа, смотрящих в рот "надзирающим" федеральным чиновникам и не пользующихся авторитетом у социально-активных верующих. Число последних неуклонно растет и, возможно, уже стало превалировать над инертной массой, что, в целом, соответствует общемировой тенденции - постепенному выходу на передовые рубежи реформированного, очнувшегося от многовековой спячки Ислама, решительным действием выражающего свое отношение к правящим режимам. Волны арабских революций - только начало тех тектонических сдвигов, которые определят лицо грядущего.

С неспособностью официального российского духовенства оппонировать радикалам все почему-то смирились. Не поддается разумному объяснению настойчивое окормление властями той части религиозной среды, которая лишь тормозит развитие общества.

5. Отсутствие единого духовно-интеллектуального центра, пользующегося у правоверных авторитетом, организационная разобщенность и институциональная неоформленность исламских административных структур, постоянная внутриобщинная (иногда на национальной почве) конфронтационность, порой искусно разогреваемая внешними по отношению к мусульманам силами, манипулирование духовенством через выделение любимчикам немалых грантов, достигающих по итогам года в ряде случаев многих сотен тысяч долларов, представление о том, что, с точки зрения выстраивания отношений государства с исламским сообществом России, поддержание подобного конфликтогенного состояния является в нынешних условиях безальтернативно оптимальным - серьезное заблуждение.

Контролируемому государством Фонду поддержки исламской науки, культуры и образования давно пора больше внимания уделять решению задач, заявленных в названии этого уникального на сегодняшний день учреждения. Фонд обладает солидными административными и финансовыми ресурсами, вполне достаточными для того, чтобы его влияние на текущую ситуацию приобрело более ощутимый позитивный характер.

6. Сложившаяся система отношений "государство — российский Ислам" сегодня - это изобильная кормушка для "партии войны", заинтересованной в поддержании предельной напряженности этих отношений.

7. От формирующейся в России системы высшего исламского образования - в силу крайне низкого, близкого к средневековой схоластике, уровня преподаваемых знаний - больше вреда, чем пользы, но и обучение за рубежом как базовое по меньшей мере бесперспективно.

8. Причины радикализации северокавказского общества - это болезненная ломка традиционной "кавказской идентичности", обострение - прежде всего у молодежи - чувства неуверенности в собственной социокультурной принадлежности; развал системы жизнеобразующих конструктивных ценностей; депрессия от того, что не удается найти в собственном прошлом ничего рационального и не получается уверенно строить планы на будущее; искалеченное детство нескольких поколений; подавляемая ярость за убитых и униженных родителей и родственников, множащиеся день ото дня родовые травмы, истончение чувства связи со средой за пределами близкородственных отношений; конфликт между патриархальной системой ценностей, вырождающейся подчас в самые ретроградные формы, и моделью жизненного успеха в нынешней России, моделью, олицетворяемой местными властями - удельными ханами - и построенной на тотальной несправедливости; усиливающееся ощущение отчужденности собственной жизни, ее непринадлежности самому себе, ущербности и бесперспективности существования как такового (сильнейшие раздражители к тому, помимо чаще всего называемых банальных бедности, безработицы, взяточничества и казнокрадства, - всё громче звучащие из Москвы мнения о Северном Кавказе как неблагодарном ярме для страны; слово "кавказец", неизменно подразумевавшее оттенок достоинства и чести, в устах российского обывателя превратилось в уничижительный ярлык для чужеродного áсоциального элемента).

Острейший конфликт двух идентичностей - той, что рождена возрастающим исламским активизмом, т. е. верой предков, которая в Российской метрополии стигматизирована, и той - угасающей советской - идентичностью, что прежде обеспечивала психологическую и социальную устойчивость, а также накапливающаяся ненависть к предлагаемой реальности, не позволяющей сбыться надеждам, саднящая потребность в компенсации коллективной нарциссической травмы, постоянное переживание безысходности и обреченности, - образно говоря, "бытия в парализующей трясине", преисполненность яростью от грандиозной несправедливости, гневом, усиленным опьянением от пробудившейся религиозности, требовательным запросом к высшим, надмирным силам, - всё это приводит к вытеснению проблемы "смысла жизни" проблемой "смысла смерти". Так что ценой обретения идентичности оказывается сама жизнь.

9. Угроза утраты идентичности индуцирует фанатичное видение человека, он запутывается в собственном миропонимании, становится склонен к выстраиванию реальности заново - из более простых категорий, путем расчленения мира (расчленения абсолютно спонтанного, произвольного) на объекты "хорошие" и "плохие". Ядерную идентичность такого человека определяют безапелляционность, нежелание диалога, отрицание компромисса с "внешними врагами". Им выбирается одна-единственная метафизически окрашенная ценность, за которую он борется с чуждым жизни упорством, всецело идентифицируя себя со своей миссией.

Ныне налицо стагнация, деинституциализация и фрагментация северокавказского социума, скажу сильнее, - фанатизм социальной дезинтеграции, когда действующий общественный порядок необратимо утрачивает свои сплачивающие и защитные функции и больше не способен пробуждать добродетель и чувство солидарности. Ему на смену рвутся квазиинтегративные неофициальные религиозные формирования - антипод современной государственности.

Страх от беззащитности перед тиранией власти, ужас от навязываемой жизненной перспективы овладевают всё более широкими слоями распадающегося общества. Охваченное "паникой идентичности" население ищет спасения в регрессивном фундаментализме, в тотальном цементировании "старых добрых времен" - воплощении благополучия, видит спасение в радикальной смене существующего строя и поголовном устранении его представителей.

Затравленные люди стремятся к побегу из невыносимого бессилия в нарциссическое всесилие, и самое простое здесь — взяться за оружие и крушить всеми силами объект своей ненависти.

10. Малограмотность, не только в сфере вероучения, низкий образовательный ценз и иллюзорная харизматичность изрядной части исламского духовенства России питают его неугасающий конфликт с интеллектуально развитыми верующими. Неспособность большинства нынешней мусульманской бюрократии отстаивать интересы правоверных, в частности отвечать на духовные запросы в современном звучании, вести партнерский, а не подобострастный диалог с государством, иной раз смыкание с мафиозно-коррупционными кланами в совместном стремлении удержаться во власти, у "бюджетной кормушки", с возможностью манипулирования органами правопорядка и правосудия, оборачивается попранием жизнеутверждающего для ислама принципа - социальной справедливости и, соответственно, пополнением рядов противников правящего режима наиболее неравнодушными, часто прекрасно образованными гражданами. Этим не в малой степени объясняется ненасытность "кавказской мясорубки", когда от имени государства, вынужденного вести беспощадную борьбу с профессиональными головорезами, систематически уничтожается втянутая в конфликт социально активная молодежь - "соль земли", те люди, которые при разумном построении отношений с ними могли бы стать приводным ремнем экономического и нравственного возрождения своих регионов.

11. Нескончаемая насильственная борьба с терроризмом полувоенными методами есть свидетельство органической неспособности решить проблему радикализма исключительно избранными средствами. Разрушительное насилие со стороны абсолютно убежденной в своей правоте власти, демонстративные силовые акции по устрожению местного населения рождают ассиметричные ответные действия и питают маховик деструктивного кругооборота.

Постепенное закрепление на Северном Кавказе в целях его умозрительной "кабинетной стабилизации" режима "суверенных восточных деспотий", сращенных с пресловутой ермоловщиной, ничем хорошим закончиться не может. И сегодня это становится всё более очевидным.

12. Молчаливая поддержка значительной (растущей) частью северокавказского общества действий радикального меньшинства — бросающаяся в глаза реальность.

13. Чтобы государство перестало олицетворять собой коллективного врага, необходима исламская легитимация действующего конституционного строя, другими словами - шариатское обоснование правовой состоятельности существующих государственных институций на предмет их способности выражать в полной мере чаяния исламского меньшинства. Речь не идет об исламизации страны, а о поверке сложившихся государственных механизмов на соответствие социальным потребностям верующих. Активизм Ислама, прежде всего протестные настроения, должен быть переведен в конституционное, правовое поле.

Ислам - это всегда интерпретация. Его архаические и суеверно-деструктивные версии, правящие бал на Северном Кавказе и в ряде других российских регионов, наносят обществу в целом и мусульманам, в частности, колоссальный вред.

14. Необходимые практические шаги следующие:

во-первых, создание национальной школы исламского богословия и права (без подмены действующих мáзхабов, через русификацию ядра исламского богословия и юриспруденции, т. е. через научно-комментированный перевод на русский язык комплекса ключевых вероучительных текстов и последующее формально-логическое описание основных богословско-правовых толков с помощью аппарата неклассических логик, их алгоритмизацию с целью необходимого пророссийского расширения),

во-вторых, построение на основе отечественной теологической школы системы независимого религиозного образования (поскольку принцип сочетания богооткровенных истин с современным научным знанием является для вероучения пророка Мухаммада системообразующим, целесообразным представляется переподчинение религиозных вузов государственным федеральным университетам, с приданием этим вузам статуса факультетов теологии, что отвечало бы структуре классических европейских университетов, таких, например, как Марбургский и Тюбингенский) и,

в-третьих, выработка полномасштабной социальной доктрины Ислама для нашей многоконфессиональной страны, обладающей уникальным историческим наследием добрососедства религий. Должна быть наголову разбита точка зрения, согласно которой истово верующий человек вправе действовать от имени Аллаха, рассматривая этот мир как малоценное сырье - своего рода лом-брак-шлак-дефект Божьего творения - для построения "здесь и сейчас" общества абсолютной справедливости, а потому наделять себя правом карать смертью "язычников", "лицемеров" и "неверных", разрушать "идольские капища" с "дьявольскими стойбищами", т. е. "продавшихся Шайтану" граждан, "разложившееся" духовенство, госслужащих-"подручных Сатаны", прежде всего из силовых ведомств, а также учреждения органов власти.

В умах мусульман должно прочно утвердиться представление, что истинному правоверию отвечает лишь добросовестный труд на благо семьи, близких и государства, что все болезненные вопросы необходимо разрешать через демократические процедуры и конструктивный диалог, направленный на углубленное взаимопонимание и сотрудничество сторон, что ислам — религия умеренности и полноценной жизни, социального оптимизма и здравого смысла.

В конечном счете в России должна появиться подлинная исламская элита, стоящая на защите интересов страны и не воспринимаемая обществом как инородная.

Ислам, при его правильном истолковании и доброжелательно-заинтересованном к нему отношении, призван стать одной из главнейших опор нашей державы, причем не только в плане духовности и гражданственности, но и в таком важнейшем начинании как модернизация России. И без поддержки государства, но не такой бездарной, какая проводилась в последние годы, отечественным мусульманам с этими задачами не справиться.


Юрий Михайлов

www.islamio.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.12.2011, 11:18   #587
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Мухаммад Камаль ад-Дин: проблема современных мусульман в том, что у них нет цели.








Предлагаем вашему вниманию интервью с руководителем отдела по изучению шариата в Александрийском университете Мухаммадом Камаль ад-Дином Имамом. Он родился в 1946 году в городе Исна (Египет). В 1969 году окончил Александрийский университет по специальности «право и правоведение». В 1973 году стал обладателем диплома о высшем образовании в области исламского шариата. В 1982 году в Александрийском университете защитил докторскую диссертацию по праву. В арабском научном мире Мухаммад Камаль ад-Дин Имам известен своими многочисленными трудами в области исламского фикха.




- Уважаемый шейх, вы являетесь специалистом по исламскому уголовному праву. Что подразумевает этот раздел исламского фикха?



- Исламское уголовное право включает в себя нормы шариата по преступлениям, наказаниям и процессуальные нормы, которые применяются при рассмотрении дел уголовного характера. Исламское уголовное право также охватывает процессуальный статус и уголовные дела. Специальная область шариата рассматривает преступления и наказания как в общем, так и в частности. Кроме того, исламское право имеет отдельный раздел по статьям, устанавливающим наказания (худуд), на основе доводов из Корана и сунны, как, например, за воровство или возмездие, и по статьям, установленных самими людьми.



- Почему же в таком случае разделы исламского шариата о преступлениях и наказаниях часто становятся объектами нападок?



- Мы живем во враждебной среде. Система непригодна для проживания, общество лишено благодати. Помню, я как то, читая книгу бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, наткнулся на цитату, в которой она призывает страны Запада захватить природные богатства исламских государств, так как мусульмане их якобы не заслуживают. То есть она оправдывает агрессию против нас, оккупацию мусульманских стран.

Статьи, предусматривающие жестокие наказания, существуют в уголовных правах многих стран. Так, в США, особенно после событий 11 сентября 2001 года, ввели законы, нарушающие права человека. Дело дошло до того, что, согласно новым законам стало возможно применение телесных и других видов жестоких наказаний. Между тем, исламские законы не устанавливают никакие наказания в отношении людей, которые совершают преступление против своей воли или идут на воровство, чтобы не умереть с голоду. Поэтому в сомнительных случаях наказания аннулируются. Наша законодательная система – самая полноценная, мы не можем отказаться ни от одной из ее частей.

Кроме того, исламское законодательство имеет свои правила, установки, теоретическую базу, свои условия и механизмы правоприменения. Успех общественного строя кроется не в полном исчезновении преступности. Она не исчезнет. Преступность – это необходимость в общественной жизни. Мы лишь хотим, чтобы исчезли пагубное влияние преступности и тяжкие правонарушения. Суровость наказания зависит от способности системы установить наказания за определенные виды преступления и покончить с их последствиями. Поэтому мы не говорим, что то или иное наказание суровое или мягкое.



- Враги ислама приводят наказания, упомянутые в Коране и сунне, в качестве довода в пользу того, что наша религия подстрекает к насилию. Вы как считаете?



- Человек, постигающий ислам и его нормы, осознает основные истины, которые кроются в наказаниях, установленных Кораном и сунной, а именно: наказания в исламе направлены на то, чтобы сдерживать преступника от повторного совершения преступления, а также пресекать мысли у других людей о совершении подобного деяния. Наказания в исламе служат барьером на пути тех, кто замышляет преступление, как на уровне индивида, так и общества.


Кроме того, учеными ислама утвержден принцип «при возникновении сомнений наказания аннулируются», то есть любое сомнение, возникающее во время процессуальных действий идет на пользу интересам обвиняемого. Цель наказаний, установленных Кораном и сунной, - не месть или создание для людей критической ситуации, а добродетели. Шариат облегчает тяжесть наказаний или аннулирует их совсем в таких случаях, как голод, испуг, нужда. Омар бен аль-Хаттаб в засушливый год (17 год и начало 18 года после переселения Пророка (мир ему) в Медину (638 год по грегорианскому календарю) – IslamRF.Ru) отменил наказание (отсечение руки) за воровство. Другое послабление – это повеление ислама скрыть содеянное прегрешение и не довести дело до суда. Пророк (мир ему) обратился человеку, который стал свидетелем прелюбодеяния следующими словами: «Если бы ты прикрыл его грех своим одеянием, то это было бы лучше для тебя».

Исламский шариат всеобъемлющий свод законов, он универсален везде и в любое время. Люди в разной степени владеют собой. Поэтому необходим мощный фактор, который бы сдерживал людей со слабой натурой от впадения в грехи, от наказаний и от отступления от ислама, чтобы общество стало здоровым как по своей форме, так и по содержанию.



- В свете разговора о том, что исламский шариат действителен в любом месте и в любое время, что вы ответите тем, кто выступает против подобной истины?



- Шариат вечен и действителен в любом месте и в любое время. Это утверждение категорично, ясно, как день. Но истина, которую мы должны признать, - это то, что нет необходимости в том, чтобы некоторые пункты исламского фикха действовали везде и всегда. Фикх – это не только разделы исламского права, разъясняющие нормы видов поклонения. Эти нормы действительны для любого места и времени, подвергать изменениям или корректировкам мы их не можем. Правда, со временем относительно данного раздела исламского фикха возникают вопросы: о положении молящегося в космическом корабле, в поезде или в самолете, о положении постящегося согласно вычислениям современной техники и т.д. Несмотря на то, что все подобные вопросы, порождены с истечением времени, число, процедура исполнения молитв, сроки и длительность поста остаются незыблемыми. Разрешения, наставления, постулаты также низменны. Этот раздел фикха универсален, стоит выше времени и пространства. Фикх же в целом не может быть изменен, также как и не может оставаться незыблемой на протяжении веков.

Все должны понять, что исламский фикх – это не свод законов. Кто так думает, тот ошибается, так как закон предполагает обязательства и практику применения. Если человек отказывается от выполнения обязательств по своей воле, его принуждают. Так работает закон. Говоря в целом, закон – это свод общих правил, которые обязательны для всех, тогда как фикх – это мнение ученых относительно норм исламского права.



- Что вы думаете о противоречивых фетвах, которые имеют место в наше время?



- Противоречивых фетв с каждым днем становится все больше и больше – каждый принимает религиозно-юридические решения, устанавливает нормы шариата. К сожалению, в исламском мире не предпринимаются никакие шаги, направленные на то, чтобы положить конец подобному беспорядку в области издания фетв. Кроме того, ситуацию усугубляют десятки спутниковых телеканалов и Интернет-сайтов, которые бесконтрольным образом распространяют различные фетвы и комментируют религиозные догмы.

Конечно, мы должны осознавать и понимать, что иджтихад в исламе не запрещен. Но в то же время имеется большая разница между тем, кто толкует религиозные нормы только по отношению к себе, и тем, кто распространяет свое понимание шариатских догм для всех людей. Последний случай приводит к тому, что люди часто перестают верить в фетвы, религиозных деятелей, и это негативно влияет на религию в целом. Поэтому все ученые, а также те, кто промышляет вынесением фетв, должны бояться Аллаха и не выставлять нас на посмешище перед другими нациями, не превратить религию в предмет насмешек. Когда у кого-нибудь появляется какая-нибудь теория или суждение, то он обязан представить свою точку зрения на суд совета мусульманских ученых, которые изучат ее, проведут расследование, оценят, насколько она совпадает с учением Корана и сунны Пророка (мир ему). Только после того, как ученые одобрят высказанное суждение, оно может быть распространено среди людей. Фетвы не должны быть причиной провокаций или ударом по идейным, религиозным и этическим нормам.

Муфтий – человек, который принимает религиозно-юридические решения, должен удовлетворить четырем условиям, а не трем, как думают многие: принадлежность к исламу, право на иджтихад, справедливость, обращение за консультациями. Муфтий в любых своих фетвах, которые затрагивают интересы уммы, должен прибегать к советам людей, имеющих опыт. Вынесенные им суждения могут быть политической, экономической, социальной направленности, затрагивать отношения между государствами.



- Враги ислама постоянно используют мазхабы в качестве провокаций против мусульман. Как мусульманину вести себя в отношении подобных подстрекательств?



- Прежде всего, мусульманин должен знать, что разделение на мазхабы в исламе не только связано с противоречиями в области вероубеждения, а также в области суждений и идей, впоследствии которых появилось много течений. Все это подчеркивает способность нашей религии сочетать в себе различные точки зрения, в которую мусульмане должны верить, сближать различные мнения и достичь согласия по общепризнанным вопросам между разными толками ислама. Каждый мазхаб в спорных случаях относится с уважением ко мнению других исламских толков, последователи одного мазхаба никогда не обвиняют представителей других мазхабов в неверии. Нет никакого вреда в том, что между учеными в области исламского права, философами, знатоками грамматики арабского языка, историками, схоластами существуют противоречия. Противоречия нужно рассматривать как милость и развитие ума, не прибегая к обвинениям в неверии. Ничего страшного в том, что мы спорим друг с другом в вопросах второстепенного характера. Главное условие – это проявление взаимоуважения и исключение раскола между мусульманами, который могут использовать враги ислама против нас.



- Как поступать мусульманину, когда мнения ученых противоречат друг другу?



Если мусульманин обладает знаниями, чтобы сравнивать слова ученых с доводами из Корана и сунны и выбрать более очевидное и правильное, то он обязан поступать подобным образом, так как Аллах в спорных вопросах велит прибегнуть к Корану и сунне: «Если же вы станете препираться о чем-ни-будь, то обратитесь с этим к Аллаху и Посланнику, если вы веруете в Аллаха и Последний день». (4:59; пер. Э.Кулиева) То есть человек обращается в спорных вопросах к Корану и сунне и делает выбор в пользу очевидного. Следовать доводу и прибегать к мнению ученых в понимании этого довода – обязанность человека, обладающего знаниями.

Если же у человека нет знаний, чтобы сделать выбор в пользу наиболее очевидного мнения среди ученых, то ему нужно спросить об этом знающего человека, в знания, убеждения, которые он верит, словами которых он руководствуется. Аллах говорит: «Если вы не знаете, то спросите обладателей Напоминания». (16:43; пер. Э.Кулиева) Как говорят ученые, мазхаб простого человека – это тот толк, которого придерживается муфтий, поставленный над ним. Когда слова и точки зрения муфтиев расходятся, он следует за тем, кто более известен и заслуживает доверия. Человек, когда заболевает, начинает искать врачей, наиболее заслуживающих доверие, знающих свое дело. В отношении религии данный принцип также должен быть задействован, так как она намного выше и важнее чем наша мирская жизнь.

Мусульманину не следует руководствоваться мнением ученого, которое отвечает его капризам и идет в разрез с доводами Корана и сунны. Не нужно следовать только за теми муфтиями, которые во всем видят облегчение, а надо руководствоваться мнением наиболее богобоязненных из них.



- Каким вам видится нынешнее положение мусульман? Есть ли хоть какая-нибудь надежда, что сложившаяся ситуация изменится?



- Проблема современных мусульман в том, что у них нет цели. Каждый мусульманин проживает без определенной цели. Если у отдельного человека нет цели, то у нации тоже. Последователи живут только ради того, чтобы набивать свои животы, не задавая себе вопрос о том, кем они являются, ради чего живут. В этом вся разница между мусульманами и представителями западной цивилизации. Нам не хватает научного рационализма. За исключением тех, кому Господ проявил своего милосердия. Остальные же мусульмане превратились в дервишей, забыли про науку, про ислам. Постоянно требуют, чтобы им раскрыли секреты о том, как стать сильнее всех. В великому сожалению, нация, породившая великие умы и потрясшая ими мир, приостановилась в своем развитие. Мусульмане перестали черпать силу в своей религии, в ее великих принципах. Изначально мусульмане получали знания из Корана, сунны благословенного Пророка (мир ему), а не из спутниковых телеканалов с полуобнаженными женщинами и шарлатанами. Поэтому цивилизация мусульман остановилась в своем развитии и стала объектом нападок со стороны других культур и народов.

Нам нужно заново понять свою религию, быть далекими от теорий, которые пытаются привить нам некоторые. Я как-то слышал как один из проповедников, комментируя аяты «Горе молящимся», «которые небрежны к своим намазам» из суры «Подаяние», сказал, что речь идет только о тех, кто сокращает свой намаз. Тогда как полный и обобщенный смысл аята – это то, что Аллах ниспошлет горе и разрушения тем, кто небрежно относятся к выстаиванию молитвы. Это признак того, что мусульмане сегодня нуждаются в религиозном исламском дискурсе, далеком от современного словоблудия. Правильный исламский дискурс должен содержат в себе ценности, стимулирующие человека к хорошему воспитанию, правильному поведению, вероубеждению. В исламском дискурсе разделяющий фактор между духовным воспитанием и поведением на людях отсутствует.



"Аль-Халидж"



islamrf.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.12.2011, 12:32   #588
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Банк по принципам шариата.






В Уфе вчера открылся мусульманский банк. Его суть и инструментарий существенно отличаются от классического банковского дела. Каковы основные особенности и проблемы внедрения исламского банкинга? Эксперты выделяют два основных препятствия – сложности законодательной базы и моральная неготовность населения.

Для республики это первая организация такого рода, в России действует всего несколько финансовых институтов, работающих по канонам Ислама. Кстати, на Западе такое направление распространено гораздо сильнее – его преимущества оценили как специализированные организации, так и крупнейшие банки, которые также предлагают ряд специфичных продуктов.

Исламский банкинг многообразен и сложен. Традиционные банки обычно не придают большого значения моральной составляющей проектов, которые они финансируют. В противоположность этому при исламской экономической системе все агенты должны действовать в рамках моральных норм Ислама.

«На сегодняшний день повсеместно идет активное возрождение духовно-нравственной ценностей народов России и, вместе с этим, приходит также такая же востребованность о необходимости соблюдать морально-этические нормы и принципы верующего человека», – считает заместитель муфтия Духовного управления мусульман РБ Аюп-хазрат. По его словам, исламский банкинг показал эффективность работы во всем мире.

«В этой системе человек не попадает в кабалу и зависимость от процентных ставок, и если какие-то риски есть, то они разделяются совместно с исламским банком», – говорит Аюп-хазрат.

«Исламское финансирование основано на священном Коране, эти финансовые институты сейчас активно развиваются в мире, – отмечает заместитель председателя Центрального д>уховного управления мусульман Васил-хазрат. – Отрадно, что жители республики получают возможность проводить банковские операции качественно и в соответствии со своими нравственными, религиозными убеждениями».

Отметим, что исламское финансовое посредничество подразумевает замену традиционного банковского продукта другими финансовыми методами и инструментами как для аккумуляции средств, так и для их последующего эффективного использования.

«Мы считаем, что банковские услуги должны меняться и трансформироваться, необходимо всегда искать новые формы обслуживания, – отметил на церемонии открытия операционного офиса «Башкортостан» филиала «Восток-Капитал» банка «Эллипс» заместитель председателя Нацбанка РБ Марат Кашапов. - И в этом смысле услуги, которые предлагает данный банк, могут быть востребованы любыми клиентами, которые по разным соображениям, в том числе и этическим, выбирают их для себя». По его мнению, такое движение надо только приветствовать, тем более что таким образом республика может привлечь значительный объем ресурсов из мусульманских стран.

«Поэтому хочется, чтобы банк показал не только соответствие запросам религиозных потребностей своих клиентов, но и отвечал высоким стандартам обслуживания клиентов вообще», – отметил Марат Кашапов.

Несмотря на то, что в России проживает по разным подсчетам порядка 20-30 миллионов мусульман, процесс развития института исламских финансов фактически находится у самых истоков. И пока говорить об исламском банкинге как о массовом явлении нельзя.

«Сложность заключается еще и в том, что на сегодняшний день в законодательстве нет нормативной базы, которая определяла бы специфические требования к финансовому учреждению, построенному на принципах исламского банкинга. По сути, наш «Восток-Капитал» – не только стартовая, но и экспериментальная площадка, на которой будут отрабатываться новые подходы, принципы, технологии взаимодействия с клиентами, вырабатываться предложения по совершенствованию банковского законодательства», – отметил на церемонии открытия исполнительный директор Ассоциации кредитных организаций РБ Асхат Хуснутдинов.

«Пока банк предлагает не весь спектр продуктов, – говорит управляющий операционным офисом «Башкортостан» филиала «Восток-Капитала» Алмаз Абдуллин, – потому что, во-первых, есть ограничения законодательного характера. Во-вторых, еще не все продукты мы смогли адаптировать к нашим условиям, их нужно структурировать и прорабатывать. Необходимо для каждого из них просчитать маркетинг, риски и саму процедуру».

Как рассказал консультант банка по исламскому праву (фикх) Ишмурат Хайбуллин, стандартизация операций заключается в том, что обычные традиционные банковские услуги подводят под стандарты шариата. На сегодняшний день всего разработано 17 документов, все они доступны для понимания. Консультант отмечает, что, к сожалению, многие пункты стандартов могут не найти применения в законодательстве. К примеру, банки не имеют право заниматься торговой деятельностью, что ограничивает ряд продуктов, которые может предлагать мусульманский банк. «Но мы будем использовать лишь те стандарты, которые применимы и согласуются с существующими законами», – пояснил Ишмурат Хабибуллин.

«Очень много законодательных проблем, но это не основная сложность, – считает Марат Кашапов. – На мой взгляд, есть еще неготовность со стороны спроса. Я думаю, что значительная часть мусульманского населения не знают доподлинно принципов исламского финансирования, подходов в шариате, которые применяются в отношении к деньгам и экономическим вопросам». Есть также сложность для восприятия исламских финансовых продуктов даже у подготовленной публики.

Насколько востребованы такие продукты, по словам Алмаза Абдуллина, пока сказать нельзя, банк работает чуть больше месяца. «К нам поступает очень много звонков, – говорит он. – К сожалению, иногда звонки заканчиваются просто получением информации. С другой стороны – с каждым днем мы видим тенденцию к увеличению количества операций и клиентов».

Источник: 102banka.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.01.2012, 11:25   #589
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Ф.О. Плещунов

ИСЛАМ – РЕЛИГИЯ ФРАНЦИИ








Ислам. Вряд ли сегодня в Европе найдётся хоть один человек, который не представляет, о чём идёт речь даже в самых общих чертах, когда произносится это слово. За несколько последних десятилетий мусульмане не просто стали неотъемлемой частью европейского общества. Они изменили культуру этого общества. Большинству европейцев сегодня достаточно просто пройтись по улицам родного города, чтобы узнать, как выглядит мечеть, понять разницу между традиционной одеждой, которую предпочитают носить пакистанцы или выходцы из стран арабского мира. Параллельно с ростом мусульманских общин континента растёт и число коренных европейцев, хорошо разбирающихся в догматах ислама, во всех тонкостях этого вероучения. Одни хотят таким образом узнать побольше о заинтересовавшей их религии, о людях, живущих рядом. Другие руководствуются соображением, согласно которому «врага надо знать в лицо».


Присутствие ислама в Европе стало настолько естественным, что событие, о котором всё время много говорили, и которого многие опасались, произошло незаметно. Ислам стал основной религией в одной из ведущих европейских стран. Это произошло именно там и именно в то время, где, исходя из всего хода новейшей истории и должно было произойти. Во Франции – стране, мусульманское сообщество которой является сегодня самым многочисленным в Европе. И декларируемый властями подчёркнуто светский характер французского государства никого не должен вводить в заблуждение. Рано или поздно, если события и дальше будут развиваться подобным образом, этот постулат станет пустой формальностью. Итак, что же позволяет сделать громкий вывод о том, что ислам стал ведущей конфессией Франции?


Прежде всего, количество мечетей, уже построенных в стране или находящихся в стадии строительства/проектирования. Соотношение культовых сооружений двух ведущих конфессий Франции является хорошей иллюстрацией текущего положения дел. А статистика такова: 150 новых проектов мечетей находятся сегодня на различной стадии реализации, значительная часть из них строится в настоящее время, в то время, как католическая церковь Франции построила за последние 10 лет лишь 20 храмов! Более того, в этот же период церковь была вынуждена закрыть более 60 храмов, многие из которых, по данным католического издания La Croix, в ближайшем будущем станут мечетями, либо уже являются таковыми.


Информацию по мечетям в августе 2011 г. в интервью национальной радиостанции RTL озвучил президент Мусульманского совета Франции (МСФ) Мохаммед Муссауи (Mohammed Moussaoui). Впрочем, то, что строительство исламских культовых сооружений в стране ведётся столь впечатляющими темпами, было отмечено ещё в 2009 г. в докладе «Возводя мечети: управление исламом во Франции и Нидерландах» (Constructing Mosques: The Governance of Islam in France and the Netherlands), подготовленном Марселем Муссеном (Marcel Maussen) из Амстердамской школы социальных исследований (Amsterdam School for Social Science Research). В докладе, в частности, говорится, что число мечетей во Франции удвоилось за последние 10 лет и сегодня превышает отметку в 2 тыс. строений. Самая новая из них, рассчитанная на 2 тыс. молящихся, была открыта во время прошлого Рамадана в Страсбурге. Вскоре должна открыть свои двери мечеть на 7 тыс. человек в Марселе, городе, где мусульмане составляют 25% от населения (250 тыс.).


Но даже такие показатели удовлетворяют далеко не всех французских мусульман. Некоторые из них считают, что мечетей в стране по-прежнему строится недостаточно. Так, ректор Большой парижской мечети Далил Бубакер (Dalil Boubakeur) призывает ещё удвоить количество мечетей во Франции, доведя его до 4 тыс., чтобы удовлетворить растущие потребности исламской общины. «Откройте мечеть, и вы закроете тюрьму», - говорит Бубакер.


Необходимо помнить, что статистика по культовым сооружениям хотя и является безусловно важным социально-культурным показателем, но при этом в первую очередь отражает то, что творится у людей в головах. А творится там следующее: согласно данным Французского института общественного мнения (Institut francais d'opinion publique), из 64% граждан страны (42 млн), считающих себя католиками, лишь 4,5% (2 млн) являются практикующими верующими, то есть периодически посещают церковь (!).


В то же время, свежее исследование по исламу во Франции, опубликованное институтом в августе 2011 г., представляет мусульман более консолидированным и целостным сообществом, массовая доля практикующих в котором составляет 41% от общего числа верующих в Аллаха или 2,5 млн человек от всего населения страны. Произведя несложные вычисления, можно увидеть, что сегодня число практикующих мусульман уже на 500 тыс. превышает число практикующих католиков в стране, некогда гордившейся своими тесными связями с папской курией и в своё время предоставившей главам католической церкви постоянную резиденцию почти на столетие. А ведь именно для практикующих, а не для тех, кто верит в абстрактный высший разум, и строится большинство культовых сооружений. Так что нет сомнений, что Франции сегодня нужны мечети, тем более, что 70% опрошенных собирались соблюдать священный пост в Рамадан от начала до конца и совершить вместе праздничные намазы в праздник разговения Ид аль-Фитр. А вот нужны ли Франции католические храмы – большой вопрос. Возможно, стоит вообще оставить только один – самый знаменитый, раз уж французы утратили интерес к своей религии и собственному культурному наследию? Несомненно, максимально эффективным решением стала бы передача большинства католических храмов мусульманам, потому что церкви пустуют, в то время как десятки тысяч мусульман молятся на улице в Ид аль-Фитр.


Процесс передачи идёт полным ходом, и судя по всему, не вызывает у французов какого-то беспокойства, раз они смотрят на это с лёгким сердцем и по-прежнему не стремятся лишний раз заглянуть в приходской храм, куда их водили дедушки и бабушки, просто для того, чтобы этот храм не попал в список закрывающихся и не был переделан в мечеть. Правым политикам сегодня нет смысла говорить о запрете мусульманской иммиграции в страну и об ограничении распространения ислама во Франции или строительства мечетей/минаретов на её территории. Упадок католичества как главной религии Франции – это не проблема мусульман. Это проблема самих французов. Мусульмане не отнимают у католиков их церкви, они лишь подбирают выброшенное. Просто в данном случае это не вещи, а католические храмы, «выброшенные» на периферию французского общества.


В этом отношении злую шутку с католичеством во Франции сыграла доктрина светскости, культивируемая с 1905 г. Рассматривавшаяся в начале прошлого века как безусловно прогрессивная, сегодня эта доктрина лишает католиков страны одного из главных и, возможно, последнего источника сил и поддержки. Запреты на демонстрацию религиозных символов в государственных учреждениях и на ношение никаба (в общем-то, не имеющего отношения к исламу) никак не повлияют на распространение учения пророка Мухаммеда в стране, на количество строящихся мечетей, тогда как для католичества явная поддержка на государственном уровне могла бы стать серьёзным стимулом для возрождения к нему интереса в обществе, особенно среди молодёжи. Так что сегодня, как ни парадоксально, от декларируемого во Франции светского характера государства выигрывает не сама Франция, не католичество, а мусульмане. Однажды их голосов станет достаточно, чтобы вновь избранное правительство отменило эту доктрину, провозгласив государство исламским. Впрочем, это оптимистичный «демократический» вариант развития событий.


Кроме того, у многих «светских» французов неизбежно наступает своего рода моральный диссонанс, когда в городах своей светской страны они регулярно видят тысячи молящихся вместе мусульман прямо на улицах. Для кого-то это является недвусмысленной демонстрацией того, что в негласном противостоянии светского государства и ислама, именно последний оказывается сильнее. Для других – элементарными признаками бессилия светской доктрины перед динамично развивающимся вероучением. Результат предсказуем: как минимум – подрывается вера в собственное государство, как максимум – появляется желание примкнуть к тем, на чьей стороне очевидная сила. На другом конце шкалы – злость от того, что родные улицы заполонили чужаки с чуждым же мировоззрением и обида на государство, которое это допустило. Но французскому католичеству это никак не помогает. А помогает лишь нагнетанию напряжённости в отношениях с (пока ещё) меньшинствами и увеличению числа вспышек насилия, играющих на руку Национальному фронту Ле Пенов. Что в перспективе, если градус напряжения продолжит нарастать? Конфликт в той или иной форме между группой людей с тысячелетним культурно-религиозным наследием за плечами и людьми с «молодыми» светско-республиканскими убеждениями. А что конкретно будут защищать французы в пору, когда мусульмане будут защищать Аллаха и бороться за свою веру?


Сегодня французские политики, начиная от Марин Ле Пен и заканчивая президентом Саркози пытаются набрать очки на «исламской» теме в преддверии президентских выборов 2012 года, говоря, что молящиеся на улицах мусульмане – это неприемлемо. Или и вовсе называя их оккупантами. Очевидно, что притесняя подобным образом мусульман, политикам вряд ли удастся добиться какого-то эффекта, кроме озлобления и отчуждения адептов ислама и ещё большей популяризации в их рядах идеологии исламистов, играющих на неудовлетворённости мусульман своим положением в современной Европе. Потому что сложившаяся сегодня во Франции ситуация, повторим ещё раз, не является проблемой мусульман. Она перестала ею быть, когда Франция и другие европейские страны превратили государства исламского мира в свои колонии в прошлые столетия. Так что сегодня они лишь расплачиваются за это.


Если политики и католическое духовенство хотят по-настоящему повлиять на ситуацию, им необходимо переломить тенденцию, наполнить храмы прихожанами, чтобы они не превращались в мечети, побудить людей обратиться к собственному многовековому наследию, место которого незаметно заняли догматы светскости и демократические идеалы, в которых, безусловно, есть немало хорошего, вот только с каждым годом они всё хуже работают в изменившейся реальности европейского континента.


В статье Соэрена Керна «Ислам занимает место католицизма во Франции» приводятся слова, которые один из лидеров мусульманского мира как-то сказал в доверительной беседе прожившему там 40 лет итальянскому архиепископу-францисканцу Джузеппе Бернардини, ныне возглавляющему католическую епархию: «Благодаря вашим демократическим законам мы завоюем вас, благодаря нашим религиозным законам мы будем доминировать над вами».


У подобной точки зрения довольно много сторонников в высших эшелонах власти многих мусульманских стран, например, стремящейся в Евросоюз Турции, премьер-министр которой Реджеп Тайип Эрдоган практически не скрывает свои агрессивные взгляды на место Турции в Европе, публично цитируя панисламистские стихи одного из турецких поэтов (Ziya Gokalp): «Мечети – наши казармы, купола – наши шлемы, минареты – штыки наши, верующие же – наши солдаты».


Впрочем, у ситуации, сложившейся во Франции и в Европе в целом, есть и оборотная сторона. И, пожалуй, это – единственное, что может сегодня хоть как-то утешить европейцев. Хотя многие живущие в Европе мусульмане, и в особенности исламисты, никогда не признаются в этом другим и возможно даже себе, большинству из них нравятся демократические законы континента и атмосфера в целом, которая установилась в европейских странах благодаря этим законам. Они привыкли жить в такой комфортной обстановке, пользуясь всеми благами демократического общества (некоторыми украдкой). Такими, например, как солидные пособия по безработице или пособия для матерей-одиночек (в той же Франции был нашумевший случай, когда четыре жены в исламе, числившиеся по европейским законам матерями-одиночками, ежемесячно приносили свои пособия мужу, жившему в стране нелегально). Да что там – многим просто нравится дурить доверчивых демократических кафиров.


Так что вряд ли они сильно обрадуются, если в какой-то момент к власти в европейских странах придут радикальные исламские клерики и превратят сытую и комфортную жизнь в новые Пакистан, Иран или Йемен. А потому возникает вопрос: насколько сильно сами европейские мусульмане заинтересованы в том, чтобы Европа стала полностью исламской? Скорее всего, в открытом разговоре лишь пара человек скажет, что не хочет такого развития событий. Но наедине с самими собой, немного остыв от постоянной, зачастую бездумной пропаганды доминирования ислама, самому себе в обратном наверняка признается, как минимум, каждый второй мусульманин Европы.


i-r-p.rul
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10.01.2012, 13:04   #590
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Психологические предпосылки развития религиозного фанатизма.


Алиасхаб Мурзаев


В прошлой статье было рассмотрено такое явление, как фанатизм, определены его границы и критерии оценки. Однако наибольший интерес представляет то, каким образом это явление развивается в сознании конкретного человека. Другими словами, как тот или иной человек становится фанатиком. И почему один становится таковым, а другой нет.

Очевидно одно: для развития этого явления необходима «благоприятная» психическая основа, своего рода предрасположенность к фанатизму. Главный вопрос заключается в том, чем отличается личность фанатика от его нормальных сверстников, какие черты характера их рознят.

Прежде всего необходимо разобраться в вопросе о том, как человек воспринимает ту или иную информацию, каким образом она закрепляется в сознании человека и как влияет на мировоззрение и поведение.

Есть одна мудрая фраза: «Истина не в устах говорящего, а в ушах слушающего». Смысл этой фразы заключается в том, что любая произнесённая информация не одинаково отражается в сознании каждого человека. Для обозначения данного явления в психологии используется понятие «апперцепция». Этот термин обозначает зависимость восприятия от опыта конкретного человека. В частности, любая информация, которую мы получаем из внешнего мира, проходит через своеобразный фильтр.

Для того чтобы стало совсем понятно, приведу простой пример. Предположим, что на лесную опушку выходят три человека: художник, военный и агроном. Очевидно, что все они будут видеть разное в соответствии со своими потребностями и особенностями, хотя лес объективно одинаков для всех. То же самое происходит и в жизни: каждый выбирает для себя что-либо в соответствии с собственным характером.

На мой взгляд, это одно из важных условий того, как происходит развитие фанатичных взглядов. Фанатичный человек будет отдельно воспринимать и принимать для самого себя некую часть информации и отбрасывать другую, ту, что не отвечает его потребностям. Вся опасность кроется в том, что такой человек не осознаёт до конца, что именно происходит с ним, в чём его ошибка и в чём заблуждение. Вопрос лишь в том, почему именно эта часть информация усваивается, а другая отметается, что именно заставляет человека принять именно эту часть информации.

Очевидно, что причина – в личностных особенностях конкретного человека. Самым сложным и вместе с тем диагностически значимым будет проведение параллели между религиозными взглядами и чертами характера. Существует прямая зависимость между убеждениями человека и особенностями его характера. Если учесть, что характер человека, его базовые составляющие закладываются в первые три года жизни, то становится очевидным, что именно характер формирует мировоззрение, но не наоборот, как может показаться.

Этот вопрос принципиален, его решение позволяет найти точки воздействия на фанатичного человека и постараться вывести его из этого состояния. Естественно, что связь между характером и убеждениями диалектичная, то есть двусторонняя. Если выразить общей формулировкой, то получается следующее: любые убеждения становятся личностно значимыми исходя из особенностей характера, однако вместе с тем могут изменить некоторое проявление черт характера, но не их глубинную основу. Лично я склонен считать, что базовые черты характера не меняются в процессе жизни, меняется их проявление, то есть человек учится контролировать характер и скрывать его негативные стороны.

В связи с этим имеет смысл затронуть такую проблему, как наличие у фанатичного человека акцентуаций характера. Акцентуация характера – это такое явление, при котором одна какая-либо черта характера ярко выражена и выступает отличительной особенностью конкретного человека. Вообще акцентуация характера рассматривается как промежуточное состояние между нормой и патологией. В патологии акцентуация перерастает в психопатию – это такое состояние, когда характер человека выступает в виде уродства, но при всём при этом интеллектуальные функции сохраняются.

Существует несколько видов акцентуаций и психопатий, но нас интересуют лишь некоторые, те, что выступают благоприятной основой для развития фанатизма.

Первый тип, который мы рассмотрим, – это демонстративный. Его отличительной чертой является то, что носитель данной акцентуации всегда стремится быть в центре внимания, всячески обратить его на себя, вся его деятельность подчинена этой цели. На основе данной аномалии характера развивается такой тип фанатика, который выставляет напоказ свою религию, всячески о ней заявляет, но внутренне не следует основным её требованиям.

Второй – это дистимичный (шизоидный) тип. Это замкнутые люди со слабо выраженными эмоциями и большей частью пребывающие в хмуром настроении. На основе данного характера может развиться человек, погружённый в религию, но заботящийся лишь о самом себе, не замечая, как его поступки отражаются на окружающих его людях.

Третий – это возбудимый (эпилептоидный) тип личности. Эти люди отличаются жестокостью во взглядах, резкими агрессивными выпадами и быстрой реактивностью. Нетрудно догадаться, какой тип фанатика будет развиваться на основе данного характера.

Четвёртый тип интересующей нас акцентуации – застревающий. Этот тип интересен тем, что у него особо выражена тяга к справедливости и вынашиванию плана мести, злопамятность. Развитие фанатичного человека на основе данного типа является наиболее опасным, поскольку от такого человека может исходить угроза для окружающих.

Объединяя то общее, что есть у всех фанатиков, следует выделить такую их особенность, как концентрация на самом себе, – вся их религии построена лишь вокруг собственной персоны.

Естественно, говорить на эту тему можно бесконечно долго, цель же этой статьи – обратить внимание на то, по каким законам развивается личность фанатичного человека и какие шаги можно предпринять, дабы предотвратить подобное в окружающих нас людях.

В принципе, наша религия настолько гениальна, что равномерное соблюдение основных постулатов не даст человеку стать фанатиком. Делаю акцент на слове РАВНОМЕРНОЕ. Это означает, что человек не станет фанатичным, если будет думать об окружающих ничуть не меньше, чем он думает о самом себе.

islam.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.01.2012, 08:36   #591
Местный
 
Аватар для Хикмет Гаджи-заде
 
Регистрация: 07.03.2007
Сообщений: 10,235
Сказал(а) спасибо: 1,088
Поблагодарили 2,198 раз(а) в 1,381 сообщениях
Вес репутации: 116
Хикмет Гаджи-заде на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Turku Kettola Посмотреть сообщение
Психологические предпосылки развития религиозного фанатизма.


Алиасхаб Мурзаев


В прошлой статье было рассмотрено такое явление, как фанатизм, определены его границы и критерии оценки. Однако наибольший интерес представляет то, каким образом это явление развивается в сознании конкретного человека. Другими словами, как тот или иной человек становится фанатиком. И почему один становится таковым, а другой нет.

Очевидно одно: для развития этого явления необходима «благоприятная» психическая основа, своего рода предрасположенность к фанатизму. Главный вопрос заключается в том, чем отличается личность фанатика от его нормальных сверстников, какие черты характера их рознят.

Прежде всего необходимо разобраться в вопросе о том, как человек воспринимает ту или иную информацию, каким образом она закрепляется в сознании человека и как влияет на мировоззрение и поведение.

Есть одна мудрая фраза: «Истина не в устах говорящего, а в ушах слушающего». Смысл этой фразы заключается в том, что любая произнесённая информация не одинаково отражается в сознании каждого человека. Для обозначения данного явления в психологии используется понятие «апперцепция». Этот термин обозначает зависимость восприятия от опыта конкретного человека. В частности, любая информация, которую мы получаем из внешнего мира, проходит через своеобразный фильтр.

Для того чтобы стало совсем понятно, приведу простой пример. Предположим, что на лесную опушку выходят три человека: художник, военный и агроном. Очевидно, что все они будут видеть разное в соответствии со своими потребностями и особенностями, хотя лес объективно одинаков для всех. То же самое происходит и в жизни: каждый выбирает для себя что-либо в соответствии с собственным характером.

На мой взгляд, это одно из важных условий того, как происходит развитие фанатичных взглядов. Фанатичный человек будет отдельно воспринимать и принимать для самого себя некую часть информации и отбрасывать другую, ту, что не отвечает его потребностям. Вся опасность кроется в том, что такой человек не осознаёт до конца, что именно происходит с ним, в чём его ошибка и в чём заблуждение. Вопрос лишь в том, почему именно эта часть информация усваивается, а другая отметается, что именно заставляет человека принять именно эту часть информации.

Очевидно, что причина – в личностных особенностях конкретного человека. Самым сложным и вместе с тем диагностически значимым будет проведение параллели между религиозными взглядами и чертами характера. Существует прямая зависимость между убеждениями человека и особенностями его характера. Если учесть, что характер человека, его базовые составляющие закладываются в первые три года жизни, то становится очевидным, что именно характер формирует мировоззрение, но не наоборот, как может показаться.

Этот вопрос принципиален, его решение позволяет найти точки воздействия на фанатичного человека и постараться вывести его из этого состояния. Естественно, что связь между характером и убеждениями диалектичная, то есть двусторонняя. Если выразить общей формулировкой, то получается следующее: любые убеждения становятся личностно значимыми исходя из особенностей характера, однако вместе с тем могут изменить некоторое проявление черт характера, но не их глубинную основу. Лично я склонен считать, что базовые черты характера не меняются в процессе жизни, меняется их проявление, то есть человек учится контролировать характер и скрывать его негативные стороны.

В связи с этим имеет смысл затронуть такую проблему, как наличие у фанатичного человека акцентуаций характера. Акцентуация характера – это такое явление, при котором одна какая-либо черта характера ярко выражена и выступает отличительной особенностью конкретного человека. Вообще акцентуация характера рассматривается как промежуточное состояние между нормой и патологией. В патологии акцентуация перерастает в психопатию – это такое состояние, когда характер человека выступает в виде уродства, но при всём при этом интеллектуальные функции сохраняются.

Существует несколько видов акцентуаций и психопатий, но нас интересуют лишь некоторые, те, что выступают благоприятной основой для развития фанатизма.

Первый тип, который мы рассмотрим, – это демонстративный. Его отличительной чертой является то, что носитель данной акцентуации всегда стремится быть в центре внимания, всячески обратить его на себя, вся его деятельность подчинена этой цели. На основе данной аномалии характера развивается такой тип фанатика, который выставляет напоказ свою религию, всячески о ней заявляет, но внутренне не следует основным её требованиям.

Второй – это дистимичный (шизоидный) тип. Это замкнутые люди со слабо выраженными эмоциями и большей частью пребывающие в хмуром настроении. На основе данного характера может развиться человек, погружённый в религию, но заботящийся лишь о самом себе, не замечая, как его поступки отражаются на окружающих его людях.

Третий – это возбудимый (эпилептоидный) тип личности. Эти люди отличаются жестокостью во взглядах, резкими агрессивными выпадами и быстрой реактивностью. Нетрудно догадаться, какой тип фанатика будет развиваться на основе данного характера.

Четвёртый тип интересующей нас акцентуации – застревающий. Этот тип интересен тем, что у него особо выражена тяга к справедливости и вынашиванию плана мести, злопамятность. Развитие фанатичного человека на основе данного типа является наиболее опасным, поскольку от такого человека может исходить угроза для окружающих.

Объединяя то общее, что есть у всех фанатиков, следует выделить такую их особенность, как концентрация на самом себе, – вся их религии построена лишь вокруг собственной персоны.

Естественно, говорить на эту тему можно бесконечно долго, цель же этой статьи – обратить внимание на то, по каким законам развивается личность фанатичного человека и какие шаги можно предпринять, дабы предотвратить подобное в окружающих нас людях.

В принципе, наша религия настолько гениальна, что равномерное соблюдение основных постулатов не даст человеку стать фанатиком. Делаю акцент на слове РАВНОМЕРНОЕ. Это означает, что человек не станет фанатичным, если будет думать об окружающих ничуть не меньше, чем он думает о самом себе.

islam.ru
Ну, наконец

сильнейшая статья!

А я что говорил?

Больные эти люди, больные они...

Их будут лечить, а коль не поможет

то и лаботомировать


Хикмет Гаджи-заде вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.01.2012, 11:54   #592
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Хикмет Гаджи-заде и Molla Nasreddin

Господа, Ваши взаимные колкости удалены.

Приберегите их для непосредственного очного "поединка".

А то получается нечто вроде позиции Портоса : "Дерусь, потому что дерусь !"
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.01.2012, 12:57   #593
Местный
 
Аватар для Molla Nəsrəddin
 
Регистрация: 03.02.2010
Сообщений: 4,416
Сказал(а) спасибо: 590
Поблагодарили 880 раз(а) в 674 сообщениях
Вес репутации: 76
Molla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личностьMolla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личностьMolla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личность
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Turku Kettola Посмотреть сообщение
Хикмет Гаджи-заде и Molla Nasreddin

Господа, Ваши взаимные колкости удалены.

Приберегите их для непосредственного очного "поединка".

А то получается нечто вроде позиции Портоса : "Дерусь, потому что дерусь !"
Turku, я так не играю.

Что делать, если человек ведет себя как один из типажей Алиасхаба Мурзаева - "выставляет напоказ свою религию, всячески о ней заявляет, но внутренне не следует основным её требованиям"?

Фанатиков следует изолировать от общества.

P.S. Как вы могли заметить мысли о необходимосто лоботомии мусульман высказываются Хикметом не в первый раз. И казалось бы эта тема давно себя исчерпана. Однако ж, он при каждом, как ему кажется, удобном случае повторяет этот бред.

Как быть?
__________________
Падай и поднимайся, покуда жив! Ведь те, кто упал и не поднялся, мертвы.


Последний раз редактировалось Molla Nəsrəddin; 12.01.2012 в 13:10.
Molla Nəsrəddin вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.01.2012, 13:21   #594
Местный
 
Аватар для Хикмет Гаджи-заде
 
Регистрация: 07.03.2007
Сообщений: 10,235
Сказал(а) спасибо: 1,088
Поблагодарили 2,198 раз(а) в 1,381 сообщениях
Вес репутации: 116
Хикмет Гаджи-заде на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Molla Nəsrəddin Посмотреть сообщение
Turku, я так не играю.

Как быть?
лечиться


Хикмет Гаджи-заде вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.01.2012, 13:50   #595
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Molla Nəsrəddin Посмотреть сообщение
Turku, я так не играю.

Что делать, если человек ведет себя как один из типажей Алиасхаба Мурзаева - "выставляет напоказ свою религию, всячески о ней заявляет, но внутренне не следует основным её требованиям"?

Фанатиков следует изолировать от общества.

P.S. Как вы могли заметить мысли о необходимосто лоботомии мусульман высказываются Хикметом не в первый раз. И казалось бы эта тема давно себя исчерпана. Однако ж, он при каждом, как ему кажется, удобном случае повторяет этот бред.

Как быть?

Думаю не стоит реагировать каждый раз на неадекватные (по мнению взаимо-противоположных сторон) реплики. Это уже не борьба позиций а просто упрямое мальчишество.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.01.2012, 14:16   #596
Местный
 
Аватар для Molla Nəsrəddin
 
Регистрация: 03.02.2010
Сообщений: 4,416
Сказал(а) спасибо: 590
Поблагодарили 880 раз(а) в 674 сообщениях
Вес репутации: 76
Molla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личностьMolla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личностьMolla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личность
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Хикмет Гаджи-заде Посмотреть сообщение
лечиться
Увы, лечение вам не поможет, вы безнадежны. Единственный выход -утилизация.
__________________
Падай и поднимайся, покуда жив! Ведь те, кто упал и не поднялся, мертвы.

Molla Nəsrəddin вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.01.2012, 14:19   #597
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Ну все господа - брейк.

Последующий обстрел репликами буду удалять без предупреждения.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.01.2012, 14:26   #598
Местный
 
Аватар для Molla Nəsrəddin
 
Регистрация: 03.02.2010
Сообщений: 4,416
Сказал(а) спасибо: 590
Поблагодарили 880 раз(а) в 674 сообщениях
Вес репутации: 76
Molla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личностьMolla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личностьMolla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личность
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Turku Kettola Посмотреть сообщение
Думаю не стоит реагировать каждый раз на неадекватные (по мнению взаимо-противоположных сторон) реплики. Это уже не борьба позиций а просто упрямое мальчишество.
А, что если во избежание мальчишеских эксцессов, пресекать неадекватные реплики и наказывать тех кто их иницирует?

Ведь это как в футболе - если судья вовремя реагирует на мелкие нарушения, то он, в значительной мере предупреждает возможность грязной игры и "разборок".
__________________
Падай и поднимайся, покуда жив! Ведь те, кто упал и не поднялся, мертвы.

Molla Nəsrəddin вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Scarlett (12.01.2012)
Старый 12.01.2012, 14:28   #599
Местный
 
Аватар для Molla Nəsrəddin
 
Регистрация: 03.02.2010
Сообщений: 4,416
Сказал(а) спасибо: 590
Поблагодарили 880 раз(а) в 674 сообщениях
Вес репутации: 76
Molla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личностьMolla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личностьMolla Nəsrəddin - весьма и весьма положительная личность
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Turku Kettola Посмотреть сообщение
Ну все господа - брейк.

Последующий обстрел репликами буду удалять без предупреждения.
И правильно!
__________________
Падай и поднимайся, покуда жив! Ведь те, кто упал и не поднялся, мертвы.

Molla Nəsrəddin вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.01.2012, 14:35   #600
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 67
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Molla Nəsrəddin Посмотреть сообщение
А, что если во избежание мальчишеских эксцессов, пресекать неадекватные реплики и наказывать тех кто их иницирует?

Ведь это как в футболе - если судья вовремя реагирует на мелкие нарушения, то он, в значительной мере предупреждает возможность грязной игры и "разборок".

Возможно Вы правы. Но согласитесь, наличие некоторого перца в дискуссиях и внутреннего барометра у каждого юзера,не позволяющего переходить на явную персонифицированную грубость - это подлинное искусство общения и высокий уровень "организованного процесса".
Мне кажется всем нам нужно стремится именно к этому.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Kerim (13.01.2012)
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 07:23. Часовой пояс GMT +5.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100  

Голос Тюркского мира Кавказский полигон