Вернуться   ::AzeriTriColor-Форум:: > Азеритриколор > Наука, культура, искусство, литература > Ушедшие кумиры

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 29.11.2016, 12:37   #1
Администратор
 
Аватар для Dismiss
 
Регистрация: 23.07.2006
Адрес: Baku
Сообщений: 46,708
Сказал(а) спасибо: 10,220
Поблагодарили 10,702 раз(а) в 6,757 сообщениях
Вес репутации: 1
Dismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспорима
Мои фотоальбомы

По умолчанию На смерть Фиделя Кастро

Правитель солнечного города. На смерть Фиделя Кастро



У желающих доказать, что коммунистический эксперимент пошел Кубе на пользу, мало шансов. Однако шкала сравнения, где есть Куба и США, но нет Гватемалы, Сальвадора, Доминиканской республики и Ямайки, мало говорит о той стране, которую построил Фидель. Потому что они в отличие от Майами, штат Флорида, и являются реальной альтернативой кубинскому настоящему.
В длинном ряду стран, где не любят Америку, есть одна, в которой расстроились проигрышу Хиллари и не обрадовались победе Трампа. Это Куба – давний враг США и почти такой же давний товарищ России.

В конце своей избирательной кампании Трамп обещал закрыть посольство в Гаване, которое в марте этого года лично открыл Барак Обама. За это Трамп получил голоса кубинских эмигрантов во Флориде, а вместе с ними, вероятно, весь штат и его 29 выборщиков. Но и в самом начале борьбы, когда Трамп особо ни на что не надеялся, а просто увлекся игрой в вышибалы, он говорил, что восстановление связей с Кубой, возможно, дело неплохое, но Обама мало потребовал у Кастро взамен. После смерти Кастро один из новых назначенцев Трампа — глава аппарата Белого дома Ринс Прайбас заявил, что США могут отказаться от нормализации отношений с Кубой.

Как Трамп в действительности будет вести себя с Кубой, сказать трудно, как о многом другом в его случае. Но сам факт, что с точки зрения режима Кастро благом был бы тот же самый исход американских выборов, что и для ненавидящей его русской интеллигенции, – повод задуматься и, как говорили феноменологи, подвесить суждение.

В самом деле, не любимый интеллектуалами Трамп, узнав о смерти Кастро, назвал его «жестоким диктатором», а любимый, вдохновляющий Обама — «уникальной, единственной в своем роде фигурой» (a singular figure), выразил соболезнование семье и протянул "руку дружбы" кубинскому народу. До этого он провел с режимом Кастро многолетние тайные переговоры, неожиданно для всех объявил об их успехе и о постепенном снятии санкций с Кубы и сам съездил в Гавану к Раулю Кастро, который держался с ним победителем. Хиллари собиралась продолжать политику Обамы на кубинском направлении. Теперь в России надеются, что Трамп ослабит давление на нашу страну, на Кубе боятся, что усилит на их.

Мы в России смотрим на Кубу как восточные европейцы, пережившие социалистический эксперимент на себе: одни, к удивлению, с ностальгическим восторгом; другие с демонстративным отвращением. Второй взгляд выдает наш опыт, но одновременно разделяет с огромным числом западных интеллектуалов. Собственно почти со всеми из них, кто был против Трампа за Клинтон. Однако те же самые люди, которые у нас видят в смерти Кастро прежде всего важный дидактический повод заклеймить диктатора и его коммунистический эксперимент, если бы им было суждено родиться в одной из западных, тем более латиноамериканских стран, с большой степенью вероятности отзывались бы о нем гораздо более сочувственно. Хотя бы как Обама.

Бурные восторги и гневные проклятия в адрес умершему тирану далекой тропической страны – самому долгому немонархическому правителю в истории современного человечества – проекции нашей домашней травмы: весьма условной картины, где коммунистическая диктатура внезапно приходит на смену свободной стране. В действительности она чаще всего приходит на совсем другое место. Представьте себе, что после того, как вы пожили некоторое время при Исламе Каримове, его сменил товарищ Тодор Живков. Нужного перепада не получается.

Униженные и оскорбленные

Кастро построил на Кубе отталкивающее государство. Жизнь в нем ужасна прежде всего тем, что унизительна знакомым советскому человеку образом. Как всякая плановая распределительная экономика, кубинская не справилась с простой задачей – накормить и одеть людей, вследствие чего иностранец для кубинца не просто источник денег, как было бы в любой бедной развивающейся стране, но и дефицитной футболки с английской надписью. Жить приходится в коммуналках, в разваливающихся домах богачей, когда-то розданных народу, где плохо с водой и перебои со светом. А построить на всех дома ни одна государственная экономика тоже не смогла.

Здесь очереди на машины и товары длительного пользования. Здесь человек не хозяин, а докучливый проситель, с которыми высокомерно общаются представители государства-монополиста, хотя намерения у его основателей были совсем другие. Унизителен неповоротливый бесчувственный язык выгоревших изнутри лозунгов и стершихся штампов, которым государственная пресса разговаривает с людьми. Унизительны запреты художникам творить и гражданам выезжать из страны, превращенной таким образом в трудовой лагерь.

Впрочем, для художников и писателей там бывали оттепели, сейчас, судя по всему, одна из них, а в экономике (как прежде в 60-е) устроили что-то вроде нэпа: ограниченного капитализма в сфере услуг. В мире совсем почти не осталось авторитарных режимов, которые считают необходимым запирать граждан в государственных границах. Наоборот, отток недовольных признан полезным, так как снижает давление изнутри.

Кастро выпускал рвущихся наружу несколько раз, волнами, а в январе 2013 года вступил в силу декрет номер 302, который либерализовал выезд на постоянной основе: сделал его практически свободным для всех, кроме учителей, врачей, спортсменов и прочих, в кого, как считается, усиленно вложилась родина и теперь использует как свой экспортный товар. Я встречал в Латинской Америке кубинских врачей, которые работали по валютному контракту, получали меньшую часть денег, а большая шла государству; их семьи оставались на Кубе в качестве гарантов возвращения, но многие все равно не возвращались. Остальным теперь достаточно собрать на пошлину на загранпаспорт – по кубинским меркам, деньги приличные, но подъемные, и получить визу того государства, куда хочется ехать.

Русский Фидель

Кубе повезло с СССР. Кубинская революция случилась в разгар советской оттепели, и диктатура Кастро – в отличие от восточноевропейских – так и осталась социализмом без сталинизма. Революционные трибуналы, трудовые лагеря, казни без суда в рамках уличной люстрации врагов свободы происходили в первые годы после революции (противники Кастро насчитали несколько тысяч жертв), но сильно поутихли с отъездом Че Гевары. Зато ничего похожего на массовые репрессии 30-х или ранних 50-х или постоянно действующий ГУЛАГ здесь не было, если не считать таким любую соцстрану в целом.

Но и СССР повезло с Кубой. Кубинская революция совпала с разоблачительными ХХ и ХХII съездами КПСС, когда начали сомневаться: а что, если дело не в Сталине, а в самой идее. В Восточной Европе коммунистические партии пришли к власти там, куда дошла Красная армия, все это понимали. Китайский опыт не радовал, это был социализм, от которого только что удалось вырваться. И вдруг где-то случилась настоящая революция, сама по себе, без победоносных советских войск, а значит, то, что нам рассказывали про социализм, все-таки правда, и совпавшие с Кубинской революцией спутник и Гагарин – от него, а не просто так.

То, что из нашего времени выглядит как установление затяжной, изматывающей диктатуры-долгожительницы, как запоздалый триумф выдохшегося учения, тогда переживалось как возвращение утраченной свободы, сулящее её новые рубежи. Поэты-шестидесятники сами хотели писать про Кастро, их читатели хотели про него читать, радость советских людей, встречавших на улицах белый кабриолет с Хрущевым и Кастро, судя по всему, была не менее искренней, чем при встрече Гагарина.

Потом Куба стала такой же обязаловкой, как и всё остальное. Но в начале перед усомнившимися возник живой глава революции, о которой прежде они читали в занудных учебниках и детских рассказах, почти оживший Ленин. Это было как для верующих чудо, подтвердившее истину их веры, чуть ли не второе пришествие.

Куба девяностолетнего Кастро кажется анахронизмом несвободы; Пражская весна – символом борьбы против нее. Но между обеими существует глубокая позитивная связь. Пражская весна вряд ли началась бы без представления о том, что возможен другой, свободный социализм по собственному выбору, и источник этого убеждения – не только грузная маршальская Югославия, но и подвижная Куба молодого Кастро.

Проверка бегством

В орфографии есть проверочные слова, в политической географии – проверочные действия. Одно из них – уезжают ли люди из страны, стремятся ли уехать.

С Кубой вроде все ясно: проверку не проходит. Кастро строил социализм и построил ужасную страну, из которой жителям хочется бежать. И бегут при первой возможности, а было время, и без нее. В США община выходцев с Кубы насчитывает 1,2 млн человек, десятая часть ее нынешних жителей.

Но если приглядеться внимательнее, выясняется, что в сколько-нибудь заметных количествах бегут кубинцы исключительно в США и в сравнительно заметных – в Западную Европу (в Испании их 150 тысяч). В то время как вокруг множество государств с тем же испанским языком (а значит, нет сдерживающего переезд языкового барьера), в которых не было ни Фиделя, ни социализма, – Гондурас, Коста-Рика, Доминиканская Республика, Гаити, Мексика, Ямайка, Гватемала, да мало ли. Они не мучились под диктатурой Кастро, не теряли 60 лет развития, но так и не стали достаточно привлекательными для бегства кубинцев. В огромной (120 млн) и не такой уж бедной Мексике их меньше 20 тысяч, в странах Центральной Америки и Карибского бассейна по тысяче-две с чадами и домочадцами.

Речь вовсе не о том, что жизнь там не лучше, чем на Кубе, тем более хуже. Она как минимум естественнее. Но разницы потенциалов не хватает для того, чтобы создать необходимую тягу, сорвать с Кубы массу людей и бросить их в соседние латиноамериканские страны, несмотря на либерализацию выезда и общий язык.

Экономические показатели Кубы и соседей трудно сравнивать даже по такому простому показателю, как подушевой ВВП. То есть вроде бы считается, что Гаити с $1500 на человека, наравне с худшими африканскими странами, беднее Кубы. Но остальных как с ней сравнить? Все разговоры о советских показателях безработицы, инфляции, доходах – внеэкономические фантазии. Как сличить СССР хоть с той же Португалией, которую догоняем при Путине? По цене билета в оперу? По длине очереди за кроссовками?

Так и здесь: с одной стороны, экономика с нерыночными ценами и такими же условными зарплатами, взятым из головы валютным курсом, черным рынком денег, теневым сектором товаров и услуг, выведенными из баланса расходов образованием, медициной, квартплатой, которые составляют огромную часть трат в любой рыночной стране. Это Куба.

В другой половине уравнения, в Гондурасе и Никарагуа, ВВП на душу населения – по $4000 — уровень мировых аутсайдеров, ниже Молдавии, Албании, Украины – самых бедных стран Европы. Сальвадор, Белиз, Ямайка, Парагвай, Эквадор, где он по $7000–8000, – тоже уровень беднейших стран – меньше, чем у Боснии, Туниса, Египта, из которых тоже бегут. В окрестностях Кубы множество стран, где не было ни Кастро, ни коммунистического эксперимента, ни потерянных 60 лет, и они всё равно или лежат на мировом дне или на него опустились.

Коста-Рика или Мексика – должны быть для кубинцев недосягаемо притягательны, там подушевой ВВП по $15–17 тысяч, примерно значения Румынии и Болгарии. Но в них мы сталкиваемся с типичным для Латинской Америки социальным разбросом, которого не знают даже в беднейших частях Европы. Показатель подушевого ВВП близкий, а индекс неравенства – другой. В отличие от отстающих стран Восточной Европы в Латинской Америке не просто бедные и богатые – эка невидаль, а два разных народа в одной стране. Один живет в условиях, сравнимых с развитыми или развивающимися, но социально более однородными странами, другой – это внутреннее Зимбабве и внутренний Афганистан. Это и есть настоящий источник поддержки Чавеса и Моралеса. Знаний о мире в не слишком закрытой Кубе достаточно, чтобы понять: кубинский эмигрант, если он не обладает особо ценными, легко капитализируемыми навыками, перебравшись в Мексику или Колумбию, с большой вероятностью окажется жителем тамошнего внутреннего Афганистана.

Ошибка уравнения

В рассуждениях о Кубе мы повторяем ошибку, которую делаем рассуждая о Восточной Европе, где списываем всё отставание без остатка на коммунистический эксперимент, в то время как оно существовало до его начала. И нет никаких доказательств того, что оно автоматически было бы преодолено, если бы он не наступил. Напротив, мы имеем доказательства обратного: вряд ли это отставание образовалось случайно, без каких-то важных причин, вряд ли оно случайно не было преодолено в прошлом в течение целых столетий и вряд ли просто так сохраняется сейчас, после того как четверть века никакого коммунизма в Восточной Европе нет.

Разумеется, жизнь в отстающей, но капиталистической стране более естественна, чем жизнь внутри радикального социального эксперимента. Этой относительной нормальностью жизни правые диктатуры отличаются от левых, благодаря ей они проще трансформируются в демократии. Но никакого гарантированного экономического равенства из этого не следует.

Если в случае Восточной Европы проверить почти ничего нельзя, потому что граница советского завоевания и принудительного перехода к социалистическому строю почти полностью совпала с границей прежнего, досоветского отставания Восточной Европы от Западной (даже в довоенной единой Германии восточная часть считалась более отсталой и бедной, чем западная), в случае Латинской Америки такая проверка возможна.

До революции Куба была одной из самых развитых стран Латинской Америки, хотя и с огромным, латиноамериканского типа социальным неравенством по упомянутой формуле два народа в одной стране. Сейчас, при всех трудностях подсчета, она одна из беднейших стран, где всеобщая нищета смягчена амортизаторами социализма брежневского, вроде общей школы и скромной поликлиники, удивительной для Латинской Америки уличной безопасностью и отсутствием формального неравенства. В сочетании с тем, что мы знаем о разнице между двумя Кореями, да, впрочем, и двумя Германиями, у желающих доказать, что коммунистический эксперимент пошел Кубе на пользу, мало шансов.

Но когда мы говорим о массовом бегстве с Кубы в США так, как если бы это бегство и вынудившая его скудность жизни были исключительно следствиями кубинского социализма и больше ничего, мы, как и в случае Восточной Европы, скорее всего, ошибаемся. Дональд Трамп призывает строить стену не на границе с Кубой (ладно, пусть это будет морская цепь на дубе том), а на границе с Мексикой, чтобы защитить США от массовой миграции не только с Кубы, а из Мексики, Гватемалы, Гондураса, Сальвадора и прочих стран к югу от Калифорнии, где не было ни Кастро, ни его социализма. Шкала сравнения, где есть Куба и США, но нет Гватемалы, Сальвадора, Доминиканской Республики и Ямайки, мало говорит о той стране, которую построил Фидель. Потому что они в отличие от Майами, штат Флорида, и являются реальной альтернативой кубинскому настоящему.

Александр Баунов
__________________
Тема Нагорного Карабаха далеко не исчерпана. Рано или поздно, если только какой-нибудь метеорит не уничтожит половину населения земного шара, азербайджанцы все равно попытаются решить этот вопрос. ©




Dismiss вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.11.2016, 13:14   #2
Администратор
 
Аватар для Dismiss
 
Регистрация: 23.07.2006
Адрес: Baku
Сообщений: 46,708
Сказал(а) спасибо: 10,220
Поблагодарили 10,702 раз(а) в 6,757 сообщениях
Вес репутации: 1
Dismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспорима
Мои фотоальбомы

По умолчанию На смерть Фиделя Кастро

Уход Команданте: штрихи к портрету Фиделя Кастро

Фидель КастроВ минувшую пятницу, когда Европа погрузилась в глубокий сон, в далекой Гаване произошло эпохальное событие. На 91 году жизни скончался выдающийся политический деятель современности, вождь кубинской революции Фидель Кастро. Он находился на вершине властной пирамиды 47 лет. Позднее он передал полномочия младшему брату Раулю.

Известие о смерти ветерана политических битв вызвало шок у международной общественности. Хотя оно ожидалось. Ведь аксакалу уже стукнуло 90 лет. Но он до последнего мгновения сохранял прекрасную форму. Принимал видных зарубежных гостей, занимался публицистикой, откликался на значимые события, изредка прогуливался по улицам любимого города, где его тепло приветствовали местные жители.

Фидель Кастро побил все рекорды пребывания у власти. Оставил позади Иосифа Сталина, китайца Мао Цзэдуна, венесуэльца Хуана Гомеса, доминиканца Рафаэля Трухильо, гаитянцев - отца и сына Дювалье, чилийца Аугусто Пиночета и многих других. Он пережил четырех генеральных секретарей ЦК КПСС от Хрущева до Черненко. Довелось ему встречаться с первым и последним президентом Советского Союза Михаилом Горбачевым, с бывшим и нынешним главой российского государства Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным.

Стремительный взлет

Фидель Кастро Рус родился в семье крупного землевладельца. Огромное воздействие на формирования его морально-нравственного облика оказала учеба в иезуитском колледже, способствовавшая выработке таких качеств, как гибкость, изворотливость, умение найти выход из безнадежных ситуаций. В 17-летнем возрасте Фидель поступает на юридический факультет Гаванского университета, основанного в 1728 году. По окончании получает диплом адвоката.

Перед ним открывается блистательная профессиональная карьера, но он предпочел иной путь - включился в оппозиционную деятельность. В 1953 году когорта смельчаков предпринимает штурм казарм «Монкада» в городе Сантьяго-де-Куба с целью захвата оружия для свержения диктатуры. 27-летний руководитель дерзкой акции попал в тюрьму. На суде держался с достоинством, произнес блестящую речь в свою защиту, ставшую известной как «История меня оправдает».

Выйдя по амнистии, Фидель создает политическую организацию «Движение 26 июля». Позднее эмигрирует в Мексику, где с группой единомышленников разворачивает подготовку к высадке на остров. Операция прошла успешно, 1 января 1959 года происходит историческое событие, побеждает революция.

У штурвала власти

Спустя короткое время Кастро становится во главе государства и правительства. В апреле 1961 года после подавления вооруженной вылазки наемников провозглашается курс на построение социализма. Национализируется не только имущество иностранных компаний, но и средняя и мелкая собственность вплоть до ресторанчиков, розничной торговли и прочих услуг, проводится аграрная реформа, конфискуются помещичьи угодья, на их землях создаются кооперативные хозяйства.

В соответствии с экономической базой выстроен политический режим. Власть, сконцентрированная в руках одного человека, одна партия, руководящая и направляющая, две газеты, подцензурное телевидение и информационное агентство, вместо самодеятельного гражданского общества действуют так называемые «комитеты защиты революции», которым предписывалось контролировать жизнь и мысли простых людей. Вследствие этого зародилось диссидентское движение, жестоко подавляемое. Видные правозащитники коротают время в тюрьмах. Это вызывает недовольство западной общественности.

Разумеется, было бы абсурдным не замечать несомненных достижений в образовании, здравоохранении и спорте. Куба стала первой в регионе территорией, свободной от неграмотности. Детская смертность - самая низкая на континенте: 5,6 на 1000 новорожденных. Услугами кубинских медицинских учреждений пользуются люди со всех уголков земли, в том числе жители, пострадавшие от чернобыльской аварии. Неизменно с огромным успехом выступают легкоатлеты, боксеры, волейболисты, завоевывающие престижные награды на Олимпийских играх и чемпионатах мира.

Заклятый враг

50 с лишним лет могучий «северный сосед» методично осуществляет блокаду острова, осуждаемую большинством мирового сообщество, независимо от симпатий или антипатий к режиму. Хотя Куба установила дипломатические и торговые отношения с большинством стран, жупел антиамериканизма, образ коварного врага нужен был Фиделю Кастро для объяснения согражданам перманентных внутренних трудностей неблагоприятными внешними причинами. Антиимпериалистическая риторика продолжала оставаться неизменным атрибутом его дискурса. Об этом он с неизменным задором вещал при любом удобном случае. Так, на массовом митинге в аргентинской Кордобе в июле 2006 года, кубинский лидер утверждал «Империализм долго не протянет. Битва будет выиграна при помощи идей, а не оружия».

В дружеских объятиях

Когда США объявили экономическую блокаду режиму, пытались удушить революцию, руку помощи ей протянул Советский Союз. Зародилась тесная дружба, длившаяся много лет. При содействии специалистов сооружались промышленные предприятия, танкеры с нефтью бесперебойно пришвартовывались к терминалам, комбайны завода им. Ухтомского помогали на всенародной сафре. Десятки тысяч молодых людей обучались в советских средних и высших учебных заведениях, в военных училищах и академиях. Ф. Кастро радушно принимали на родине социализма, он удостоился бесчисленного множества премий и почестей. «Бескорыстная» помощь обошлась нашей стране в 22 млрд. долл. В такую сумму оценивается внешний долг, который Куба отказывается признавать и платить. Но, как гласит поговорка, из песни слова не выкинешь. Советская верхушка оказала медвежью услугу своему стратегическому союзнику. Переброска в 1962 году ракет среднего радиуса действий, нацеленных на США, вызвала Карибский кризис, поставила мир на грань ядерной катастрофы.

На мировой арене

Было бы ошибочным утверждать, что Куба покорно следовала в фарватере Советского Союза, являлась его сателлитом. Она во многом проводила самостоятельную, независимую линию на мировой арене, в частности, входила в Движение неприсоединения, балансировавшее между двумя полюсами. Являлась своеобразной Меккой революционеров всех мастей, центром притяжения ультралевых. Многие из них прошли обучение в тренировочных лагерях. В Гаване регулярно проводились совещания коммунистических партий континента, Фестивали молодежи и студентов, антиимпериалистические конгрессы, туда постоянно наведывались за подпиткой партизанские вожаки из Колумбии, Гватемалы, Сальвадора, Уругвая. Огромная моральная и материальная поддержка оказывалась сандинистам в Никарагуа, ориентируя руководство повторить собственный путь. В свое время в Анголу был направлен «ограниченный воинский контингент».

После прихода к власти в Чили в сентябре 1970 года правительства Народного единства, возглавляемого Сальвадором Альенде, Кастро поспешил туда в длительный вояж, стремясь воздействовать на процесс с целью подтолкнуть его влево. Вмешательство извне закончилось печально, грянул переворот. Эрнесто Че Гевара, боевой соратник Фиделя, отправился в Боливию поднимать крестьян на борьбу. Ведь знаменитую теорию «партизанских очагов», изложенную французским публицистом Режи Дебре в нашумевшей книге «Революция в революции», сконструировали в кубинских кабинетах власти. Эксперимент, как известно, завершился трагически, а его инициатор принял мученическую смерть.

Учитель и ученик

Фидель Кастро - счастливый человек. Сохраняя верность своим идеалам, он не только воплотил их на Кубе, но и дождался появления на латиноамериканском политическом горизонте последователя, готового в случае необходимости принять из его рук своеобразную эстафету. Это - Уго Чавес, президент Венесуэлы, превратившийся не без влияния своего кумира в неистового приверженца и пропагандиста идеи построения «общества без эксплуатируемых и эксплуататоров». Личное знакомство двух лидеров произошло в апреле 1994 году. Освобожденного из-под стражи мятежного подполковника пригласил кубинский лидер. Надо отдать должное прозорливости ветерана политических битв: он смог разглядеть в 40-летнем бывшем офицере задатки незаурядной личности. И не ошибся. Гость удостоился поистине королевского приема. С тех пор и зародилась тесная дружба. Чавес уехал окрыленный и воодушевленный поддержкой и напутствием многоопытного ветерана. Венесуэла по льготным ценам обеспечивала львиную долю потребностей Кубы в углеводородном сырье. Если прежде поставлялось 53 тысяч баррелей в день, то позднее это количество возросло до 90 тыс. В свою очередь кубинские врачи, учителя, спортивные тренеры и другие специалисты работали в Венесуэле. О степени близости двух стран красноречиво свидетельствует тот факт, что свое 75-летие Кастро отметил в гостях у Чавеса. В венесуэльских оппозиционных кругах даже поговаривали о планах создания единого государства под условным названием «ВенКуба», или «Кубасуэла». В декабре 2004 года было заключено Соглашение, расширяющее и углубляющее положения прежнего Договора о кооперации.

Осень патриарха

Тема здоровья Фиделя Кастро давно стала притчей во языцех, непрерывно муссировалась в зарубежных средствах массовой информации. Страшилки о недомогании или неизлечимой болезни команданте постоянно появлялись в печати. Поводом для этого стал инцидент, произошедший в Санта Кларе. Команданте споткнулся на подходе к трибуне, упал, но сразу же пришел в себя и произнес многочасовую зажигательную речь перед толпой восторженных фанатов.

Кастро долго не выезжал за пределы острова, не считая поездок к своему верному ученику и последователю. Он игнорировал целый ряд международных форумов, давая тем самым, лишние поводы для измышлений и инсинуаций. В июле нынешнего года он вновь удивил многих. Совершил бросок (отправился) на саммит Южноамериканского общего рынка, проходивший в аргентинском городе Кордоба, а также произнес речь перед 40 тысячами. граждан, съехавшихся со всех уголков страны послушать своего любимца. «Империализм не протянет больше 50 лет. Битва будет выиграна с помощью идей, а не оружия», провозгласил в сопровождении мощного скандирования собравшихся кубинский лидер. Затем он посетил в местечке Альта Грасиа дом-музей пламенного революционера Эрнесто Че Гевары, который присоединился в Мексике к горстке смельчаков, высадился с легендарной шхуны «Гранма» и прошел с ними нелегкий путь до победного конца. Так Фидель «тряхнул стариной», показал, что есть еще порох в пороховницах. По возвращении на родину он вновь продемонстрировал великолепную спортивную форму: Затем выступил в местечке Байамо на стотысячном митинге, посвященном Дню национального восстания.

Поступок, достойный подражания

Регулярная смена власти - неотъемлемый атрибут и признак демократии. Но на Кубе этого не происходило. Поэтому неизменно возникал вопрос о преемнике. Этот вопрос волновал не только жителей Кубы и зарубежную диаспору, давно обосновавшуюся за пределами родины, и естественно широкую международную общественность. До поры, до времени Фидель продолжал сохранять завидную работоспособность, крепко держал в руках бразды правления. Однако сравнительно недавно он совершил поступок, достойный мудрости и безмерного уважения. Добровольно передал полномочия младшему брату, заместителю председателя Государственного совета, второму секретарю ЦК компартии и министру обороны Раулю Кастро. Это, похоже, беспрецедентный случай в истории коммунистической страны. Человек не цеплялся лихорадочно за власть всеми способами, постепенно избавлялся от полномочий. Впервые об этом речь зашла накануне 80-летней годовщины. Свою задумку он реализовал в полном объеме позднее. С ним продолжали советоваться. Но окончательное решение принимали другие.

Фидель Кастро ушел на заслуженный отдых, а любимая страна развивается по заданной парадигме под руководством младшего брата, недавно перешагнувшего 85-летний рубеж.

***
Политический портрет Фиделя Кастро, о котором написаны горы книг, был бы неполным, без штриха о харизматичности, оказывающем магнетическое воздействие на окружающих. Независимо от личных симпатий и антипатий следует признать, что это выдающаяся личность, чье имя золотыми буквами вписано в историю современности.
Эмиль Дабагян – ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН
__________________
Тема Нагорного Карабаха далеко не исчерпана. Рано или поздно, если только какой-нибудь метеорит не уничтожит половину населения земного шара, азербайджанцы все равно попытаются решить этот вопрос. ©




Dismiss вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.11.2016, 13:20   #3
Администратор
 
Аватар для Dismiss
 
Регистрация: 23.07.2006
Адрес: Baku
Сообщений: 46,708
Сказал(а) спасибо: 10,220
Поблагодарили 10,702 раз(а) в 6,757 сообщениях
Вес репутации: 1
Dismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспорима
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Чем человечество обязано Фиделю Кастро

Диктатор Кастро, превративший Кубу в одну из беднейших стран мира, уже давно не ассоциируется с либеральными идеалами –скорее наоборот, с их противоположностью. Но для создания либерального мирового порядка, где все страны по-настоящему равны, независимо от размеров, богатства и силы армии, он сделал гораздо больше, чем многие другие деятели, чьи фамилии считаются синонимом либерализма

Новость о смерти Фиделя Кастро многие не без оснований ждали еще 60 лет назад. А если не в 1950-х, то в начале 1990-х уж точно все должно было закончиться. Но Фидель не только сумел пережить большинство из ожидавших, но и застал исполнение мечты, борьбе за которую он посвятил всю свою жизнь. Эта мечта была совсем не о победе коммунизма во всем мире, а о том, чтобы США признали за кубинцами право жить так, как им самим хочется. Что американцы и сделали два года назад после более чем полувекового противостояния.

Сахар, занавес и терроризм

То, что Фидель Кастро стереотипно ассоциируется прежде всего с обанкротившимся в ХХ веке коммунизмом, сильно искажает его образ и скрывает его реальный вклад в мировую историю. На деле коммунизм был для него скорее удачно подвернувшейся идеологией, в которой можно было удобно совместить два главных устремления его жизни: национализм и борьбу за справедливость.

В 1950-е годы Фидель Кастро поднимал восстания как националист, а не как коммунист. В 1959 году он пришел к власти без помощи СССР. И даже потом, в 1960-е, еще почти десять лет раздумывал, прежде чем окончательно присоединился к соцлагерю. Присоединился, потому что верил, что такой выбор может сделать Кубу более независимой и справедливой страной, хотя к тому времени уже неплохо представлял некоторые из недостатков советской системы.

Серьезно искажают реальность и многие другие популярные стереотипы о Кубе при Кастро. Например, о страшном железном занавесе и гостеприимных США, готовых с радостью принять любого, кому удастся вырваться на свободу из цепких лап кубинского режима. На деле, когда в 1994 году Кастро открыл границы, во Флориду хлынул такой поток кубинцев, что доброй воли США хватило всего на несколько недель, после чего администрация Клинтона запросила Кастро вернуть железный занавес обратно. В обмен Вашингтон согласился ощутимо увеличить количество разрешений на легальную эмиграцию из Кубы в Штаты – до этого американцы выдавали их очень неохотно, потому что в международной полемике нелегальная миграция смотрится куда эффектнее легальной.

Или ставшее в последние годы совсем неуместным обозначение Кубы как «спонсора международного терроризма», которое президент Обама отменил только весной 2015-го. Масштабы террористической деятельности Кубы против США не идут ни в какое сравнение с масштабами аналогичной деятельности США против Кубы, начиная с высадки в заливе Свиней и десятков покушений на Кастро и до совсем уж неприличного взрыва кубинского гражданского авиарейса-455, когда погибло 73 человека, а США потом не стали ни выдавать Кубе, ни сажать сами кубинского мигранта и агента ЦРУ Луиса Посаду Каррилеса, участвовавшего в организации теракта.

Конечно, абсурдно пытаться, как некоторые леваки, увидеть в Кубе реальную и успешную альтернативу капиталистической либеральной демократии. У режима Кастро действительно были отдельные успехи, а, скажем, младенческая смертность на Кубе до сих пор остается ниже, чем в США. Но в целом Кастро оказался на редкость бездарным управленцем. Эмоциональный и увлекающийся, склонный к некритичной одержимости одной идеей, его вмешательство в практические вопросы всегда заканчивалось для Кубы печально.

Тут можно вспомнить его типичное для советского блока фетишистское отношение к круглым цифрам: необходимо произвести именно 10 млн тонн сахара и именно в 1970 году. План был провален, а кубинское сельское хозяйство так и не смогло оправиться после той мобилизации, и страна до сих пор производит в несколько раз меньше сахара, чем до революции. Или его безумные контрреформы второй половины 1980-х. Перейдя к социализму только в конце 1960-х, Куба получила от СССР довольно гибкую, по меркам соцлагеря, экономическую модель. Но когда при Горбачеве советский контроль ослаб, Кастро бросился восстанавливать чистоту социализма и навводил абсурдных запретов, чем загнал кубинскую экономику еще глубже в кризис.

Наконец, самое позорное для человека, посвятившего столько речей теме свободы и достоинства, – это почти что работорговля, которая стала одной из главных статей кубинского экспорта в последние годы правления Фиделя Кастро. Когда кубинских врачей – одну из немногих профессий, для которых сохранили железный занавес, – стали централизованно отправлять на заработки в отдаленные и опасные районы Латинской Америки, отбирая потом до 90 процентов заработанного.

Двойное равенство


Парадокс тут в том, что будь Фидель Кастро заурядным латиноамериканским диктатором, коррумпированным и беспринципным, то материально Куба жила бы сейчас значительно лучше. Средние показатели по образованию и здравоохранению, скорее всего, были бы пониже, но зато люди были бы избавлены от унижений социалистической экономики: от мечтаний о нормальном шампуне, от медленного интернета за $4,5 в час, от ограничений на максимальное количество столиков в кафе и от лицемерной ситуации, когда зарплату выдают в одной валюте, а за нормальные товары надо платить в другой, несравнимо более дорогой.

Но Фидель Кастро не был заурядным диктатором. Его вообще очень трудно записать в диктаторы, хотя все формальные признаки вроде бы налицо: полвека у власти, воля вождя – закон, однопартийные выборы, цензура и политзаключенные. Но это диктаторство смягчалось удивительной искренностью и принципиальностью Кастро, его абсолютной честностью, которую он сохранял всю жизнь. С ранней молодости, когда не мог потратить партийные деньги на еду для собственного ребенка, потому что у однопартийцев, которые эти деньги сдавали, тоже есть дети, и не слишком сытые. И до поздней старости, когда грустно признавался журналистам, что кубинская модель не годится для экспорта – ведь она и на самой Кубе больше не работает.

Такая искренность в сочетании с постоянным оттоком недовольных за границу позволила Кастро сделать свой режим сравнительно мягким. Иногда его пытаются изобразить чуть ли не кубинским Сталиным, но в реальности революционные трибуналы и трудовые лагеря существовали на Кубе только первые несколько лет после революции. Точное количество жертв репрессий тех лет остается неизвестным, но серьезные научные оценки варьируются в районе двух-пяти тысяч человек. Это очень много в абсолютных цифрах, но для латиноамериканских диктатур тех лет далеко не рекорд.

Даже во время жесточайшего экономического кризиса начала 1990-х искренность Кастро позволила ему сохранить режим без кубинского Тяньаньмэня. Когда лидер нации честно просит кубинцев ужаться и перетерпеть трудные времена, то, конечно, большинство из них будет готово ужаться, потому что знает, что их лидер точно так же, без обмана будет ужиматься вместе с ними. Он же не для себя просит, а для нашей общей страны.

Тем более что предать лидера в такой момент означало бы предать кубинскую независимость и капитулировать перед США, и даже больше – предать саму идею равенства, достоинства, справедливости. Идею, что маленькая страна имеет такое же право сама выбирать себе путь развития, как и большие могущественные державы с сильными армиями.

Каким бы очевидным ни был экономический провал Кубинской революции, значительную часть ее идеологии не может не разделять любой порядочный человек с гуманистическими ценностями. Это как вывернутое наоборот чилийское экономического чудо – может, само по себе оно и прекрасно, но его автор Пиночет – персонаж на редкость отталкивающий: надутый солдафон, скрипучим старушечьим голосом объясняющий, что людей надо пороть, пороть и еще раз пороть. На Кубе эти вещи поменялись местами: люди, живущие на $40 в месяц в домах с окнами без стекол, вызывают сочувствие и возмущение правителем, который довел страну до такого. Но когда видишь этого правителя – смелого и честного человека, который, несмотря на все трудности, не только искренне верит, но и старается реально жить и править по принципам равенства и справедливости, то не можешь не испытывать к нему уважения.

В этой несгибаемой борьбе за гуманистические идеалы и есть главная заслуга Фиделя Кастро перед человечеством. Внутри Кубы его борьба привела к унизительному равенству в полной нищете, и если может служить образцом, то только отрицательным. Зато в международных отношениях Кастро сделал для равенства между государствами не меньше, чем целый Евросоюз. Богатые и благополучные государства Европы десятилетиями, с большим трудом и отступлениями назад выстраивали между собой систему, где маленький Люксембург будет иметь такие же права, как и большая Германия. В это время в Латинской Америке в несравнимо более жестких условиях Фидель Кастро доказывал, что маленькая и бедная Куба имеет право сама решать, как ей жить, независимо от того, что думают по этому поводу большие и могущественные США. И он окончательно доказал это за два года до смерти.

Диктатор Кастро, превративший Кубу в одну из беднейших стран мира, уже давно не ассоциируется с либеральными идеалами – скорее наоборот, с их противоположностью. Но для создания либерального мирового порядка, где все страны по-настоящему равны, независимо от размеров, богатства и силы армии, он сделал гораздо больше, чем многие другие деятели, чьи фамилии считаются синонимом либерализма.
__________________
Тема Нагорного Карабаха далеко не исчерпана. Рано или поздно, если только какой-нибудь метеорит не уничтожит половину населения земного шара, азербайджанцы все равно попытаются решить этот вопрос. ©




Dismiss вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Фидель Кастро подал голос в пользу размещения самолетов РФ на Кубе Эмиль Хусаинов Россия 6 04.03.2009 17:04
ПЕРСОНЫ - Фидель Кастро Басмач Персоны 9 04.03.2009 16:41
Фидель Кастро подал в отставку QafqazWolf Международная панорама 1 20.02.2008 06:00


Текущее время: 14:23. Часовой пояс GMT +5.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100  

Голос Тюркского мира Кавказский полигон