Вернуться   ::AzeriTriColor-Форум:: > Азеритриколор > Религия

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 14.10.2010, 11:06   #1
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,146
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 65
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию Быть ли мечетям в Москве ? (На злобу дня)

Ресин: Мечети в Москве будут строиться



Временно исполняющий обязанности мэра Москвы Владимир Ресин заявил, что в столице продолжится строительство мечетей.

"Москва - это многонациональный город, поэтому никто здесь не остается в стороне", - подчеркнул он на пресс-конференции в среду, говоря о планах по строительству культовых зданий различных конфессий.

По его словам, мечети и синагоги будут строиться наряду с православными церквями, которых уже в ближайшее время планируется соорудить 200 зданий по личной просьбе главы РПЦ Кирилла.

"По просьбе Его Святейшества патриарха Кирилла сегодня идет полная подготовка к строительству в Москве 200 православных храмов на благотворительной основе", – цитирует В.Ресина "Интерфакс-Религия".

Он отметил, что большинство православных храмов планируется построить в спальных районах Москвы, и варианты строительства храмов уже проработаны и одобрены руководством патриархии.




Вопрос строительства мечетей расколол РПЦ на "непримиримое" и "умеренное" крыло



Автор: Арина Фролова





Поднятая рядом СМИ шумиха вокруг строительства мечети в Текстильщиках и последовавшее за этим высказывание имама Московской соборной мечети Ильдара Аляутдинова о возможности мусульманам за отсутствием места в мечетях совершать коллективные намазы в христианских храмах раскололи православную общественность на два противоположных лагеря.

Поляризация мнений хорошо видна на примере заявлений, сделанных в СМИ православными деятелями России. По словам православного публициста Андрея Десницкого, отношение к строительству мечетей в Москве является «тестом на адекватность» для столичных властей, общества и особенно для православной его части.

Так, известный православный активист Роман Силантьев назвал просьбу мусульман увеличить число мечетей в столице безосновательной.

«Мне кажется, давно пора жестко пресечь все спекуляции на тему дискриминации мусульман в столице», - приводит слова Силантьева "Интерфакс-Религия".

По его словам, в Москве проживает около 400 тысяч последователей ислама, а отнюдь не два миллиона. Также он заявил, что в столице помимо шести специально построенных крупных мечетей, «действуют также десятки малых мечетей и молельных залов, в которых и собирается на молитву большая часть мусульман».

Кроме того, Силантьев утверждает, что все 30 зарегистрированных в Москве мусульманских организаций и большая часть незарегистрированных имеют в собственности или арендуют подходящие помещения для молитвы, «поэтому реально в столице действует минимум сотня мечетей, что вполне нормально по любым меркам».

Православный активист считает, что «спекуляции Совета муфтиев России на теме нехватки мечетей в Москве вообще смехотворны, поскольку эта организация, несмотря на все предоставленные ей возможности, за 15 лет и сама не построила в столице ни одной мечети, и не дала это сделать другим - например, верховному муфтию Талгату Таджуддину и мусульманам Северного Кавказа».

Другой православный деятель – специалист по межрелигиозным отношениям РПЦ дьякон Георгий Максимов выразил убеждение, что среди мусульман «мало тех, кто испытывает интерес к глубокому изучению ислама». По словам Максимова, из своего собственного опыта общения с «этническими мусульманами», он пришел к выводу, что их не волнует тема строительства мечетей.

«Эти люди не избалованы добрым, или хотя бы просто человечным отношением с нашей стороны. Я убеждён, что для них гораздо важнее будет решение этой проблемы, чем строительство новых мечетей, в которые они всё равно не ходят», - сказал Максимов в интервью изданию «Православие и мир».

Вместе с тем он посоветовал тем мусульманам, которым не хватает места в мечети во время пятничного намаза, придти туда «в любой другой день», поскольку «совершаемый ритуал – в целом тот же самый».

Максимов также сравнил значение мечети для мусульман и церкви для христиан. По его мнению, мусульманину в отличие от христиан вовсе не обязательно ходить в мечеть, ведь намаз он может сделать и у себя дома.

«В мечети имам просто стоит впереди всех, он не совершает какого-либо таинства или чего-то уникального», – пояснил специалист.

Вопрос о переходе в ислам многих «этнически православных» Максимов назвал «проблемой», однако не стал приводить конкретные цифры, так как серьезных исследований на эту тему не предпринималось.

Главный же аргумент диакона Георгия Максимова заключается в том, что вся основная преступность столицы, по его словам, связана с приезжими людьми, а так как большая часть приезжих – мусульмане, то прослеживается связь ислама с тягой к преступлениям, в особенности, к изнасилованиям.

У непримиримых противников строительства мечетей нашлись оппоненты, высказывающиеся в противоположном ключе.

Глава «военного отдела» Русской православной церкви, протоиерей Димитрий Смирнов заявил, что в отличие от противников мечети не боится за православие и будет рад приходу мусульман в православные храмы. Священнослужитель даже приготовил Евангелие на тюркском языке, чтобы раздавать мусульманам, «чтобы лучше представляли веру той страны, в которой они оказались». Он также поблагодарил мусульман, которые сильно помогают в «строительстве храмов, воскресных школ и в реставрации».

В свою очередь вышеупомянутый православный публицист Андрей Десницкий в статье «Ислам в Москве: тест на адекватность» призывает москвичей не закрывать глаза на окружающую действительность, и признать, что мусульман в Москве много, при этом они выполняют самые сложные и низкооплачиваемые работы, которыми пренебрегают коренные горожане. И, следовательно, необходимо строить мечети, чтобы они не молились на асфальте в любую погоду. Другое дело, что к выбору места для строительства нужно подходить основательно, чтобы были учтены интересы как мусульман, так и местных жителей.

«Если в Москве есть множество мусульман, то Москве необходимы и мечети, гармонично вписанные в городской пейзаж. Это не признак толерантности и либерализма, или, напротив, капитуляции перед исламом. Это вопрос нашей общественной безопасности, и прежде всего, нашей способности воспринимать окружающий мир адекватно», – резюмирует автор.







Орхан Джемаль: Число мусульман в финансовых центрах страны будет расти



В Москве необходимо построить не менее ста мечетей, считает журналист еженедельника «Русский Ньюсвик» Орхан Джемаль. По его мнению, количество мусульман в России будет расти, особенно в финансовых центрах страны, поэтому необходимо вводить некоторые положения шариата в местах компактного проживания последователей ислама.

«Процент мусульман в финансовых центрах страны будет расти. Можно занять диковато-испуганную позицию, которую занимает госпожа Чудинова, а можно озадачиться этой проблематикой и начать создавать инфраструктуру, образовательные системы для того, чтобы второе и третье поколение, приехавших на заработки людей не садились на «социалку», не уходили в криминал, а интегрировалось в общество», - заявил Орхан Джемаль в эфире радиостанции «Эхо Москвы», в передаче «Клинч». В дискуссии принимала участие Елена Чудинова, автор книги «Мечеть Парижской богоматери».

По его мнению, чтобы понять, сколько в Москве нужно мечетей, нужно знать, сколько в столице мусульман. «Последняя перепись 2002 года дает явно заниженные цифры - якобы мусульманское население в Москве не превышает 5%. Если говорить о реальной цифре этнических мусульман, то их 2-3 миллиона. Примерно половина или треть из них - реально практикующие мусульмане. Но для остальных мечеть тоже нужна, может быть не в регулярном формате, а по большим праздникам. Мечеть является социальным учреждением, которая не отличается от детского сада, школы. Поэтому нужно исходить из того, что одна мечеть необходима для двух-трех тысяч мусульман, значит, речь идет о не менее чем 100 мечетях», - заявил журналист.

Как заметил Джемаль, мусульманская община в Москве насчитывает 700 лет. Мечети в Москве появились в начале 19 века. «И никого они в те времена, когда существовал слоган «Православие, самодержавие, народность», не тревожили. Более того, ислам удачно вписывался в общую политику России. Николай Второй любил вспоминать, что разгром «Железной дивизии» во времена Первой мировой войны осуществляли ингушские и чеченские полки и т.д. А вас это тревожит. Безусловно, община мусульман в Москве выросла, и для новой диаспоры нужны новые условия», - сказал журналист.

«Мы не хотим, чтобы ислам стал здесь титульной религией», - возмутилась оппонент Джемаля Елена Чудинова. «По исследованиям моего хорошего знакомца исламоведа Романа Силантьева, мусульман не более 400 тысяч, включая тех, кто находится нелегально. Сначала к нам привозят людей, потом эти люди выдвигают свои проблемы», - заявила Чудинова.

«Этих людей сюда приглашает и привозит Федеральная миграционная служба. Эти люди нужны руководству 155-го строительного управления. И руководство СУ-155 совсем не мусульмане, это люди той же национальности и веры, что и вы. Эти люди приглашаются сюда системой жилищно-коммунального хозяйства, и рулят этой системой люди той же веры и того же вероисповедания и национальности, что и вы. Так что нет никакой экспансии», - заявил Орхан Джемаль. Он заметил, что приглашая людей, нужно одновременно создавать им условия.

Также в ходе дискуссии Джемаль заявил, что шариат нужно поэтапно вводить и узаконивать в тех регионах, где есть в этом необходимость. «Дагестан во многих своих районах живет в значительной степени по шариату. А Дагестан – это Россия. В Чечне ставленник российского премьера Рамзан Кадыров мало-помалу вводит шариат, Чечня – это часть России», - заметил он.

В ходе телефонного голосования радиослушатели поддержали позицию Орхана Джемаля - 57,1%, за Чудинову проголосовало 42,9%.


islamnews.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.10.2010, 10:41   #2
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,146
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 65
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

М.Шевченко:Религиозные объекты нужно строить на основании закона, а не требований инициативных групп



[20-10-2010] Член Общественной палаты РФ, известный телеведущий Максим Шевченко считает, что религиозные объекты должны возводиться на основании российских законов.

«Местные жители не могут разрешить или не разрешить. Разрешают власти. Всегда кто-то будет против. На мой взгляд, Конституция Российской Федерации, закон о свободе совести, где, кстати, мусульмане являются одной из традиционных религий, должны быть выше, чем требования каких-то инициативных групп», - сказал М.Шевченко в эфире радио "Эхо Москвы".

По его мнению, если земля оформлена на законных основаниях, то на ней могут быть построены православная церковь, мечеть, синагога, протестантский храм – «все, что угодно, если это все на законных основаниях».

По мнению М.Шевченко, «религиозных зданий - церквей, мечетей или храмов адвентистов седьмого дня - должно быть столько, сколько в соответствии с законом разрешается построить». «Покупайте землю, регистрируйте общину и стройте себе на здоровье. В чем проблема?» - задается вопросом член Общественной палаты.

М.Шевченко также считает, что в обсуждении вопроса о строительстве мечети в Текстильщиках не должны участвовать люди, известные своими нацистскими взглядами.

«Если откровенная нацистка типа Лены Чудиновой будет высказывать свои взгляды на эту проблему, а также другие люди нацистских взглядов, которые хотят поссорить и стравить между собой народы и религии нашей страны, то хорошего из этого ничего не будет. Я считаю, что нацистам в этом вопросе голоса давать вообще не надо», - сказал он.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.10.2010, 10:59   #3
Местный
 
Аватар для spectator
 
Регистрация: 02.01.2007
Адрес: Baku
Сообщений: 6,559
Сказал(а) спасибо: 344
Поблагодарили 861 раз(а) в 595 сообщениях
Вес репутации: 79
spectator на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Turku Kettola Посмотреть сообщение
М.Шевченко:Религиозные объекты нужно строить на основании закона, а не требований инициативных групп
video (37 min)
__________________
VOX POPULI VOX DEYIL

spectator вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.11.2010, 13:05   #4
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,146
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 65
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Взрыв исламофобии. 3 версии












Убийство в Тюмени 10 октября этого года имама города Новый Уренгой Исамутдина Акбарова, одного из самых ярких проповедников в Азиатской части России, а также похищение в Москве 25 сентября после пятничного намаза пятерых молодых мусульман – граждан России задают очень тревожную и опасную тенденцию. Исламофобия и антиисламский экстремизм в стране нарастают, и причин у этого явления достаточно много. Попробуем рассмотреть три наиболее интересные версии происходящего…

Три версии

Мусульмане в современной России стали не только группой риска, чьи права ущемляют все кому не лень – от пьяных участковых, избивающих трудовых мигрантов, до тревожных судей, запрещающих все подряд исламские книги по схеме «как бы чего не вышло». Мусульмане стали очень удобной мишенью. По ним очень удобно бить, чтобы ослабить всю страну в целом.

Мусульманина ударишь, или нарушишь его права – он в ответ промолчит, заявление в милицию не напишет, в суд не пойдет свои права защищать. Правовая безграмотность и общая запуганность делает из мусульман безвольную и инертную массу, неспособную на коллективные действия по защите своих интересов.

А того, кто терпит, многим хочется ударить еще раз. Просто так, чтобы зло сорвать. Но даже этим не объяснить участившиеся случаи арестов имамов – нижневартовского Вагифа Нурбаева, читинского Мусы Камурзоева, шитое белыми нитками дело об аресте главы издательства «Сад» Айдара Хабибуллина, убийство в Тюмени Исамутдина Акбарова…

Что стоит за этими участившимися случаями агрессии в отношении мусульман? Почему провинциальные суды вдруг, как сговорившись, начали направо и налево запрещать исламские книги? Почему как по приказу сверху начали арестовывать имамов? За что взяли бывшего военного офицера суфия Айдара Хабибуллина? Кто инициировал скандальную волну против строительства мечети в Текстильщиках?

Существует ли какая-то злая коллективная воля российских оборотней в погонах и судейских мантиях, которая вдруг подняла против мусульман эту волну агрессивного нарушения их прав, или нет? Есть ли кто-то, кто направляет эту волю? Заинтересовано ли в этом само государство? Неужели чиновники и силовики не понимают, что подобное наступление на права мусульман приводит только к обратной реакции – озлоблению, ожесточению и радикализации молодых верующих?

Однозначного ответа на эти вопросы не существует. Возможны различные версии. Самые интересные пока предложили Максим Шевченко, Абдулла Ринат Мухаметов и Асламбек Эжаев. Причем их версии можно рассматривать на трех уровнях – глобальном, национальном и местном.



Версия Шевченко. Глобальная

Итак, ведущий Первого канала и член Общественной палаты Максим Шевченко стремительный рост исламофобии в России и нарушения прав мусульман объясняет глобальными причинами. Он убежден, что «в мире готовится большая война». Готовится она «Израилем» на Ближнем Востоке. В первую очередь против Палестины, Ирана и Ливана. И в преддверии этой войны произраильское лобби по всему миру – в Европе, США и России - начинает все больше демонизировать мусульман, поднимать через СМИ волну исламофобии, чтобы к началу Большой войны отвратить от мусульман, как можно больше людей, народов и стран.

На взгляд Шевченко, кроме атаки на Иран, будет организована массовая резня палестинцев в Газе, будет организована жесточайшая варварская война против Ливана. Эти варварские действия надо как-то оправдать, - считает он. И задается вопросом: Как агрессоры могут объяснить эти действия миру?

«Поэтому хотят объяснить миру и, в частности, России, что все мусульмане – это какие-то пришельцы, приезжие, враги, террористы, убийцы и так далее», - утверждает Максим. Именно с реализацией этого глобального плана по очернению и демонизации мусульман, по отвращению от них их же сограждан и правительств, Шевченко увязывает участившиеся в России случаи запрета мусульманской литературы, блокирования строительства мечети, арестов имамов и т. д.




Версия Мухаметова. Национальная

Политолог и публицист Абдулла Мухаметов предлагает свое видение причин растущей исламофобии. Его версию можно увязать с причинами на национальном уровне. В своей статье «Рождение российской уммы, как серьезный повод задуматься» он описывает три стратегии российской власти в отношении Ислама. Он их условно обозначает, как «адаптация», «растворение» и «сдерживание».

Стратегия «адаптации», на взгляд Абдуллы, предполагает отказ от исламофобии в любых формах и создание механизмов включения потенциала российских мусульман в решение основных проблем государства. Иными словами, позитивную интеграцию и адаптацию Ислама в ткань российской государственности и цивилизации на неких взаимовыгодных договорных условиях.

Стратегия «растворения» предполагает целенаправленное выдавливание Ислама и мусульман на периферию общественной жизни страны, «православизацию» и русификацию всех российских народов. На взгляд Абдуллы, «как переходная стадия предлагается выдавливание Ислама в «места компактного проживания народов его исповедующих» - Кавказ и Поволжье и придание ему статуса не равноправной, а «терпимой» религии, т.е. возвращение к ситуации до 1905 г.

Стратегия «сдерживания» направлена на сдерживание развития Ислама, на консервацию, замораживание и откладывание вопроса о его конечном статусе и роли на максимально далекий срок. «Сдерживание» Ислама внутри страны направлено на то, чтобы он, как полагают в некоторых кабинетах, где принимают решение, не мешал и не путал карты при решении «серьезных вопросов».

На взгляд Абдуллы, в сегодняшней России доминирующей является именно стратегия «сдерживания» с постоянным искушением некоторых силовиков и чиновников взяться за окончательное решение мусульманского вопроса на местах в логике стратегии «растворения». Порой именно такой симбиоз двух стратегий - «сдерживания» и «растворения» - становится основой политики в отношении Ислама, особенно на местах, хотя, как пишет Мухаметов, нельзя не отметить и ряд серьезных, но не последовательных, шагов на самом высоком уровне в сторону политики «адаптации».

Именно подход «сдерживания» неофициально, кулуарно, в некоторых коридорах власти поощряется в среде чиновников на всех уровнях – федеральном, региональном и местном. Именно этой логикой и питаются силовики и чиновники на местах, которые в меру своего понимания, в меру своего личного отношения к Исламу и в силу отсутствия конкретной государственной стратегии своим бездействием, а иногда и преступным содействием потворствуют росту исламофобии на улицах, в СМИ, в судейской и правоохранительной среде.



Версия Эжаева. Местная

Уж коли мы дошли до местного уровня проявления исламофобии, то здесь полезно обратиться к версии, выдвигаемой главой издательства «Умма» Асламбеком Эжаевым. На его взгляд, на местах, в российских регионах – на Кавказе, в Поволжье, в Сибири в среде части чиновников и силовиков очень сильны фантомные страхи перед иностранным влиянием на российских мусульман.

Ночным кошмаром для российских силовиков и чиновников является осознание того, что все большее количество мусульман в стране ориентируется не на Талгата Таджутдина или Мухаммедгали Хузина, а на мировых мусульманских ученых, таких как Юсуф аль-Карадави, Абдуллах ибн Джибрин, Саид Нурси и другие.

По мнению Асламбека, чиновники и силовики на местах идут на всяческие ухищрения и даже давление на мусульман в целях пресечь иностранное влияние на них. Каждый из этих силовиков и чиновников головой и креслом отвечает перед вышестоящим начальством за безопасность и стабильность на вверенной им территории – города, района или области.

Их прошибает холодный пот от мысли, что на их территории развелись какие-то подозрительные мусульмане, которые местному «ручному имаму» не подчиняются, а читают книжки какого-то непонятно турецкого богослова Нурси, или слушают пакистанских проповедников из «Джамаата Таблиг»... Или чего хуже – почитают за самый большой авторитет бородатых саудовских шейхов…

Именно поэтому в российских регионах под удар в последнее время попадают все мусульманские активисты, проповедники, движения, джамааты и книги, так или иначе связанные с мусульманской заграницей. В понимании среднестатистического российского чиновника «Джамаат Таблиг» находится под влиянием пакистанских спецслужб, джамаат т.н. «нурсистов» – под влиянием турецкой разведки, имамы-выпускники арабских вузов – под колпаком арабских мухабаратов… А все они вместе – под колпаком ЦРУ или МИ-6.

Оттого и запрещают районные и поселковые суды в российских регионах все, что попадется им на глаза – книги Саида Нурси, «Джамаат Таблиг», «Хизб ут-Тахрир», завещание Хомейни… Оттого и катится по России волна арестов – студента саудовского вуза, нижневартовского имама Вагифа Нурбаева, мюрида турецкого суфийского шейха – Айдара Хабибуллина, возглавляющего издательство «Сад» и т.д…

Три уровня ответа

Понятно, что ни одна из этих стратегий или подходов к сдерживанию пробуждающейся российской уммы не способны остановить ее возрождение и активизацию. Как пишет Абдулла Мухаметов, процесс исламского пробуждения имеет общепланетарный характер. Умма пробуждается от почти трехсотлетнего сна и стагнации, и это касается российской ее части, как и любой другой.

И уж коли, численность и роль российских мусульман в судьбах своей страны будет неизмеримо вырастать, то методы работы с ними должны в корне поменяться. Для этого, не в последнюю очередь, должно поменяться отношение к мусульманам со стороны чиновничьего люда и силовиков. А оно, опять-таки, нисколько не изменится, если мусульмане не будут работать на этом направлении по улучшению ситуации с соблюдением их прав и свобод. И вестись эта работа должна комплексно, на всех уровнях, откуда исходят угрозы как соблюдению прав мусульман, так и безопасности российского общества и государства – на глобальном, национальном и местном.

Даниял Исаев


islam.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.01.2011, 13:16   #5
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,146
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 65
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Мечети будущего






Мечеть как общественный институт есть для мусульманина своего рода компас, ориентир по жизни: в мечеть обращаются в горе и в радости, возле мечети всегда бурлит благотворительная и предпринимательская активность. Будучи в чужом городе, мусульманин непременно найдет и посетит мечеть – островок безопасности и спокойствия в любой незнакомой среде.



Мечеть для немусульманина – terra incognita, потенциально опасная неизведанная территория. Вот так один и тот же объект, не меняя своей сущности, воспринимается разными людьми совершенно по-разному. Эта пропасть все более разверзается с каждым годом, и, похоже, не без специальных усилий.



В ноябре 2009 г. в Швейцарии состоялся референдум о запрете строительства минаретов, а совсем недавно в США разразился скандал вокруг планов строительства исламского центра недалеко от Ground Zero. В пределах нашей страны возникали споры вокруг строительства мечетей в Ульяновске, Сыктывкаре, Сочи, а в сентябре 2010 г. московский район Текстильщики прославился на всю страну тем, что его жители не захотели видеть мечеть на «своей» территории – организовали митинг и собрали подписи.



Образ мечети в восприятии немусульманина стремительно меняется в худшую сторону, в то же время очевидно: в среде этнических мусульман значение мечети как общественного института растет и ее социальные функции расширяются.



Цели и технологии создания общественного мнения против мечетей



В глобальном масштабе мечеть становится главным объектом борьбы против исламских символов, и эти процессы абсолютно совпадают с трендом, сформировавшимся внутри России. Протест против появления новых мечетей стал главным инструментом аккумуляции и умелой манипуляции исламофобских настроений у массового населения во всем мире. Ведь никто же не думает, что истинной целью проведения референдума было недопущение строительства новых минаретов в стране, где сейчас этих минаретов всего-навсего четыре! А вот популярность отдельных политиков и партий на фоне такой активности чрезвычайно растет. Инициировала референдум правящая Швейцарская народная партия, но маховик уже запущен, и не прошло и года, как в результате выборов в парламент страны проходит ультраправая партия «Шведские демократы», про членов которой говорят не иначе как о фанатах Гитлера.

Или запрет на ношение никаба и паранджи во Франции: по статистике такую форму одежды выбирает не более двух тысяч мусульманок во Франции – капля в море по сравнению с пятимиллионным мусульманским населением страны, а информационного мусора вокруг закона было столько, сколько вряд ли будет, даже если человечество изобретет лекарство от СПИДа. За всей этой шумихой, однако, рядовые французы меньше думают о явных просчетах нынешнего французского руководства во внутренней политике, говорят политологи.

Создание негативного образа мечетей есть лишь часть большого процесса по набору политических очков в пользу определенных сил влияния. Для тех, кто профессионально занимается манипуляциями в области общественного мнения, конвертировать вполне естественную опаску перед неизведанным (в нашем случае мечетями) в страх и враждебность – лишь дело техники. Жителю спального района крупного города мо?лодцы из ДПНИ (Движение против нелегальной иммиграции – полуэкстремистская организация, закрепившаяся в роли карателей приезжей рабочей силы) объяснят, что если в районе появится мечеть, там непременно возникнет логово ваххабитов, экстремистов и пр. Откуда простому горожанину знать, что в действительности ни наличие, ни отсутствие мечети реально на распространение экстремистских течений не влияет – они живут своей подпольной жизнью совершенно обособленно от основной общины!

Но это лишь первый шаг технологической цепочки. Далее при умелом подходе этот самый обычный бытовой страх и ксенофобия становятся фундаментом для выхода на большую политическую арену. Кирпичик к кирпичику складываются: сначала успешно проведенный бутафорский митинг (по свидетельству очевидцев, на митинге жителей Текстильщиков собственно жителей района было меньше активистов экстремистских организаций), затем сбор подписей на уровне отдельно взятого района, потом на уровне мегаполиса, а там и до победы на референдуме недалеко. Как показывает швейцарский опыт, картина, когда по коридорам Госдумы будут расхаживать бритоголовые парни, украшенные свастиками, вовсе не так уж фантастична.
В отличие от публикации карикатур и демонстраций провокационных фильмов развертывание общественного мнения против мечетей, играя на бытовых, близких всем предубеждениях, дает гораздо более широкие прикладные возможности, хотя и выглядит не так эффектно.



Как это работает



Небольшой пример из нашей действительности – сюжет о проведенных в апреле текущего года в мечетях Челябинской области обысках попал в топы новостных лент. 19 апреля 2010 г., в понедельник, силовики провели обыски в доме местного фермера Вильдара Якупова, в доме его родителей и его рабочем вагончике. Но на этом не остановились и решили обыскать также мечети и молельные дома деревень Аязгулово и Акбашево. В последней представители силовых ведомств выбили окно, разбросали всю литературу по полу, топтали ногами Коран. О том, что в Акбашеве правоохранительные органы фактически издевались над религиозными чувствами верующих, написали многие СМИ. Симпатии читателей явно были на стороне подвергшихся обыску. Но 22 апреля силовые ведомства сделали ход конем: они объявили, что среди изъятых в ходе обысков материалов найдены лекции Саида Бурятского.
Теперь уже неискушенный читатель всерьез думает, что прихожане сельских мечетей – бабушки и дедушки – занимались распространением радикальной идеологии. И никому не придет в голову, что Вильдар Якупов не являлся ни председателем, ни имамом общины, а только лишь посещающим мечеть. Он проводил занятия по арабской графике для односельчан, да и то нерегулярно. Лекции Бурятского не были найдены в мечетях, они содержались в компьютере Якупова у него дома. Мечети к предполагаемым правонарушениям Якупова никакого отношения не имеют. На видео с места обысков мы видим на полке аудиокассеты, книжки «Мугаллим сани» и «Гыйбадэте исламия» (арабская азбука и пособие по исполнения основных столпов ислама, изданные еще до революции татарским ученым Ахмадхади Максуди, а в 1990-е годы многократно растиражированные для обучения в мечетях) и бабая, который едва ли умеет пользоваться кассетным проигрывателем, а не то что современной техникой. Нет в этих мечетях ни компьютеров, ни DVD-проигрывателей, чтобы воспроизводить какие бы то ни было экстремистские материалы. Но ни правоохранительные органы, ни журналисты не считают нужным уточнять, что мечети никакого отношения к бурятским проповедникам не имеют, а обыватель начинает думать, что мечеть и есть рассадник экстремизма.

В этой истории обращает на себя следующая деталь: обыски проведены 19-го, в понедельник, во вторник 20-го органы о том, что изъято в ходе обысков молчат, 21-го тоже молчат (неужели двое суток вообще не изучали материалы?). Но 21-го числа одному из местных ресурсов дает интервью Р. Силантьев, в заголовок выведена фраза: «Власти не должны стесняться демонстрировать свое негативное отношение к распространению радикальных течений и бояться упреков в нарушении чьих-то прав». Правоохранительные органы выдали информацию о найденных лекциях именно на следующий день (через трое суток с момента обысков) после интервью. А в интервью говорится: «Так, по заявлениям мусульман Аргаяшского района, представители мечетей Духовного управления мусульман Азиатской части России неоднократно предлагали местным жителям запрещенные книги “Единобожие” и труды турецкого исламского богослова Саида Нурси. Также среди прихожан распространяли диск чеченского террориста Саида Бурятского». Неужели кандидат исторических наук таким образом подсказал правоохранителям, что именно нужно найти в ходе обысков, чтобы общественность не возмущалась их произволом?

В тексте интервью есть и следующее заявление: «В Санкт-Петербурге, например, с экстремистами и ваххабитами борются очень сурово. Там, несмотря на стенания лидеров ваххабизма о нарушении их прав, не стесняются и к уголовной ответственности привлекать, и обыски устраивать. Поэтому в метро можно ездить спокойно». Вот так, ни много ни мало. Оказывается, взрывают там, где власти не обыскивают мечети, а если в каком-либо регионе люди в форме не приходят в мечеть и не швыряют книги, не устрашают верующих – жди терактов. По логике исследователя, мечеть изначально несет в себе экстремистский потенциал и надо ее регулярно контролировать, обыскивать и устрашать, чтобы этот потенциал не давал реальных результатов. Что самое худшее в этой ситуации: подобную дикость озвучивает доцент уважаемого московского вуза, бывший сотрудник Патриархии и ныне близкий официальному Православию.

В марте 2010 года во Владивостоке закончилось следствие по делу преступной банды из числа этнических мусульман, задержанной годом ранее. Они промышляли убийствами и разбоем и, что характерно для представителей криминалитета любой национальности и вероисповедания, были набожны. В частности, они посещали молельный дом в пятничный день. В действиях банды религиозная составляющая не рассматривалась ни прокуратурой, ни ФСБ, однако «Интерфакс-Религия» назвала преступников «исламистами» и указала, что они посещали мечеть Владивостока. Что же теперь, в репортажах про каждого преступника указывать, в какой школе он учился, какой храм посещал, в каких театрах и музеях бывал? Неужели преступники немусульманских национальностей не посещают свои храмы? Россиянам внушают, что мечеть и экстремизм, мечеть и нарушение закона – это одно и то же.
Особый подход к информации, кривые мерки – отличительная черта нечистоплотных медиатехнологий. Из последних таких «перлов»: то же информагентство сообщило, что на 40 000 православных жителей Москвы приходится лишь один храм, что чрезвычайно мало, поскольку в некоторых регионах этот показатель составляет 1/3000. Буквально за несколько дней до того жители московского района Текстильщики с подачи националистических организаций утверждали, что четыремстам тысячам мусульман Москвы (причем цифра очевидно занижена в разы) существующих четырех мечетей достаточно. Двойные стандарты налицо: соотношение мечетей 1/100 000 – это вполне даже нормально, а вот церквей 1/40 000 – никуда не годится.



Перспективы для России



Успешно проведенная кампания в одной части света воодушевляет и вдохновляет множество людей в совсем других его частях. В России эта ниша оказалось очень выгодной для всевозможных экстремистских и полумаргинальных националистических группировок. Их мировоззрение, идеологическая база, казавшиеся доселе большинству россиян русской национальности дикими и неприемлемыми, вдруг стали получать понятные, осмысленные черты именно в глазах простых жителей спальных районов.
Успешная политическая карьера Геерта Вилдерса в этом отношении является примером для подражания и источником вдохновения для многих и в России. А то, что имеющий причастность к православной общественности видный исламофоб-культуролог выступит в качестве лектора перед активистами ДПНИ, и вовсе рождает опасения, что дело примет еще более крутой оборот: не русские против Ислама, а православные против мусульман.

Перевод антиисламской пропаганды в «бытовую», обывательскую нишу в перспективе будет иметь более глубокие последствия, которые пошатнут сам фундамент поликонфессионального устройства общества, который имеет место быть сейчас во многих странах мира. Активная, политически детерминированная ксенофобия перестанет быть уделом узкой прослойки молодых, а разломит общество на касты.



Мечети «традиционные» и «общие»



Проблема строительства и функционирования мечетей является действительно проблемой и для самой мусульманской общины России. Совсем недавно все в том же Владивостоке задержаны члены запрещенного в России движения за создание всемирного халифата. Посещали они и местный мусульманский молитвенный дом. Тут мы сталкиваемся с дилеммой, стоящей перед имамами многих городских мечетей нашей страны. С одной стороны, они не должны допускать никакой незаконной деятельности в стенах мечети, а с другой – не имеют права закрывать двери храма перед кем-либо, тем более что представители нелегальных движений о целях своих визитов в мечеть не предупреждают.

Как, например, имаму поступить, если в его мечеть регулярно заходят молиться бородачи в традиционных пакистанских одеяниях? Только на основании нетрадиционного вида отказать им в доступе немыслимо ни по шариатским, ни по светским, ни просто по человеческим законам. Но вопиющая безграмотность и чрезвычайная ретивость некоторых представителей правоохранительных органов этих законов не признает, и бородачи могут стать угрозой и для самой мечети, и для остальных ее прихожан (чему наглядный пример описанные выше события в Челябинской области).

В 1990-х в мечетях происходило противостояние между «бабаями» и только что отучившимся за рубежом молодняком, не признававшим ценностей и авторитета первых. Теперь эта своеобразная «дедовщина» осуществляется в обратном направлении: воодушевленные поддержкой властей записные апологеты «традиционного Ислама» активно вытесняют из мечетей всех, кто, по их мнению, недостаточно традиционен. Смешной случай случился нынешним летом, когда в мечеть Кул-Шариф в Казани не пустили молодого человека в недостаточно длинных штанах, сочтя, что он ваххабит. Экспертизу, очевидно, на месте провел дежурный вахтер.


Автор этих строк не ставит под сомнение исключительную важность возрождения традиционных для России мазхабов. Но многие деятели от Ислама ошибочно полагают, что для этого возрождения достаточно переориентировать муфтиев и имамов на ханафизм и издать побольше литературы. Между тем основное поле работы – молодежь, которую в отличие от сотрудников духовных управлений нужно аргументировано убеждать, а не переманивать с одного идеологического курса на другой новыми, более выгодными кормушками.

Проблема непонимания мусульманской молодежью ценностей курса на ханафитизацию вполне реальная, в чем представился случай убедиться нынешним августом в Казани, где в рамках Всемирного форума татарской молодежи проходил «круглый стол» по Исламу. Уважаемые заместители муфтия Татарстана Ильдус-хазрат Фаизов и Валиулла-хазрат Якупов говорили о важности и безальтернативности для татарской нации ханафитского мазхаба, а молодежь все эти заявления воспринимала по меньшей мере с недоумением, а в некоторых случаях в штыки. Многим ханафитская апологетика видится в свете очередных происков спецслужб, которые хотят рассорить мусульман между собой.

Едва намечающаяся линия разлома между этими двумя течениями в скором будущем пройдет по мечетям, разделяя их на ханафитские и просто мусульманские, суфийские и салафитские и т. д.


Мечеть под национальным углом зрения



В мечетях российских мегаполисов, где наблюдается большой поток приезжей рабочей силы, уже серьезно стоит вопрос о балансе между интересами татарско-башкирской, кавказской и среднеазиатской общин. Национальный фактор есть еще одна линия возможного размежевания мечетей.

Национальный и религиозный вопросы, особенно когда речь идет о меньшинствах и угрозе их ассимиляции, очень тесно связаны друг с другом, и не учитывать этот фактор невозможно. Мусульманские общины западных стран разделены по национальному признаку, там, не пересекаясь, работают турецкие, пакистанские, магрибинские молельные дома и культурные центры – каждые с учетом собственных традиций и на своих языках. Россия в этом отношении находится в уникальном положении – в отличие от многих мусульманских стран наша умма полиэтнична, но в то же время в отличие от Европы и американского континента является коренным населением страны с устоявшимися традициями и вековым опытом соседства и взаимодействия между различными мусульманскими народностями.

Сейчас мы имеем, несмотря на разделение управленческих центров, общее для всех мусульман публичное пространство, понятие единой российской уммы. Но, очевидно, не ценим этого, ведь в среде российских мусульман есть сторонники показного многовластия (чем больше муфтиятов тем лучше, а еще лучше вообще обойтись без всякой централизации мусульманских институтов), разделения мечетей по национальному признаку. Совсем недавно муфтий Чечни Султан Мирзаев заявил о том, что кавказцы не оставили идею о строительстве мечети на проспекте Ахмата Кадырова в Москве. Новая мечеть в Москве – это, безусловно, хорошо. Но, очевидно, она будет ориентирована на кавказский контингент, ведь выходцев с Северного Кавказа раздражают лингвистические диспропорции в существующих мечетях Москвы. Но что станет с российской уммой, если процесс национального разделения мечетей пойдет полным ходом, должны хорошо продумать все стороны процесса.

Разделились мы все по своим национальным квартирам, консолидированно отстаивать свои интересы уже не получится, как это не получается у европейских мусульман. Для сравнения: в России за истекшее десятилетие мусульманки добились права фотографироваться на документы в платках, общими усилиями удалось избежать введения только православной культуры во всех школах страны, в то же время в Европе, напротив, репрессии против хиджабов и мечетей только ужесточаются.



Мечеть и ее возрастающая роль в социуме



Несмотря на противодействие исламофобов и националистов, значение мечетей в общественной жизни будет только возрастать, а их функции расширяться. Самые очевидные и лежащие на поверхности перспективы развития мечетей связаны с тем, что современное мироустройство практически исключает моноэтничные и монорелигиозные общества, иммиграция и перемещение граждан внутри одной страны будут и дальше продолжаться.

В связи с этим, во-первых, мечетям придется брать на себя роль замещающего таких институтов, как семья (в широком смысле слова) и совет старейшин. Уже сегодня в мечеть обращаются не только как в духовный центр, но и за советом, за помощью в социальной адаптации, за благотворительностью, с просьбой разрешить имущественные и другие споры, конфликтные ситуации. Больше всего обращаются приезжие из-за рубежа рабочие. Даже стороннему наблюдателю видно, что происходит ощутимая исламизация гастарбайтеров – в среде работяг все больше практикующих мусульман, они стараются посещать мечети, есть халяльную пищу и т. д. Для таких мечеть и ее имам становятся духовным ориентиром в прямом смысле слова.
В то же время численность общин российских мусульман – дагестанцев, татар, чеченцев, ингушей – в нетитульных регионах (Центральной России, Сибири, Дальнем Востоке, крупных мегаполисах) так или иначе будет возрастать, новые мечети будут строиться, несмотря на все препоны. В Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Сыктывкаре, Комсомольске-на-Амуре – словом, там, где население считает мечеть экзотикой, она рано или поздно появится, и именно мечеть и порядки в ней будут формировать у горожан образ ислама и мусульман в целом.

Люди верят тому, что они видят своими глазами, а не тому, что говорят СМИ, и правильно делают. Поэтому если территория мечети всегда будет убранной, персонал и посетители вежливы и учтивы по отношению к местному населению и его укладу жизни, если в лавке при мечети продавцы будут честными, а товар качественным, лучшей рекомендации или прививки от исламофобии и не требуется. Сегодня потенциал мечети как политического и публичного символа в полной мере оценен исламофобами всех мастей, а вот самим мусульманам этого понимания явно недостает.



Какой будет мечеть будущего?



Из всего вышесказанного напрашиваются два вывода: 1) в ближайшем будущем с возрастанием количества практикующих мусульман и разветвлением мусульманских социальных институтов мечеть будет являться ареной проявлений любых конфликтов или дисбалансов во внутримусульманской среде; 2) мечеть как институт будет все больше выполнять не только духовные, но и адаптационные, просветительские, дипломатические функции.



В этих условиях руководство духовных управлений и вся мусульманская общественность должны четко представлять, что новые шаги развития предполагают и новые подходы к администрированию мечетей, управлению происходящими в них социальными процессами.

Естествен и неизбежен взаимный процесс принятия ответственности: мечеть отвечает за общину, а община, в свою очередь, за мечеть. Что происходит в каждом отдельно взятом доме Аллаха, чем он живет и на какие средства, кто его посещает – должно заботить не только имама и мухтасиба, но и каждого мусульманина, которому небезразлична судьба своего общества, своего города, своей страны. Всех, кто хочет жить в процветающем, стабильном, безопасном обществе.

Вместе с тем ясно как день, что рядовые верующие своими силами с задачей превратить мечети из объектов отторжения в центры притяжения не справятся, в этом деле жизненно необходимо участие центров учености и крупных меценатов. Первые должны обозначать вектор развития, вторые – обеспечивать материальную сторону созидательных процессов.



Диляра Ахметова,
заместитель главного редактора информационно-аналитического портала IslamRF.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.01.2011, 13:18   #6
Местный
 
Аватар для QafqazWolf
 
Регистрация: 12.10.2006
Адрес: Qərb
Сообщений: 4,472
Сказал(а) спасибо: 800
Поблагодарили 374 раз(а) в 257 сообщениях
Вес репутации: 58
QafqazWolf на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Москва центр зла - поетому Я поддерживаю мечети. Пусть мусульмане растут на зло фашикам и расистам
__________________
Таких как Cайгон и Ямайка всегда пропускать надо вперёд (а вдруг шахта лифта пустая)

QafqazWolf вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.01.2011, 01:27   #7
Местный
 
Аватар для Tribunus
 
Регистрация: 28.03.2008
Адрес: Москва
Сообщений: 193
Сказал(а) спасибо: 5
Поблагодарили 2 раз(а) в 2 сообщениях
Вес репутации: 13
Tribunus на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Скорее да, хотя к в вопросу строительства новых мечетей в Москве надо подходить ОЧЕНЬ осторожно.

Tribunus вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Быть или не быть частным кладбищам!? QafqazWolf Азербайджанское общество 1 14.12.2010 07:56
Кто стоит за терактами в Москве Natiq Ceferli Россия 178 18.04.2010 08:56
Cтолкновение между студентами в Москве Buta Диаспора Азербайджана 205 04.05.2007 19:09
Наш форум уже знают в Москве. patolog Разное 6 11.04.2007 21:18


Текущее время: 13:34. Часовой пояс GMT +5.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100  

Голос Тюркского мира Кавказский полигон