Вернуться   ::AzeriTriColor-Форум:: > Азеритриколор > Религия > Христианство

Христианство От А до Я

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 27.04.2009, 12:05   #1
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию Христианский взгляд на современные проблемы.

Павел Шашкин

- кандидат философских наук, сотрудник секретариата Отдела внешних церковных связей Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества.



Суверенная демократия в контурах нового мирового порядка
Христианский взгляд на современные проблемы социально-экономического развития




В последнее время вокруг понятия «суверенная демократия» не стихают многочисленные дискуссии. Абстрагируясь от обсуждения смыслового наполнения этого термина, хотелось бы обозначить христианский взгляд на те глобальные социально-экономические условия, в которых суверенная демократия призвана существовать, и предложить исходя из имеющегося обширного православного, католического и протестантского опыта свое видение наиболее, на мой взгляд, оптимального пути реализации данной концепции.
Примечательно, что дискуссия вокруг суверенной демократии развивается на фоне другого не менее интересного диспута о соотношении секулярной концепции прав человека и традиционных ценностей, в первую очередь религиозных, инициатором которого стал Всемирный Русский народный собор, озвучивший идею альтернативного прочтения концепции прав человека. Представляется, что картина суверенной демократии была бы неполной без определенного анализа того, в какой именно экономической парадигме придется ей действовать и с какими вызовами столкнуться.
Казалось бы, российская суверенная демократия набирает обороты, опираясь на огромные энергетические ресурсы, но насколько долговременным будет этот успех? Представляется необходимым, учитывая имеющийся опыт христианских конфессий и международных межхристианских организаций, наметить некоторые политические и экономические контуры, в которых выстраивается новая российская государственность. Проблемы, с которыми сталкивается Россия, уже давно и активно обсуждаются на межхристианских форумах применительно к другим развивающимся странам. Мы, увы, не одиноки ни в своих ошибках, ни в своих стремлениях изменить новый глобальный мировой порядок, несправедливость которого становится все более и более очевидной. Свою ощутимую лепту в эти дискуссии продолжает вносить и Русская православная церковь. В этом смысле показательным является отношение глобалистов к так называемому первому и второму поколению прав человека - правам политическим и социально-экономическим, для признания которых частью международного права так много было сделано нашей страной. На этом я хотел бы остановиться более подробно.



Неолиберализм и христианство: конфликт ценностей


Последние события на мировой арене, появление новых форм неоколониализма и практика двойных стандартов убеждают в том, что разрыв между теорией прав человека и практикой их реализации огромен. Представляется, однако, что причины происходящего коренятся в самой неолиберальной трактовке прав человека, в том числе применительно к агрессивной экономической политике стран «первого мира».
В наше время становится все более очевидной тенденция использования концепции прав человека в качестве одного из ключевых элементов глобалистской секулярной квазирелигии, своего рода базовой составляющей мировой неолиберальной политики, направленной на тотальную унификацию образа жизни и подавление инакомыслия под лозунгами насаждения «свободы», «демократии» и «рыночной экономики».
Любая попытка сопротивления этим «ценностям» автоматически служит показателем «недемократичности» и поводом для применения дубинки «гуманитарных интервенций». С самого начала хочу оговориться, что в моем понимании мировое идеологическое противостояние сейчас разворачивается не по линии конфликта либеральных и консервативных ценностей (благо и те и другие, хотя и в разной степени, имеют своей основой ценности традиционные, в том числе религиозные). Конфликт ценностей разворачивается по линии ценностей квазилиберальных (или, если угодно, неолиберальных) и ценностей традиционалистских.
Классическое видение концепции прав человека через призму традиционных, в том числе религиозных, ценностей, как правило, отрицается сторонниками глобализма, уступая место либертарному пониманию прав человека в качестве абсолютно «объективной и неизменной» реальности, в центре которой якобы находится человек. Впрочем, если присмотреться более внимательно, то окажется, что человек этот лишен каких-либо нравственных ориентиров, национальной принадлежности и экономической независимости, он своего рода идеальный объект для манипуляций и экспериментов, подопытный материал. Защита прав именно такого человека по понятным причинам находится в центре внимания западной общественности.
Неолиберальное понимание прав человека (я сознательно делаю акцент на слове «неолиберальное», поскольку от классического либерального понимания прав человека западная политическая элита постепенно отходит) уже стало своего рода «библией» глобализма - проекта, направленного на захват власти и навязывание «гуманистических» ценностей всему человечеству в качестве универсальных.
По сути, неолибералы подвергают ревизии не только традиционные взгляды на государство, нацию, мораль, но и на фундаментальные либеральные ценности. Происходит своего рода подмена понятий. Взять хотя бы либеральное понимание демократии, правового государства и собственности.
Представительная демократия в современном мире нередко подменяется властью бюрократии (наглядной иллюстрацией может служить очевидная слабость представительных органов ЕС на фоне всесилия брюссельской бюрократической машины), правовое государство - правом сильного (или, что то же самое, богатого), равенство всех форм собственности - фактическим доминированием частной собственности и культом приватизации. Целью этого глобального проекта является, по сути, построение бесконтрольной олигархической транснациональной власти, отвергающей всякую и любую национальную традицию и самобытность, если она каким-то образом не вписывается в новый мировой порядок.
Итак, ситуация в современном мире характеризуется системным кризисом демократии - важнейшие решения в экономической и политической сферах принимаются не избираемыми политиками, а чиновниками международного уровня, руководством транснациональных корпораций, информационной элитой. Затем эти решения навязываются большинству стран мира под лозунгом безальтернативности.
Это касается как сферы международных отношений, где открыто попирается принцип суверенного равенства государств, что особенно становится очевидным, если посмотреть на механизмы принятия решений в международных организациях, так и внутригосударственного устройства органов власти, где очевидно резкое снижение роли представительных органов власти в принятии ключевых решений. Цель этой политики - максимальная концентрация политической власти и материальных ресурсов в руках немногих. Результат - разрушение социальной сферы, тотальная приватизация, фактическая потеря национальными правительствами рычагов управления, экономическая и политическая маргинализация большинства населения, попрание демократических прав.
Кроме того, существующая неолиберальная модель политического и экономического развития явным образом нарушает экономические, социальные и культурные права человека. Ведь с позиции права нарушение международными финансовыми организациями (МФО), такими как Всемирный банк и МВФ, признанных стандартов прав человека при проведении экономической политики является нарушением принципов, имеющих верховенство над другими международными обязательствами, в частности является прямым нарушением Всеобщей декларации прав человека и тех целей, ради которых эти международные финансовые организации, собственно, и создавались Организацией Объединенных Наций.
Формируемое неолиберализмом социальное неравенство постепенно приобретает новые агрессивные формы: неприемлемый уровень бедности соседствует с высоким уровнем благосостояния небольших групп населения. В свою очередь, экспансия экономического глобализма неизбежно выливается в военно-политическую экспансию развитых стран - неоколониализм. Первая представляет собой идеологию, направленную на поддержку и легитимизацию власти неолиберальных структур и проведение политики неолиберальной капиталистической глобализации. Суть данной парадигмы заключается в том, что человек рассматривается в качестве товара в условиях рыночной экономики. Одновременно с этим снижается роль национальных правительств в обеспечении гармоничного и устойчивого социального развития, проводится в жизнь политика монетаризма, направленная на постепенный уход государства из сферы регулирования экономики, тотальную приватизацию и создание нерегулируемой рыночной экономики. Главная ставка при этом делается на частный капитал и нерегулируемые рынки с целью концентрации ресурсов и содействия экономическому росту.
В результате, ставя во главу угла капитал и экономический рост любой ценой, неолиберализм рассматривает все в качестве товара, имеющего свою цену, сакрализирует жизнь во имя стяжания и конкуренцию, которая провоцирует рознь как между отдельными людьми, так и между государствами.
Неолиберальная парадигма «глобальных свободных рынков» способствует концентрации невиданного ранее количества материальных ресурсов в руках незначительного меньшинства людей. На 20% наиболее богатых людей в мире приходится 86% потребления товаров и услуг. Ежегодный доход 1% богатых равен ежегодному доходу 57% бедных. В центр общественной жизни поставлены культ денег и стандарты монетаризма, в особенности экономический рост, нацеленный на концентрацию капитала.
Давление, оказываемое для поддержки кредитоспособности и конкуренции на глобальном рынке, в свою очередь, наносит ущерб политической воле национальных правительств инициировать и проводить в жизнь сильную социальную политику. Разрушение системы социального обеспечения, сокращение бюджетных расходов на здравоохранение и образование отражает тот факт, что национальные правительства по всему миру теряют контроль над своими финансами, бюджетами и проводимой политикой.

Для примера обозначим несколько принципов неолиберального глобализма, прямо нарушающих права человека:

• только те, которые обладают собственностью и способны участвовать в заключении сделок, имеют право становиться участниками экономической деятельности и быть полноправными членами общества;
• существующий мир состоит из индивидуумов и корпораций, которыми двигают их частные интересы, поэтому общество представляет собой лишь простую совокупность эгоистических интересов и права человеческих сообществ не подлежат защите;
• любой труд может быть объектом собственности и продажи на рынке;
• экономический рост посредством создания «свободных рынков» является первостепенной задачей, только с помощью данной экономической модели возможно искоренение бедности и обеспечение устойчивого развития;
• экономический рост требует «созидательного разрушения», при котором «неэффективным» видам деятельности позволяется погибнуть, уступая место успешным предприятиям, использующим передовые технологии;
• частные корпорации всегда экономически эффективнее, чем государство (при этом как-то забывают, что данный постулат противоречит важнейшему праву человека - праву на достойное управление через демократические институты, которые обязаны регулировать движение капитала и функционирование рынка с учетом потребностей большинства людей);
• реализация концепции «свободного рынка», «свободной торговли», саморегулирования и конкуренции, которыми, по выражению Адама Смита, управляет «невидимая рука», являются абсолютной истиной, единственно правильным вектором экономического развития. С христианской точки зрения очевидно, что никакая божественная сила рынком не управляет. Это - сфера действия свободной человеческой воли. В любом случае «свободные рынки» объективно не свободны, поскольку в действительности рыночный капитал контролируется в целях обеспечить максимальную прибыль его владельцам. Либерализация только «освобождает» капитал от социальной ответственности и ведет к деградации роли национальных государств.

Противоречие приведенных выше постулатов неолиберализма христианским ценностям неоднократно констатировалось экуменическим сообществом: достаточно назвать ставшие знаковыми решения Генерального совета Всемирного альянса реформатских церквей (июль-август 2004 года, Аккра) и Генеральной ассамблеи Всемирного совета церквей (февраль 2006 года, Порту-Алегри).


Христианский проект модернизации

Необходимость позитивной альтернативы неолиберализму, основанной на уважении национальных и религиозных традиций, солидарности и социальной справедливости, сейчас очевидна. Она осознается не только православным миром, но и Римско-католической церковью и протестантскими сообществами. Христианское общественное мнение уже давно пришло к единой позиции о нужности альтернативного проекта модернизации. В противном случае конфликт неизбежен - но не пресловутый конфликт цивилизаций, а глобальное противостояние «золотого миллиарда» и всего остального человечества. От того, сможет ли политическая и экономическая элита развитых стран выработать более справедливые формы глобального развития, во многом зависит путь, по которому пойдет человечество в третьем тысячелетии - будет ли это поступательное движение к гармонично развитому человеческому общежитию либо мир снова ожидает череда кризисов и революций.
Какой же ответ может дать христианство на этот вызов? Думается, что таким ответом должна стать концепция социального консерватизма или социального патриотизма, основанная на принципе сочетания идей сильного социального государства и верности национальным культурным традициям, укорененным в культуре христианского универсализма.
По точному выражению председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, «общение в многообразии, свободное сотрудничество целостных общин, хранящих свои традиции и свой образ жизни, может быть нашим ответом на вызов унификации и глобализации». Необходим равный, партнерский диалог, именно диалог, а не слияние с религиозными и философскими традициями, противостоящими неолиберальной унификации и нравственному релятивизму.
В сложившихся условиях Русская православная церковь справедливо уделяет особое внимание вопросам экономического развития России, акцентируя внимание на проповеди нравственного отношения к материальным благам и воспитанию социальной ответственности предпринимательского сообщества, созданию нравственной атмосферы в обществе с целью развития национального производства и модернизации экономики. Свидетельством этого стали результаты проходящих при активном участии Русской православной церкви Всемирных Русских народных соборов, в итоговых документах которых нашли отражения основные положения православной парадигмы экономического развития применительно к реалиям современной России.
Еще VII Всемирный Русский народный собор, проходивший в 2002 году и посвященный теме «Вера и труд: духовно-культурные традиции и экономическое будущее России», в своем Соборном слове заявил: «Вновь и вновь свидетельствуем: традиционные духовно-нравственные ценности, веками определявшие наш жизненный уклад, и поныне являются основой русской цивилизации как единого пространства для бытия всех народов нашей Отчизны - России. Эти ценности должны быть с новой силой утверждены в нашем Отечестве и народе. Они способны ярко проявиться в трудовой и хозяйственной жизни <...> После периода бурных перемен Россия стремится к стабилизации общественной жизни. Это сделало возможной глубокую дискуссию о результатах экономического развития последних десятилетий, о путях построения процветающего и справедливого общества». Говоря об имеющихся тенденциях в российской экономике, Собор наряду с очевидными успехами отметил и крайне негативные тенденции, характерные для стран, экономика которых подверглась неолиберальной экспансии: «Нищета миллионов стала соседствовать с вызывающей роскошью единиц <...> Даже те, кто вполне может и желает трудиться, подчас сталкиваются с невозможностью реализовать себя <...> Страна оказалась практически лишена многих высокотехнологичных отраслей промышленности, за которыми сегодня будущее. Сформировалась доминанта сырьевой сферы, в перспективе не способной дать нации прочную экономическую почву под ногами. Причем средства, получаемые от продажи сырья, слабо вкладываются в модернизацию национальной экономики. Несовершенство законодательства, низкая степень национального самосознания и ответственности предпринимателей привели к массовому оттоку капиталов из регионов в центр и из страны за ее рубежи. Административный произвол и бюрократические злоупотребления сдерживают развитие предпринимательства, ставят малый и средний бизнес на грань выживания».
В качестве выхода из возникшего тупика Собор предложил развивать традиционные и новые формы хозяйствования, основанные на законах православной трудовой этики, которые нуждаются в раскрытии и формулировании. Собор отметил, что «развитие мировой экономики, в которой страны и народы становятся все более взаимозависимыми, приносит новые возможности и новые угрозы. Россия должна включиться в это развитие как сильная и самобытная страна. Она окажется в зависимом положении, если не сделает качественного рывка в сферах науки и высокотехнологичной промышленности, если ее товары и идеи не окажутся конкурентоспособными, если она не станет полноценным, активным участником выработки глобальных экономических стратегий и правил».
В развитие этих идей VIII Всемирным Русским народным собором в 2004 году был принят Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании, сформулировавший основные постулаты экономической этики, опираясь на нормы библейской морали, общие для всех традиционных религий России. Документ отразил ключевую мысль многих православных экономистов: ресурсы, которыми располагает общество, должны использоваться для улучшения положения конкретного человека и развития его духовного потенциала, именно поэтому важно обеспечить более высокий уровень корпоративной социальной подотчетности частного бизнеса, гарантируемой через внедрение механизмов социальной ответственности. Свод получил широкую поддержку экономической и политической элиты страны, был одобрен Межрелигиозным советом России, в котором представлены ведущие религиозные общины.
Проходивший в 2006 году X Всемирный Русский народный собор, главной темой которого стали права человека, еще раз подчеркнул, что духовные и культурные традиции должны стать органической составляющей будущего развития страны, в том числе в сфере экономики, что залогом устойчивого развития и общего благополучия является поступательное движение с опорой на все то лучшее, что есть в национальном историческом наследии. В его итоговом документе - Соборном слове - особо подчеркивается, что сырьевая отрасль не должна доминировать в современной России, что «средства, получаемые от продажи сырья, должны не лежать под спудом, но разумно вкладываться в модернизацию производства, в развитие инфраструктуры, в образование, науку и культуру, в национальные проекты. Лучшие достижения отечественной науки и техники, поддержанные государством и предпринимательством, должны способствовать внедрению в производство высоких технологий». Собор отметил тот факт, что проблемы национального хозяйства нельзя разрешить, не вспомнив о моральном и духовном состоянии общества, которое во многом обусловлено низкой степенью ответственности чиновников, предпринимателей и работников.
Наконец, состоявшийся в марте сего года XI Всемирный Русский народный собор, посвященный теме «Богатство и бедность: исторические вызовы России», обратился к проблеме растущего социального неравенства в нашем обществе, охарактеризовав ее как величайшую угрозу национальной безопасности страны. «Порочный курс на личное обогащение в ущерб интересам государства и народа, - говорится в Соборном слове, - чужд исторически сложившемуся российскому общественному укладу. Не имеет перспективы и ставка на замену олигархической модели бюрократической системой управления. Обе они не в состоянии решить проблемы коррупции, включая расхищение государственных средств, инфляции, сокращения населения, кризиса социального обеспечения, науки, образования <...> Проблему бедности следует решать конкретными политико-экономическими средствами с учетом краеугольных ценностей, присущих нашей национальной традиции <...> Сокращение разрыва между богатыми и бедными должно стать приоритетом государственной экономической политики».
Собор открыто озвучил позицию о неэффективности существующих механизмов использования Стабфонда, создающих угрозу экономического шантажа со стороны иностранных государств и потери суверенитета страны. Участники Собора ясно заявили о необходимости направления доходов государственного бюджета от продажи сырьевых ресурсов на развитие высокотехнологичной промышленности и повышение производительности труда. «Наука, технологии, промышленность, инфраструктура - все это должно быть поднято на уровень не менее, а в идеале более высокий, чем у экономически развитых стран. Одновременно такое развитие необходимо крепко связать с верностью нашей национальной традиции, русскому народному духу. Именно это поможет нам снять противоречия между развитием экономики и ее нравственным измерением, которое привнесет в общество справедливость», - констатировал Всемирный Русский народный собор.
В своих воззрениях Русская православная церковь и другие религиозные общины нашей страны не одиноки. Тема справедливости в глобальной экономике стала объектом внимания проходившего в июле 2006 года в Москве Всемирного саммита религиозных лидеров, собравшего представителей ведущих религиозных течений планеты. В своем заключительном послании, адресованном в том числе главам стран «большой восьмерки», саммит декларировал, что «международный экономический уклад, равно как и прочие сферы глобальной архитектуры, необходимо основывать на справедливости. Вся экономическая и деловая активность должна быть социально ответственной и зиждиться на нормах морали. Именно это делает ее по-настоящему эффективной, то есть приносящей благо людям».
Русская православная церковь неоднократно озвучивала мнение, что экономическая система должна быть обязательно не только эффективной, но и справедливой и нашему обществу необходима такая экономическая реструктуризация, которая содействовала бы в полной мере реализации справедливости как второго важнейшего нравственного мотива в экономике наряду с эффективностью. Очевидно, что существующая в России экономическая и политическая системы были бы более стабильными, если бы последовательно проводилась политика, основанная на этих двух принципах, а для того, чтобы начался серьезный стабильный рост экономики, необходимо предотвратить «революционное» развитие в российском обществе. Сделать это можно, только объединившись вокруг базовых этических ценностей.
С позиции Церкви модернизация и альтернативная глобализация, основанные на ценностях социальной справедливости, необходимы, но они должны затрагивать экономику, а не базовые ценности российской цивилизации - здесь требуется их реставрация после десятилетий откровенного поругания. Только органичное сочетание этих двух векторов в российской политике - своего рода левый консерватизм - способно создать в России устойчивый общественный строй. И для этого нужно не бояться открыто говорить о том, что солидарность, общенациональное единство и справедливость - ценности христианские, глубоко укорененные в народном сознании. Стоит сказать и о том, что религиозный фактор в мировой политике продолжает играть важную роль, и в XXI столетии его влияние будет только возрастать.


Социальный патриотизм - идеологическая основа суверенной демократии


Альтернативная глобализация, построенная на принципах солидарности, справедливого распределения экономических благ и равного доступа всех людских сообществ к политической власти и материальным ресурсам, может стать реальностью. Это отнюдь не утопия. Социал-патриотические идеи сейчас как никогда востребованы в российском обществе и многих странах второго и третьего мира, не говоря о Китае. Они популярны во многих странах Азии, Африки, Латинской Америки и объективно наиболее перспективны в плане реализации концепции устойчивого развития суверенной демократии, в том числе для укрепления авторитета нашей страны на международной арене. Они разделяются значительным числом верующих разных религиозных традиций во всем мире, что немаловажно, принимая во внимание все возрастающую роль религиозного фактора в мировой политике.
Представляется, что, во-первых, для устойчивого развития, которого не может обеспечить существующая глобальная экономическая система, необходимо возрождение института сильного национального государства, необходимы независимые политики, независимое общественное мнение, национальная идеология, основанная на идее корпоративности, преемственности поколений, идее ответственности не только перед земными судьями, но и перед Высшим Судией. Иными словами, необходим нравственный духовный традиционализм - политический по форме и религиозный по содержанию.
Во-вторых, эти государства должны быть социальными, то есть стремящимися к социальной справедливости, общественной интеграции и созданию возможностей для персонального развития, другими словами, опирающимися на христианские ценности в политике и экономике.
По словам известного немецкого ученого и деятеля Католической церкви Норберта Нойхауза, «социальная рыночная экономика не низводит государство до положения ночного сторожа, как при либеральном капитализме, но предусматривает сильное, самосознательное государство, которое заботится об общем благе и обеспечивает экономическую и социальную функцию конкуренции». Построить такое государство на глобальном уровне, мировое государство, - вот это действительно утопия. Такое государство может существовать только на национальном уровне и опираться на национальные традиции, имеющие, как правило, религиозные истоки.
Применительно к идее российской суверенной демократии это означает, что только развитая национальная экономика и политическая система позволяют стране сохранить свой суверенитет. Национальный суверенитет не может быть обеспечен экономикой транснациональной. Он является очевидной помехой на пути к наднациональной власти экономических кланов, не заинтересованных в демократии, которая объективно существует только в рамках национального государства. В противном случае потребовалось бы создание официального мирового правительства, формируемого демократическим путем, что в обозримой перспективе представляется сомнительным.
Рост ВВП сам по себе не является для нашей страны панацеей от бед, тем более если он достигается во многом за счет высоких мировых цен на углеводороды и развития добывающей промышленности в ущерб остальным отраслям. Он не решит проблемы разрыва в доходах богатых и бедных без внедрения механизмов справедливого распределения нефтегазовых сверхприбылей и целевого финансирования процессов возрождения отечественной культуры, науки, укрепления семьи и национальных традиций. Только в этом случае рост экономики будет гарантировать национальный суверенитет и интеграцию в мировую экономическую систему на равных правах.
Доходы от сырьевого экспорта должны быть направлены на реиндустриализацию нашей экономики, промышленный потенциал которой за последние пятнадцать лет упал до опасно низкого уровня. Лозунгом дня должна стать новая индустриализация страны. Именно индустриализацию и прямую государственную поддержку ведущих отраслей экономики необходимо сделать новым национальным проектом. Ключевым моментом здесь является опора на развитие реального сектора экономики и передовых технологий, а не реализация проекта пресловутой «энергетической империи», обреченного на очевидный и скорый провал (последние события на пространстве СНГ тому пример). Нам необходимо реализовать свой собственный национальный экономический проект, в котором нравственной мотивацией труда будут служить традиционные для нашей страны моральные ценности - взаимопомощь и солидарность, выраженные в преодолении социального разделения, в объединении людских и материальных ресурсов во имя блага как конкретной личности, так и всего общества в целом, учет не только личных, но и коллективных прав при планировании и проведении в жизнь экономических проектов.
Только развитие реального сектора экономики и справедливое распределение доходов внутри общества с целью достижения социальной справедливости и поддержания малоимущих слоев населения, базирующееся на общей системе ценностей, станет основой для возрождения экономического, политического и военного суверенитета российской нации.
Необходимо также признать, что эффективное управление экономикой в существующих условиях возможно только при условии официального признания приоритетной роли государства в ведущих отраслях (то, что раньше называлось «командные высоты» в экономике). В остальном государство, будучи инструментом общества, обязано обеспечить гармоничную реализацию демократически сформулированного проекта развития, должно проводить политику, гарантирующую доступ для всех слоев общества к товарам и ресурсам.
Хотелось бы еще раз сделать акцент на том, что проблема преодоления бедности зависит не только от того, что именно превалирует в экономике страны - сырьевой сектор или реальный сектор. Стабильное суверенное государство невозможно без доверия между различными слоями граждан. А при более чем пятнадцатикратном разрыве в уровне жизни между богатыми и бедными ни о каком доверии и единстве власти и народа и речи быть не может. Причем чем больше разрыв- а он, как показывает статистика, из года в год только увеличивается,- тем меньше доверия, тем менее устойчива политическая система и очевиднее «оранжевая» угроза, благодатной почвой для которой как раз и являются нарушение социально-экономических прав народа, чудовищная социальная поляризация общества.
Выход из сложившейся ситуации видится в модернизации государства на принципах солидарности, справедливого распределения экономических благ и равного доступа всех активных слоев общества к политической власти и материальным ресурсам. Россия может снова взять на себя роль защитницы социально-экономических прав народов и достойно ответить на вызовы неолиберального глобализма. Для этого необходимо придать суверенной демократии социал-патриотическое содержание, тем самым показать пример другим странам, как предотвратить «цветные революции». Полагаю, что в этом случае контуры нового мирового порядка и перспективы построения Pax Americana стали бы уже недостижимой мечтой и опасной иллюзией для тех, кто решился вновь перекраивать мир по своему образу и подобию, как это уже было в недавнем прошлом.
Обретя свой национальный путь развития, мы снова сможем стать центром притяжения на постсоветском пространстве, и не только. Действуя по-прежнему в рамках неолиберальной экономической парадигмы, мы обречены на скорый провал и будущее не только сырьевого, но и идеологического придатка «золотого миллиарда». «Левый поворот» в нашей стране уже становится объективной реальностью. Вопрос в том, захочет и сможет ли в него вписаться правящая политическая элита. В своем недавнем послании Федеральному Собранию президент России озвучил широкую программу социально-экономической модернизации, отметив важность ее реализации с опорой на традиционные нравственные ценности нашей цивилизации. Это еще раз подтверждает тот факт, что Русская православная церковь совместно с другими исторически сложившимися религиозными общинами страны становится тем признанным и авторитетным субъектом гражданского общества, который способен в союзе с патриотически мыслящими светскими людьми предложить реальную программу вывода страны из состояния системного кризиса и дать должный ответ на вызов, брошенный творцами нового мирового порядка.
При любых обстоятельствах борьба за сохранение политического и экономического суверенитета Российского государства остается первостепенной задачей нашего поколения, и эта борьба, как показывает история, невозможна без активной социальной роли Русской православной церкви как института, объединяющего на основе общих ценностей подавляющее большинство российской нации.

prospekts.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.07.2009, 12:49   #2
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Протоиерей Всеволод ЧАПЛИН:

РЕВОЛЮЦИЯ ДЕЛАЕТ ИЗ ПРОБЛЕМЫ КАТАСТРОФУ



Церковь о формах борьбы за свои права

О христианском отношении к общественной напряженности и о том, какую роль Церковь может сыграть в разрешении социальных проблем, мы беседуем с председателем Синодального отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиереем Всеволодом Чаплиным.

Протоиерей Всеволод Чаплин. Родился в 1968 году. Окончил Московскую Духовную семинарию и академию. Кандидат богословия.
С 1985 года — сотрудник Издательского отдела Московского Патриархата, с 1990 года — сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. С 2001 по 2009 г. — заместитель председателя Отдела внешних церковных связей.

31 марта 2009 года назначен председателем новообразованного Синодального отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества.

Член центрального комитета Всемирного совета Церквей (ВСЦ), экспертного совета при Комитете Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций, Консультативного совета ОБСЕ по вопросам свободы религии и убеждений. Автор и ведущий программ «Коментарий недели» (ТВ «Союз») и «Время доверия» (Русская служба новостей).


Старые грабли революции

— Отец Всеволод, сегодня все больше говорят о растущей в стране социальной напряженности. И, разумеется, многих волнует, какую позицию в этой ситуации займет Православная Церковь…


— Церковь не стремится оправдать все происходящее сейчас и сказать, что нужно только терпеть и не бороться за свои права. Но она же предупреждает о том, что еще один 17-й год ничего не исправит.
Социальные взрывы, революции, бунты никогда не решали экономических и социальных проблем. От них становилось только хуже. И именно наша страна преподала всему миру урок того, как революция делает из проблемы катастрофу. Действительно, в Российской империи начала XX века хватало трудностей, но сейчас совершенно очевидно: ни 1905-й, ни 1917-й их не решили. Итогом удачных спекуляций радикалов и политических авантюристов на бедах народа стали сперва хаос, погрузивший страну в разруху, а потом жесточайшая диктатура, которая, конечно, со временем смогла ценой насилия и человеческих жизней заставить работать экономику, но затем она ушла и экономика опять развалилась.
Думаю, сегодня для нас главное — избежать повторения этого опыта, а сделать это можно одним-единственным способом — отстаивая права простого человека. К слову, Церковь активно говорит о социально-экономических проблемах современности вот уже почти двадцать лет. Вспомните: Архиерейский Собор 1992 года принял довольно решительное обращение к предпринимателям и труженикам. Почивший Святейший Патриарх Алексий и Священный Синод резко выступали против задержек зарплат и пенсий, критиковали издержки монетизации льгот… Всемирный русский народный собор принял «Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании», в котором давалась очень нелицеприятная оценка многих явлений современной экономики.

— И все-таки в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» как крайняя мера упоминается гражданское неповиновение. В каких случаях Церковь может призвать к столь радикальному шагу?



— Собственно, в «Основах социальной концепции» прописано несколько вариантов действия. Там обозначен достаточно четкий механизм того, как Церковь должна реагировать на нравственно неприемлемые действия власти. В некоторых случаях необходим прямой диалог с властью по возникшей проблеме, в иных случаях — обращение Церкви к народу с призывом применить механизмы народовластия, иногда — обращение в международные инстанции и к мировому общественному мнению, а в качестве последней меры — призыв к мирному гражданскому неповиновению. Это могут быть самые разные дозволенные законом выступления, вплоть до массовых акций протеста.
Хотел бы еще отметить, что подобный призыв от имени Церкви может сделать только священноначалие и только в согласии с волей духовенства и народа Божия. Никакие же заявления тех или иных организаций либо отдельных священнослужителей, пытающихся иногда говорить от имени Церкви, позицию ее Полноты не выражают. И, конечно, Церковь не должна позволять использовать себя для достижения тех или иных политических целей. Ведь она не стремится к мирской власти.


— По-Вашему, бизнес и власть готовы сегодня прислушаться к мнению Церкви?


— Я сам в течение многих лет участвую в церковно-государственном диалоге и могу сказать, что он далеко не всегда получается гладким и простым. Однако опыт показывает, что с его помощью удается достигать определенных результатов, в то время как прямая конфронтация никогда не приносит желаемых плодов.
Голос Церкви, призывающей предпринимателей и власть измениться, возможно, и кажется кому-то бессмысленным чтением нотаций. Но все-таки он нужен, потому что несмотря ни на что многие люди все-таки прислушиваются, хотя некоторые чиновники и предприниматели утверждают, что говорить об экономике — не дело Церкви.


Христианское действие


— Давайте поговорим о других возможных формах. Вы недавно возглавили новый Отдел Московского Патриархата, ответственный за отношения Церкви и общества. Как теперь изменится ситуация в церковно-общественных отношениях? Призвана ли эта структура усилить присутствие Церкви в общественной жизни?


— Я не думаю, что небольшой бюрократический аппарат сам по себе может увеличить присуствие Церкви в обществе, перед ним стоит совершенно иная задача. Мы слишком привыкли думать, что Церковь — это только люди в рясах, в то время как Церковь — это все ее члены, включая десятки миллионов мирян. Это должны понять все, в том числе те самые «рядовые верующие».
Новый отдел, как мне кажется, должен постараться поставить дело таким образом, чтобы православные общественные объединения, в которые входят десятки, а то и сотни людей, трудились сообща, координировали свою работу. Кроме того, многие светские общественные организации стремятся сегодня работать с Церковью, им необходимо оказать поддержку, наладить с ними диалог. Потому что именно общественные структуры, а не административно-бюрократические образования могут что-то изменить сегодня. Для этого надо только понять, что дело Церкви и дело общества — это в значительной степени одно и то же дело.



— То есть главная задача — строительство гражданского общества?


— Лично у меня большие вопросы к самому термину «гражданское общество», а точнее, к тому, чем его сегодня пытаются наполнить. Он, к сожалению, слишком идеологизирован, а общественные механизмы должны воплощать в жизнь реальную волю людей, а не чьи-то идеологические схемы.
Нам нужно развивать социальные механизмы, и Церковь должна взаимодействовать с каждой достойной того общественной структурой, помогая в заботе о людях, в нравственном воспитании наших сограждан. Такой дух в отношениях Церкви и общества мне видится очень востребованным.



— На Западе существует богатый опыт христианских организаций, к примеру, католических и протестантских профсоюзов. Применима ли эта схема к России?


— Думаю, да. У нас уже возникают объединения православных мирян, но пока, к сожалению, они не очень сильны, являются, скорее, зародышами сообществ, которым еще нужно развиваться. Но такие структуры нужны, причем в самых разных областях: в культурной, научной, правоохранительной, медицинской, в педагогической, в журналистской, в воинской и так далее.
При этом мне кажется, что они вовсе не обязательно должны называться православными и рисовать кресты и купола на своих эмблемах. Самое главное, чтобы в своей деятельности они руководствовались нравственными принципами Православия — именно это, а не красивая вывеска может сделать их новой силой.
Не знаю точно насчет именно православных профсоюзов — к огромному сожалению, профсоюзное движение у нас в стране вовсе не так развито и самостоятельно, как на Западе. Однако и здесь есть поле для работы. Опять же, повторюсь, мы должны не только создавать новые организации, но и искать контакт со всеми общественными силами, в том числе и с профсоюзным движением. Как минимум необходима некая дискуссионная площадка, где мы могли бы вести адекватный обмен мнениями.


— Какие цели в первую очередь должны стоять перед православными общественными организациями в России?



— Задач сотни, но в первую очередь, как мне кажется, необходимо решать задачи помощи конкретным людям и урегулирования реальных социальных проблем.
Посмотрите: сколько верующих сегодня приходит помогать в больницы, сколько создается приютов, богаделен для пожилых людей! Конечно, по сравнению с общим объемом социальных проблем — это лишь малая часть, капля в море, ведь ресурсов Церкви недостаточно, чтобы охватить всех нуждающихся. Но у нас есть масса перспектив для развития в этом направлении.
Здесь, кстати, тоже важно сотрудничать с государством, от которого мы ждем не просто «спонсорских денег», а поддержки конкретных инициатив, как это делается во всем мире. Вы знаете, что сегодня нет ни одной страны мира, где существует эффективная государственная система соц-обеспечения? В наиболее социально развитых странах власть делегирует решение этих вопросов общественным объединениям, и не в последнюю очередь — религиозным организациям. Государство контролирует их работу, выделяет определенные финансы, но созданные такими общественными структурами детские дома, дома престарелых, больницы на порядок эффективнее аналогичных казенных учреждений, ведь они не только получают средства из бюджета, но и вкладывают свои труды и ресурсы.


Немного политики


— Церковь как общественный институт — вне политики, а могут ли принимать участие в политической жизни ее отдельные рядовые члены, и если да, то какую роль они могут в ней сыграть?



— Разумеется, миряне могут участвовать в политике. Только, конечно, им не надо под вывеской Православия обслуживать свои личные интересы. И, конечно, участвуя в политике, христианин обязан оставаться христианином. Я говорю о том, что вся система православных нравственных принципов должна применяться людьми в их профессиональной деятельности.


— В политику как раз идут либо за личными интересами, либо ради решения каких-то конкретных задач. Вы считаете, что сегодня для христианина такие задачи существуют?


— Ну конечно! Во-первых, всегда нужно стремиться, чтобы ни один обездоленный человек не оказался бы отвержен государством и обществом. А во-вторых, сегодня очень важно всерьез подумать о пересмотре тех законов, которыми живет современная экономика, мировая и в том числе российская.
И наша Церковь, и католики, и протестанты уже лет пятнадцать говорят о том, что мировая экономическая архитектура должна стать иной. Необходимо восстановить связь между финансовой экономикой, деньгами и человеческим трудом. Нужен, в конце концов, общественный контроль за деятельностью корпораций.
Сегодня люди, слава Богу, начинают это понимать. И если раньше от религиозного анализа мировой экономики отмахивались, то сейчас и Гордон Браун, и Ангела Меркель, и Николя Саркози все чаще говорят о том же, о чем говорили христиане еще лет пятнадцать назад. И это недавно отметил Святейший Патриарх. Так что у нас появился реальный шанс добиться от лиц, принимающих глобальные решения, чтобы голос разума и голос народа был ими услышан.
Наша позиция крайне важна в сегодняшней расстановке сил, ведь так же как и в политике, в экономике мы не являемся ни властью, ни оппозицией, не стремимся занять ни одну из этих ролей. Мы говорим о проблемах несколько со стороны, и поэтому наш христианский взгляд полезен тем, кто конструирует и политические, и социальные, и экономические модели.


Соколов Алексей

foma.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.08.2009, 17:18   #3
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

ИЛЛЮЗИЯ НАУЧНОСТИ



Ортодоксальный атеист — против равнодушия

Недавно на русском языке вышла книга британского автора Ричарда Докинза «Бог как иллюзия». Докинз — ученый-биолог, но гораздо большую известность он приобрел как страстный проповедник атеизма. Но Докинз интересен в еще одном отношении: он излагает то, что можно назвать «ортодоксальным атеизмом». Существуют очень разные атеисты, но в целом мы можем выделить некий набор взглядов и аргументов, характерный для атеистической критики христианства. Эти взгляды и аргументы высказываются раз за разом, из них сложилось что-то вроде «атеистического канона», и Докинз излагает этот канон достаточно последовательно. В этом каноне можно выделить три линии аргументации: во-первых, христианство (и религию вообще) объявляют вредоносной в социальном плане; во-вторых, говорят, что современная наука сделала христианство интеллектуально несостоятельным; в-третьих, утверждают, что Библия не может служить моральным авторитетом.
Коротко рассмотрим все три линии аргументации, как они представлены у Докинза, и начнем с науки.

«Красные авиаторы по небу летали...»

Люди склонны искажать взгляды, которые они не разделяют; в этот интеллектуальный грех могут впадать как верующие, так и неверующие люди. Популярный атеизм — в частности атеизм Докинза — построен на искаженном образе христианства; в основании всей его научной аргументации лежит фундаментальная (хотя, возможно, и неосознанная) подмена. Докинз провозглашает (и это принципиально для всех его рассуждений), что бытие Божие может быть предметом рассмотрения естественных наук: «Наличие или отсутствие мыслящего сверхъестественного творца однозначно является научным вопросом, даже если практически на него нет — или пока еще нет — ответа. И это также касается подлинности или ложности всех историй о чудесах, при помощи которых религии поражают воображение верующих толп».
Здесь мы уже можем остановиться, поскольку все его дальнейшие рассуждения вытекают из этой посылки — а она просто ошибочна, и это, пожалуй, главная ошибка «научного атеизма». Существует естественно-научный метод, основанный на повторяющихся наблюдениях и воспроизводимых экспериментах. Этот метод — вполне почтенный, достоверный и полезный в своей области.
Однако то, что проповедуют «научные атеисты», — это уже не наука как таковая, а определенная философия, зависшая где-то между вульгарным материализмом и сциентизмом. Философия эта полагает, что естествознание является единственным мерилом истины и единственным источником наших представлений о том, кто мы такие, каково наше место в мире и как нам поступать. Весь «научный атеизм» (и в исполнении советских пропагандистов, и в построениях авторов, подобных Докинзу) исходит из предпосылки, что естественные науки правомочны выносить суждения о бытии Божием, о морали, о предназначении человека; более того, только их суждения и стоит принимать во внимание.
Является ли такое мировоззрение в собственном смысле слова научным? Позволяет ли научный метод как-то обосновать его притязания? Можем ли мы установить его истинность путем каких-либо наблюдений и экспериментов? Никоим образом. Даже на уровне личного опыта мы отлично понимаем, что истина не равна естественно-научной истине. «Бах — великий композитор» — истина, но к естествознанию она не имеет отношения. Это эстетический опыт, который вы можете пережить (или не пережить, если предпочитаете, скажем, Верку Сердючку). Или возьмем другую истину: «N — мой старый верный друг». Можно ли доказать эту истину научно? «Надлежит поддерживать слабых» — истина, опять же лежащая за пределами науки. Можем ли мы обосновать различные истины в рамках научного метода? Очевидно, нет. Есть вопросы, на которые наука вообще и естествознание в частности не отвечает. Наука, например, не может рассматривать действия личностных агентов — выйдет ли Марья за Ивана или предпочтет ему Петра либо вовсе бросит мир и уйдет в монастырь. Таким образом, на вопрос вполне осмысленный, а для Ивана, надо думать, животрепещущий, наука никак не отвечает.
Отказываясь признавать что-либо, выходящее за рамки науки, мы поступаем, как персонаж романа японского писателя Кобо Абе «Человек-ящик»: воспринимаем реальность через узкую щель. Если мы будем смотреть на реальность через эту щель, Бога мы в нее не увидим, но не увидим и массы других вещей. Например, поскольку наши знания об исторических событиях не могут быть основаны на наблюдениях и экспериментах (естественные науки тут могут помочь нам лишь косвенно), мы не увидим всего, что относится к нравственному или эстетическому опыту, опыту личных отношений и многому другому.
Естественные процессы указывают на то, что мы живем в высокоупорядоченном мире, который развивается по определенным, рационально постижимым законам, причем эта упорядоченность именно такова, чтобы обеспечить существование жизни и, таким образом, самого субъекта, способного познать эти законы (этот факт получил название «антропный космологический принцип»). Однако Бог — это не один из естественных процессов. Бог не является явлением природы в ряду других явлений. Мы не можем ставить над Ним эксперименты или заставить Его проявить Себя помимо Его воли.
В первые годы большевизма был популярен забавный атеистический аргумент: «Красные авиаторы по небу летали и нигде ни Ангелов, ни Бога не видали». Мы, наверное, только посмеемся над таким доводом, однако когда подобная аргументация излагается с упоминанием «радиотелескопов» и «новейших достижений современной науки», это нередко воспринимается всерьез — как будто люди действительно ожидают, что при помощи особо мощного телескопа можно будет наконец-то застать врасплох Бога, который худо-бедно увернулся от аэроплана.
Бога, Каким Его описывает Библия, нельзя «застать врасплох», «поймать», когда Он этого не хочет. Он открывается людям так, как хочет Он, в целях, которые преследует Он. А Его цель — вернуть людей к спасительным отношениям с Ним, к отношениям доверия и любви, в которых не может быть места наблюдениям или экспериментам.
«Научные доказательства» бытия Бога, очевидно, не могут быть добыты помимо Его воли; Бог, давший нам многочисленные свидетельства о Себе, не дал каких-то неуязвимых, «к стенке припирающих» доказательств.
Он дал нам достаточно свидетельств, чтобы мы могли принять обоснованное решение. Однако эти свидетельства являются принципиально непринудительными. У человека есть возможность (при желании) отвергать любые аргументы и любые свидетельства. Любое чудо можно объявить фокусом, любой опыт — иллюзорным, любое свидетельство — фальсифицированным.
Почему Бог не принудил нас к вере? Потому что Он создал нас для доверительных, близких отношений с Ним, которые могут быть только невынужденными; именно поэтому у нас есть возможность не замечать Его или вообще отрицать Его бытие. Но перейдем ко второй линии аргументации атеистов — предполагаемому социальному вреду религии.


«Корень всех зол»

Именно так (Root of all Evil) назывался сериал ВВС с участием Докинза. В своей книге он предлагает нам вообразить мир без религии: «Представьте: не было террористов-самоубийц, взрывов 11 сентября в Нью-Йорке, взрывов 7 июля в Лондоне, Крестовых походов, охоты на ведьм, Порохового заговора, раздела Индии, израильско-палестинских войн, истребления сербов, хорватов и мусульман, преследования евреев за “христоубийство”, североирландского конфликта, евангелистов, опустошающих карманы доверчивых простаков. Представьте: не было бы взрывающих древние статуи талибов, публичного отрубания голов богохульникам, кнутов, полосующих женскую плоть за то, что ее узкая полоска приоткрылась чужому взгляду».
Вообще-то можно согласиться, что в мире без религии никакие талибы не рушили бы буддистских статуй — за неимением буддизма — и никто бы не преследовал евреев — за неимением самих евреев, как и других народов, цивилизаций и культур, созданных религиями. Однако, вероятно, автор думает немного не об этом, а о том, что религия является источником всего этого зла. О том, что «убийства чести», территориальные конфликты или воинствующий национализм превосходно обходятся безо всякой религии, автор не знает; похоже, он склонен приписывать вообще все зло, происходящее в неатеистических обществах, именно религии.
Можем ли мы найти в истории примеры злодеяний, совершенных во имя религии? Несомненно; уже в Евангелии Господь говорит: даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу (Ин 16:2). Является ли вера в Бога причиной этих преступлений? У нас есть вполне научный способ это проверить. Есть очевидный способ установить, ответственен ли фактор Х за явление Y, — это выяснить, продолжается ли данное явление по устранении этого фактора. Если мы арестовали «врачей-убийц», а пациентам стало только хуже, мы, пожалуй, напрасно грешили на врачей; если обвиняемый пойман и казнен, а серийные убийства продолжаются, значит, схватили мы кого-то не того; если, наконец, мы избавились от религии и верующих, а бедствия и злодеяния, ранее приписываемые религии, не только не прекратились, но и приобрели еще больший размах, следовательно, дело было не в религии.
Аргумент «об исторических злодеяниях» звучал довольно внушительно в устах, например, деятелей эпохи Просвещения. Им (и их слушателям) было не с чем сравнивать. Но вскоре Европа увидела ничуть не менее впечатляющие преступления, совершенные под знаменами Просвещения и Разума. «Адские колонны» генерала Тюрро занялись франко-французским геноцидом в Вандее, а революционные солдаты принялись расстреливать монахинь за отказ отречься от своих обетов. С тех пор опыт французского, испанского, мексиканского и особенно русского атеизма показал, что фанатичные преследования, резня, тирания и охота на ведьм совершались под антирелигиозными знаменами в еще больших масштабах, чем под религиозными.
Это не клерикалы расстреливали атеистов на Бутовском полигоне — дело обстояло ровно наоборот. Историческая реальность такова, что атеистические фанатики убили гораздо больше народу, чем исламские экстремисты и католические инквизиторы вместе взятые. Я не хочу этим сказать, что все атеисты сплошь кровожадные фанатики (это не так!), но предлагаю лишь обратить внимание на тот факт, что самые разрушительные формы фанатизма были атеистическими, а не религиозными. Считать ненависть, фанатизм и преследования порождением религии, а тем более рекомендовать атеизм как средство от всех этих бедствий — значит объявлять всю русскую (и не только) историю ХХ века как бы не бывшей.
Как на эту историческую реальность реагирует Докинз? Казалось бы, преступления атеистических диктатур еще не доказывают бытия Божия— можно быть атеистом и признавать их. Но Докинз поступает по-другому: он не видит их в упор. Хотя это и странно для человека, красноречиво восхваляющего научную и интеллектуальную честность, но это так.
Он пишет: «Не думаю, что в мире есть атеисты, готовые двинуть бульдозеры на Мекку, на Шартрский собор, кафедральный собор Йорка, собор Парижской Богоматери, пагоду Шведагон, храмы Киото или, скажем, бамианских Будд». На фоне истории ХХ века (особенно российской, но не только) эти слова звучат крайне издевательски. Я не думаю, что Докинз сознательно лжет, и не думаю, что он пребывает в честном невежестве. Судя по отзывам на форумах ВВС, его оппоненты наверняка подробно просветили его относительно фактической стороны дела, да и напомнить о ней не упускают возможности. Несмотря ни на что Докинз верит, что в мире не найдется атеиста, способного сносить исторические памятники, — и верит искренне, с пафосом, с глубокой убежденностью, с чувством искренней правоты и полным осознанием того, что уж он-то — в отличие от некоторых — интеллектуально добросовестен. Люди бывают склонны к вопиющему самообману — и, как видим, атеизм от него нимало не спасает. Людям удобно верить, что они наконец открыли источник всех невзгод и всей беды, а когда факты не вписываются в такую удобную и простую картину мира, то их просто не замечают. Трудно не заметить снесенные церкви в России, Испании, Мексике, многих других странах; трудно не заметить монастыри, превращенные в концлагеря; трудно не заметить тысячи и тысячи мучеников, убитых именно атеистами и именно за веру в Бога, но Докинз и его последователи вполне успешно их не замечают.


Библия атеиста

Еще одна линия аргументации Докинза (и это тоже довольно типично) — критика Библии как морального авторитета. С его точки зрения, многие библейские повествования подают нам пример вопиющей аморальности. Перед тем как рассмотреть это подробнее, обратим внимание на одну интересную особенность. Соотечественник Докинза Уильям Уилберфорс вместе со своими друзьями в XVIII веке на протяжении десятилетий боролся за то, чтобы парламент Великобритании запретил работорговлю, — и победил. Что вдохновляло этого человека, по его собственным словам? Библия. Что вдохновляло доктора Фридриха Гааза посвятить свою жизнь заботе о заключенных? Библия. Что побуждало богатых русских купцов вкладывать деньги не в яхты и футбольные команды, а в больницы и приюты для бедных? Все та же Библия. Мы можем умножать и умножать примеры: очевидно, что для множества людей Библия послужила моральным авторитетом, обратившим их жизнь к добру, которое и неверующие не могут отрицать. Если в точно той же Книге атеисты усматривают всякое зло и варварство, значит, они читают ее как-то совсем по-другому.
Как и в других случаях, проблема тут в том, что они критикуют то представление о Библии, которое им удобнее критиковать. Несколько обобщая, это представление можно описать так: «Библия есть сборник моральных прописей, действия некоторых ветхозаветных персонажей ни в какие моральные прописи для современного человека не годятся; а следовательно, Библия не может быть моральным авторитетом». В чем здесь ошибка? Библия не есть сборник прописей; она вовсе не предлагает нам любоваться идеальными героями, которые совершают идеальные поступки в идеальных условиях. Такого рода сахарно-сиропные книги для юношества бывают — но их главная беда в том, что они не имеют отношения к реальной жизни. Библия повествует о драматической истории взаимоотношений живых, реальных людей с Богом. Эти люди грешны; многие из них принадлежат к архаичным и, на наш взгляд, варварским культурам — но других людей у Бога нет, Он пришел спасать именно этих. Человеческая история глубоко трагична, а нередко и отвратительна — но Бог входит именно в эту историю. Поразительная правдивость Библии — в том, что она никогда не приукрашивает людей, которых Бог пришел спасать. Тот, кто ищет в Писании примеры покаяния и веры, найдет их; тот, кто ищет, чем бы соблазниться, тоже найдет, причем нередко — у тех же библейских фигур. Что вы ищете в Книге — это вопрос не к Книге, это вопрос к читателю.
Нельзя не признать, что люди, подобные Докинзу, приносят определенную пользу. Христианской вере противостоит не атеизм — вере противостоит равнодушие. Человек, который яростно нападает на Евангелие, исполняет очень важное дело: он побуждает людей задуматься о том, существует ли Бог, реально ли вечное спасение (и гибель), есть ли смысл и предназначение у человеческой жизни. Пути Промысла иногда неожиданны, и нередко христиане свидетельствуют о том, что большую роль в их обращении сыграли именно антихристианские авторы, которые побудили их задуматься о «последних вопросах».
Поэтому у нас есть причины приветствовать выход этой книги — страсть и ярость, с которой она написана, выдают серьезное отношение Докинза к Тому Богу, реальность которого он оспаривает. Некоторые ученые отвергают Бога, как Докинз. Некоторые — как, например, выдающийся современный генетик Френсис Коллинз, — верят в Него. Бог не принуждает человеческого произволения, и человек может принять решение не верить. Но было бы ошибкой считать, что это решение имеет какие-то научные обоснования.


Принцип фальсифицируемости Поппера
Согласно критерию, выдвинутому философом науки Карлом Поппером, научные утверждения от вненаучных отличает принцип фальсифицируемости. Этот принцип означает, что должна существовать возможность опровержения теории путем постановки того или иного эксперимента, даже если такой эксперимент еще не был поставлен. Например, утверждение «мыши самозарождаются в гнилой соломе» можно опровергнуть экспериментально, «в мире не существует ничего, кроме движущейся материи» — нет. Второе утверждение, таким образом, находится за пределами науки.




Автор: ХУДИЕВ Сергей


www.foma.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.08.2009, 13:48   #4
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Религия в школах России и США (обзор СМИ)



Христианский публицист Влад Кусакин, специально для Христианского Мегапортала invictory.org.



Всё больше стран, ищущих свое место на планете, начинают использовать ту или иную религию как государственную идеологию для того, чтобы создать свою собственную, уникальную идентификацию. И напротив, те страны, которые имели ярко выраженную национальную идею, приносят последнюю в жертву ненасытной политкорректности.

Примерами таких стран может быть с одной стороны Россия, безусловно, светское посткоммунистическое государство, и США, с другой стороны, тоже светское, но основанное на библейских принципах и "христианизированное" во всех сферах государство. Америка старательно избавляется от христианского наследия, в частности ставя всё больше барьеров на пути религии к школе, а Россия наоборот - гостеприимно открывает двери государственных школ для традиционных, по мнению руководства этой страны, религий: православия, ислама и буддизма.

"Президент России Дмитрий Медведев одобрил эксперимент по преподаванию религии в государственных школах. Президент отметил, что к 2012 году преподавание религии может быть введено по всей стране. В нынешнем эксперименте участвуют около 20% российских школ". Звучит интересно, особенно для меня, потому что я как раз закончил статью о запрете молитв и чтения Библии в школах США, и мне очень хочется сравнить, как "религия" выглядела в школах США и как она, скорее всего, будет выглядеть в России. Итак:

Преподавание религии

Россия. Пока одни вопросы. Кто будет создавать учебные пособия? Будет ли преподаваемый материал централизован, или это будет "инициатива на местах"? Как будет формироваться преподавательский состав? По официальным данным, православие будут преподавать светские педагоги "учителя истории, литературы и психологии, которые пройдут подготовку на специальных курсах". Эта идея мне совершенно непонятна. Ведь фактически получается, что пройдет переквалификация кадров, преподававших ранее историю КПСС и основы научного атеизма. Сама идея уроков по религии, в таком варианте их подачи, теряет всякий смысл. В официальных источниках говорится, что это " усилие Кремля по укреплению моральных ценностей после сложного периода неопределенности, последовавшего за распадом СССР". Но неужели в этом самом Кремле серьезно верят в то, что атеисты, обучающие детей православию, способны поднять на высокий уровень моральные ценности в стране?

Лично мне представляется, что такие уроки приведут к нетерпимости в школе и создадут повод для подростков делиться на группировки по религиозному признаку. Если взять статистику, то в России 88% православных, 13% мусульман, 3% буддистов и 1% - это иудаизм и все остальные. Можно с большей долей уверенности определить расклад сил в будущих "религиозных" группировках и понять кого [опять] будут унижать.

Сложно предположить, что "преподавание религии" вышеописанным способом вызовет какие-либо другие чувства, кроме примитивно-религиозного желания поделить окружающий мир на "своих" и "врагов".

Да если бы даже и не атеисты вели эти уроки? Как это практически будет выглядеть? Прозвенел звонок на урок религии и дети разошлись по разным классам. Православные в один, мусульмане в другой, буддисты в третий, атеисты в четвертый. А что же иудеи, протестанты и католики? Стоят в коридорах по разным углам? Прекрасная атмосфера для того, чтобы поделиться на своих и чужих, вспомнив при этом, например, "бей жидов - спасай Россию."

В отличие от новой российской инициативы, в Америке религию в школах никогда не преподавали и детей по конфессиональному признаку не делили. В начале занятий, во всех общественных школах, читалось несколько стихов из общей для всех Библии и произносилась общая для всех молитва "Отче Наш". Никакой специальной литературы для таких занятий не требовалось, и поэтому исключало возможность для какой-либо из христианских конфессий проталкивание своего мировоззрения. Многие школьные округи были уверены, что это вообще не религиозная церемония, а определенный обряд, который помогает успокоиться и сконцентрироваться на правильных вещах. Присутствие Слова Божьего в школах и сами слова молитвы создавали правильную атмосферу и автоматически формировали "систему ценностей" в общественных школах. Вместе с этим нужно признать, что Библия и молитва "Отче Наш" имеют отношение только к христианству и ни к какой другой религии. Тем не менее, в этом нет ничего противоестественного для США, где христианство всегда было частью системы государственного образования, как, впрочем, и многих других основополагающих институтов. Клятва на Библии, например, часть судопроизводства, как и часть инаугурации Президента, а также клятвы сенаторов и конгрессменов. Заседания Верховного Суда начинаются с обращения к Богу и молитвы о Его милости. Все документы особой важности, такие как Конституция, Билль о Правах, декларации войны и мира, и даже денежные знаки содержат упоминание Бога, Господа и Святой Троицы. Поэтому практика молитв в школах была абсолютно органична для страны, основанной христианами.

Мотивация


Россия. Что стоит за уроками религии в школах? По официальной версии, как я уже говорил, это создание "моральных координат". Но российские начальники не настолько глупы, чтобы не понимать, что это номер не пройдет. Так зачем же столь хлопотное и затратное мероприятие? На мой взгляд, это попытка создания государственной идеологии на базе РПЦ. Идеологии, которая смогла бы заменить коммунизм и стать новой движущей силой в обществе. Попытка жалкая, из которой кроме проблем ничего не получится. Жалкая хотя бы потому, что ни одна новая идеология не создавалась по приказу начальства, а зарождалась независимо от него. Каждая новая движущая сила общества всегда имела ярких лидеров, посвятивших себя до смерти ради внедрения в общество новых идей. Коммунизм в этом не был исключением.

США. Новая государственная система была создана вопреки системе английской и, как известно, после подписания декларации о независимости началась война между Англией и только что родившимися США. Война, закончившаяся победой Отцов Основателей Америки, которые, победив, получили право на строительство общества согласно своим принципам.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.09.2009, 15:11   #5
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Диакон Александр Лауга: Причины жизненных неудач нужно искать в себе, а не в Боге


Согласно православному вероучению, причины страданий и неудач человека кроются в нем самом как следствие отхода от Божьих заповедей.

"Все наши страдания происходят от конфликтов с людьми, миром и — самое страшное — с самим собой. Как только вы отметите, что все начало валиться из рук, как только участились конфликты в семье и на службе — это не Бог вас наказывает", — говорит диакон Александр Лауга.

"Вы сами виновники своих несчастий, потому что накопили слишком большой груз грехов. Бог не стоит на вечном посту, наблюдая за нашим поведением. В этом нет никакой надобности", — подчеркнул он.

По словам отца Андрея, как только с человеком случается очередное несчастье, первой его мыслью обычно бывает: "За что Бог меня наказывает?".

"Большинство из нас пребывают в убеждении, что все наши беды приходят к нам извне, из какого-то чуждого и враждебного мира, главная задача которого и состоит в том, чтобы отравлять нашу жизнь", — отметил он.

Те же, кто верит в Бога, как правило, по словам диакона, считают всякое несчастье "наказанием свыше". Они совершенно убеждены, что "Бог недремлющим оком следит за нами и немедленно посылает кару на всякую провинившуюся голову".

Это, как подчеркнул отец Андрей, является заблуждением. Господь создал мир и нас "по Своим законам, и всякое нарушение этих законов неизбежно приводит к травме души или тела". "И когда мы пытаемся жить, не подчиняясь им, тогда вся наша жизнь становится одной вечной и непреходящей трагедией. Те же, кто живет в ладу с самим собой и по заповедям, те и получают шикарные подарки от судьбы", — подчеркивает диакон.

Интерфакс-Религия
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.09.2009, 11:05   #6
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Сергей Волобуев

Протоиерей Всеволод Чаплин: "Что может быть радикальнее Нагорной проповеди?"



Источник: Социальное богословие


Что такое богоугодная власть? Возможна ли богоугодная власть в мире, живущем так, как будто бы Бога нет? Почему Церковь призывает общество и государство к нравственности, хотя самой по себе нравственности недостаточно, чтобы войти в Царствие Божие? Мы продолжаем беседы с протоиереем Всеволодом Чаплиным, председателем Отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества.



– Отец Всеволод, известные слова Спасителя о том, что Богу надо отдавать Богово, а кесарю – кесарево, люди склонны использовать для самооправдания. Часто необходимостью отдавать кесарю – кесарево объясняют все, что угодно. Как все-таки правильно понимать эти евангельские слова? Где грань между Боговым и кесаревым?



– Человек должен отдавать гражданский долг своему народу и своему государству. Но служение народу и государству не должно превращаться в идолослужение. Народ и государство не должны превращаться в идолы, заслоняющие собою Бога. Плохо, когда ради народа и государства игнорируется высший смысл жизни человека, его стремление к вечной жизни, когда народ и государство превращаются в предмет религиозного поклонения, когда у человека в жизни не остается ничего, кроме служения народу и государству. Это как раз тот случай, когда ради кесарева презирается Божие и когда земные дела полностью вытесняют духовную составляющую жизни человека...



– Исторические катастрофы двадцатого века, опыт тоталитаризма и неудачи демократии, сильно подорвали авторитет государства. Многие сегодня сомневаются в справедливости мысли апостола Павла о том, что "нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены"...




– Если говорить о власти, то какую-то власть Господь благословляет, а какую-то попускает. Всякая власть от Бога. Это значит, что не без Его воли или, по крайней мере, не без Его попущения она дается народу. Ленин, Сталин, Хрущев не без попущения Божия возглавляли нашу страну. Правы те, кто говорят, что народ достоин своего правителя. Духовно ослабев, с пренебрежением относясь к тем святыням, которые имели, утратив силу заботы о своей стране, люди сами отдавали ее в руки таких людей как Ленин и Сталин.



– Получается, что всякая власть от Бога, но не всякая Ему угодна. Какую-то власть Бог попускает, то есть позволяет ей действовать до поры до времени. Каковы же признаки собственно богоугодной власти? Я понимаю, что богословие не приемлет жестких типологий. Но все-таки...




– Ввести такую типологизацию, действительно, достаточно сложно. Но думаю, что признаки богоугодной власти очень простые – правая вера, соединенная с правильными делами. А уж дело самой власти и дело народа иметь духовную чуткость, уметь "различать духов", отличать правую веру и правые дела от неправых. А определить богоугодные и небогоугодные политические режимы и экономические системы один раз и на все эпохи и для всех ситуаций невозможно.



– Может ли власть быть богоугодной в секулярном мире?



– Богоугодная в высшем смысле власть, конечно, невозможна в абсолютно безрелигиозном обществе. Но такого общества я не вижу в современной России. Да и на Западе оно вряд ли просуществует долго. Безрелигиозное общество вообще долго существовать не может. Мы знаем это по истории Советского Союза... Сегодня много рассуждают о том, что такое секулярный мир. Но он вовсе не так секулярен, как нас убеждают сторонники идеологии секуляризма. Просто мир уже несколько десятилетий пребывает в духовной расслабленности, свойственной длительному мирному времени. Люди забывают Бога, живут ради удовольствий, становятся духовно немощными. Такое время никогда в истории не длилось очень долго. И я вполне допускаю, что духовная тяга у народов пробудится под влиянием новых исторических испытаний.



– Возможна ли такая ситуация в истории, когда власть богоугодна, а народ отступается, народ не прав и небогоугоден? Или наоборот – богоугодный народ и небогоугодная власть?



– Вряд ли. Поскольку в этом случае власть и народ обязательно разойдутся и государство развалится. Не случайно в Основах социальной концепции говорится о том, что форма государственного устройства должна соответствовать духовному уровню народа. Потому что при неблагочестивом народе самые благочестивые формы правления превратятся в карикатуру, а самый благочестивый правитель будет отвергнут. Точно так же благочестивый народ найдет в себе силы сменить неблагочестивых правителей и прийти к более высокой форме правления.



– Православная Церковь учит, что самой по себе нравственности недостаточно для спасения. Почему же мы все-таки требуем нравственности от государства и общества? Причем часто поддерживаем нравственные начинания людей безотносительно к их вероисповедному выбору...



– Для спасения недостаточно житейской, обывательской нравственности, не преображенной Христовой благодатью. Но для нормальной достойной жизни на земле даже такая нравственность лучше, чем безнравственность. Поэтому, конечно, Церковь всегда призывает людей соблюдать хотя бы ветхозаветные нормы нравственности, выраженные в Декалоге, и следовать тому нравственному чувству, которое Богом заложено в природу каждого человека. Призывает следовать тому нравственному чувству, которое заложено Богом в природу человека. Очевидно, что лучше не убивать, чем убивать, не развратничать, чем развратничать, не воровать, чем воровать. Поэтому для того, чтобы мир не превратился в ад, базовые нравственные нормы должны соблюдаться. А вот сделать его раем, тем более без Христа, никогда не получится...



– Наши требования нравственности, по крайней мере декларативно, совпадают с теми требованиями, которые выдвигают представители других конфессий, а зачастую и некоторые атеистические группы. Не получается ли, что тем самым мы участвуем в формировании некой межконфессиональной или вообще внеконфессиональной нравственности?




– Чтобы увидеть различие между христианской нравственностью и нравственностью ветхозаветной, а также естественной, достаточно прочесть Нагорную проповедь. Нравственные требования Евангелия гораздо выше, чем житейская нравственность и чем ветхозаветный закон... Более того, Господь Сам говорит, что Он есть путь, Истина и Жизнь. Он и только Он Своей благодатью дает человеку возможность достичь того высокого нравственного идеала, который изложен в Нагорной проповеди. Здесь решительное отличие христианской этики от всех прочих этических систем. Христианин не может согласиться с тем, что нравственный идеал Евангелия может быть растворен в схемах "глобальной этики"...



– Означает ли это, что христианской социальной мысли в современном мире надо быть более радикальной, более критичной к существующим порядкам и практикам?



– Что может быть радикальнее Нагорной проповеди?.. Важно то, что уже здесь и сейчас, в этой жизни, мы можем внутри себя и внутри православных общин созидать Царствие Божие. А для этого нужна не просто нравственность, а синергия Бога и человека, принятие человеком той благодатной помощи, которую дает Господь в Церкви и которая и делает человека достойным спасения...


religare.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.10.2009, 11:33   #7
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Интервью с председателем синодального Отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиереем Всеволодом Чаплиным

Источник: Журнал "30 GIORNI" (Италия)




– Ваше Высокопреподобие, Поместный Собор РПЦ выбрал нового Патриарха очень быстро. С каким имиджем РПЦ, по Вашему мнению, вышла после этого форума? Какой "месседж" должен был почувствовать весь христианский мир?




– Прежде всего, Церковь проявила свое единство. Очевидно, что, несмотря на то, что у людей могли быть разные предпочтения (определенное количество голосов отдавалось на разных этапах Собора за нескольких лиц), в момент избрания Патриарха, которое было совершено подавляющим большинством голосов, Собор ощутил свое единство. Святейшего Патриарха активно поддержали после его избрания все наши иерархи, в том числе те, чье имя называлось в качестве кандидатов на Патриарший престол. Более того, я, как участник Собора, ощущал настоящий дух мистического единства Церкви. Люди действительно были едины в выборе, едины в молитве, едины в радости по поводу того, что Церковь избрала нового Патриарха. И также единодушно были приняты итоговые решения Собора, делающие особый акцент на работу Церкви с молодежью, на миссионерские и просветительские усилия. На то, чтобы сделать настоящими христианами те десятки миллионов людей, которые сегодня именуют себя православными, но часто далеки от реальной церковности, от понимания православной веры, от жизни по заповедям Христовым. Я думаю, что в Церкви к моменту этого Поместного Собора уже сложилось понимание того, что сейчас нужно не столько строить здания храмов, которые в значительной степени уже построены или восстановлены, сколько созидать человеческие души. Кстати, об этом в последние годы своей жизни все чаще и чаще говорил покойный Святейший Патриарх Алексий Второй.



– После избрания нового Патриарха всегда много ожиданий. Что нового Вы ждете для Русской Православной Церкви?




– Того, о чем было сказано в решениях Поместного Собора и в речи Святейшего Патриарха после его интронизации: активизации миссионерской, просветительской деятельности, образовательных усилий Церкви, ее диалога с разными силами общества, с государством. Ожидаю того, что она в полном смысле станет народной Церковью, знающей чаяния людей, имеющей что ответить на эти чаяния и умеющей донести пророческий голос правды до власти, до элиты, до тех, кто принимает в обществе решения.




– Патриарх Кирилл сказал, что он не хочет, чтобы его считали "реформатором". Что означают термины "единство" и "многообразие" в нынешней РПЦ? Это что – сохранение традиций и в то же время приспособление к современным условиям?






– Православная Церковь по определению является хранительницей традиций. Не потому, что ей нравится все старое, а потому, что она знает: вечные истины неизменны именно потому, что неизменен Бог. Настоящая традиция – это умение хранить истину, которая всегда одна вне зависимости от меняющихся исторических обстоятельств. Когда эта истина переживается, когда она осознана, когда ты хранишь ей верность, ты легко понимаешь, что культурные формы выражения этой истины могут стремительно меняться без ущерба для нее самой. Поэтому, конечно, у нашей Церкви при единстве веры, при единстве понимания вечного и неизменного Бога, Его отношения к миру и человеку, есть очень много форм человеческих особенностей и человеческого самовыражения. Потому что в нашей Церкви есть люди десятков национальностей, живущие на всех континентах, люди разных возрастов, разных политических убеждений, иногда диаметрально противоположных. Я встречал среди чад нашей Церкви людей самых разных убеждений – от ультра-монархистов до радикальных коммунистов. Людей, которые слушают только классическую музыку или только рок. В рамках этого разнообразия, которое реально существует, Церковь и будет жить всегда, потому что она представляет из себя очень большой социум, состоящий из очень разных людей, и в рамках этого многообразия важно не потерять ту истину, ради которой мы живем.




– На последнем Соборе, который выбирал Патриарха Кирилла, участие делегатов от российских епархий было приблизительно 50% из общего количества.




– Меньше 50-ти от российских церковных общин.




– Остальные прибыли из-за рубежа. Что из себя сегодня представляет русское православие? И какие главные вопросы задает себе?




– Вопросов таких очень много. И надо сказать, что выделить из них какой-то один очень сложно. Если брать взаимоотношения Церкви и общества, чем я сейчас занимаюсь, то каждый день приходится сталкиваться с десятками самых разных вопросов, каждый из которых для определенного круга людей является, пожалуй, самым важным. Например, совсем недавно я и российский омбудсмен Владимир Лукин были посредниками на встрече между представителями нескольких государственных министерств и ведомств и православными антиглобалистами, которые очень активно протестуют против системы тотального электронного учета данных о человеке. Во многом справедливо считая, что сбор информации обо всем, что человек делает в течение жизни, дает государству и наднациональным органам слишком большую власть над этим человеком. Очевидно, что для этих людей тема, которую они поднимают, очень и очень важна. В тот же день мы обсуждали тему архитектуры церковно-государственных отношений в Европе и мире на одной немецко-русской конференции. Затем я встречался с представителями министерства юстиции, которые рассматривают тему озабоченности общества деятельностью зарубежных миссионеров. Еще одна важная тема. Несколько дней назад у меня была встреча с разработчиками нового государственного стандарта школьного образования. Естественно, многих людей волнует вопрос о том, каково будет место положительных знаний о религии в рамках этого стандарта. Так что вопросов возникает очень много. И это естественно, потому что мы являемся Церковью, состоящей из разных людей. У нас есть тысячи приходов в таких странах как Украина, Беларусь, Молдова – там есть, естественно, своя "злоба дня", своя политическая реальность. Немало у нас приходов в странах Балтии и в странах Центральной Азии, где очень отличающиеся друг от друга политические ситуации. В каждой из этих ситуаций у верующих есть свои озабоченности, свои пожелания. Так что вопросов действительно очень много, с ними приходится сталкиваться каждый день.




– Что бы Вы ответили, если бы Вам предложили описать основные компоненты, на которых строится Русская Церковь, и направления деятельности? Как эти компоненты взаимодействуют?




– Мы являемся достаточно распространенным сообществом, достаточно крупным. У нас почти 30 тысяч приходов. В разных странах, в совершенно разных условиях. Иногда это в социальном отношении просто разные планеты. Ну, возьмите для примера храм в центре Москвы, окруженный офисами крупных компаний, и маленькую церковь в русской глубинке, откуда полностью уехала молодежь и где живет лишь 10-15 нищих старушек. Один телефон на всю деревню, автобус приезжает раз в неделю, нет магазина, нет мобильной связи. Разница огромная. И возьмите, к примеру, наш храм в Риме, где много довольно успешных русских, которые там работают или учатся, или просто живут и имеют достаточно хорошие жизненные перспективы. И церковку в среднеазиатском городке, где православные люди часто, к сожалению, не видят перед собой будущего. И думают только о том – как бы уехать в Россию. У нас более 800 монастырей, тоже очень разных. Это и крупные монастыри как Троице-Сергиева Лавра, и такие маленькие монастыри, где живут и трудятся 5-6 монахинь. Это и большое количество православных общественных организаций самого разного плана. Военно-патриотические клубы, группы молодежи, которые занимаются реставрацией храмов и монастырей, благотворительные общества, особенно сестричества, православные газеты, журналы, телеканалы, радиостанции, театры – профессиональные и любительские, – киноклубы, группы байкеров, многие из которых сейчас имеют активные связи с приходами, издательства, где сейчас выходят все больше художественной литературы. Уже второй-третий год у нас имеет место взрыв писательской деятельности священников и мирян, причем попадаются очень интересные книги – от детских до философско-политологических. Вот такая, достаточно разноцветная реальность присутствует в нашей Церкви. Я думаю, что она будет еще больше диверсифицироваться.




– Сегодня на Западе дискутируют: для того чтобы сохранить авторитет, "общественный вес" в окружающем мире, каждый пытается говорить об общечеловеческих ценностях. Каждый тогда мог бы причислить себя к сторонникам идеализации евангельской жизни и говорить об абстрактном человечестве? И на этом строить некую новую, секулярную модель общества? Что Вы об этом думаете?






– Это очень интересный вопрос. Я все-таки считаю, что проект создания общечеловеческой системы ценностей не состоялся. Так же как и проект создания гражданской религии. Может быть, он еще способен поддерживать тлеющую жизнь в обществе, живущем в условиях мирного времени и относительной сытости и стабильности. А когда от человека требуется пожертвовать своим комфортом, своим здоровьем и даже жизнью, или, по крайней мере, реально ограничить свои материальные потребности, капризы, привычки к комфорту и эгоистическому поведению – вот в этих условиях безрелигиозная система ценностей очень слабо работает. И мы сейчас на примере столкновения западного и исламского мира видим, что секулярное мировоззрение и секулярные принципы общественного устройства не выдерживают ни столкновения воль, ни интеллектуальной дискуссии. Сторонники секуляризма как якобы наиболее перспективной общественной модели теряют аргументы. И сейчас они начали терять свой последний аргумент, сводящийся к тому, что секулярные страны живут богаче и спокойнее, чем страны с сильным уровнем религиозности. Мы все больше и больше видим, что так вечно не будет. Мне думается, что безрелигиозное мировосприятие не может считаться оптимальной площадкой для примирения религий и для диалога мировоззрений. Такое миропонимание, т.е. секулярное миропонимание, должно стать одним из рядовых, равноправных участников диалога. Не менее, но и не более. И я убежден, как об этом очень часто говорилось в рамках Мирового Общественного Форума "Диалог цивилизаций", что будущее мира может быть устроено наилучшим образом именно тогда, когда сторонники разных моделей общественного устройства, разных политических систем, разных взглядов на место религии в жизни общества, разных взглядов на устройство семьи, местной общины и т. д., смогут вести диалог на равных. Без попыток переделать друг друга, на основе признания каждым из мировоззрений права на обустройство определенной части национального или мирового социума.




– Теперь о российском обществе. Бедные, как сказал Христос, всегда будут рядом с нами, и мы должны им помогать. Митрополит Кирилл несколько лет назад выдвинул кодекс поведения в экономике, основанный на библейских заповедях, как основание для согласия по всем вопросам, предложение компромисса, приемлемого для всех социальных слоев. Это так?





– Этот документ был принят Всемирным Русским Народным Собором в 2004 году, и это не чисто церковный документ. Да, митрополит Кирилл был инициатором его принятия, но работа над ним шла в составе группы из очень разных людей – это были прежде всего экономисты. Причем и "левого", и "правого" направлений, и "центристы". Этот документ, кстати говоря, и не писался как церковный. Там нет ни одной нарочито богословской фразы. Это документ, целью которого было предложить государству, бизнесу и работникам определенный набор правил, который касается верности своему слову, отказа от коррупции, отказа от чрезмерного влияния бизнеса на политику и СМИ, что было особенно актуально для России в то время. Культуры быта в экономике, т.е. отказа от сквернословия, обмана, sexual harassment, и т.д. Такого рода документ был предложен экономическим акторам и обществу в целом и, надо сказать, он вызвал довольно большую дискуссию. Я даже знаю регион, где он был принят как руководство к действию губернатором, местным сообществом предпринимателей и местными профсоюзами при участии местной епархии. Конечно, некоторые люди говорили: не дело Церкви рассуждать об экономике, это область исключительно для экспертов, но я с этим совершенно не согласен, хотя бы потому, что сфера экономики напрямую затрагивает повседневную жизнь людей. А все, что волнует людей, должно волновать и Церковь.




– Какова Ваша позиция в отношении преподавания религии в российских школах? Не стоит ли воспользоваться мировым опытом в этом вопросе?





– Вот как раз это и нужно сделать. У нас в образовательной области слишком сильна "советская" инерция. Церковь предлагает то, что опробовано уже в большинстве стран Европы – иметь в рамках школьной программы обязательный для посещения урок, в рамках которого можно было бы выбирать основы культуры одной из религий или, предположим, светскую этику. Или общий курс обо всех религиях сразу. Но именно такой выбор, как мне кажется, совершенно необходим. В нашем обществе есть разные мировоззренческие группы. Это православные христиане, мусульмане, иудеи, буддисты, католики, протестанты, неверующие. Школа не должна пытаться построить их "под одну гребенку". Но в то же самое время она должна создать условия для того, чтобы школьники получали нравственное воспитание в соответствии с теми убеждениями, которые разделяются в их семьях.




– Церковная и гражданская власть. Как складываются Ваши отношения с представителями руководства страны? Формально Церковь отделена от государства. Помогает ли государство Церкви? Пытается ли на нее повлиять?





– У нас Церковь не просто формально отделена от государства. А на самом деле. Государство не финансирует религиозную деятельность религиозных организаций. Определенные средства, хотя и далеко не достаточные, выделяются на восстановление тех памятников архитектуры, которые являются собственностью государства и находятся в пользовании религиозных общин. Нет в армии регулярных капелланов, нет преподавания религии в большинстве школ, так что отделение Церкви от государства у нас гораздо более жесткое, чем в большинстве стран Европы. И по некоторым параметрам даже более жесткое, чем в Соединенных Штатах. С государством мы ведем диалог, стараемся взаимодействовать. Много спорим. Вот я один из спорщиков, который часто доходит до хрипоты в ходе дискуссий с представителями разных государственных инстанций. У нас много предметов для разногласий, будь то та же тема преподавания знаний о религии в школах или тема возвращения церковного имущества. Или такие темы как состояние общественной нравственности, реклама, граничащая с порнографией, торговля алкоголем, сексуальные посягательства на детей. По всем этим темам ведутся довольно сложные дискуссии. Но, так или иначе, мы стремимся к тому, чтобы делать одно дело, чтобы вместе служить народу, и такова, кстати, идеальная православная модель. Согласно этой модели – модели "симфонии" – Церковь и государство, будучи отличны друг от друга и не боясь обсуждать сложные вопросы, в то же самое время должны совместно трудиться ради народного блага, дополняя друг друга там, где это возможно.




– Сегодня мы живем во время большого кризиса мирового порядка – экономического и политического. Какие, с российской и православной точек зрения, перспективы, главные вызовы для создания нового более мирного мирового порядка?






– Прежде всего, как я уже сказал, нужно научиться уважать те традиции, те общественные установления, те правила и законы, по которым живут разные общества, даже если эти правила и законы, эти традиции диаметрально противоположны принятым на Западе, который подчас, к сожалению, пытается считать себя единственным законодателем мировых политических и правовых мод. В области экономики очень важно вернуть связь между деньгами, которые являются символами человеческого труда и созданных человеком ценностей, и самими этими ценностями и самим человеческим трудом. Когда торговля из способа и средства обмена плодами труда превращается в обмен цифрами, символизирующими страховки страховок по долговым распискам и т.д. – это неизбежно приведет к краху. Об этом говорит вся история человечества, говорит об этом и сегодняшний момент.




– Преподобный о. Всеволод Чаплин стал участником исторического события. Он был первым российским церковным чиновником, который официально посетил Саудовскую Аравию! Как вы понимаете диалог цивилизаций, и как, по мнению Патриархии, он должен происходить?




– Диалог цивилизаций и религий – это очень важное для современного мира направление деятельности. Не случайно в России, также как и в Средней Азии, и в Азербайджане, много веков насчитывает диалог между православным христианством и исламом. У нас также добрые отношения и с иудеями, и с буддистами. Нам нужно лучше знать друг друга, помнить о том, что у нас много общего, и стараться там, где возможно, вместе говорить о вечных законах жизни, о нравственном измерении в жизни человека тем людям, которые в очередной раз становятся на путь к разрушению и несчастью, пытаясь отбросить нравственность и духовное измерение жизни как нечто якобы устаревшее и никому не нужное. Вот, наверное, в этом один из смыслов наших межрелигиозных отношений, который мы стараемся развивать и в рамках нашего Межрелигиозного совета России и в рамках практических каждодневных контактов друг с другом. Я уверен, что эти контакты будут продолжаться, мы по-хорошему обречены на них, поскольку живем многие века вместе.




– Как Вы себя чувствуете в вашей новой позиции в Московском Патриархате, во главе Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества?





– Как человек, каждый день имеющий дело с огромным количеством вопросов, которые приходится решать, буквально подхватывая на лету, как жонглер. У Отдела две основные сферы деятельности. Это – участие в дискуссиях по законотворческому процессу, диалог с органами законодательной власти России и других стран канонического пространства нашей Церкви. И это взаимоотношения со всем спектром общественных организаций, православных и светских, будь то культурные ассоциации, политические партии, профсоюзы, объединения предпринимателей, разного рода клубы по интересам. Многие из них обращаются с просьбами к Святейшему Патриарху, на эти просьбы приходится готовить реакцию. Я надеюсь, что мы сможем выстроить стратегическую систему взаимодействия, в которой и пожелания Церкви, и пожелания светского общества найдут свое место. Так, чтобы мы могли не только реагировать на импульсы, исходящие друг от друга, но и планировать совместную жизнь и деятельность на обозримое будущее.


– Вы имеете дар пересказа событий забавным способом через анекдоты. Пожалуйста, расскажите нам ваш новый анекдот или тот, который Вам больше всего нравится.





Ну вот пожалуй, один из новых:

"Говорят, скоро появится новый компьютерный вирус под названием "Инквизитор". Он будет проверять Web-страницы на богословскую безупречность и иногда выдавать сигнал: "Alert! На сайте обнаружена ересь! Вам нужно немедленно покинуть этот сайт, а затем перезагрузить и переосвятить компьютер".


– Большое спасибо за интервью.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.10.2009, 14:04   #8
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

В Русской церкви призывают православную молодежь стать реальной силой, способной изменить страну


Тверь. 22 октября. ИНТЕРФАКС - В Московском патриархате обеспокоены разобщенностью православной молодежи и призывают ее стать реальной силой в обществе.

"К сожалению, сегодня среди православной молодежи сохраняется разобщенность, обособленность, нездоровая соревновательность, вождизм или встречающаяся очень часто в наших православных группах и организациях зацикленность на жизни одного прихода", - заявил глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, выступая в Твери на съезде православной молодежи Центрального федерального округа.

Он призвал православную молодежь стать "реальным фактором духовно-нравственного возрождения России как великой, сильной и свободной державы".

Священник считает, что православным молодежным организациям нужно стать "реальной силой во всех областях жизни общества: это и политика, и экономика, и правоохранительная сфера, и культура, и деятельность СМИ".

"Я не открою большую тайну, если скажу, что православной молодежи сегодня в этих сферах не видно, и иногда даже те, кто являются противниками православных молодежных организаций, пытаются высмеивать наше (православной молодежи - "ИФ") иногда очень слабое и непрофессиональное участие в общественных процессах. Нам нужно это переломить", - подчеркнул священник.

Он указал на то, что православная молодежь состоит не только из будущих священнослужителей и приходских активистов, но и из тех, кому предстоит стать политиками, предпринимателями, мастерами искусств, правоохранителями, воинами и т.д.

Отец Всеволод призвал молодых православных активистов "не бояться бросать вызов пороку и силам зла" и привел пример со священником из города Кимры Тверской области, который "вывел мирян, в том числе молодежь, и справился с местной наркомафией - этой темной силой, с которой почему-то не смогли справиться милиция и городская администрация".

"Действенность православных молодежных организаций должна проявляться очень простым образом: если рядом с местом, где они действуют, есть наркопритон, значит, мы не работаем, если рядом с нами есть чиновник, который душит людей незаконными поборами и пока не сидит в тюрьме, значит, мы должны отправить его в тюрьму, должны закрыть наркопритон", - заявил отец Всеволод.

"Если мы займемся деятельностью, которая реально остановит пороки и утвердит добродетель, у нас будет гораздо больше сил, чем сейчас", - убежден выступавший.

Он признал, что представителей православной молодежи сегодня мало, у них нет помещений, большого количества собственных инициатив.

"Но как только люди почувствуют, что мы способны менять их жизнь, решать проблемы, которые десятилетиями стоят в том или ином месте, тогда к нам эти люди пойдут - студенты, представители военно-патриотических обществ, спортивных организаций. Когда мы станем тем ядром, которое сможет реально менять окружающую нас жизнь, тогда к нам придут гораздо быстрее, чем если мы будем сидеть и ждать", - подчеркнул отец Всеволод.

По его словам, православные молодежные организации должны действовать так, чтобы люди поняли: "вот движение, которое может изменить жизнь, справиться с наркотиками, абортами, преступностью, коррупцией".
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.12.2009, 14:20   #9
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Протоиерей Всеволод Чаплин рассказал об ошибке Егора Гайдара



Ошибка Егора Гайдара, как и многих других деятелей начала 1990-х годов, состояла в том, что они пытались проводить реформы без участия народа, считает глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин.

"В некоторых вопросах господин Гайдар даже при всей своей воле не имел достаточно решимости, чтобы сказать всю правду, сказать людям, что советские заводы будут закрыты, что города, построенные вокруг этих заводов, очевидно, очень скоро перестанут жить той спокойной и сытой жизнью, которой они жили при Советском Союзе", - приводит "Интерфакс" мнение священника, которое он высказал сегодня в эфире радиостанций "Голос России" и "Радонеж".
"Год-два народ, наверное, готов был выдержать. Но объяснить народу происходящее было нужно", - продолжил В. Чаплин. И тут, по его словам, начинается самая главная претензия к правительству Гайдара и другим экономическим и политическим "интеллектуально одаренным деятелям той эпохи: был отрыв от людей, была попытка сделать народ счастливым без его участия и без понимания".
В то же время представитель Церкви признал, что Е. Гайдар "действовал в очень трудных условиях: нужно было решать беспрецедентную задачу - реформировать огромную страну, советскую экономику, которая пришла к своему естественному концу, реформировать ее было нужно, но нельзя было это сделать без серьезных социальных проблем, и решить такую задачу идеально было невозможно". По мнению священника, "человеку, оказавшемуся перед такой задачей, трудно позавидовать".

Всеволод Чаплин рассказал, что общался в течение разных периодов новейшей истории с Е. Гайдаром: "Приходилось видеть его и у вершин власти, приходилось общаться с ним и тогда, когда он подвергался самой жесткой критике".
"Надо сказать, что Церковь открыта к самым разным людям. Мы не должны принимать условий тех или иных частей общества или политических сил, которые говорят: не общайтесь вот с этими, это враги, это сволочи, это мерзавцы. Поэтому господин Гайдар бывал в Отделе внешних церковных связей, мы с ним встречались в разных обстоятельствах", - сказал священник. В последний раз встречались с Е.Гайдаром "несколько месяцев назад, довольно долго проговорили".

"По-моему, он пересматривал свое отношение к тому самому народу, который, как мы знаем, очень скептически к нему относится", - сказал Всеволод Чаплин, добавив, что Е. Гайдар был человеком, который чувствовал груз прожитого и груз отрицательной реакции. "Этот груз, конечно, отразился на его здоровье", - считает священник.
Он сообщил также, что семья покойного экономиста не планирует его отпевать в православном храме. "Насколько я знаю, он (Е. Гайдар. - Прим. ред.) был неверующим человеком", - добавил представитель Церкви.



religo.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.01.2010, 12:47   #10
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

29 января 2010

Сергей Худиев : Дыхание чумы

Источник: Радонеж



ХХ век был веком неслыханных социальных катастроф, войн, революций, геноцидов, когда великие нации подпадали под власть преступников и психопатов, а восторженные толпы приветствовали бесчеловечных тиранов. Может ли такое повториться? Каждое поколение верит, что человечество наконец-то приобрело мудрость, и наступил "конец истории", безумие, кровь и ужас навсегда остались позади. В это люди верили и перед Первой Мировой Войной, и между Войнами, верят и сейчас. Но каждый раз ожидание нового и лучшего мира не сбывалось, и вместо этого человечество входило в новый – и более ужасный – виток варварства.

Все мы склонны это забывать (никто не хочет думать о неприятном) но с 1917 или 1933 года, со времен мексиканской революции или "Красных Кхмеров", у человечества не появилось каких-то гарантий против новых вспышек массового зла и безумия. Мы легко можем оказаться в положении тех наивных людей, которые в начале ХХ века предвидели впереди только светлую эру мира, цивилизации и прогресса. Это стоит иметь в виду – не для того, чтобы впадать в уныние, но чтобы трезво и ответственно видеть то, что происходит вокруг нас.

Обозревая бедствия ХХ века, нельзя уйти от тяжелого вопроса – как люди могли дойти до такого? Где корни всех этих катастроф? С каких небольших, может быть, незаметных симптомов начинается социальная чума, которая затем разрастается и пожирает страны и народы? Корни чумы, и это достаточно очевидно, лежат в определенных взглядах на мир и на человека; геноциды начинаются не в расстрельных рвах, они там заканчиваются. Начинаются они в головах. И именно на этом этапе нам нужно выступить против чумы – пока чуму еще можно становить словом. Но, прежде всего, ее нужно идентифицировать, как чуму. Понять, что это не экстравагантное мнение, которое "тоже имеет право быть высказанным", это не часть общественной дискуссии – это именно чума, и на нее необходимо ясно указать..

Поэтому перейдем к конкретным примерам. Во вторник, 26 января, радиостанция "Эхо Москвы" выпустила в эфир радиопередачу, тема которой была обозначена вполне ясно: "Имеют ли право на жизнь "неполноценные дети"". В передаче приняли участие журналист Александр Никонов, председатель Атеистического общества Москвы (АтОМ), врач Евгений Теодорович Лильин, главный детским реабилитолог Российской Федерации, и ведущий Сергей Бунтман. Александр Никонов высказывал свои взгляды вполне прямо – надо разрешить убивать больных детей, а тем матерям, которые все же воспитывают их, не следует оказывать социальной помощи. Я понимаю, что эти слова звучат как очень тяжкое обвинение, и процитирую слова самого журналиста: "Идея очень простая. Если мы соглашаемся с перинатальным абортом, то почему мы не соглашаемся с постнатальным абортом? Чем, грубо говоря, зародыш за 5 минут до рождения отличается от зародыша через 5 минут? Практически ничем. Это еще не человек, это чистая дискета, на которую личность человека еще не записана воспитанием". И далее:

"Е.ЛИЛЬИН: ... во многих цивилизованных, и даже достаточно бедных странах, государство приходит такой семье на помощь, – причем, мощно, сильно приходит. Возьмем не США, не Францию, – возьмем Венгрию. Мать, родившая больного ребенка, получает зарплату ежемесячную.

А.НИКОНОВ: Вот это и ужасно. Эти больные дети ложатся нагрузкой на все общество.

Е.ЛИЛЬИН: Не на общество. Она получает автомобиль, 30%-ный бензин.

А.НИКОНОВ: Настоящий социалистический кошмар."

Надо сказать, двое других участников дискуссии выступают против взглядов Никонова; но это едва ли повод для радости. Его принимают, как собеседника, его точку зрения находят заслуживающей рассмотрения. В любых обществах совершаются преступления, но когда становится можно публично высказывать идею, что больных детей надо убивать, а помощь матерям детей-инвалидов – это "социалистический кошмар", и при этом оставаться вполне принятым в приличном обществе – это очень опасное состояние нравов.

Причем опасное не только для больных детей и их родителей, а опасное для всех, потому что общество, бесчеловечное по отношению к своим наиболее уязвимым членам, неизбежно будет бесчеловечным ко всем. Если можно лишить жизни больного ребенка, потому что он "ложится нагрузкой на все общество", то кого нельзя? Если заповедь "не убий" не распространяется на самых невинных и уязвимых людей, то на кого вообще она может распространяться? Что спасет от эвтаназии самого А.Никонова, если его дальнейшее существование будет сочтено экономически или социально нецелесообразным?

В нравственно здоровом обществе с Никоновым не стали бы вести публичных дискуссий; ему бы просто указали на дверь. Но – может сказать читатель – стоит ли придавать такое значение этим словам; в конце концов, мало ли кто несет какую ересь. Стоит; беда в том, что взгляды Никонова – пока маргинальные, пока отвергаемые даже большинством его собратьев – атеистов, придуманы вовсе не им. Он воспринимает – и передает по-русски – тенденцию, уже довольно влиятельную в англоязычном мире. Ремарка про аборты и инфантицид почти буквально повторяет высказывание профессора Джона Харриса, члена комитета по этике Британской Медицинской Ассоциации, который заявил, что новорожденных младенцев допустимо убивать. Харрис заявил буквально следующее: "Люди, которые считают, что инфантицид принципиально отличается от аборта, должны задаться вопросом: что такого происходит с плодом за то время, пока он проходит через родовой канал и является в мир, что меняло бы его моральный статус? Я не думаю, что в это время хоть что-то меняется". Для христианина – да любого здравомыслящего человека – это был бы аргумент против абортов; для Харриса – это аргумент в пользу инфантицида. Другой западный мыслитель, Питер Сингер, подчеркивает, что умерщвлять можно даже младенцев, не страдающих какими-то тяжкими врожденными расстройствами, поскольку младенцы "лишены таких определяющих черт личности, как рациональность, автономность и самосознание". Сингер при этом вовсе не эпатажник и не интернет-фрик, а уважаемый ученый, профессор биоэтики Принстонского университета, профессор Центра Прикладной Философии и Общественной Этики при Университете Мельбурна.

Философствование такого рода уже не является чем-то шокирующим; и, надо признать, некая зловещая последовательность в нем есть. В самом деле, если аборты есть нечто уже вполне принятое, то какие возражения могут быть против инфантицида?

Эвтаназия, другой пункт повестки дня, продвигаемый теми же мыслителями, уже является предметом обсуждения в законодательных собраниях передовых стран. Британский философ баронесса Уорнок открыто говорит, что старики "обязаны умереть", потому что на них впустую расходуются ресурсы и их семей, и национальной системы здравоохранения, а британский романист Мартин Эмис, сравнил быстро растущее число пожилых людей в Британии с "вторжением ужасных иммигрантов" и призвал к созданию "будок смерти" на углах улиц, где старики могли бы совершать самоубийства.

Александр Никонов, таким образом, находится вполне на гребне волны, в русле последних прогрессивных веяний. И веяния эти могут оказаться очень влиятельны; невозможно отрицать, что Запад создал самое процветающее и комфортное общество в человеческой истории, и многие у нас склонны с полным доверием принимать все, что исходит оттуда. Однако своим процветанием Запад обязан вовсе не Харрису, Сингеру или Уорнок; если он чем-то и будет обязан этим людям, то своим падением. На Западе есть и другие социальные влияния – есть еще достаточно живая Церковь, есть

просто люди, выросшие в христианской традиции. У нас христианское влияние слабее; поэтому бациллы социальной чумы, которые на Западе сдерживаются другими общественными тенденциями, попав к нам, в морально ослабленную среду, могут начать бурно размножаться.

Но и сам Запад может не устоять; цивилизованность, культурность и гуманность – это очень хрупкие вещи. В свое время Германия была и просвещенной, и культурной, и высокоцивилизованной, пока ее не поразила чума.

Какое будущее тогда ждет нас всех? На что будет похоже общество, в котором можно будет вполне легально убивать детей и стариков? Не померкнут ли в таком обществе ужасы ХХ века, как померкли ужасы Первой Мировой Войны, когда разразилась Вторая?

Но нам важнее понять, что мы можем противопоставить чуме. Почему люди верят в то, что младенцев можно убивать, а стариков – подталкивать к самоубийству? Причина очевидна, и она не раз называлась – в их картине мира нет Бога; более того, в ней вообще нет духовной реальности. Мироздание, в котором они живут, пусто, холодно и бессмысленно. Все, что у них есть – немного удовольствий, которые можно извлечь из жизни, пока старость и смерть не положит этому конец. И в этом мироздании действительно нет мотива ни к тому, чтобы ограничивать себя ради других, ни к тому, чтобы претерпевать неудобства, связанные с неизбежным старением.

Вера в духовный смысл мироздания, в жизнь будущего века, и забота о слабых – две тесно связанные вещи, и даже в самых примитивных обществах они идут вместе. Древнейшие человеческие захоронения, известные археологам, показывают два связанных признака человечности Во-первых, люди хоронили своих умерших с явными изъявлениями веры в посмертное бытие; во вторых, они кормили больных, искалеченных или старых соплеменников. Утрата веры в личное бессмертие постепенно приводит к утрате готовности заботиться о нуждающихся.

Иной атеист, конечно, может искренне негодовать на речи Никонова и ему подобных, и держаться гораздо более достойных взглядов на человеческую солидарность и необходимость заботиться о слабых. Но в его картине мира для таких благородных чувств нет никакой опоры; общество, утратившее веру в то, что человек создан по образу Божию, уже приняло аборты – и точно также примет и инфантицид.

У нас есть лучшее средство от чумы – истина. Человек создан по образу Божию и обладает неотъемлемым достоинством и ценностью; мы живем не для того, чтобы стремиться к удовольствиям и избегать дискомфорта, а для того, чтобы обрести вечную жизнь. Мы принадлежим не себе, но, прежде всего, Богу, а затем – нашим ближним. Любовь, терпение и жертва ведет к вечной награде. Заботиться о слабых – хорошо и угодно Богу. Такова истина; всем нам предстоит, в конце концов, в ней убедиться, когда каждый из нас умрет и пожнет плоды того выбора, который он совершил при жизни.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.02.2010, 12:03   #11
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Христиане призваны поддерживать незыблемость брака, убежден Патриарх



Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал христиан твердо защищать брак как святой союз мужчины и женщины.

"Мы, христиане различных конфессий, призваны исповедовать незыблемость евангельских норм о святости брачного союза мужчины и женщины, который апостол уподобляет союзу Христа и Его Церкви", - заявил Патриарх в своем приветственном послании к участникам открывшегося накануне в Москве пленарного заседания Христианского межконфессионального консультативного комитета (ХМКК) стран СНГ и Балтии. Текст заявления главы РПЦ приводит РИА "Новости".

Как сообщалось, заседание прошло в гостиничном комплексе "Даниловский" и было посвящено теме "Христианская семья - "малая церковь" и основа здорового общества".

Отметив, что христиане из разных стран "имеют схожие взгляды на задачи, стоящие перед мировым христианским сообществом, и разделяют убеждение в непреходящем значении евангельского учения", предстоятель Русской православной церкви подчеркнул "своевременность обсуждения роли семьи в склонном к нравственному релятивизму обществе, где институт брака подвергается серьезной переоценке".
В семье закладываются основы отношения каждого человека к Богу и ближнему, обществу и государству, продолжил Патриарх и добавил, что христиане призваны "открыто свидетельствовать о том, что отступление от богозаповеданных основ брака не может способствовать формированию здоровой личности".
Христиане могут и должны "внести важный вклад в общественную дискуссию по проблеме брака, обозначив для нее четкие моральные ориентиры, основанные на Священном Писании", считает предстоятель РПЦ.
Он пожелал участникам пленарного заседания ХМКК, чтобы плодом их трудов стало "взвешенное и убедительное свидетельство всему обществу о неизменности традиционных семейных ценностей".

Патриарх выразил уверенность, что голос христиан будет услышан.



Митрополит Иларион: кризис семьи вызван стремлением к независимости


Кризис семьи вызван эгоизмом, стремлением к абсолютной независимости и самодостаточности, убежден председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион, выступивший на заседании ХМКК.

"Кризис семейных и родственных отношений, брошенные дети, огромное количество разводов, родители, оставленные своими детьми в старости, высокое количество самоубийств и абортов свидетельствуют о глубоком кризисе семьи и социальных отношений", - заявил он.

Глава ОВЦС МП связывает бедственное положение семьи с "кризисом человеческой личности, порожденным безверием, эгоизмом, жаждой удовольствий, стремлением к абсолютной независимости и самодостаточности".

"Сегодня шкала приоритетов для многих людей выглядит совершенно по-иному, чем в христианской традиции. На первом месте не традиционные духовно-нравственные ценности, ни семья, ни супружеская верность, ни рождение и воспитание детей, а свобода, вседозволенность, жажда наживы, успеха, карьерные устремления. В этой картине благополучия и успеха, которые создают для себя многие современные люди, семья играет какую-то роль, но далеко не первостепенную", - констатировал православный иерарх.

При таком подходе, добавил он, "невозможно ожидать того, что будут создаваться многодетные семьи". Такие семьи, по его словам, сегодня "бывают только у тех людей, которые не просто являются членами христианских общин, но стараются жить по-евангельски - сверяют свой образ жизни с библейской нормой".

По словам митрополита, "неразрывно с темой семьи связаны и такие проблемы, как эвтаназия, клонирование, использование стволовых клеток, полученных из убитых человеческих эмбрионов и многие другие проблемы биоэтики".

"Достойно сожаления то, что эти явления нередко объявляются допустимыми в ряде христианских сообществ и даже приветствуются отдельными лидерами... Настало время отказаться от политкорректного молчания и с дерзновением заявить о недопустимости пересмотра традиционных норм христианской нравственности под предлогом необходимости быть открытыми к нуждам и потребностям современного человека", - заявил представитель РПЦ.

По его словам, в некоторых протестантских церквах Европы "существуют такие взгляды на нравственные вопросы, такое понимание семьи, которые не соответствуют традиционному христианскому учению". Митрополит Иларион призвал ХМКК подумать о том, как взаимодействовать с подобными христианскими общинами и как "передавать им тот опыт, который складывается на так называемом постсоветском пространстве".
В странах СНГ и Балтии, по оценкам архиерея, с одной стороны на лицо кризис семейных отношений, а с другой представители христианских церквей занимают "твердую позицию в защиту традиционного, библейского взгляда на семью".

Сопредседатель Совета ХМКК ординарий Римско-католической архиепархии Божией Матери в Москве архиепископ Паоло Пецци, в свою очередь, отметил, что "кризис - это следствие отказа от традиционных ценностей".

"Традиционная семья моногамна и многодетна", - подчеркнул католический иерарх.

Он призвал участников заседания к совместной разработке "пасторского подхода к укреплению традиционной семьи".

Еще один сопредседатель комитета - глава Отдела внешних церковных связей Российского союза евангельских христиан-баптистов Виталий Власенко призвал христиан всех конфессий едиными устами заявлять о "непреходящих традиционных ценностях". "Иначе нас постигнет судьба древних цивилизаций", - предостерег он.

Директор Института государственно-конфессиональных отношений и права, доктор юридических наук Игорь Понкин подверг критике тенденцию к дискредитации отцовства.

"Нет никаких гарантий сегодня отцовства. Институт отцовства дискредитирован сегодня в российском обществе... Чего мы хотим? Какого ответственного отцовства?", - сказал Понкин.

В заключение своего выступления он призвал "формировать четкую семейную политику".
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.02.2010, 12:43   #12
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Креационизм или эволюция?




Священник Александр Тимофеев

Источник: Православие и мир



Дискуссия о творении мира и возможности эволюционного развития видов, о гипотезе креационизма и гипотезе эволюции затихает и разгорается с новой силой. Недавно исполнилось 150 лет со дня публикации "Происхождения видов" Чарльза Дарвина. Об эволюции, креационизме и творении мира главный редактор портала "Православие и мир" беседует со священником Александром Тимофеевым. Отец Александр исследует библейскую археологию, он закончил Санкт-Петербургский государственный университет по специальности геологоразведка, Санкт-Петербургскую духовную семинарию, Московскую духовную академию.


– Отец Александр, расскажите, пожалуйста, о гипотезах эволюции и креационизма. Возможно ли, что библейская картина сотворения мира не отменяет эволюционного развития? Действительно ли гипотеза креационизма утверждает, что мир был создан за 6 дней длительностью 24 часа каждый?



– Слово креационизм происходит от лат. creatio – создание, сотворение, поэтому всякий верующий ученый неизбежно креационист, так как понимает, что весь мир был сотворен, что жизнь была в этом мире тоже сотворена. Поэтому тех христиан, которые разделяют эволюционную точку зрения (причем, в довольно-таки большом числе вариантов), неверно было бы назвать просто эволюционистами, так как они тоже верят в сотворение мира Богом. То есть креационистами являются и те и другие.

Существует технический термин "научный креационизм" – это научное направление, которое возникло в англоязычном (главным образом американском) протестантизме, в среде протестантов-фундаменталистов. Если быть точным, особенно его поддерживают адвентисты (см., например, книгу Морриса "Библейские основания современной науки"; Моррис – адвентист). Есть среди них немало баптистов. У протестантов-фундаменталистов лозунг Лютера "Sola scriptura" ("только Писание") был доведен до логического предела в смысле толкования Писания через Писание. Направления либерального протестантизма (в первую очередь немецкого) пошли путем критики текста Священного Писания и поиска в нем различных историй и преданий. А путь фундаменталистов несколько иной. Веру в Священное Писание они хотят сохранить неизменно. В результате, за букву Писание они держатся, но не имея традиции правильного толкования, нередко приходят к противоречиям. Пример подобного заблуждения показал еще Лютер. Он отрицал систему Коперника, исходя из слов Иисуса Навина "стой солнце над Гаваоном!". Ведь если Навин приказал Солнцу, а не Земле остановиться, следовательно, вращается Солнце вокруг земли, а никак не наоборот!

Беда в том, что многие православные неофиты, психологически сближаясь с американскими фундаменталистами, достаточно быстро приняли их методологию. Большое количество книг соответствующих по своей методологии "креационной науке" стали публиковаться и тиражироваться под громкими вывесками "православный взгляд на природу и эволюцию". Причем многие книги являются либо переводом, либо компиляцией американских книг. Позже, правда, цитаты и библиография протестантских авторов убирались и заменялись списками произведений святых отцов, но методология оставалась чисто протестантской. Надо сразу отметить, что для православного богословия нехарактерен такой подход. Есть ряд вопросов, которые никак не могут быть однозначно решены в рамках буквалистического толкования. Например, вопрос о продолжительности дней творения мира. Ниже я постараюсь показать апории (т.е затруднения) вызываемые подобными методами.

Многие из авторитетных православных богословов, такие как прот. Александр Глаголев, митрополит Иоанн Вендланд, протоиерей Петр Иванов, профессор Николай Фиолетов, протоиерей Глеб Каледа, сербский богослов прот. Лазарь Милин и др. придерживались других точек зрения, и их подход был зачастую гораздо более здравым. Они считаются сторонниками подхода под названием конкордизм (от лат. concordia, согласие) – не противопоставление библейско-богословского знания научной теории, а согласование. Правда, нужно оговориться, что система полного "согласования", по словам проф. прот. Василия Зеньковского, "ложна в своем принципе", т. к. наука постоянно развивается, а текст Писания и богословский подход к нему остается прежним. Но здесь скорее разность методологии, разность предмета, а не противоречие.

Конкордизм подразумевает, что мы не хотим сталкивать православное мировоззрение с наукой. Только мы должны четко различать: что в науке является фактами, что – теоретическими предположениями (которые тоже могут быть верифицирумы), а что – домыслами и влиянием идеологии. Согласование богословского знания с наукой не означит, что делаются уступки тому, что выдается за науку, т.е. дарвинизму, диалектическому материализму, теории самозарождения жизни Опарина-Холдейна или "новой хронологии" Фоменко и проч.

Согласование и соглашательство – это разные вещи. Здесь речь идет в первую очередь о методологии. Методологически важно оценивать то, что человеку, даже в его падшем состоянии, Господь оставил достаточно много познавательных возможностей. Человеку был оставлен чувственный опыт, и он достаточно надежен. Человеческий интеллект может делать правильные выводы и должно быть понимание места этого в истории человеческих идей, человеческих поисков, человеческой мысли. Человеку доступно познание этого мира, и поэтому наука имеет законное право на существование; другое дело, что мы должны понимать границы науки, понимать, где возможности человеческого разума заканчиваются. Здравый ученый понимает, насколько немного он может постигнуть, насколько ограниченны возможности науки и рационального познания. Тем не менее, к тому, что наука нащупала эмпирическим путем, что может быть проверено, должно иметь доверие. Ведь это доверие человеческому опыту. А полное отрицание человеческого эмпирического опыта вызывает большой вопрос. В конце концов, ведь и религиозное познание основано на опыте. Опыт должен быть проверяем, но не отрицаем. Опыт религиозного познания отличается от научного опыта.

Поясню на примере. Вопрос, который является типичным камнем преткновения, – вопрос о продолжительности творения мира. Наука геология – эмпирическая наука, отличающаяся от точных теоретических наук и связанная с реальностью – основана на изучении отложений земли. Например, осадочные отложения, из которых сложена земная кора, достаточно разнообразны. Разные слои известняков, песчаников и других осадочных пород в определенной последовательности перекрывают друг друга. Все это появилось на Земле в результате ее жизни, и явно не в первый день творения. Геология исследует эти слои, просматривает их. Те слои, которые находятся ниже, возникли раньше, те которые выше – позже. Были обнаружены следы ископаемых, потом и сами ископаемые окаменелости. Возникает вопрос: как отнестись к тому, что на протяжении длинной геологической летописи, которую можно проследить в отложениях, в основании лежат более примитивные животные, наверху – более высокоорганизованные? Можно признать, что на протяжении времени, когда формировались отложения, жизнь изменялась определенным образом, или сказать, что, может быть, Господь так и создал этот мир, что примитивные организмы и динозавры уже и находились в этих породах. Или предложить модель, вроде катастрофической геологии или геологии потопа, объясняющей происхождение всей совокупности геологических слоев их отложениями во время года потопа. А это уже претензия и на научное познание мира и на определенное толкование Писания.

Декарт был не так уж и не прав в своем рассуждении о доверии опыту. Его мысль "если Бог есть любовь, то Он не мог дать мне чувства, которые бы меня совершенно обманывали" – безусловно христианское рассуждение. Вопрос в том, может ли окружающий мир быть прочитан, расшифрован человеком? Для святых отцов мир – это действительно книга, которая может быть прочитана. Святитель Григорий Палама называл мир "писанием Самоипостасного Слова". Григорий Богослов называл мир "книгой". Василий Великий называл мир "училищем разумных душ".

То есть мир может быть познаваем, и с помощью него можно многому научиться. Но если вместо здравого размышления, сопровождаемого чувством благоговения ко Творцу, сваливать все на то, что Господь так создал этот мир, то это не правильно. Такой подход наблюдается у протестантов-фундаменталистов. Возникает вопрос, а в какой мир хотят поместить нас толкователи такого рода? В мир, в котором мы не можем доверять даже своим ощущениям, т.е. глядя на след, например, верблюда мы не имеем права предположить, что здесь прошел верблюд. А вдруг Господь так и сотворил песок с этим следом? Последователи так называемой креационной науки далеко отошли именно от святоотеческого понимания взаимоотношения веры и знания. Хотя у нас есть богатейшая традиция правильного и здравого соотнесения требований веры и разума.

В истории российского богословия и науки мы найдем массу положительных примеров.

Вот, например, взгляд великого русского ученого М.В. Ломоносова на соотношение религиозного опыта и научной истины, которую он называет правдой, в вопросе об устроении мира: "Правда и вера суть две родные сестры, дщери одного Всевышняго родителя, никогда между собою в распрю притти не могут, разве кто из некоторого тщеславия и показания своего мудрования на них вражду всклеплет. А благоразумные и добрые люди должны рассматривать, нет ли какого способа к объяснению и отвращению мнимого между ними междоусобия, как учинил вышереченный премудрый учитель нашея православныя Церкви [имеется в виду упоминаемый Ломоносовым свт. Василий Великий], которому согласуясь Дамаскин святый...сказал "Итак, допустим ли, что она [земля] утверждена на самой себе, или на воздухе, или на водах, или ни на чем, должно не отступать от благочестивого образа мыслей, но исповедовать, что все вместе сохраняется и содержится силою Творца" [Точное изложение православной веры 2.6] То есть: физические рассуждения о строении мира служат к прославлению Божию и вовсе не вредны". Приведя довольно обширные рассуждения о строении и происхождении мира свт. Василия Великого и Иоанна Дамаскина, М.В. Ломоносов продолжает: "Так сии великие светильники познание натуры с верою сдружить старались, соединяя его снискание с богодохновенными размышлениями в одних книгах, по мере тогдашнего знания в астрономии".

Дальнейшее рассуждение Ломоносова показывает, как далек он был от материализма и возношения собственным научным знанием "О если бы тогда были изобретены нынешние астрономические орудия и были бы учинены многочисленные наблюдения от мужей, древних астрономов знанием небесных тел несравненно превосходящих; о если бы тогда открыты были тысящи новых звезд с новыми явлениями, каким бы духовным парением, соединенным с превосходным их красноречием, проповедали оные святые риторы величество, премудрость и могущество Божие!"

Позволю себе, наконец, классическую цитату из этого знаменитого труда Ломоносова, о "Явлении Венеры на солнце, наблюденного в Санкт Петербургской Императорской Академии наук", в котором он опубликовал свое замечательное открытие атмосферы на Венере: "Создатель дал роду человеческому две книги. В одной показал Свое величество, в другой Свою волю. Первая – видимый сей мир, Им созданный, чтобы человек, смотря на огромность, красоту и стройность его зданий, признал божественное всемогущество, по мере дарованного понятия. Вторая книга – священное Писание. В ней показано создателево благоволение к нашему спасению. В сих пророческих и апостольских богодохновенных книгах истолкователи и изъяснители суть великие церковные учители. А в оной книге сложения сложения видимаго мира сего суть физики, математики, астрономы и прочие изъяснители божественных в натуру влиянных действий суть таковы, каковы в оной книге пророки, апостолы и церковные учители...Толкователи и проповедники священного Писания показывают путь к добродетели... Астрономы открывают храм Божеской силы и великолепия, изыскиваю и способы к временному нашему блаженству, соединенному с благодарением ко Всевышнему. Обои не только удостоверяют нас о бытии Божием, но и о несказанных к нам Его благодеяниях. Грех всевать между ними плевелы и раздоры!" (полный текст смотри, например, http://djvu-books.narod.ru/lomonosov.html) Вот вразумление великого русского мыслителя как отрицающим научное познание фундаменталистам, так и потерявшим веру в Бога и превозносящимся своими познаниями ученым.

Но может возникнуть вопрос: не делаем ли мы, таким образом, уступок дарвинизму? Дарвинизм – это не эмпирическая наука, это теория, основанная на ограниченном количестве фактов, тенденциозно подобранных и выстроенных в модель. Единственное научное предсказание о непрерывных переходах от рода к роду провалилось за последующее время развития палеонтологии. Например, я занимался изучением черепах, которые появились в триасе внезапно, они были очень большими, неповоротливыми (вроде Triassochelys). И сколько ни искали, кандидатов на предковые формы так и не смогли найти. Также и покрытосеменные растения возникают внезапно в конце мелового периода. Выявление специфических предковых форм до сих пор вызывает большие трудности.

Известный палеоботаник академик А.Л. Тахтаджян (скончался в прошлом году) вынужден даже был предложить оригинальную онтогенетическую модель макроэволюции (так называемый "мягкий сальтационизм", от лат. "saltatio" – скачок). Труднейшая проблема макроэволюции – разрывы между крупными таксонами, объяснялась им с помощью ярусной неотении (чисто умозрительного и недоказанного научно явления), в результате резких качественных скачков, которых правда не удается наблюдать.

Постепенность развития жизни, которую мы видим, говорит не о самопроизвольной эволюции, а о развертывании иерархии во времени. Господь сотворил мир иерархично. В замысле Божием живые существа располагаются в некоем иерархическом порядке, и эта иерархия последовательно раскрывается во времени, а не происходит самопроизвольная эволюция от амебы к человеку. Иерархия, которую мы видим в этом мире, является гармоничным планом строения, гармоничным замыслом Божиим. Концепции номогенеза и ортогенеза, при том числе фактов, которые есть на сегодняшний день, могут быть рассмотрены как гораздо более достоверные.

Вернемся к вопросу о продолжительности дней творения мира. Когда говорят, что день творения, согласно Священному Писанию равен 24 часам – это попытка буквального толкования Писания. Каждый день творения появлялось что-то новое, что Господь выводил из небытия. Один день и отличается от другого возникновением по творческой воле Божией такого нового, что не могло появиться самостоятельно в результате развития, что принципиально невыводимо из предшествующего, но требует нового явления Всемогущей творческой силы. Буквальное толкование Священного Писания мало соответствует действительности. На святых отцов Церкви, говоривших о творении в 24 часа не очень корректно ссылаться. Во-первых, не все так считают. Достаточно почитать "Шестоднев" свт. Григория Нисского. Во-вторых, необходимо понимать, в каком контексте о сотворении мира писали святые отцы: они полемизировали с языческими философскими представлениями о бесконечности и безначальности мира (т.е. приписывания ему божественных свойств). В связи с этим, отцам Церкви очень важным было показать, что мир сотворен в определенное время, он не безначален, но имеет начало своего бытия от Бога, он не бесконечен, но создан в определенное время.

Креационисты протестантского толка противоречат Священному Писанию. Считая день творения первой главы книги Бытия длиной в 24 часа, они не замечают, что уже во второй главе "тем днем" названы все дни до появления человека. В синодальном переводе звучит не очень четко "в то время", хотя в еврейском тексте стоит именно в тот "йом", т.е. день. Противоречие возникает и в связи со святоотеческим представлением о времени человеческой истории. Сейчас-то какой день творения идет? Седьмой! Не правда ли затянулся по сравнению с предыдущими?! Век будущий, по церковной традиции мы называем днем восьмым. Даже математический значок бесконечности ∞ взят из этой традиции. Протестанты выходят из этого затруднения весьма интересно. Можно посмотреть забавнейшее рассуждение Морриса: "седьмой день, в который Господь почил, был также продолжительностью 24 часа, но за ним настал восьмой, девятый, десятый и так до нынешнего дня". Но если такое рассуждение может устраивать протестанта, то оно не может удовлетворить человека церковной традиции.

С научной картиной мира тоже сплошные апории. Креационисты относят осадочные отложения ко времени всемирного потопа, так как в шесть дней творения мира такое огромное количество отложений не успело бы образоваться. Но как объяснить последовательность фауны в осадочных породах? Рисуются совершенно фантастические картины: трилобиты ползали по дну, поэтому их первыми засыпало песком, потом засыпало примитивных животных, потом динозавров, затем более высокоорганизованных животных, которые бегали быстрее. Последним был человек (видимо бегали люди быстрее всех). Эта картина очень наивна, и даже здравомыслящий школьник посмеется над ней.

Мы знаем, что такое горы: это достаточно сложные образования, состоящие из осадочных, метаморфических и магматических пород и возникающие на месте столкновения двух континентов. Две плиты сталкиваются между собой, это столкновение называется коллизией континентов. Осадочные породы деформируются в складки и образуются горы. В повествовании о потопе сказано, что он длился до тех пор, пока не были покрыты вершины самых высоких гор. Т.е. горы уже существовали. Отсюда следует, что геологическая деятельность, процессы осадконакопления, приводящие к формированию осадочных пород, существовали уже до потопа. Поэтому только ко времени потопа отнести всю геологическую историю Земли просто невозможно.


– Скажите, пожалуйста, подтверждают ли геологические исследования существование потопа и можно ли говорить о научном подтверждении библейской истории? Действительно ли на горе Арарат был найден ковчег?



– Возможно, в Священном Писании указана не гора Арарат, которая находится в Армении, а целая горная цепь, так как мы имеем дело с первоначальным консонантным текстом, в котором указаны три буквы ррт. Отсюда же название древнеармянского государства Урарту на востоке современной Турции.

Действительно, на гору Арарат были организованы экспедиция, три из них возглавлял испанский исследователь Фернан Наварра. Наиболее результативной была экспедиция 1955 года. Предполагалось, что он нашел ковчег вмерзшим в лед горного озера на высоте пяти километров. Возможно это так, а возможно и нет, так как он нашел куски древнего дерева внутри ледникового озера, но однозначно доказать, что это ковчег, невозможно. Через небольшое отверстие во льду можно было увидеть кусок стены, но от ковчега он или от древнего деревянного здания – неизвестно. Чтобы это доказать, нужны более тщательные и серьезные исследования. Несколько кусков он принес, ботаники определили это дерево как представителя рода Quercus, т.е. дуб. Возраст по радиоуглеродному методу был определен около 5 тысяч лет

По поводу экспедиции, о которой было написано прессе, могу сказать следующее: это полнейшее шарлатанство. Эта экспедиция отправилась на поиски ковчега, игнорируя все предыдущие данные. Фотографировали они так называемую "араратскую аномалию", похожую на семечко и представляющую собой горную породу. Отчет об экспедиции, который был опубликован в "Аргументах и фактах", некорректен с научной точки зрения и является обычной газетной уткой.

Что касается возможного объяснения механизма потопа с точки зрения геолога, могу сказать следующее.

Я уверен, что повествование о потопе вполне реалистично, но он был не всемирным (в том смысле, что покрыл всю Землю), а вселенским. Покрытие водами потопа всей земной поверхности хотя бы на пару километров (а ведь должны были скрыться вершины самых высоких гор) маловероятно с физической точки зрения и не необходимо с точки зрения Писания. В греческом языке потоп называется словом катаклизм (от греч. kataklysmos), которое можно перевести как очищение. То есть нужно было очистить мир от человеческого греха, и не было нужды топить Австралию, где и людей-то не было. Соответственно, потоп затронул только те территории, где жили люди.

Практически у всех народов: у полинезийцев, у египтян, у греков, жителей Месопотамии, у американских индейцев и проч. – в эпосе есть упоминание о потопе. Но это означает не то, чтобы потоп был в Америке (как силятся показать американские креационисты), а то, что все люди происходят из потомства Ноя. Воды потопа, действительно, покрыли Месопотамию, Египет, передний Восток до Кавказа. Он сопровождался катастрофическими ливнями и грозами.

Еще когда в Писании говорится, что "открылись источники великой бездны и окна небесные отворились", здесь речь идет не только о воде с неба, но и об океане (в данном случае и по-еврейски и по-гречески бездной назван океан). Скорее всего, земля была затоплена водой из Атлантического и Индийского океанов. Таким образом, было проведено очищение Земли от греха человека. Я думаю, что сначала было движение земной коры вниз, потом вверх, причем следы этого движения мы можем наблюдать. В регионах, которые были затоплены, наблюдается большое количество отложений, а также там существуют цепи озер-морей: Черное, Каспийское, Аральское. На погружение земной коры, а затем ее поднятие в этом регионе указывает также наличие именно в этом районе большого количества нефти. В зонах Каспия, Ирака, Ирана и Персидского залива находятся наиболее крупные залежи нефти, так как именно эти районы испытали самое быстрое погружение и поднятие. Нефть, как известно, образуется на территориях испытавших быстрые тектонические движения: погружение, а затем подъем. Конечно, научно эту гипотезу я доказать не могу, так как для этого необходимы серьезные геологические исследования. Это гипотеза. Еще одно подтверждение того, что потоп был именно в тех регионах, о которых я говорил, это то, что в этих районах находились первые цивилизации, например Шумерская .

Но могу сказать точно, что потоп – это вполне реальное событие, и единственным реалистичным описанием существования потопа и ковчега является только Священное Писание.

– Спасибо большое, отец Александр!
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.03.2010, 12:30   #13
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Генри Чу | Los Angeles Times
Шинед О'Коннор: "Следует провести полноценное уголовное расследование в отношении Папы"




В 1992 году в прямом эфире программы американского телевидения Saturday Night Live ирландская певица Шинед О'Коннор порвала фотографию Иоанна Павла II, назвав его "врагом" и призвав к борьбе с насилием в отношении детей. Сегодня, когда Римско-католическая церковь сталкивается с растущим количеством жалоб на священников Ирландии и других европейских стран из-за сексуального насилия в отношении детей, ее поступок представляется пророческим, отмечает The Los Angeles Times.

Педофилия среди ирландских священников процветала на протяжении нескольких десятилетий, и в прошлые выходные папа Бенедикт XVI направил ирландским католикам "пасторское послание" с извинениями за ошибки Церкви, но не сказал ни слова о дисциплинарных взысканиях в отношении епископов, покрывавших проступки священников, и не признал вину Ватикана в распространении культуры сокрытия правды. По мнению Шинед О'Коннор, это письмо - "упражнение в искусстве лжи и предательство собственных людей": "В письме он предает ирландскую иерархию, снова и снова утверждая, что она действовала независимо от Ватикана. Есть документы, подтверждающие, что это ложь", - подчеркнула она.

Еще будучи кардиналом, Йозеф Ратцингер в 2001 году приказал присылать все дела, связанные с педофилией, ему в Ватикан и не придавать их огласке; это означает, что нарушители секретности могли быть отлучены от Церкви, сказала Шинед О'Коннор. Она убеждена, что необходимо провести полноценное уголовное расследование в отношении Ватикана и католической иерархии тех стран, где имели место подобные случаи. "Ватикан и Папа должны встать на колени и рассказать всю правду, попросить людей о прощении и молитвах, - сказала она. - Если они этого не сделают, им не выжить. Я надеюсь, что они выживут, потому что в католицизме есть много по-настоящему прекрасного". Что касается ирландских священников, виновных в педофилии, они должны быть подвергнуты уголовному преследованию, считает 43-летняя певица и мать четверых детей.

Она сказала, что считает себя католичкой и любит Господа и поэтому возмущена тем, что эти люди делают с религией, в которой она рождена. "Я думаю, Бога надо спасти от них. Они не являются олицетворением христианских ценностей и христианского поведения. Если бы они были настоящими христианами, они бы покаялись много лет назад", - подчеркнула она.

-------------------------------------


Да, похоже католическая церковь получила такой моральный удар, от которого оправиться будет довольно сложно. Итак католичество (да и христианство в целом) теряет свои позиции и паству в целом по миру. А тут еще и такое...
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.04.2010, 10:31   #14
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Что такое современное искусство?

Источник: Православие и мир




"НС" попросил известного русского художника-концептуалиста Гора ЧАХАЛА ответить на "детские вопросы": что такое современное искусство и что в нем хорошего? Вместо ответа он написал очередное художественное произведение.


Начнем с того, что современное искусство к области, маркируемой обыденным зрителем как "изобразительное искусство", не имеет, в общем-то, никакого отношения. Система искусства, сложившаяся под влиянием идей эпохи Просвещения о возможности на основе рационального знания построения единой картины мира и занявшая место религиозной его картины, закончилась в середине ХХ века движением, называемым "абстрактный экспрессионизм". Революционные научные открытия, радикально изменившие представления людей о мире, в котором они живут, и кризис философии XIX века, исказившие ясную линейную перспективу видения мира, заставили некоторых художников, впоследствии названных модернистами, искать "подлинного" реализма. Поиски эти, начавшись безобидными экспериментами импрессионистов, попытавшихся выразить изменчивую оптику мгновенных состояний природы, субъективный индивидуальный взгляд на мир, трагически закончились в 1960-е годы смертельным прыжком обмазанного краской японского художника с крыши небоскреба на разложенный внизу чистый холст. Конец искусства.

Правая перчатка впечаталась точно в подбородок Мурера, который моментально отправился в нокдаун на пол. На счет "один" поднялась только голова Мурера, чтобы тут же снова опуститься на прежнее место. При счете "десять" Форман опустился на колени в своем углу и горячо поблагодарил Господа за дарованную ему для последнего удара силу, а любители бокса свято уверовали в чудеса. ( Игорь Ч е ркасов, "10 боев, которые потрясли ринг" )

Приблизительно в это же время возникло направление искусства, называемое концептуализмом, сделавшее предметом искусства собственно проблему границ искусства. То есть сама постановка вопроса "что такое современное искусство?" становится для художников этого течения, актуального в 1970-е годы, основой их художественной практики. Первым художником, задавшим этот вопрос и опередившим свое время на полвека, считается французский художник Марсель Дюшан, еще в 1917 году выставлявший в качестве произведения искусства нехудожественные объекты (писсуар, сушку для бутылок и т. п.). Как пишет немецкий философ Никлас Люман, не только любой индивидуум не способен определить, что такое искусство, но вообще никакой субъект не способен это определить, а есть некая уже автономно сформировавшаяся художественная система, которая действует помимо нашей воли и почти бессознательно навязывает нам свои критерии.

Без знания развитой за последнее столетие философской и эстетической теории искусства понять современное искусство невозможно. Эволюция искусства привела его обратно в сферу природы – чего-то, что мы можем только наблюдать и описывать. Мнение зрителя об искусстве художественную систему, как и природу, уже не интересует. Конец искусства.

Вамбери ( Vambery ) рассказывает о дервише, которого он встретил в Персии, что тот тридцать лет тому назад дал торжественный обет употреблять свои органы речи только для непрерывного повторения обожаемого имени: Али. Этим способом он желал засвидетельствовать миру, что он является самым ревностным поклонником этого Али, умершего тысячу лет назад. Когда он был у себя дома, то в разговоре со своей женой, с детьми и друзьями употреблял только одно слово: Али. Хотел ли он пить или есть, он все желания выражал только этим словом: Али. ( Уильям Джеймс, "Многообразие религиозного опыта" )

Эсхатологическая и вообще религиозная проблематика, надо сказать, становится очень актуальной в постсекулярном обществе. Современный теоретик искусства Борис Гройс пишет: "Мы можем воспринимать современное искусство как страшное издевательство над картиной. Ее режут ножами, оплевывают, бросают в мусор, затаптывают ногами, поджигают... То есть <...> мы можем сказать, что любое современное произведение искусства является как бы некой метафорой тела Христа на кресте... любое произведение искусства в современную эпоху не изображает ничего иного как конец искусства". Гройс, конечно, передергивает и оперирует сакральными понятиями, не понимая или не желая понимать их сути, но характерно, что даже по мнению светского искусствоведа, секулярное искусство бессознательно стремится стать религиозным феноменом.

Истинное покаяние ко мне пришло, как ни странно, не в церкви, а в Эрмитаже. Я ходила по залам... и думала: "Зачем эта красота? Ведь ее люди придумали, чтобы не так тошно было жить настоящей жизнью. А может, есть все-таки светлая и чистая жизнь? тогда грязь, в которой я барахтаюсь – какое-то недоразумение!" С такими мыслями я вошла в очередной зал, где все картины были посвящены Иисусу Христу: как Он нес крест, как Он страдал... Я поняла, что на кресте Иисус страдал за мои грехи. Я знала о Христе с детства, даже молилась Ему, но только тогда я осознала, что моя жизнь прошла в стороне! ( Ира К., "Рассказ бывшей наркоманки, которая получила освобождение 11 лет назад благодаря вере в Иисуса Христа и теперь делится своим свидетельством" (по материалам "Христианской газеты") )

В свое время я тоже пришел к религиозной концепции современного искусства. Если глубже проникнуть в природу искусства, можно заметить, что действие художественного метода всегда заключалось в акте выявления. Художник являет воочию невидимое обыденным (профанным) взглядом, опредмечивает явление, подчас вопреки общественному мнению (социальной реальности), уверенный в своей правоте и часто оплачивающий эту уверенность всей своей жизнью. "Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом" (Евр. 11: 1). Поэтому, можно сказать, искусства без веры не бывает, и вопрос может стоять только о ее характере. Искусство религиозно по сути.

Что же в нем хорошего?

Лично для меня любое искусство есть средство коммуникации, способ общения художника со зрителем, окружающим миром. Первичным критерием качества произведения я считаю ясность художественного высказывания. Поэтому для меня, собственно, кроме современного, никакого другого искусства просто не существует. Следующим критерием качества произведения искусства для меня является характер художественного высказывания. Искусство, не имеющее прямого отношения к представлению о Прекрасно м , меня, например, оставляет равнодушным. Язык искусства является необходимым только при описании Прекрасного, не изъяснимого никаким иным образом (Р олан Барт). Ну и наконец, х орошая работа не просто передает сообщение от автора адресату, а является своеобразным информационным генератором, фабрикой смыслов, наполняет атмосферу выставочного пространства таким творенным "умным" воздухом, которым порой физически можно дышать. Например, недавняя работа Андрея Филиппова "Скрытый имам". На размазанной по окружности неопознаваемой фотографии, лежащей на полу, стоит зеркальный цилиндр, отражаясь в котором, если зритель подходит ближе, фотография вдруг фокусируется в четкое изображение имама – духовного иранского лидера. По словам художника, это своего рода комментарий к "Столпу и утверждению истины" Павла Флоренского, работе, в которой главным был вопрос теодицеи – пути восхождения к Богу. В своем анаморфозе художник захотел наглядно показать, что только вертикальная иерархия смыслов может спасти от расфокусированной, размытой картины плоских будней, в которых мы барахтаемся, как в луже. А одно из наиболее любимых произведений современного искусства из моей коллекции – это ранняя работа художника Юрия Альберта. Фотография, документирующая его художественную акцию 1978 года, когда художник ходил по заснеженной Москве с табличкой на шее: "Ю. Ф. Альберт все выделяемое им тепло отдает людям".

В четверть часа я увидел и узнал больше, чем могло бы мне дать долголетнее пребывание в университете, ибо я увидел и познал существование всех вещей, глубину и бездну, вечное зарождение Св. Троицы, происхождение мира и всех тварей от божественной мудрости. Я познал и увидел в себе три мира, причем внешний видимый мир представлял собою порождение двух миров, внутреннего и духовного. (Из в оспоминани й Якова Беме )

По роду деятельности мне приходится довольно часто посещать выставки. И большинство из них, конечно, вызывают у меня упадок сил, усталость или в лучшем случае – безразличие. Хороших художников никогда не было и не будет много. Зато изредка посещение выставки доставляет удивительную радость и дает силы жить дальше и терпеть все плохое, что есть в нашем современном искусстве.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.04.2010, 11:13   #15
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Немецкий эксперт дал оценку отношениям между РПЦ и Ватиканом при нынешнем Папе



Хотя роль нынешнего Папы Римского в межконфессиональном диалоге не раз вызывала критику, тем не менее, по мнению наблюдателей, отношения Ватикана с Русской православной церковью (РПЦ) за годы понтификата Бенедикта XVI улучшились.

Такое мнение высказал в интервью с DW-World профессор экуменического института при Мюнстерском университете Томас Бремер, который известен как автор ряда работ о положении Церквей в России, Украине и на Балканах.

По словам Бремера, в начале десятилетия отношения между РПЦ и Ватиканом были гораздо хуже. Улучшились они после того, как Йозеф Ратцингер стал Папой Римским. Причин тут, на взгляд ученого, несколько. С одной стороны, конечно, определенную роль играл "национальный вопрос", так как покойный Папа Иоанн Павел II был поляком. В то время отношения между Католической церковью, так сказать, "польского типа" и Православной церковью были напряженными.
Другая причина улучшения - ситуация на Западной Украине, где действует Греко-католическая церковь (униаты), долгое время считавшаяся одним из главных препятствий для сближения Католической и Православной церквей. Сейчас на этот счет ведутся переговоры, и их результаты позволяют надеяться на улучшение ситуации. И последняя, третья причина - это сдвинувшийся с мертвой точки в 2006 году официальный богословский диалог между православием вообще (не только Русской православной церковью) и Ватиканом.



Прозелетизм

Касаясь вопроса о политике прозелитизма, в которой РПЦ упрекает католиков, Томас Бремер ответил, что хотя ему трудно судить со стороны, поскольку он не живет в России, но, в принципе, в 2002-2003 годах, то есть в то время, когда этот вопрос был наиболее актуален, несколько представителей Католической церкви признали, что случаи нарушений имели место. Сейчас действует совместная комиссия российских католиков и православных, которая работает над этой проблемой.

Вопрос прозелитизма, считает Бремер, - очень сложный. Есть люди польского или литовского происхождения, потерявшие в советские времена веру и ныне вернувшиеся в католицизм. Есть и такие, которые ранее были атеистами, но просто открыли для себя Католическую церковь и хотели креститься именно в католической традиции. Правда, есть и православные, которые перешли в католическую веру. Однако случается и обратный процесс. На Западе, например в Германии, многие православные немцы в прошлом были либо протестантами, либо католиками. В каком-то смысле это даже нормальный процесс, когда кто-то (речь тут обычно идет о совсем небольших числах) думает о переходе в другую Церковь.

Почему Папа и Патриарх не могут встретиться


Комментируя слухи о возможности встречи глав двух Церквей, собеседник DW-World обозначил этот вопрос с двух сторон.

Если вспомнить, что желание такой встречи исходило прежде от Иоанна Павла II, то во время его понтификата отношения были такими напряженными, что встреча так и не состоялась. Что же касается Патриарха Кирилла, то он уже встречался в сане митрополита с Бенедиктом XVI до вступления того на папский престол. Так что они лично знакомы, знают друг друга.

Нынешний Папа, отметил Томас Бремер, не путешествует столько, сколько его предшественник. Кроме того, позиция Русской православной церкви такова: нужно сначала решить все проблемы между Церквами, а потом уже встречаться на высшем уровне. Они не хотят просто дипломатической встречи, они хотят сначала достичь определенных договоренностей, способных сделать встречу по-настоящему успешной. По мнению ученого, и Католическая церковь сейчас заинтересована в такой встрече, но без достижения важных решений сама по себе встреча ничего не значит. Так что спешить не стоит.


С кем сложнее договориться католикам - с протестантами или православными?


В этом вопросе, на взгляд Томаса Бремера, существует два аспекта. С теологической точки зрения, конечно, католическое учение и Католическая церковь стоят гораздо ближе к православию, чем к протестантизму. Исторически Православная и Католическая церкви также всегда были очень близки.
Что касается другой области - например, культурной, - то, конечно, Протестантская и Католическая церкви в основном сосуществуют в одном культурном окружении и действуют соответственно западному образу жизни. В этом вопросе они гораздо ближе друг к другу, чем к Православной церкви.


Есть ли в улучшении отношений Ватикана с Православной церковью личная заслуга Йозефа Ратцингера и его понтификата?


Томас Бремер не склонен называть подвижки во взаимоотношениях двух Церквей "заслугой" нынешнего понтифика, хотя, на его взгляд, это, конечно, каким-то образом связано с личностью Бенедикта XVI.
"Его теологические позиции, можно даже сказать, близки Православной церкви и православной теологии. Поэтому и с этой точки зрения контакт с православными становится более интересен", - убежден собеседник DW-World.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.05.2010, 12:07   #16
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

ГДЕ ПРОХОДИТ ГРАНЬ МЕЖДУ ДОБРОМ И ЗЛОМ?



Желание возвысится над толпой, управлять ею, манипулировать в своих целях, все деньги и удовольствия поиметь, остальных же притоптать в животное состояние своих естественных потребностей, добавить к этому коктейлю «неестественных потребностей» – это-то как раз и есть Зло в чистом и незамутнённом виде. А мы все радостно хаваем предлагаемые нам якобы «свободы», радостно разрешая собой манипулировать, себя грабить, и даже вдохновенно расширяя и дополняя теориями и научными трудами подтверждение этих «свобод выбора», не замечая при этом, что уже становимся рабами.



Системный кризис устройства современного общества заставляет всё больше в мире людей обращается к метафизическим целям существования человечества. Возникает извечный вопрос Гамлета – что делать? Западное общество, построенное на принципах демократии, либерализма, толерантности терпит сейчас глобальный идеологический, моральный и экономический дефoлт. Не касаясь в данном тексте причин этого дефолта, хочу лишь заметить, что общество находится в поисках новой мировоззренческой модели цивилизации, причём модели идеалистической, в противовес господствующему материалистическому мировоззрению. А это предполагает Веру в Бога.

Я вот всё думала последние недели, почему же такая метаморфоза произошла? Где? Да в моём же сознании. Всего лишь за этот год. Как я из материалиста стала верующим человеком?

Попробовала написать для себя схемку: как сознание человека делает поворот к осмыслению метафизических ценностей, к пониманию Бога, к представлению и пониманию, что вселенная сотворена. Ведь эти понятия прямо противоположны тому, чему нас учили в школе, чему нас учили умные книжки. Как странно – так много книг по духовной тематике, причём в полной доступности. И в библиотеках, и в Сети. Почему же современное сознание так просто проходит мимо этого? Может быть, потому, что эти книги не озвучивают то, с чем мы сталкиваемся в ежедневной и повседневной жизни, в профессии и карьере. А ведь мы даже не осознаём, что, обучая своих детей тому, что плохо и что хорошо, оценивая свои поступки и поступки окружающих – мы отталкиваемся от эталонных понятий о Добре и Зле, пришедших из заповедей Иисуса Христа. Из традиционного мировоззрения, на котором, как на фундаменте, и держится общество. До сих пор. И только благодаря ему, традиционному мировоззрению, оно и живо до сих пор.

Людей, пришедших к вере, можно разделить на три группы:

Первая группа – традиционная. Те, кто изначально принял для себя эту систему ценностей и метафизические представления. И именно в современном мире.

Наверное, это очень легко и просто ложится в душу, если живёшь в окружении верующих – близких и родных людей. Тех, чьим мнением дорожишь, и чьи интересы уважаешь. Если по традиции ходишь в Церковь и с детства или юности знаешь слова молитв. Либо есть православные друзья, беседы с которыми в течение достаточно длительного времени – по душам и один на один – приводят к Богу и тебя самого.

Это – самый лёгкий и естественный путь. Эволюционный, так сказать. Или традиционный. Когда нужные мировоззренческие установки формируются без принуждения, без давления людей или жизненных обстоятельств. И этот путь, вероятно, и есть самый правильный. Идеальный. Тот, который и должен быть.

Вторая группа. Вера, как поддержка и утешение. Люди, жизненные обстоятельства которых складываются таким образом, что необходима защита или поддержка. Если в жизни случилась трагедия. Невосполнимая потеря. Смерть близкого. Развод. Когда никакими словами либо утешениями невозможно погасить в себе боль… и вера даёт потерянную уверенность в себе, в жизни, в окружающем мире.

Третья группа. Вера, как озарение, духовный щит. Это – приход через личное потрясение, через боль и смерть, в общем – через экстремальные обстоятельства. Через войну. Как бы – мгновенная ломка, потребность в защите духовной. В духовном щите. Таком щите, который не в состоянии дать один человек другому.

Четвёртая группа. Приход к Вере через осмысление на уровне рациональной логики атеиста. Как же способно перевернуться сознание атеиста к совершенно другому мировоззрению? Я понимаю, что вот нижеследующие рассуждения мои – дилетантские, и наверняка вызовут массу критики со стороны людей глубоко верующих, либо имеющих сан. Но мне хотелось бы поделиться именно своими ощущениями. Ощущениями материалиста и атеиста. Что именно меня заставило задуматься и пересмотреть свои мировоззренческие установки. У меня не было никакой личной трагедии в жизни, не было потери, когда пошло вот это интуитивное ощущение несоответствия и непонимания того, что происходит вокруг с моим внутренним убеждением, что должно быть по-другому. Причём сама себе я объяснить не могла, почему моё внутреннее «я» не согласно с тем, что пишется в газетах либо показывается по ТВ. Потому что я шла к вере через атеистическое мировоззрение, и оперируя именно логическими, мировоззренческими категориями. То есть категориями вроде бы здравого смысла, если смотреть поверхностно. Идея Веры в Бога мне даже на ум-то не приходила. Просто – я и Вера существовали в параллельных плоскостях бытия. Я не понимала, почему моё Я и то, что я слышу вокруг – находится в таком противоречии. Вот, собственно, с этого всё и началось.

Чего уж только я не прочла и не изучила за этот год. Так я шла весь этот год… От понятия к понятию. И в психологии и менталитете покопалась, в идеях и идеологиях, в истории (аж от древнеегипетской начала). Экономика и политика, история этноса и принципы государственности. По сути дела, я чуть не целую жизнь прожила за этот год. Доказательство существования Всевышнего пыталась вывести эмпирическим путём! Металась от одной мировоззренческой идее к другой. Во всех подходящих концепциях мировоззренческих порылась. И только, можно сказать, пару месяцев назад я, к стыду своему, обнаружила, что та идея мировоззренческая, та духовная концепция, которую я так, упорно метаясь, искала – придумана задолго до моего рождения. И выражена – всего лишь навсего – в христианских православных заповедях.

Хотелось бы любопытные диалоги привести из разных блогов. Своего, и других.

Мне кажется, они достаточно ясно показывают, что атеисты, материалисты, люди с рациональным мышлением – ощущают последнее время явное несоответствие своих жизненных установок с внутренним, интуитивным ощущением того, как ДОЛЖНО БЫТЬ.

Вот вопрос в моём журнале, заданный мне человеком, у которого в профиле значится образование – МИФИ:

«Здравствуйте. Извините, что немного не по теме… полистал ваш ЖЖ, и очень захотелось узнать: чем и как вам, человеку явно с рациональным складом ума, помогает вера (как акт трансцедентного доверия) вообще, и христианство (как свод догматов) в частности?»

Мой ответ: «Гм… Да я, такое впечатление, только и отвечаю на этот вопрос последнее время Попробую ещё раз Будучи материалисткой по воспитанию, я относилась всегда к Христианству, как к традиции. К патриотизму. К признаку русскости…. К красивой обрядовости, заложенной на генетическом уровне.

И я не искала собственно Веру. Искала чёткую и ясную мировоззренческую систему. Гениальную и всё объясняющую. Потому все мои посты идут в рассуждениях последовательно (по времени). О русской истории. О русской ментальности. Потом добралась до понятия – а что же такое демократия. Сюда ж потянулся либерализм и прочие прелести демократии. Кризис, конечно же. Отчего и почему? ОШИБКА СИСТЕМЫ. Вернее – ошибочность самой Системы. Ну, принципы экономического устройства. Их логическая ошибочность.

Так и добралась… в своих размышлениях – что материалистическое восприятие мира – не результативно и ведет в тупик. Так пошла по понятиям идеалистической системы гулять… А тут и до понятия Бога добралась… Это долго осознавалось, не могу не признать. Сначала чисто логически. Ну а там уж обнаружилось – что христианство, в чистом, незамутнённом его варианте – есть просто поразительная по гениальности мировоззренческая система. Именно как путь и оптимальная перспектива развития человечества. Так как-то.

Да и восприятие действительности от природы у меня более образное и цельное, нежели фрагментарное. Пока я не вижу систему в целом – вообще ничего не понимаю. Блуждаю и путаюсь. А свод догматов – это и есть система ценностей. По которым должно жить. чтобы ощущать себя полноценной личностью. чтобы разум и душа были в согласии. Вас устроит такой ответ? Догматы – это свод правил поведения, если коротко. Который мне подходит по складу характера. И меня максимально устраивает»…

Итак… Я сделала для себя следующий вывод: всё-таки (и даже не на основании утверждения христианского вероучения, а просто здравого смысла) существуют абсолютные истины, касающиеся обобщения фундаментальных понятий развития общества. Того пути, в направлении которого оно должно развиваться, чтобы не сыграл фактор самоуничтожения.

Кстати, вот ещё тема любопытная – почему человечеству присуще стремление к самоуничтожению? Ведь в животном мире этого нет? Или есть? Как демографический регулятор популяции, включающийся в критический момент? Но когда чисто биологический фактор коррелируется с социальным, да и вообще – с наличием развитого интеллекта у этой самой саморегулирующейся популяции – это должно быть весьма любопытно! Наверняка на эти темы уже и исследований полно, но я туда пока не подступалась даже. Тем более, что и там много научного мусора, доказывающего обратное, либо заказанного специально, подогнанного под различные идеологии. Попробуй-ка, разберись!

Таким образом, я прихожу к выводу, что эти самые абсолютные истины есть средство самосохранения человечества в некоем глобальном масштабе. И христианство гениально предвосхитило эти самые истины. Не свойственен тогда был человеческому сознанию такой масштаб обобщений. А это уже есть одно из доказательств существования Бога, как осознающей саму себя сущности.

Итак, что же это за абсолютные истины? Это эталоны, выраженные христианским вероучением, и донесённые до человеческого мирового сознания, как эталоны Добра и Зла. Знаковые фишки, куда бежать, куда двигаться. С понятием «эталон добра» я долго разбиралась. Тут уж и дискуссии помогли с неоязычниками, пинающими меня увлечённо и азартно в моём блоге за якобы рабскую психологию христианства (не убий, непротивление злу силой, подставь другую щёку и т. д.). Чтобы все эти понятия и написанные на эти темы труды (богословские и научные) изучить в совершенстве – надо быть профи в этих вопросах, заниматься этим профессионально, так сказать. Жизнь на это положить. Но мне всегда хочется всего и сразу.

С понятием, что есть «эталон Зла» – не всё так просто. Долго я билась головой об это понятие. И не хотелось принимать готовые ответы и утверждения френдов. Потому что они меня никак не убеждали, хоть тресни. Зло персонифицировано, растворено и в людях, и в идеологиях, предлагаемых толпе в пользование, и в политических течениях, и даже в макроэкономических моделях. Зло, как фактор саморазрушения. Дополнительные такой фактор к уже имеющемуся биологическому. Таким образом, все заблуждения и метания человечества из одной системы мировоззрения в другую – это ни что иное, как срабатывание бесконечное курка на самоуничтожение. А желание возвысится над толпой, управлять ею, манипулировать в своих целях, все деньги и удовольствия поиметь, остальных же притоптать в животное состояние своих естественных потребностей, добавить к этому коктейлю «неестественных потребностей» – это-то как раз и есть Зло в чистом и незамутнённом виде. А мы все радостно хаваем предлагаемые нам якобы «свободы», радостно разрешая собой манипулировать, себя грабить, и даже вдохновенно расширяя и дополняя теориями и научными трудами подтверждение этих «свобод выбора», не замечая при этом, что уже становимся рабами. И своих собственных страстей, подкреплённых рациональными и всё объясняющими теориями, и рабами тех, кому это нужно для осуществления своих уже, другого масштаба «потребностей»

А где же его истоки (Зла)? Откуда оно берётся? Я вот текст нашла достаточно интересный, потому как я вечно уже в обобщениях «плаваю», отбрасывая переработанный фактологический материал. А факты – это как раз и есть то, что убеждает окружающих.

Текст по ссылке: Кто такие бесы и нужно ли их бояться: http://azbyka.ru/dictionary/15/roga_i_kopita.shtml

Ещё интересный диалог. Уже в достаточно известном журнале Степана Демуры (эксперта РБК):

– То готовят, наверное, к очередному плавному расширению верхней границы коридора (читай девальвации) – вот видите, всё по плану и завтра жить станет лучше, жить станет веселей. А пока на хлебе и воде перебьётесь. ;-)
– Ех… Ещё раз – нам не привыкать. Злее будем. Про истинные ценности вдруг вспомнят… те, кто привык тока категориями бабла и удовольствий оперировать
– угу, истинные ценности, из основания пирамиды маслоу…
– Оставьте в покое маслоу… Может, не стОит западных филосОфов приводить в пример? Есть более близкие нам по смыслу и по духу ценности
– Теплое жилье, канализация, водоснабжение, питание хотя бы по физиологическому минимуму, теплая одежда, медпомощь (+ санитарно-профилактические мероприятия от эпидемий), образование детям до какого-то уровня. Маслоу-не Маслоу, но если вышеперечисленное недоступно большинству населения, то о любой духовности можно забыть – начнется людоедство.
– Да ничего не вспомнят… Пока не начнем у костра в бочке греться и мясо жрать в лучшем случае крысиное, так и будем только о бабках думать. Поколение уродов, блин. Пост вызвал эмоции, матерные слова по возможности заменил мягкими аналогами)
– Про людоедство – это Вы хватили! А как же жили-то раньше, а? По-моему, минимум – это жильё, питание и тёплая одежда! А сан-проф.мероприятия – это только в мегаполисах актуально. Так мне почему-то кажется, что ломанётся народ из мегаполисов.
– Нда. Современную обезьяну в костюме нужно сделать обезьяной без костюма. Тогда она вспомнит о духовных ценностях? Неееттт… Шотто здесь не так!
– С нами со всеми давно что-то не так. Оскотинились мы в большинстве своем, благо, пока не все. Сейчас, похоже, уже мало отбирать костюм у обезьяны, эту обезьяну еще и побрить налысо придется) Тогда, может быть, медленно, трудно, мучительно начнет доходить. Главное, чтобы еще не поздно было. В общем… Вот такие мысли мучают нас, заядлых материалистов-атеистов. И все ищут. Мучительно и сложно, но всё же приходя к Вере. А иначе – не получается. В заключение я хотела бы привести довольно сильную цитату из книжки Проект Россия-3. О навязываемом нам всем едином мировоззренческом стандарте. Именно вот это – очень сильное личное интуитивное ощущение (имхо) – и заставляет нас так отчаянно сопротивляться. И искать ответы на вопросы. И отчаянно спрашивать друг у друга – А что не так?

«Мировому сообществу устанавливают единый мировоззренческий стандарт нового формата (глобализация). Либеральная демократия вовсе не приоритет большинства над мнением меньшинства, как думают наивные. Эта система даже не приравнивает голос индивида к голосу большинства. Она ставит голос меньшинства, если оно является носителем порока, выше мнения большинства. Если 100 миллионов человек против педерастии, а только 1000 человек – за, решение принимается в пользу меньшинства.

Главное в развращении общества – снять понятие стыда. Стыд всегда иррационален, его невозможно объяснить с помощью логики, не обращаясь к понятиям, выведенным из логики религии. Рассматривая человечество как целое, мы видим: социум стремительно деградирует, материально-техническая часть прогрессирует. Человечество опускается на уровень обезьяны, но с одной существенной поправкой: новые дикари оказываются не в естественной, а в искусственной природе.

Сегодня у общества нет единой цели. Современный человек представляет собой новый тип дикаря, живущего в искусственной среде города на высоте нескольких метров над землей. Судя по масштабу мировоззрения, это обезьяна. Тот факт, что она в костюме и побрита, ничего не меняет. Теоретически настоящую обезьяну можно побрить-помыть-надушить, почистить зубы, одеть в костюм и научить плясать. Но ее нельзя подвигнуть к осмыслению мира, а значит, к умению отвечать на его вызовы.

Волосатая обезьяна понимает мир в рамках видимости, побритая «обезьяна в костюме» – тоже. Первая добывала питание на пальмах. Вторая добывает питание в магазине, ходит на охоту в офис. Новые приматы боятся стихийных явлений, под которыми понимаются молнии и громы экономических и политических кризисов. Современный человек приходит в ужас от финансового кризиса по той же причине, по какой его далекий предок приходил в ужас от стихийного бедствия.

Раньше дикари поклонялись идолам, от древесной личинки до территории, на которой жили. Сегодня поклоняются торговым брендам и властным символам. Процветающие гадалки и предсказатели суть те же шаманы, за отдельную плату берущиеся умилостивить дух торговли.

«Обезьяны в костюмах» тащатся от сериалов, ищут удовольствий, заботятся о здоровье, собирают коренья и личинки с поправкой на технический прогресс. Это жующее и зевающее полупьяное, полусонное стадо, цели которого строго в рамках личного блага. Все воюют против всех, стремясь достичь своей личной цели. Удовлетворив свои интересы, дикарю больше не к чему стремиться, и он попросту засыпает. Раньше у костра засыпал, сегодня у телевизора, но это детали.

Человечество сделало круг и вернулось к животному состоянию. Главная его особенность – принципиальная невозможность иметь метафизические цели. Обезьяны не способны подняться до вопроса происхождения мира и смысла жизни. Воспринимая мир как рыба – океан, обезьяна – джунгли, ежик – лес, люди живут как растение. У растения и животного не может возникнуть вопроса, откуда взялся окружающий мир, что есть мир, кто я в этом мире…

Утрата высших целей и зацикленность на сиюминутных приводит к резкому ускорению прогресса. Одна ключевая величина – масштаб мировоззрения – стремительно падает. Другая ключевая величина – технический уровень развития – стремительно растет. Чем система сложнее и больше, тем контроля над ней меньше. Чтобы управлять мировой системой, нужно обрабатывать огромный объем информации и оперировать масштабом, кардинально превышающим размер жизни человека. Чем сложнее система, тем больше объем информации. Единственный способ контролировать атомизированную безбожную массу – за каждым живым и неживым объектом установить тотальный контроль. Технические возможности демонстрируют тенденции, позволяющие говорить о реальности установления прямого контакта мозга человека с глобальной информационно-управляющей сетью».

Елена Волкова www.win.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.05.2010, 12:55   #17
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Подруги католических священников выступили за отмену обета безбрачия



Сорок итальянок обратились к Папе Римскому Бенедикту XVI с беспрецедентным обращением, в котором просят его отменить целибат, сообщает сегодня InoPressa.ru со ссылкой на публикацию в британской газете The Guardian.

Любовницы католических священников и монахов написали, что священнику "необходимо жить среди его братьев-людей, испытывать чувства, любить и быть любимым".

"Лишь три женщины поставили под письмом свои имена, остальные - их около 40, по словам одной из участниц акции, 42-летней Стефании Саломоне, предпочли остаться анонимными, так как тема щекотливая", - пишет газета.

Дамы призвали Папу к пониманию, отметив, что на их долю выпадают лишь краткие моменты тайного счастья, которые священнику удается выкроить для них, а в остальное время им приходится разделять со своими мужчинами только сомнения, страхи и неуверенность.

В марте вопрос уже выносился на повестку дня архиепископом Венским кардиналом Кристофом Шёнборном, который заявлял, что отмена целибата поможет сократить случаи сексуальных домогательств со стороны священников. Однако Бенедикт XVI тогда выступил за "принцип святого целибата".

Услышав его резкие возражения, тайные жены решили выйти на свет. По их мнению, целибат это не установление, дарованное Богом, "а правило, введенное человеком", цитирует выдержки из обращения к Папе портал "Интерфакс-Религия".

Женщины привели примеры женатых священников, живших в первые века христианства, а также семейных священников восточных Церквей и женатых англиканских пастырей, которые, даже обращаясь в католицизм, могут сохранить семью.

Одна из подписанток, 42-летняя Стефания Саломоне работает офис-менеджером. Ее отношения со священником продлились пять лет. По словам Стефании, католички с детства привыкли смотреть на священнослужителей с уважением, и потому женщина, брошенная возлюбленным-священником, "зачастую перестает верить всем мужчинам".

Другая активистка борьбы с целибатом, Антонелла Карисио, имела связь с бразильским священником, но когда об их отношениях узнал другой клирик, ее возлюбленного отправили служить из Рима в Бразилию. На прощание бразилец подарил ей обручальное кольцо.

После рассказа "невесты", журналисты поспешили связаться с "изгнанником", и он поведал, что Антонелла была только его другом и доверенным лицом, но он "никогда не любил ее".

Письмо подписали сорок женщин, лишь трое из них открыли свое имя.

Напомним, что по информации итальянской газеты La Repubblica, некоторое время назад над проблемой целибата в Ватикане стали размышлять. Правда, эти размышления возникли вне связи с открывшимися преступными эпизодами, связанными с сексуальным насилием в отношении несовершеннолетних со стороны священников.

Как стало известно газете La Repubblica, некоторым высокопоставленным представителям Конгрегации по духовенству, возглавляемой монсеньором Клаудио Хаммесом, в тайном порядке было поручено изучить вопрос об отмене целибата. По данным некоторых источников, речь идет об отмене канона через 50 лет.

Ватикан проявляет крайнюю осторожность в этом вопросе, поскольку, по мнению автора публикации в La Repubblica, в данном случае речь идет о настоящей революции, которая может приблизить католиков к миру протестантов, где представители высшего духовенства имеют семьи, а лютеранские женщины-священники воспитывают 4 детей, даже позволяя себе роскошь развода с супругом (газета явно имеет в виду немку Маргот Кессманн, недавно подавшую в отставку с поста главы Совета Евангелическо-лютеранских церквей Германии).

Некоторое время назад Святой престол объяснил, что спекуляции в СМИ о якобы планируемой постепенной отмене целибата в Римско-католической церкви, которые возникли после утверждения Папой Апостольской конституции для англикан, не отвечают действительности.

Пресс-секретарь Святого престола священник-иезуит Федерико Ломбарди пояснил тогда, что неженатые священники Англиканской церкви, которые желают вступить в полное и видимое общение с Католической церковью, должны принять целибат и его придерживаться. Однако для тех англиканских священников, которые уже находятся в браке, Конституция предоставляет возможность быть католическим священником.

Апостольская конституция, которая вскоре будет издана, также регулирует вопрос теологической формации семинаристов, стремясь при этом сохранить баланс между сохранностью ценностей англиканской духовности и особым беспокойством о переходе семинаристов, священников и мирян в лоно Католической церкви.

Спекуляции в СМИ о постепенной отмене целибата породило заявление итальянского журналиста Андре Торнелия, который сказал, что причины, по которым Апостольская конституция до сих пор не издана, носят другой, нежели просто технический характер.

Между тем, по словам видного католического богослова из Швейцарии Ганса Кюнга, Папе следует признать, что Католическая церковь переживает глубокий кризис. Теолог заявил об этом год назад в интервью французской газете Le Monde.

По мнению Кюнга, Папа мог бы сделать несколько жестов: разрешить разведенным причастие при определенных условиях; внести в энциклику Humanae Vitae изменения, разрешающие использование противозачаточных таблеток в определенных случаях, и отменить закон целибата для священников. Папа, сказал он, "гораздо могущественнее президента Соединенных Штатов! Он не должен отчитываться перед Верховным судом!".
Кюнг считает, что Папе следовало бы созвать очередной Собор, где можно было бы урегулировать те вопросы, на которые не дал ответа Второй Ватиканский Собор: целибат духовенства или контроль над рождаемостью.

Два года назад бразильские священники направили Папе Бенедикту XVI официальное обращение с просьбой пересмотреть каноническое правило, обязывающее соблюдать целибат тех, кто хочет стать священником. Такое решение фигурирует в итоговом документе XII Национальной встречи католического духовенства страны.

Петиция бразильских священников была направлена в Конгрегацию по делам духовенства, которую в возглавляет бразильский кардинал Клаудиу Уммес, в прошлом - архиепископ Сан-Паулу, являвшийся одним из претендентов на папский престол на конклаве, где очередным наместником св. Петра был избран немецкий кардинал Йозеф Ратцингер.

Кардинал Уммес уже высказывал свою точку зрения по поводу обета безбрачия. По его мнению, правило об обязательном целибате клириков Католической церкви может быть пересмотрено.

"Безбрачие - это дисциплина, а не догма Церкви. Несомненно, что большинство апостолов были женаты. В наш век Церковь должна обращать внимание на эти вещи. Она должна продвигаться вперед вместе с историей", - заявил прелат в декабре 2006 года.

В раннем христианстве не было запрета на священство в браке. Семейными людьми были некоторые апостолы (в Евангелии упоминается теща апостола Петра) и даже многие Папы Римские, вплоть до жившего в IX веке Адриана II. Однако уже в Средние века идея о безбрачии духовенства начала сильно распространяться, и к XII веку целибат стал обязательным правилом во всей Западной Церкви.

В документе, направленном бразильскими священниками в Рим, содержалась просьба ввести два типа духовенства: оставить целибат обязательным для тех, кто принял обет целомудрия в своих монашеских орденах и конгрегациях, и разрешить не принимать целибат другим священникам. В частности, они просят разрешить епископам рукополагать женатых мужчин, которых они сочтут достойными; а также позволить вернуться к осуществлению своих священнических обязанностей тем, кто оставил их, чтобы создать семью.

По словам одного из бразильских епископов, пожелавшего остаться анонимом, в Бразилии уже давно рукополагают женатых мирян. "В Риме об этом знают, но требуют никому не рассказывать", - сказал епископ. Здесь также допускается совершение евхаристии в частных домах, где верующие могут причаститься в особых случаях.



www.religio.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.06.2010, 11:57   #18
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

В Канаде проходит всемирный саммит религиозных лидеров


Источник: Благовест-инфо

21-23 июня 2010 года по инициативе религиозных общин Канады в Виннипеге проходит Всемирный саммит религиозных лидеров, приуроченный к встрече "Группы восьми" (Канада, Мускока, 25-27 июня). В форуме принимают участие более 70 религиозных деятеля из 24 государств, среди которых Католикос Великого Дома Киликийского Арам I, архиепископ Турку и Финляндии Кари Мякинен, глава Иудейского комитета по межрелигиозным консультациям раввин Ричард Маркер. По благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла Русскую Церковь представляют заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата игумен Филипп (Рябых) и сотрудник ОВЦС МП В.В.Кипшидзе. От мусульманской общины России на саммите присутствуют муфтий Ростовской области Джафар Бикмаев и его заместитель В.М.Агишев. В повестке дня саммита – обсуждение вклада верующих в охрану окружающей среды, борьбу с бедностью, защиту мира.

21 июня состоялось официальное открытие саммита. С приветственными речами выступили организаторы мероприятия, а также представители религиозных общин Италии, принимавшей в прошлом году встречу "Группы восьми", и России, где впервые прошел саммит религиозных лидеров в 2006 году. Выступая от имени религиозного сообщества России, игумен Филипп (Рябых) огласил приветствие Патриарха Кирилла, а также, обращаясь к собравшимся, подчеркнул: "Важно, что при открытии этого представительного форума звучит слово Церкви, которая является одним из инициаторов межрелигиозных саммитов в преддверии заседаний Большой Восьмерки. Это голос Церкви, которая, пережив трудные годы гонений и социальных экспериментов в своей стране, может внести уникальный вклад в поиск ответов на современные вызовы, волнующие все народы Земли".

Представитель ОВЦС отметил, что технологическое развитие цивилизации не может удовлетворить духовную жажду человека: "Мы живем в мире, в котором сверхбольшие надежды возлагаются на всевозможные технологии: как произвести пищу, как построить дом, как управлять персоналом, как организовать общество, наконец, как управлять миром. Разработчики технологий не обходят своим вниманием ни одну сферу жизнедеятельности. Такие изобретатели есть даже в религиозной сфере. Нередко обладание технологиями внушает их владельцам особую уверенность в получении непоколебимой власти над другими людьми, народами и целыми странами. Под влиянием такого мышления человек и весь мир превращаются в объекты воздействия и управления. В результате устанавливается утилитарное отношение к человеческой жизни и окружающему миру. Поэтому с такой легкостью начинаются войны, нарушаются права людей, загрязняется окружающая среда. Вот почему все человеческое сообщество нуждается в новой гуманизации своей жизни на прочном этическом и нравственном основании. На этом пути нужны ясные ориентиры, указывающие дорогу к добру и силы, чтобы пройти этот путь. Таким ориентиром всегда была религия".

В своем выступлении священнослужитель призвал содействовать реализации созидательного потенциала традиционных религиозных общин в жизни человечества: "После огромных жертв, принесенных безбожными режимами в XX веке, уже невозможно все зло в мире списывать на якобы изначальную предрасположенность религии к насилию. А потому аргументы секуляристов против участия религиозных общин в общественной жизни, в том числе в диалоге с международными организациями, выглядят необоснованными. Нельзя забывать, что есть еще более опасные источники насилия, и они никак не связаны с религией. Поэтому необходимая гуманизация должна опираться не только на человеческий разум, но и на его душу. Мы не должны повторять ошибок рационализма и материализма эпохи Просвещения, отказавших человечеству в его принадлежности к вечности и тем самым понизивших ценность человеческой личности. У каждой традиционной религии мира есть опыт защиты человеческой жизни, содействия общественному благу и поддержки мирного сосуществования с людьми других вер и убеждений. Например, Русская Церковь за прошедшие годы обобщила такой опыт в ряде документов, посвященных социальным вопросам, деловой этике и правам человека. Именно о подобном опыте мы должны свидетельствовать миру, а также выстраивать механизмы сотрудничества для его поддержки и признания на национальном и международном уровнях. Уверен, что настоящий саммит поможет нам сделать необходимые шаги в этом направлении".



Болгарская Церковь не определилась со своим отношением к Ванге


Источник: Седмица.ру

Синод пока не определился с отношением к Ванге.

Синод Болгарской Православной Церкви пока не смог выразить своего отношения к знаменитой ясновидящей Ванге, сообщает болгарский сайт "Двери.Бг".
На заседании в июне этого года Синод Болгарской Православной Церкви рассмотрел прошение журналистки Светославы Тадарыковой, в котором она просила выразить позицию Болгарской Православной Церкви относительно Ванги (1911-1996) и образа этой ясновидящей, представленного в снятом журналисткой документальном фильме.

Пока Синод воздержался от выражения церковной точки зрения и попросил предоставить сценарий фильма для изучения.

Фильм про Вангу вышел несколько месяцев назад и вызвал оживленную дискуссию, так как в нем автор пытается доказать связи известной прорицательницы с органами болгарской безопасности. Но до сих пор болгарские зрители не имели возможности познакомиться с официальной церковной позицией относительно феномена Ванги в целом.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.07.2010, 11:04   #19
Местный
 
Аватар для spectator
 
Регистрация: 02.01.2007
Адрес: Baku
Сообщений: 6,559
Сказал(а) спасибо: 344
Поблагодарили 861 раз(а) в 595 сообщениях
Вес репутации: 80
spectator на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Конференция Межпарламентской ассамблеи православия приняла резолюцию по Нагорному Карабаху

Цитата:
...В части, относящейся к карабахскому конфликту, участники ассамблеи, "будучи воодушевленными продвижениями в переговорном процессе", тем не менее, выразили обеспокоенность в связи с продолжающейся воинственной риторикой Азербайджана и осудили желание Азербайджана придать конфликту религиозный оттенок.
__________________
VOX POPULI VOX DEYIL

spectator вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.07.2010, 11:54   #20
Местный
 
Аватар для Scarlett
 
Регистрация: 17.09.2006
Сообщений: 21,710
Сказал(а) спасибо: 4,531
Поблагодарили 4,442 раз(а) в 3,140 сообщениях
Вес репутации: 362
Scarlett за этого человека можно гордитсяScarlett за этого человека можно гордитсяScarlett за этого человека можно гордитсяScarlett за этого человека можно гордитсяScarlett за этого человека можно гордитсяScarlett за этого человека можно гордитсяScarlett за этого человека можно гордитсяScarlett за этого человека можно гордитсяScarlett за этого человека можно гордитсяScarlett за этого человека можно гордится
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
...В части, относящейся к карабахскому конфликту, участники ассамблеи, "будучи воодушевленными продвижениями в переговорном процессе", тем не менее, выразили обеспокоенность в связи с продолжающейся воинственной риторикой Азербайджана и осудили желание Азербайджана придать конфликту религиозный оттенок.

Интересно Межпарламентской ассамблеи православия выражала ли обеспокоенность когда армянские христиане оккупировали чужие территории, убивали ни в чем не повинных людей, изгоняли из своих земель, и почему выражая обеспокоенность за военную риторику (хотя освобождать свои земли это святой долг любой страны) они не выразили за одно и обеспокоенность о том что до сих пор армяне держат в оккупации эти территории?




Scarlett вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07.07.2010, 20:55   #21
Местный
 
Аватар для spectator
 
Регистрация: 02.01.2007
Адрес: Baku
Сообщений: 6,559
Сказал(а) спасибо: 344
Поблагодарили 861 раз(а) в 595 сообщениях
Вес репутации: 80
spectator на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

РПЦ в Таиланде готова защищать пианиста-педофила


Цитата:
Русская православная церковь в Таиланде готова защитить обвиняемого в педофилии пианиста Михаила Плетнева, сообщает "Русская служба новостей".

Сообщается, что русский священник в Таиланде отец Олег рассмотрит дело об обвинении пианиста Михаила Плетнева в педофилии. Настоятель Свято-Николаевского храма в Бангкоке Олег Черепанин известен тем, что помогает русским, которые так или иначе оказываются в тюрьме Таиланда. За годы своего служения игумен выкупил из тюрьмы и отправил на Родину более 70 россиян и жителей бывших стран СНГ.

"Насколько мне известно, Плетнев даже в консульство не обращался за помощью, - рассказал отец Олег “Русской службе новостей". - Нужно дождаться судебного разбирательства, Плетнев сейчас на свободе, так что самого дела как такового нет. Но если он сядет в тюрьму или обратится к нам за помощью, то мы готовы рассмотреть его положение".

Священник также добавил, что даже то, что М.Плетнева обвиняют в педофилии, не помеха для церкви.
__________________
VOX POPULI VOX DEYIL

spectator вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.07.2010, 19:30   #22
Местный
 
Аватар для spectator
 
Регистрация: 02.01.2007
Адрес: Baku
Сообщений: 6,559
Сказал(а) спасибо: 344
Поблагодарили 861 раз(а) в 595 сообщениях
Вес репутации: 80
spectator на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Мы русские, с нами Бог!

&NR=1">&NR=1" type="application/x-shockwave-flash" wmode="transparent" width="425" height="350">
__________________
VOX POPULI VOX DEYIL

spectator вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.08.2010, 10:21   #23
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

ИЛЛЮЗИЯ НАУЧНОСТИ


Ортодоксальный атеист — против равнодушия

Недавно на русском языке вышла книга британского автора Ричарда Докинза «Бог как иллюзия». Докинз — ученый-биолог, но гораздо большую известность он приобрел как страстный проповедник атеизма. Но Докинз интересен в еще одном отношении: он излагает то, что можно назвать «ортодоксальным атеизмом». Существуют очень разные атеисты, но в целом мы можем выделить некий набор взглядов и аргументов, характерный для атеистической критики христианства. Эти взгляды и аргументы высказываются раз за разом, из них сложилось что-то вроде «атеистического канона», и Докинз излагает этот канон достаточно последовательно. В этом каноне можно выделить три линии аргументации: во-первых, христианство (и религию вообще) объявляют вредоносной в социальном плане; во-вторых, говорят, что современная наука сделала христианство интеллектуально несостоятельным; в-третьих, утверждают, что Библия не может служить моральным авторитетом.
Коротко рассмотрим все три линии аргументации, как они представлены у Докинза, и начнем с науки.

«Красные авиаторы по небу летали...»

Люди склонны искажать взгляды, которые они не разделяют; в этот интеллектуальный грех могут впадать как верующие, так и неверующие люди. Популярный атеизм — в частности атеизм Докинза — построен на искаженном образе христианства; в основании всей его научной аргументации лежит фундаментальная (хотя, возможно, и неосознанная) подмена. Докинз провозглашает (и это принципиально для всех его рассуждений), что бытие Божие может быть предметом рассмотрения естественных наук: «Наличие или отсутствие мыслящего сверхъестественного творца однозначно является научным вопросом, даже если практически на него нет — или пока еще нет — ответа. И это также касается подлинности или ложности всех историй о чудесах, при помощи которых религии поражают воображение верующих толп».
Здесь мы уже можем остановиться, поскольку все его дальнейшие рассуждения вытекают из этой посылки — а она просто ошибочна, и это, пожалуй, главная ошибка «научного атеизма». Существует естественно-научный метод, основанный на повторяющихся наблюдениях и воспроизводимых экспериментах. Этот метод — вполне почтенный, достоверный и полезный в своей области.
Однако то, что проповедуют «научные атеисты», — это уже не наука как таковая, а определенная философия, зависшая где-то между вульгарным материализмом и сциентизмом. Философия эта полагает, что естествознание является единственным мерилом истины и единственным источником наших представлений о том, кто мы такие, каково наше место в мире и как нам поступать. Весь «научный атеизм» (и в исполнении советских пропагандистов, и в построениях авторов, подобных Докинзу) исходит из предпосылки, что естественные науки правомочны выносить суждения о бытии Божием, о морали, о предназначении человека; более того, только их суждения и стоит принимать во внимание.
Является ли такое мировоззрение в собственном смысле слова научным? Позволяет ли научный метод как-то обосновать его притязания? Можем ли мы установить его истинность путем каких-либо наблюдений и экспериментов? Никоим образом. Даже на уровне личного опыта мы отлично понимаем, что истина не равна естественно-научной истине. «Бах — великий композитор» — истина, но к естествознанию она не имеет отношения. Это эстетический опыт, который вы можете пережить (или не пережить, если предпочитаете, скажем, Верку Сердючку). Или возьмем другую истину: «N — мой старый верный друг». Можно ли доказать эту истину научно? «Надлежит поддерживать слабых» — истина, опять же лежащая за пределами науки. Можем ли мы обосновать различные истины в рамках научного метода? Очевидно, нет. Есть вопросы, на которые наука вообще и естествознание в частности не отвечает. Наука, например, не может рассматривать действия личностных агентов — выйдет ли Марья за Ивана или предпочтет ему Петра либо вовсе бросит мир и уйдет в монастырь. Таким образом, на вопрос вполне осмысленный, а для Ивана, надо думать, животрепещущий, наука никак не отвечает.
Отказываясь признавать что-либо, выходящее за рамки науки, мы поступаем, как персонаж романа японского писателя Кобо Абе «Человек-ящик»: воспринимаем реальность через узкую щель. Если мы будем смотреть на реальность через эту щель, Бога мы в нее не увидим, но не увидим и массы других вещей. Например, поскольку наши знания об исторических событиях не могут быть основаны на наблюдениях и экспериментах (естественные науки тут могут помочь нам лишь косвенно), мы не увидим всего, что относится к нравственному или эстетическому опыту, опыту личных отношений и многому другому.
Естественные процессы указывают на то, что мы живем в высокоупорядоченном мире, который развивается по определенным, рационально постижимым законам, причем эта упорядоченность именно такова, чтобы обеспечить существование жизни и, таким образом, самого субъекта, способного познать эти законы (этот факт получил название «антропный космологический принцип»). Однако Бог — это не один из естественных процессов. Бог не является явлением природы в ряду других явлений. Мы не можем ставить над Ним эксперименты или заставить Его проявить Себя помимо Его воли.
В первые годы большевизма был популярен забавный атеистический аргумент: «Красные авиаторы по небу летали и нигде ни Ангелов, ни Бога не видали». Мы, наверное, только посмеемся над таким доводом, однако когда подобная аргументация излагается с упоминанием «радиотелескопов» и «новейших достижений современной науки», это нередко воспринимается всерьез — как будто люди действительно ожидают, что при помощи особо мощного телескопа можно будет наконец-то застать врасплох Бога, который худо-бедно увернулся от аэроплана.
Бога, Каким Его описывает Библия, нельзя «застать врасплох», «поймать», когда Он этого не хочет. Он открывается людям так, как хочет Он, в целях, которые преследует Он. А Его цель — вернуть людей к спасительным отношениям с Ним, к отношениям доверия и любви, в которых не может быть места наблюдениям или экспериментам.
«Научные доказательства» бытия Бога, очевидно, не могут быть добыты помимо Его воли; Бог, давший нам многочисленные свидетельства о Себе, не дал каких-то неуязвимых, «к стенке припирающих» доказательств.
Он дал нам достаточно свидетельств, чтобы мы могли принять обоснованное решение. Однако эти свидетельства являются принципиально непринудительными. У человека есть возможность (при желании) отвергать любые аргументы и любые свидетельства. Любое чудо можно объявить фокусом, любой опыт — иллюзорным, любое свидетельство — фальсифицированным.
Почему Бог не принудил нас к вере? Потому что Он создал нас для доверительных, близких отношений с Ним, которые могут быть только невынужденными; именно поэтому у нас есть возможность не замечать Его или вообще отрицать Его бытие. Но перейдем ко второй линии аргументации атеистов — предполагаемому социальному вреду религии.


«Корень всех зол»

Именно так (Root of all Evil) назывался сериал ВВС с участием Докинза. В своей книге он предлагает нам вообразить мир без религии: «Представьте: не было террористов-самоубийц, взрывов 11 сентября в Нью-Йорке, взрывов 7 июля в Лондоне, Крестовых походов, охоты на ведьм, Порохового заговора, раздела Индии, израильско-палестинских войн, истребления сербов, хорватов и мусульман, преследования евреев за “христоубийство”, североирландского конфликта, евангелистов, опустошающих карманы доверчивых простаков. Представьте: не было бы взрывающих древние статуи талибов, публичного отрубания голов богохульникам, кнутов, полосующих женскую плоть за то, что ее узкая полоска приоткрылась чужому взгляду».
Вообще-то можно согласиться, что в мире без религии никакие талибы не рушили бы буддистских статуй — за неимением буддизма — и никто бы не преследовал евреев — за неимением самих евреев, как и других народов, цивилизаций и культур, созданных религиями. Однако, вероятно, автор думает немного не об этом, а о том, что религия является источником всего этого зла. О том, что «убийства чести», территориальные конфликты или воинствующий национализм превосходно обходятся безо всякой религии, автор не знает; похоже, он склонен приписывать вообще все зло, происходящее в неатеистических обществах, именно религии.
Можем ли мы найти в истории примеры злодеяний, совершенных во имя религии? Несомненно; уже в Евангелии Господь говорит: даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу (Ин 16:2). Является ли вера в Бога причиной этих преступлений? У нас есть вполне научный способ это проверить. Есть очевидный способ установить, ответственен ли фактор Х за явление Y, — это выяснить, продолжается ли данное явление по устранении этого фактора. Если мы арестовали «врачей-убийц», а пациентам стало только хуже, мы, пожалуй, напрасно грешили на врачей; если обвиняемый пойман и казнен, а серийные убийства продолжаются, значит, схватили мы кого-то не того; если, наконец, мы избавились от религии и верующих, а бедствия и злодеяния, ранее приписываемые религии, не только не прекратились, но и приобрели еще больший размах, следовательно, дело было не в религии.
Аргумент «об исторических злодеяниях» звучал довольно внушительно в устах, например, деятелей эпохи Просвещения. Им (и их слушателям) было не с чем сравнивать. Но вскоре Европа увидела ничуть не менее впечатляющие преступления, совершенные под знаменами Просвещения и Разума. «Адские колонны» генерала Тюрро занялись франко-французским геноцидом в Вандее, а революционные солдаты принялись расстреливать монахинь за отказ отречься от своих обетов. С тех пор опыт французского, испанского, мексиканского и особенно русского атеизма показал, что фанатичные преследования, резня, тирания и охота на ведьм совершались под антирелигиозными знаменами в еще больших масштабах, чем под религиозными.
Это не клерикалы расстреливали атеистов на Бутовском полигоне — дело обстояло ровно наоборот. Историческая реальность такова, что атеистические фанатики убили гораздо больше народу, чем исламские экстремисты и католические инквизиторы вместе взятые. Я не хочу этим сказать, что все атеисты сплошь кровожадные фанатики (это не так!), но предлагаю лишь обратить внимание на тот факт, что самые разрушительные формы фанатизма были атеистическими, а не религиозными. Считать ненависть, фанатизм и преследования порождением религии, а тем более рекомендовать атеизм как средство от всех этих бедствий — значит объявлять всю русскую (и не только) историю ХХ века как бы не бывшей.
Как на эту историческую реальность реагирует Докинз? Казалось бы, преступления атеистических диктатур еще не доказывают бытия Божия— можно быть атеистом и признавать их. Но Докинз поступает по-другому: он не видит их в упор. Хотя это и странно для человека, красноречиво восхваляющего научную и интеллектуальную честность, но это так.
Он пишет: «Не думаю, что в мире есть атеисты, готовые двинуть бульдозеры на Мекку, на Шартрский собор, кафедральный собор Йорка, собор Парижской Богоматери, пагоду Шведагон, храмы Киото или, скажем, бамианских Будд». На фоне истории ХХ века (особенно российской, но не только) эти слова звучат крайне издевательски. Я не думаю, что Докинз сознательно лжет, и не думаю, что он пребывает в честном невежестве. Судя по отзывам на форумах ВВС, его оппоненты наверняка подробно просветили его относительно фактической стороны дела, да и напомнить о ней не упускают возможности. Несмотря ни на что Докинз верит, что в мире не найдется атеиста, способного сносить исторические памятники, — и верит искренне, с пафосом, с глубокой убежденностью, с чувством искренней правоты и полным осознанием того, что уж он-то — в отличие от некоторых — интеллектуально добросовестен. Люди бывают склонны к вопиющему самообману — и, как видим, атеизм от него нимало не спасает. Людям удобно верить, что они наконец открыли источник всех невзгод и всей беды, а когда факты не вписываются в такую удобную и простую картину мира, то их просто не замечают. Трудно не заметить снесенные церкви в России, Испании, Мексике, многих других странах; трудно не заметить монастыри, превращенные в концлагеря; трудно не заметить тысячи и тысячи мучеников, убитых именно атеистами и именно за веру в Бога, но Докинз и его последователи вполне успешно их не замечают.


Библия атеиста

Еще одна линия аргументации Докинза (и это тоже довольно типично) — критика Библии как морального авторитета. С его точки зрения, многие библейские повествования подают нам пример вопиющей аморальности. Перед тем как рассмотреть это подробнее, обратим внимание на одну интересную особенность. Соотечественник Докинза Уильям Уилберфорс вместе со своими друзьями в XVIII веке на протяжении десятилетий боролся за то, чтобы парламент Великобритании запретил работорговлю, — и победил. Что вдохновляло этого человека, по его собственным словам? Библия. Что вдохновляло доктора Фридриха Гааза посвятить свою жизнь заботе о заключенных? Библия. Что побуждало богатых русских купцов вкладывать деньги не в яхты и футбольные команды, а в больницы и приюты для бедных? Все та же Библия. Мы можем умножать и умножать примеры: очевидно, что для множества людей Библия послужила моральным авторитетом, обратившим их жизнь к добру, которое и неверующие не могут отрицать. Если в точно той же Книге атеисты усматривают всякое зло и варварство, значит, они читают ее как-то совсем по-другому.
Как и в других случаях, проблема тут в том, что они критикуют то представление о Библии, которое им удобнее критиковать. Несколько обобщая, это представление можно описать так: «Библия есть сборник моральных прописей, действия некоторых ветхозаветных персонажей ни в какие моральные прописи для современного человека не годятся; а следовательно, Библия не может быть моральным авторитетом». В чем здесь ошибка? Библия не есть сборник прописей; она вовсе не предлагает нам любоваться идеальными героями, которые совершают идеальные поступки в идеальных условиях. Такого рода сахарно-сиропные книги для юношества бывают — но их главная беда в том, что они не имеют отношения к реальной жизни. Библия повествует о драматической истории взаимоотношений живых, реальных людей с Богом. Эти люди грешны; многие из них принадлежат к архаичным и, на наш взгляд, варварским культурам — но других людей у Бога нет, Он пришел спасать именно этих. Человеческая история глубоко трагична, а нередко и отвратительна — но Бог входит именно в эту историю. Поразительная правдивость Библии — в том, что она никогда не приукрашивает людей, которых Бог пришел спасать. Тот, кто ищет в Писании примеры покаяния и веры, найдет их; тот, кто ищет, чем бы соблазниться, тоже найдет, причем нередко — у тех же библейских фигур. Что вы ищете в Книге — это вопрос не к Книге, это вопрос к читателю.
Нельзя не признать, что люди, подобные Докинзу, приносят определенную пользу. Христианской вере противостоит не атеизм — вере противостоит равнодушие. Человек, который яростно нападает на Евангелие, исполняет очень важное дело: он побуждает людей задуматься о том, существует ли Бог, реально ли вечное спасение (и гибель), есть ли смысл и предназначение у человеческой жизни. Пути Промысла иногда неожиданны, и нередко христиане свидетельствуют о том, что большую роль в их обращении сыграли именно антихристианские авторы, которые побудили их задуматься о «последних вопросах».
Поэтому у нас есть причины приветствовать выход этой книги — страсть и ярость, с которой она написана, выдают серьезное отношение Докинза к Тому Богу, реальность которого он оспаривает. Некоторые ученые отвергают Бога, как Докинз. Некоторые — как, например, выдающийся современный генетик Френсис Коллинз, — верят в Него. Бог не принуждает человеческого произволения, и человек может принять решение не верить. Но было бы ошибкой считать, что это решение имеет какие-то научные обоснования.


Принцип фальсифицируемости Поппера

Согласно критерию, выдвинутому философом науки Карлом Поппером, научные утверждения от вненаучных отличает принцип фальсифицируемости. Этот принцип означает, что должна существовать возможность опровержения теории путем постановки того или иного эксперимента, даже если такой эксперимент еще не был поставлен. Например, утверждение «мыши самозарождаются в гнилой соломе» можно опровергнуть экспериментально, «в мире не существует ничего, кроме движущейся материи» — нет. Второе утверждение, таким образом, находится за пределами науки.



Автор: ХУДИЕВ Сергей


www.foma.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.10.2010, 11:08   #24
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Ближний Восток без креста?










Почему в регионе становится все меньше христиан


Безответственная «цивилизаторская» политика, проводимая предыдущей американской администрацией, катализировала рост исламского радикализма на Ближнем Востоке и, как следствие, «выдавливание» живших здесь веками христиан.


Удручающая статистика

Еще сто лет назад каждый четвертый житель Ближнего Востока считал себя христианином. Сегодня же эта цифра составляет не более 5%. Численность христиан на Ближнем Востоке на данный момент составляет, по разным данным, всего от 12 до 15 млн человек. Точное число трудно установить из-за недостатка официальной информации и постоянной миграции.

Если мы рассмотрим ситуацию конкретно по странам, то обнаружим, что, например, в 1970-е годы в Ираке христиане составляли 5,8%, сегодня – 3%. Последняя перепись в Ираке, проведенная в 1987 году, показала, что в стране проживали 1,4 млн христиан.

В Ливане в 1932 году христиане составляли 55% населения страны, по данным же World Christian Database от 2005 года этот показатель снизился до 34%, или приблизительно 1,35 млн. человек.

В Сирии в начале прошлого века христиане составляли треть населения страны, в то время как сегодня – менее 10%. В Иордании доля христиан в общей численности населения по сравнению с началом XX века сократилась приблизительно на 10%. В Египте численность коптов по сравнению с 1970-ми годами уменьшилась приблизительно в два раза и составляет ныне 7,6 млн человек, или около 10% всего населения страны.

Однако, наиболее показательна ситуация в этом плане в Палестине. Например, христиане Вифлеема после Второй мировой войны насчитывали 85%, сегодня их численность составляет 12%. Еще не так давно большинство населения Назарета были христианами, сегодня же 76% жителей города – это мусульмане.

В самом Иерусалиме процент христиан сократился с 53% в 1922 году до 2% (!) в настоящее время. Сегодня в Святом граде проживает всего 15 тысяч христиан.

В целом, в конце Британского мандата христиане составляли 10% населения Палестины. В 1949 году среди нееврейского населения их удельный вес был 21%.

Ныне же на территории Палестинской автономии (включая и сектор Газа) из 3-миллионного населения христиане составляют лишь 1,5%, или около 50 тысяч человек, из них в секторе Газа лишь две тысячи, или менее 1% населения.

Кто же в этом виноват?

Многие местные эксперты (которые, впрочем, из-за специфики региона, больше вынуждены выражать официальную позицию режимов своих стран проживания) в качестве главной причины называют низкую рождаемость в христианских семьях. В частности, они акцентируют внимание на то, что если у мусульман она 3,9 ребенка, у евреев - 2,9, у друзов - 2,5, то у христиан всего 2,1. Скажем, в Ливане уровень рождаемости среди шиитов составляет 8-9 детей на семью, в суннитских семьях рождаются в среднем по 5 детей, а в христианских – по 2 ребенка.

Однако, при более детальном анализе мы обнаружим, что «корень» проблемы кроется совсем в другом.


«Помощь» из-за океана

Американский «пилотный» проект в Ираке по демократизации Ближнего Востока очень дорого обошелся (да и обходится) всему миру. Однако, пожалуй, более всего война в Ираке ударила по ближневосточным христианам.

Гонения на христиан усилились практически сразу после свержения режима Саддама Хусейна.

Радикальные исламисты обвинили христиан в коллаборационизме, стали называть их «крестоносцами» и «преданными войскам США».

Нападения на христиан, похищения, угрозы в адрес политических лидеров стали обычным делом. Спустя столетие в Ираке была возрождена джизья: специальный налог для христиан, составляющий порой сотни, а то и тысячи долларов.

В результате, по данным Христианской ассоциации мира (Christians Peace Association), сегодня христиане Ирака составляют немногим более 400 тысяч (по сравнению с почти 850 тысячами до американской военной операции), а такие некогда традиционно христианские районы Багдада, как Каррада или Дора, сегодня практически опустели.

В то же время, знакомые с довоенным Ираком утверждают, что при Саддаме Хусейне христианам в стране жилось неплохо. Христиане в большинстве своем были хорошо образованны, основная их часть принадлежала к среднему классу страны, и жили они преимущественно в крупных городах – Мосуле, Басре и Багдаде. Кстати, багдадская городская христианская община до войны вообще была самой большой на всем Ближнем Востоке.

Ну и, разумеется, показательным было то обстоятельство, что министром иностранных дел саддамовского правительства был христианин Тарик Азиз.

Разумеется, были и другие причины гонений на христиан в Ираке. Скажем, в сентябре 2006 году в ответ на высказывания папы Бенедикта XVI в адрес ислама опять участились взрывы в церквях, был похищен и убит халдо-католический архиепископ Мосула Павел Фарадж Раххо, а две трети церквей Багдада закрылись из-за угрозы атак экстремистов.

Однако, следует признать, что именно военные действия в Ираке, начатые Вашингтоном и их союзниками в 2003 году, раскрутили маховик исламского радикализма не только в Ираке, но, прежде всего, на всем Ближнем Востоке.

Показательно, что глава англиканской церкви в свое время обвинил Лондон и Вашингтон в проведении «недальновидного курса» в отношении Ирака, который, по его словам, создал угрозу «самому существованию христианских общин в регионе».


Цепная реакция

Фактически ныне христианам живется неспокойно по всему ближневосточному региону.

После договора Таеф христианско-маронитская община Ливана, которая до этого правила страной, утратила гегемонию.

Ситуация особенно усугубилась в последние годы, когда после американского вторжения в Ирак, «кедровой» революции и, особенно, т.н. «Второй ливанской войны» 2006 года в стране значительно укрепила свои позиции шиитская радикальная организация «Хизбалла».

В результате, только после 2006 года более 60 тысяч ливанских христиан покинули страну. По последним опросам, почти половина маронитов, самой крупной христианской общины Ливана, думают об эмиграции.

Автор этих строк уже писал на страницах «Столетия» о непростой межконфессиональной ситуации в Египте. В данном контексте следует только упомянуть, что после неудачной попытки «цветной» революции во время президентских выборов в Египте в 2005 году в стране значительно усилились позиции радикальных исламистов, антизападные и, как результат, антихристианские настроения.

И хотя в официальных СМИ постоянно акцентируется внимание, что христианское население страны пользуется такими же правами, что и мусульманское большинство, тот, кто регулярно следит за социально-политической жизнью в стране пирамид, прекрасно знает, что власть сильно идеализирует межконфессиональную ситуацию в Египте. Стычки на религиозной почве в последние годы случаються в стране регулярно.

Очень непростая ситуация ныне наблюдается в Палестине. Кроме роста влияния радикальных исламских группировок (ХАМАСа, «Исламского джихада» и т.п.), одним из инструментов ползучего выдавливания христиан из Палестинской автономии с недавних пор стала якобы организованная преступность, когда рэкетиры терроризируюя христианские кварталы города, собирают «джизью» - налог, который «предатели», то есть арабы, перешедшие в христианство должны платить «воинам ислама».

По данным муниципалитета Вифлеема, с 2003 года более трех тысяч христиан из этого города эмигрировало в другие страны. Подобная ситуация наблюдается и в других палестинских городах.

Как следствие, по всему миру можно встретить целые колонии христиан из Палестины. Например, в чилийской столице Сантьяго живет сегодня около 70 тысяч палестинских христиан.

В результате, на данный момент именно мусульмане составляют большинство учащихся христианских школ Палестинской автономии. Родители охотно посылают своих детей в эти школы - христианское образование всегда считалось лучшим. В частности, на территории Палестинской автономии в 18 католических школах учатся 7,271 христиан (46,1%) и 8,493 мусульман (53,9%).

Вроде бы островком стабильности на этом фоне выглядит Сирия. Правящий режим здесь принадлежит к конфессии алавитов — религиозного течения, сочетающего элементы шиизма, христианства и домусульманских астральных культов. Кстати, ортодоксальные мусульмане-сунниты презрительно называют алавитов «нусайри», или «маленькие христиане» (впрочем, происхождение этой конфессии в какой-то степени действительно можно назвать христианским).

Правящий клан держится у власти путем формирования коалиции религиозных меньшинств, посредством которой они создают противовес суннитскому большинству.

Считается, что сирийское правительство предоставляет широкую культурную и религиозную свободу. В Сирии крупнейшие христианские праздники входят в список национальных, в воскресенье христиане могут не являться на работу с утра. Кроме того, христианские церкви и монастыри, так же как и мечети, обеспечиваются электричеством бесплатно.

Однако война в Ираке привела к тому, что христианам и в этой стране стало менее спокойно. В частности, в 2004 году двое христиан были убиты мусульманами, назвавшими их «сторонниками Буша».


От «цивилизаторства» к цивилизованности

Восток, как известно, дело тонкое. И подходить к нему с западными лекалами – дело недопустимое. Бездумное «цивилизаторство» здесь приводило к обратному эффекту еще со времен Оригена и римского императора Септимия Севера.

В этой связи очень важно всегда помнить, что со времен распространения в регионе ислама Запад на Ближнем Востоке всегда ассоциировался с христианством.

Поэтому, любые «цивилизаторские» миссии Запада, будь-то попытки проведения разного рода «цветных» революций или военные операции по свержению «преступных режимов» ставят под удар, в первую очередь, ближневосточных христиан.

Цивилизованность – это не столько способность навязывать свою систему ценностей. Но, в первую очередь, отвечать за последствия своих поступков.



Виталий Билан

Специально для Столетия
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.11.2010, 13:14   #25
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Обнародованы новые данные о количестве христиан в странах Ближнего Востока




Агентство Reuters обнародовало данные о количестве христиан, проживающих в странах Ближнего Востока.

— Турция: 85 тыс. христиан (около 0,2% населения), из которых 20 тыс. — католики армянской, сирийской и халдейской традиций;

— Ливан: 1,5 млн. христиан (около 35 % населения), из которых примерно две трети — католики: марониты, мелхиты, сиро— и армяно-католики;

— Израиль: 150 тыс. христиан (около 2% населения), из которых 85 тыс. — католики;

— Палестинские территории: 50 тыс. христиан (около 0,8% населения), из которых 17 тыс. — католики;

— Египет: 8 млн. христиан (около 10 % населения), из которых 250 тыс. католики;

— Иордания: 150 тыс. христиан (около 2,4% населения), большинство -православные, но имеются небольшие группы католиков, христиан армянской традиции и протестантов;

— Сирия: 850 тыс. христиан (около 4,5% населения), из которых большинство — православные, также начитывается около 400 тысяч католиков сирийской, мелхитской, маронитской, халдейской и армянской традиций;

— Ирак: 850 тыс. христиан (около 3% населения), из которых 400 тыс. — католики, в основном — халдейской и сирийской традиций. Многие христиане бежали из страны или были внутренне перемещены после американского вторжения в 2003 г.;

— Иран: 135 тыс. христиан (около 0,3% населения), из которых 20 тыс. — католики, в основном — халдеи.

Источниками этой информации для Reuters послужили данные L'Oeuvre d'Orient, CIA World Fact Book, Государственного департамента США.

Седмица.Ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Проблемы с лапами aniuta89 Доктор Айболит 3 25.10.2013 20:45
Иранистика и современные исследования Arciv Этнография 171 19.06.2011 02:12
Проблемы на РС. vintage Информационные технологии 5 25.11.2009 00:54


Текущее время: 05:40. Часовой пояс GMT +5.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100  

Голос Тюркского мира Кавказский полигон