Вернуться   ::AzeriTriColor-Форум:: > Азеритриколор > Религия

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 04.02.2011, 12:38   #551
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Организация Исламская конференция: поиски реформ по всему мусульманскому миру

Мерзкое убийство губернатора в провинции Пенджаб в Пакистане, по сообщениям, из-за его унижительных взглядов на ислам, еще раз наводит на размышления о том, в каком веке мы живем. Гнусная атака террористов на коптскую христианскую церковь в Александрии в Египте, которые, по их словам и по сообщениям, также сделали это во имя ислама, показывает, что мультирелигиозные сообщества не защищены от подстрекательств к насилию. Недавнее народное восстание в Тунисе из-за социально-экономической и политической депривации привело к многочисленным человеческим жертвам.

Эти и многие другие печальные события, происходящие в так называемом мусульманским мире, больше чем когда-либо выявляют необходимость для мусульман заранее пересматривать свои проблемы и находить свои собственные устойчивые решения. Ответственность в этом процессе лежит на реформистских руководителях, институтах и межгосударственных организациях, самой всеохватывающей среди которых является Организация исламской конференции (ОИК).

Экмеледдин Ихсаноглу, генеральный секретарь ОИК, недавно написал книгу под названием «Исламский мир в новом веке: Организация исламской конференции». Она была опубликована компаниями Hurst&Company of London в Европе и Columbia University Press в США, соответственно. Книга объясняет историческое формирование организации, которая гордится тем, что она является единственным межгосударственным представителем мусульманского населения в мире, а также процесс трансформации, через которую прошла организация как в плане своей структуры, так и своих целей.

После вступления в свою должность в 2005 году первый избранный генеральный секретарь ОИК Ихсаноглу провел эту организацию через огромные изменения, а именно, изменение устава организации и принятие 10-летней программы действий. Однако единственная самая пугающая проблема, которая для него остается, состоит в необходимости убедить 57 стран-участниц в том, что они должны трансформировать свои высокие обещания в реальные и жизнеспособные действия, когда дело касается борьбы с экстремизмом, введения более высоких доз умеренности в остов обществ, обеспечения уважения к свободе выражения, человеческим правам, правам религиозных меньшинств и равенству полов, а также достижения демократического управления, силы закона и отчетности.

Кроме беспрецедентных реформ, которые он провел, степень того давления, которое он окажет на страны-участницы ОИК для выполнения ими этих обещаний, определит наследие Ихсаноглу в качестве девятого генерального секретаря ОИК.

Критика, направленная на ОИК

ОИК, штаб-квартира которой находится в Джидде, Саудовская Аравия, много критиковали за то, что она является малозначительной и даже неспособной защищать интересы мусульман в мире, которые она, по ее заявлениям, представляет, а также решать региональные конфликты и оказывать влияние на международный процесс принятия решений по региональным и глобальным вопросам. Естественно, самые ярые критики организации — те, кто происходят из обществ, возлагающих большие надежды на нее.

Как г-н Ихсаноглу признает в своей книге, ОИК была щедра на риторику, но не на реализацию своих обещаний. За большую часть времени своего существования она едва ли оставалась релевантной к международной системе, активным участником которой она должна быть, а в идеальном варианте, влиять на нее. Этот провал возник в результате ряда причин, включая и расхождение мнений стран-участниц по политическим, социально-экономическим и идеологическим вопросам, назначение по знакомству на ключевые административные позиции, нехватка организационного видения, соответствующего изменяющемуся международному климату и глобализации, и базовое чувство реакционного существования.

Как ни парадоксально, в последние годы ОИК приобретает огласку в западных СМИ, особенно в США, хотя и все более негативную. В большей степени это идет от общей тенденции типично обособленных групп демонизировать ОИК в связи с их собственным беспокойством по поводу резолюции «Борьба с дефамацией религий», спонсированной ОИК. Группы по защите гражданских прав обвиняют ОИК в попытке ограничить свободу выражения через криминализацию любых уничижительных комментариев по поводу религий и связанных с ними уважаемых фигур и личностей.

Организация Freedom House предлагает расценивать эту инициативу ОИК как попытку реформировать инструменты международных прав человека, связывая «оскорбление религии» с «подстрекательством к ненависти» к приверженцам этой религии, а также криминализировать мнение как таковое. Она также обеспокоена тем, что пересмотр закона в этом направлении на международном уровне приведет к легитимизации законов о богохульстве на национальном уровне, оставив таким образом свободу выражения во власти национальных властей соответствующей страны.

Кроме групп по защите гражданских прав, анти-исламистские группы и индивидуальные исламофобы не пожалели усилий для того, чтобы на основе этой резолюции распространить свою фобию через демонизацию ОИК, ее генерального секретаря и стран-участниц,. Критики резолюции, выходя за пределы резолюции, ссылались как на исламские практики на «убийства за честь семьи», избиение женщин и женское обрезание в числе других негуманных практик, происходящих из местных племенных культур. ОИК стала легкой мишенью для демонизации ислама через нее и самым удобным «козлом отпущения» за каждое «неправильное поведение» мусульман в мире, будь-то во имя ислама или нет. Тот факт, что ОИК находится на переднем плане во время споров, начиная от карикатурного кризиса в Дании до запрета минаретов в Швейцарии, делает ее даже более легкой мишенью для атак.

Трансформация в руках у Ихсаноглу

На фоне этого напряжения структурная и значительная реконструкция ОИК, проведенная ее генеральным секретарем Ихсаноглу, осталась по большей части незамеченной как в странах-участницах, так и в государствах, не входящих в ее состав, если не сказать, что игнорировалась умышленно. Возможно, самый большой его вклад — это смещение парадигмы, определяющей само существование ОИК. Он трансформировал институциональную цель существования ОИК из той, которая определялась прошлым недовольством стран-участниц и была нацелена на реактивное предотвращение повторений как таковых, на ту, которая ориентирована на будущее и ставит целью через предупреждающие действия сделать мусульманский мир конструктивной и неотъемлемой частью международного сообщества.

Соответственно, под управлением Ихсаноглу ОИК сделала приоритетом улучшение социально-экономического, правового и политического климата в странах-участницах ОИК. Он утверждает, что будущее мусульманского мира зависит от развития принципов хорошего управления, наряду с созданием традиции плюралистических демократических практик, уважения к правам человека, прав женщин, силы закона, прозрачности и отчетности административного органа. С принятием нового Устава ОИК в 2008 году эти ценности и концепции официально вошли в лексикон стран-участниц ОИК.

Наблюдатели и работники ОИК признают, что генеральный секретарь Ихсаноглу оказал важное влияние на подготовку нового устава путем обеспечение руководства. Источники генерального секретаря ОИК приводят включение в новый устав независимой и постоянной комиссии по правам человека в качестве органа ОИК как один из примеров среди многих нововведений, которые оказались бы невозможными без его руководства и настойчивости.

Согласно текущим положениям, генеральный секретарь Ихсаноглу не может придираться к какому-либо государству-члену ОИК за его неправомерное поведение, которое ведет к нарушению человеческих прав или росту религиозного экстремизма, точно так же, как и генеральный секретарь ООН не должен вмешиваться во внутреннюю или иностранную политику государств-членов ООН.

Естественно, он должен знать о различных чувствительных моментах. Но в то же время словесно он должен критиковать такое неправомерное поведение, если даже это может сделать его менее популярным в глазах консервативных представителей некоторых стран-участниц ОИК. Существует много спорных вопросов, начиная от законов, касающихся богохульства, до отношения к гомосексуалистам, где неправомерное поведение к настоящему моменту не только испортило образ стран-участниц ОИК, но и, что более важно, привело к более широкому поношению ислама. То, что ислам не обеспечивает решений для таких спорных вопросов, — непостижимо, ведь эта религия дала возможность бывшим рабам руководить государствами уже 1400 лет назад, хотя так называемые маяки демократии нашего времени не добились такого уровня объединения и демократии даже сегодня.

ОИК может сделать большой вклад в прояснение истинного исламского подхода к любому современному вопросу через восстановление роли своего подразделения — Международной академии исламского фикха (юриспруденции) — в качестве независимого и академического органа, постановления которого учитывались бы всем мусульманским миром. То, что генеральный секретарь Ихсаноглу, как он указывает в своей книге, делает приоритетом восстановлении Академии Фикха как неотъемлемой части реформирования ОИК, является достаточно многообещающим.

Необходимость исламского правового органа

Текущие проблемы, с которыми сталкиваются страны с большинством мусульманского населения, радикализация среди мусульманской молодежи на Западе и сопутствующая исламофобская тенденция, существование радикальных элементов, стимулирующих мусульманско-христианскую борьбу от Филиппин и Пакистана до Ирака, Египта и вплоть до Западной Африки, делают необходимым существование многоресурсного, проактивного и умеренного исламского правового органа. Чтобы оправдать себя в качестве надежной международной организации, ОИК должна принять на себя более широкие и проактивные роли в работе над проблемами и кризисами, с которыми сталкивается мусульманский мир. Говорят, что генеральный секретарь Ихсаноглу имеет сильную убежденность по поводу обязанностей ОИК в этом отношении. Он стремился расширить границы существующих механизмов, чтобы стимулировать участников ОИК к изобретению комплексных подходов, особенно для Сомали и Афганистана, с учетом сравнительных преимуществ ОИК.

Таким образом, ОИК символизирует огромную межгосударственную организацию, которая существует уже более 40 лет, но которая только недавно начала фигурировать в международных отношениях, благодаря своему реформистскому руководству. Она имеет потенциал руководить демократическим изменением по всему мусульманскому миру и способствовать международному миру и безопасности.

Однако, чтобы это произошло, генеральному секретарю Ихсаноглу необходимо больше проявить свои генеральские качества, когда дело касается убеждения стран-участниц в выполнении их соответствующих обещаний, чтобы поддержать новые реформистские цели организации.
Иначе ОИК рискует уйти обратно в забвение, после того как этот реформист и дальновидный человек закончит срок своей службы, а мировое сообщество потеряет значительного партнера.


Мехмет Калыонджу, независимый политический аналитик
"Today´s Zaman"
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10.02.2011, 23:38   #552
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

О лицах все той же национальности или новые игры вокруг «исламского фактора»






Теймур Атаев, политолог, Азербайджан

специально для IslamSNG.com




Очень интересные вещи порой происходят в мировом пространстве. В том числе вокруг всегда актуального (а иногда просто-напросто модного) «исламского фактора». «Модного?» – усомнится читатель. Да, да, именно так, и никак не иначе. Вряд ли ведь спонтанно после теракта в Домодедово в оборот основательно вошло словосочетание «пояс шахида»...



Опять о «поясе»...



Да упокоит Всевышний души безвинных жертв, но ведь информация о «поясе» появилась еще до того, как остыли их тела. Исполнителя не идентифицировали, а пояс сразу оказался «найденным», но вот только не представлен. А ведь такая картина представлялась солидными агентствами, к тому же со ссылкой на неких безмолвных носителей погонов.



Ну да ладно, «Letitbe», как призывали участники легендарного Beatles, допустим к теракту причастно некое лицо кавказской национальности, хоть и с русской фамилией (о чем тоже сообщалось чуть ли не в качестве достовернейшей информации). Допустим, но в этой связи напрашивается вопрос, а для чего вообще террористу-смертнику (давайте остановимся на этом определении, коль оно столь трогательно ненавязчиво оказалось внесенным на российское поле) «пояс шахида»?



Удивительно взятие понятия «смертник» в кавычки? А кто со стопроцентной уверенностью может гарантировать, что некий человек Х взорвал себя сам? Неужели организаторам терактов, вне зависимости от их этнической, религиозной, социальной или погонной принадлежности, нужен исполнитель-«шахид»? Не легче ли некое взрывное устройство завуалировать под пакет или что иное, передав его ничего не подозревающему доверенному лицу для встречи важного гостя в аэропорту? Конечно, легче. Значительно сложнее продумать, как обеспечить пронос смертоносного оружия используемого втемную подсадным исполнителем. Но и это ведь решаемо, не так ли?



Ну хорошо, скажет читатель, а как самоподрыв-то, он же имел место? Естественно, подрыв произошел, но «само» ли он был? Есть такая уверенность? Разве сегодня нельзя всего лишь нажатием кнопочки на пульте за сотню метров воздействовать на тот самый завуалированный «пакетик», вложенный в карман, сумку или одежду «подсадного»? Опять вопрос риторический, потому что описываемая ситуация вполне могла развиваться «втемную». Что это за «темнота», раскрывать, думается, не стоит, но в таком случае на поверхности появляется следующее сомнение - не ставится ли регуляторами использования пультов такого рода более глобальная задача, чем происшедшее в Домодедово? А именно, создание взрывной обстановки по всей России? Взрывной, не в плане само или не само-подрывов, а в аспекте инспирирования дестабилизационной ситуации? Вот на что должно быть уделено основное внимание, если и не компетентных, то аналитических структур во власти. Кто, зачем и почему? Кем необнаруженные «пояса» бездоказательно рекламируются принадлежащими выходцам с Кавказа? Вполне очевидно, что данными шагами не просто еще больше расшатывается внутренний мир и крушится стабильность в России, а подтачивается государство в целом.



На вопрос: «С чего начинается родина?», - известная песня вроде как дает ответ. С чего фиксируется конец единой родины - также, наверное, общеизвестно: это «нахождение» внутренних врагов; создание водораздела в стране по межконфессиональному и межнациональному ранжиру, ну и производные от этого: столкновения с органами правопорядка, требования демократического международного сообщества к властям воздержаться от применения необоснованной силы против митингующих и т.д. и т.п. Вслед за этим – результат «на лицо», как это произошло в представляемом стабильном еще пару недель назад Тунисе.



Вообще со стороны складывается впечатление, что «исламский фактор» Россией используется (именно используется!) как бы для внешнего сообщества. Внутри же он представляется чуть ли не «чужим наростом» на «чистом теле». Свидетельством этого являются события последних месяцев в России. И дело тут далеко не только в «разрекламированной» проблеме вокруг «Текстильщиков».



Вот спрашивается, кому нужно аккуратно переводить Татарстан в когорту потенциально опасных для России «чужаков»? Разве это активно «лоббируется» некоторыми информагентствами, выискивающими (или создающими?) свидетельства почерка «ваххабитского подполья» в этой нефтеносной и, в целом, важнейший с геополитической точки зрения для России республике? Где публикации о вкладе татар в становление российской государственности? Почему все реже говорится об их военных подвигах во имя России, воспринимаемой ими своей исторической родиной? Да, сейчас могут последовать ответы на татарские фамилии, представленные во власти, кинематографе или шоу-бизнесе. Но речь-то в корне о другом, например, в определении - неужели для католической Польши татары ближе, чем для России и русских?



Польша и другие



В польской деревне Кружиняны, что недалеко от белоруской границы, живут 160 человек. Недавно в рамках своего официального визита в Польшу ее посетил принц Чарльз. Но только ли этим примечательна данная местность? Может, еще факт проживания тут потомков татар, поселившихся на этой территории триста лет назад, привлекает внимание? Но их-то на сегодня осталось здесь всего ничего – четыре семьи. А вот здесь – самое интересное: несмотря на ограниченность татарского представительства в Кружинянах, в деревне продолжает функционировать мечеть. Парадокс? Вряд ли, т.к. со слов писателя Селима Хазбиевича, татары осознают свою миссию посредников между поляками и представителями исламских культур.



Раз уж речь зашла о Польше, заметим, что в стране готовится к сдаче проект здания исламского культурного центра (рядом с новой мечетью в Варшаве), разрабатываемый с учетом особенностей архитектурного ансамбля столицы.

А рядом – проведение Римско-католической Церковью Польши в одиннадцатый раз Дня ислама, увенчавшего Неделю молитв за христианское единство. 26 января в Варшавском соборе Св.Флориана состоялась основная церемония, собравшая воедино католиков и мусульман, обсудивших пути преодоления разногласий между представителями разных конфессий.



Наличие вышеприведенной информации позволяет увидеть неслучайность проведения в декабре прошлого года международного симпозиума «Проблемы и перспективы развития мусульманских общин Центральной и Восточной Европы» именно в Польше.



Так неужели католические поляки более близки к Исламу, чем православные русские? Да и польским ли авторитетам принадлежат утверждения о том, что Польша является как христианской, так и мусульманской страной?



А, может, то были аргентинцы? Непосредственно в этой латиноамериканской стране мусульманское население получило законодательную возможность носить хиджаб в общественных местах. При этом аргентинским мусульманкам допустимо фотографироваться на удостоверения личности с покрытой головой. Согласно прозвучавшему заявлению администрации президента, новый закон будет способствовать укреплению принципа свободы слова и вероисповедания, позволяя мусульманской общине (2% населения страны) «лучше интегрироваться в общество». «Никогда не следует навязывать другим свои взгляды – особенно в вопросах религии», - заявила президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер.



Таким образом, даже при популярности в определенных кругах высказывания канцлером Германии Ангелой Меркель тезиса о провале попыток построить в стране мультикультурное общество, усиление антимигрантских настроений в Европе, континент довольно активен в продвижении Ислама на континенте. Поэтому мы задаемся вопросом: неужели Ислам европейцам ближе и дороже, нежели для россиян? Если нет, то по какой причине в российском социальном, информационном и электронном пространстве столь быстрыми темпами тиражируются антиисламские настроения?
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.02.2011, 16:35   #553
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Арабский 1848-й год или четвертая волна демократизации.



На третьей неделе февраля народные восстания охватили исламский мир от Магриба до Машрика, то есть от Атлантического океана до Персидского залива. Само количество охваченных волнениями стран показывает, что столь масштабные протесты просто невозможно организовать извне. Такого единодушия арабский мир, кажется, еще не испытывал.



Что же такое волны демократизации? Это процесс перехода власти от абсолютных правителей к выражающим народный суверенитет парламентам, наделения граждан широкими политическими правами и установления действительного равенства перед законом и судом. С точки зрения великого муфтия Египта Мухаммада Абдо в конце позапрошлого века и муфтия Центрального духовного управления мусульман России Ризаэтдина Фахретдина в начале прошлого века, такой процесс обозначает восстановление принципов коранической законности, совета (аш-Шура) и справедливости времен правления пророка Мухаммада, мир ему. Однако уже в первые века хиджры правители мусульманского мира все больше опирались не на право, а на армию и полицию, а также на собственное состояние и состояние своих родственников. Проблемой было перерастание народной борьбы неграмотных масс в мятеж и анархию (фитна). В настоящее время благодаря массовой образованности как формальной, так и интернетной, народ не стремится разрушить все «до основанья», а затем построить сказочный мир социального равенства.



К счастью, в глазах мусульманского мира существует достаточно благополучный мир Западной Европы и США. Не случайно, тунисская революция привела к росту числа эмигрантов в Европу. В Европейском Сообществе уже заговорили о новом «плане Маршалла» для арабского Средиземноморья по примеру конца 1940-х гг. Действительно в свое время он увенчался созданием стабильных демократических режимов в Западной и Южной Европе, включая Турцию. Тогда был восстановлен и укреплен европейский средний класс — гарант политической стабильности и устойчивого развития. В это время в Европе в условиях массовой бедности были весьма популярны коммунистические организации. В Турции опасность была еще больше, так как малочисленный средний класс представлял преимущественно интеллектуалов и госслужащих, а государство и близкие ему чиновники создали и контролировали львиную долю собственности. Несмотря на бедность большинства населения, режим в Анкаре провел в 1950г. первые свободные выборы, которые завершились победой оппозиции. Хотя военные затем неоднократно брали власть в свои руки, ориентация на буржуазную демократию в Турции оставалась неизменной.



Сегодня мы можем говорить о качественно новом этапе развития мусульманского мира. Следует отметить, что это далее не первая попытка модернизации дар уль-Ислам. Самюэль Хантингтон в своей книге "Третья волна демократизации в конце XX в" (1991) дал следующую периодизацию: первый подъем волны (1828-1926). Уже реформы Танзимата, начиная с 1830-х гг. и введение османской конституции в 1876 г. доказали вектор движения турецкого общества в сторону демократизации. За первым подъемом последовал первый спад (1922-1942), второй подъем (1943-1962), второй спад (1958- 1975). Со вторым подъемом, как указывалось, связаны первые свободные выборы в Турции в 1950 г. Третий подъем начинается в 1974 г. с «революции гвоздик» в Португалии. Важнейшими достижениями этой волны считаются крушение коммунистических режимов в Восточной Европе и военных диктатур в Латинской Америке. С конца 1990-х гг. авторитарные режимы вновь усиливаются, а революции типа двух в Кыргызстане, «оранжевой революции» в Украине, революции роз в Грузии. Но польза этих революций для широких слоев народа, мягко говоря, не впечатляет…



Проблемой арабских стран является недавний характер возникновения этих государств. Тот же Египет был долгие два с половиной тысячелетия преимущественно провинцией других государств, юридически получил независимость в 1922 г, и фактически – только по окончанию Второй мировой войны. В прошедшем веке столь разные правители как короли Марокко и Саудовской Аравии, социалистические лидеры Египта, Туниса, Ливии, Алжира черпали свою легитимность в борьбе за независимость от европейских колонизаторов. Советская Россия поддерживала гази-борца за веру Мустафу Кемаля (затем Ататюрка) в освобождении Стамбула и халифа от войск Антанты и Саудов в изгнании англичан из Мекки. За исключением поддержки, оказанной Египту со стороны США в дни Суэцкого кризиса 1956 г., страны Запада поддерживали Израиль в противостоянии мусульманскому миру, что не способствовало популярности там идей конкурентной демократии. Только после распада социалистического лагеря в арабском мире кончилась борьба за привлечение ресурсов от двух противоборствующих в холодной войне лагерей. Страны дар уль-Ислам выиграли от экономического бума 1990-200-х гг., особенно в связи с ростом цен на нефть и газ и от массового туризма. Но экономика и социальная структура общества продолжала сохранять реалии добуржуазной эпохи.



Сегодня эти старые структуры не работают. Поражает само количество стран, охваченных народными волнениями. Это с запада на восток: Марокко, Алжир, Тунис, Ливия, Египет, Иордания, Йемен, Кувейт, Бахрейн, Оман, Иран. Пока многолетние правители сменились в Тунисе и Египте. В монархиях в лице Марокко, Иордании и арабских государствах Персидского залива ставится вопрос о широкой демократизации, а не об установлении республиканской формы правления. Пока революционеры ставят вопрос о новом порядке (низам), а не о мятеже (фитна). Речь стоит о разделе власти с правящими элитами. Действительно европейские революции 1848 г. не уничтожили правящую аристократию (как в России), но средний класс либералов резко сократил ее власть и вырвал из ее рук контроль над экономикой страны. В той же Англии высокие цены на хлеб, выгодные землевладельцам-аристократам, пали под натиском выступлений буржуазии и трудящихся.



В отношении революций в мусульманском мире обычно выставлялись две угрозы: революция социальная (по советскому образцу) и революция религиозная (по иранскому образцу). После распада СССР и социалистического лагеря первый вариант является нереальным, хотя тот же Насер в лучших кромвелевских традициях подавил египетских коммунистов. Для победы радикалов нужен мощный конфликт внутри гражданского общества, «лучше» в сочетании с иностранным вторжением или его угрозой. Здесь берут основы конфликтов в Иране, Афганистане, Пакистане. Дочь премьер-министра и затем сама премьер-министр Пакистана Беназир Бхутто весьма резонно утверждала, что диктатура Зии уль-Хака была спасена советским вторжением в Афганистан. Для оправдания победы режима аятоллы Хомейни также нужна была угроза от «большого» и «малого сатаны», то есть США и СССР. Израильская армия в ходе в своих войн вырастила радикалов Ливана и Палестины. Сегодня демонстранты в арабских странах не взрывают и не подрывают чиновников, они предпочитают брататься с армией, если та не стреляет в народ. Идеи патриотизма и арабской родины (аль-ватан аль-араби) оказались не пустым звуком. Следует согласиться с Жилем Кепелем и излагающим подобные идеи сегодня Александром Игнатенко о конце эпохи «политического ислама». Интеллектуалы, политические и профсоюзные лидеры, изрядная доля правителей дар уль-Ислам получила представление о современных эффективных технологиях управления государством, и готова применить их на практике. Достаточно образованное общество готово участвовать в этом эксперименте, который может затронуть почти четверть человечества. Пока нам остается только пожелать успеха, хотя бы для собственного благополучия и желания победы идей наших татарских предков столетней давности…


Хабутдинов А.Ю.


islamrf.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.03.2011, 18:10   #554
Местный
 
Регистрация: 02.11.2010
Сообщений: 1,091
Сказал(а) спасибо: 360
Поблагодарили 421 раз(а) в 289 сообщениях
Вес репутации: 20
Travis Bickle на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Aydın Alizadə
Tarixdə və günümüzdə ölkə-din sorununu. Azərbaycanda ölkə-din sorununda yenidənqurmanın gərəkliliyi

Çeşidli inanclar, insan tarixinin ilk çağlarından olmuşdur. Ancaq olmarın o dönəmlərdə toplumun yönəltməsində önəmli olub olmaması dartışmalıdır. Bəlkə də ilk çağlarda daha da çox özgürlük ortamı yaşanmışdır.

Miladi e. ö. V-IV yüzilliklərdə Misir, Çaylararası, Hind, Çin kimi bölgələrdə ilk insan sivilizasiyaları yaranmışdırlar. Artıq bu çağlardan başlayaraq bəsit inanclar dinə çevrilib, ölkələrin yaşamında önəmli yer tutmuşdurlar. Kahinlər çox güclü bir zümrə olaraq ölkəni yönətmiş, ya da çarlara nüfuz edərək onların əlləri ilə ölkə yaşamına etki (təsir) edirdilər. Tanrıların üstünlüyü, kahinlərin onların yerdəki görəvliləri olması, sonyaşam (axirət) kimi inanclar ölkənin yönətilməsində çox önəmli elementlərdən olmuşdurlar. Bəzən isə çarlar özlərini tanrı, ya da tanrı təmsilçiləri kimi tanıdaraq, yönətici ilə kahinin görəvlərini özündə birləşdirirdi.

Bununla belə, hələ o zamanlarda kahinlərin ölkəyə aşırı nüfuzlarına qarşı çıxışlar, onların güçlərini azaltmaq üçün çabalar da olmuşdur. Bir çox çarlar da kahinlərin çox artmış nüfuzundan özgür olmaq üçün bunu edirdilər.

Toplumların gəlişməsi əski dinlərin təlimlərində, kahinlərin dediklərində düşüncəyə ayqırı olan məqamların açılmasına gətirib çıxarırdı. Bilimlər, düşüncə irəlilədikcə dinlərin ilkələrini soru altına qoyan fəlsəfi oxullar da yaranırdılar. Hindistanda çarvaka ilə sankhya, Yunanıstanda materializm və atomizm oxulları buna örnəkdirlər. Bundan başqa əski yazarların, qoşmaçıların yazınlarında da dini baxışlara qarşı çıxışlar olmuşdur. Buna örnək Misirin “Arfaçının dastanı”, Ksenofanın, Diaqorosun yazıları və qoşmaları, Sokratesin, Epikurun, Titus Lukretsius Karın (deizm) baxışlarıdır.
Orta çağlarda dini baxışların üstünlüyü ortamı yaşanmışdır. Ancaq o çağın yönəticiləri ilə kahinlər özlərini birbaşa Tanrı deyil, Onun təmsilçiləri, ya da qanunlarını uyqulayanlar kimi tanıdırdılar. Dini yaşam biçimi çarlıq yönətimi ilə müşaiyət olunurdu. Çarlar kahin görəvlərini görə də bilərdilər. Buna örnək Poma Papazı, Bizans imperatorları, ərəb xəlifərəli idi. Başqa durumlarda isə çarların kahinlərlə görəvləri ayrılmışdır. Ancaq kahinlər, çarlara etki edərək, topluma nüfuz etmişdirlər. Buna örnək Fransa, İspan kralları, Osmanlı, Səlcuğ sultanlarıdırlar. Belə olanda, əski çağlarda olduğu kimi, krallar kahinlərin etkisini azaltmağa, öz yönətimlərini bərkitməyə çalışırdılar. Bu da dinin etkisinin azaldılmasına doğru yönəlmələr kimi dəyərlədirilir.

Yönəticilərin dindən qaçma yönəlmələri ilə bir çox düşünürlərin, toplum adamlarının, filosofların baxışları üst-üstə düşürdü. Onlar geriliyi, gəlişmənin (inkişafının) olmamasını dinin toplumda çox yer tutduğu ilə bağlayırdılar. Dünyanın irəliləməsi, yeni açılışların edilməsi, bilimlərin gəlişməsi də dinin toplumda payının azalmasına gətirib çıxarırdı. Artıq Orta çağlar boyu bilimlə (elmlə) dinin ayqırılıqları, onların bir-biri ilə uyuşması problemləri qoyulurdu, dini ehkamlara qarşı şübhəçilik yönəlmələri güclənirdi. Kuzanlı Nikolaus, Vilyam Okkam, İbn Rüşd bu problemləri ortalığa qoyan düşünürlərdən idilər.

Dindən ayrılma prosesində Avropa Renessansı böyük rol oynamışdır. O dönəmin düşünürləri olan Makiavilli, Rable, Leonardo da Vinçi, Deperye və başqaları kilsə quruluşunu ələşdirmişdirlər (tənqid etmişdirlər). Renesansla birgə kilsənin parçalanması, protestantlığın ortalığa çıxması olayları baş vermişdir. Protestantlıq isə dini etkinin bir qədər azalması ilə müşaiyət olunurdu. Bu zaman şübhəçiliyə yönəlmələr də çoxalmışdır.


XVII-XVIII yüzilliklər boyu dindən aralanma prosesləri atrmaqda idi. O çağlarda deistik fəlsəfələr gəlişmişdir. Bu alanda çalışan düşünürlər Qobs, Qolbax, Toland, Yum kimi kəslər olmuşdurlar.

XVIII-ci yüzilliyin sonunda baş verən Böyük Fransız devrimindən sonra laiqlik siyasəti ortalığa çıxmış, xristian inancı yeni inancla dəyişdirilmişdir. Az sonra isə Xristianlıq öz yerini qaytarmış, ancaq laiqlik yönəlmələri getdikcə artmışdır. Bu yönəlmələr başqa ölkələrə də yayılmışdırlar.

XIX-сu yüzillik boyu dindən qaçma meylləri daha da artmışdır. Bunun nədəni öncə görünməmiş bilim və texniki gəlişmə yeni açılışlar olmuşdur. O zaman Nitsşe, Şopenqauer, Marks, Feyerbax kimi düşünürlər dinlərə qarşı ələşdirici çıxışlar etmişdirlər.

XIX yüzilliyin sonu-XX yüzilliyin ilk onillikləri boyu müsəlman ölkələrində yenidənqurmaçıların hərəkatı güclənmişdir. Bunun nədəni Avropadan geridə qalma və batı sümürgəçiliyinə düşmə olmuşdur. O zaman dini yaşamda köklü dəyişiklərin edilməsi, onun yeni çağa uyuşması ideyalarını Əfqani, Əbduh, Rıza kimi düşünürlər irəli sürmüşdürlər. O dönəmlərdə Azərbaycanda da dindən aralanma yönəlmələri olmuşdur. Bu alanda Axundov, Sabir, Məmmədquluzadə kimi düşünürlər və yazarlar çalışmışdırlar.

XX-ci yüzillikdə laik baxışlar bütün gəlişmiş ölkələrdə yayılmış, üstünlük qazanmışdır. Bu yüzilliyin aparıcı fəlsəfələri olan ekzistensializm, pozitivizm, nigilizm, marksizm və başqaları, laikliyin prinsiplərində qurulmuşdurlar. Bu yüzillikdə laikliyin aşırı baxışları Albaniya, Sovetlər Birliyi, Çin, Komboca kimi kommunist ölkərərində rəsmi ideolojiya çevrilmişdir. O zaman Azərbaycanda da aşırı ateizm ideyası aşılanmışdı. Sovet dönəmi boyu bu siyasət sürməkdə idi. Bunun sonu olaraq, dinin toplumda oluşu ilə payı ən aşağı səviyyəyə düşmüşdür.

XX-ci əsrin ikinci yarısından başlayaraq bu günə kimi, dünyanın aparıcı ölkələrində daha çox dəyərlərin enməsi və itirilməsi prosesi baş verir. Dinə ilgi (maraq) azalmaqdadır, tapınaqlar (məbədlər) boşalır, el dini yaşamda yaşamır. Statistikaya görə öndə olan ölkələrdə dinə yönəlmənin dərəcəsi (bəzi istisnaları çıxmaqla) az olur.

Müsəlman ölkələrinin gəlişməsi dünyanın bir çox yerlərinə nisbətən geriləməkdədir. Son vaxtlar bu ölkələrdə dinin toplumda payının artması, laikliyin sıxışdırılması, siyasi İslam anlayışlarının yaranması prosesləri baş verməkdədir. Laik ölkə olan Azərbaycanda da bu yaşanır. Bu yönəlmələrin sonu nə ilə bitəcək bilinmir, çünki proses yaşanmaqdadır. Buna baxmayaraq, müsəlman toplumlarında laiklik meylləri də az deyil. Bu yolla ən ardıcıl gedən Türkiyədir.

Sonuc: Göründüyü kimi, dinə yönəlmələrlə dindən aralanma prosesləri bütün tarix boyu baş vermişdir. Toplumun səviyyəsi aşağı olduqca dinə yönəlmə, yüksəldikcə dindən qaçma yönəlmələri güclənir. Bu quraldan (qaydadan) istisnalar olsada, az olur. Bununla belə dindən aralanma heç də hər zaman ateizmə gətirib çıxarmış, laikliyin başqa formalarında özünü göstərir. Bu dini ayinlərin görülməsindən yayınmada, deistik və aqnoztik baxışlara qapanmada özünü göstərməkdədir. Laikliyin dini üstələməyinə baxmayaraq, dinə bağlı olan qruplar hər yerdə olur, onlar dini göstərişləri zamanla uyğunlaşdırmağa, inanclarını gəlişdirməyə çalışırlar. Deməli obyektiv ortam yaranada dinin toplumlarda rolu arta bilər. Bunun kimi, hər bir dinin üstün olduğu toplumda da laik baxışlar vardır, zaman yetişəndə onlar arta da bilər.
Yuxarıda verilən qısa tarixi baxışdan görsənir ki, laikliyik ya da dinçilik, demokratiya ya da diktatura kimi anlayışlar bir amac ola bilməz. Tarixin bəlli çağlarında bu kimi qarşı yönəlmələr toplumda üstün gələ bilər. Bu da tarixi zərurətdən irəli gəlir. Amac ideyaya bağlılıq deyil, amacauyğunluq və elin güvəncli yaşamıdır. Sadəcə, zamanımızda kommunikasiyaların və informasiya texnologiyalarının gəlişdiyinə, eləcə də bilim səviyyəsinin artmasına görə dünyaviliyə üstünlük verməsi daha amacauyğun görsənir. Ancaq, dünyaviliyin də aşırılığı mənəviyyatsızlıqla, dəyərsizləşmə sonuclanır.
Bundan başqa qloballalizmin milli mənliyə, milli dəyərlərə, milli dilə, mənəviyyata böyük təhlükələri vardır. Buna görə də antiqlobalizm meyllərinin artmasına ehtiyac vardır. Bunun özüllərindən biri də dini dünyagörüşüdür. Beləliklə dini baxışlar çağdaş dünyada gərəklidir. Bəzi yerlərdə və bölgələrdə isə dini quruluşa yönəlmələr dünyavi yönəlmələrdən daha amacauyğun da ola bilər. Bəlkə də bu, bir çox müsəlman ölkələrinə aiddir. Ola bilsin, İslam quruluşları onların gələcəkdə dünyəviləşməsinə gətirib çıxaracaq. Bununla belə, İslam quruculuğu olsa belə, onun içində mütləq dünyavilik yönəlmələri güclü olacaq, nə vaxtsa dini quruluşu üstələyə biləcək.
Bu iki yönəlmənin arasında qarşıdurma olmasın deyə, ən uyğun yol onların sintezidir. Sintez dünyada olan gerçəkliklərə uyğunlaçaraq, millətin istəyi ilə əldə oluna bilər. Bir ölkədə dinçilərin də, dünyaviçilərin də təmsilçiliyi varsa, onda onların arasında konsensus, barışığa doğru gedilməlidir. Bu durumda qarşılıqlı geriyə çəkilməyə və barışığa gəlməyə doğru gedilməlidir. Hər bir dəyişmə evrim (təkamül) yolu ilə əldə edilməlidir. Bunun üçün iqtisadiyyatın və egitimin (təhsilin) gəlişməsi, sosial problemlərinin çözülməsi, açıq və özgür toplumun qurulması, hər yerdə dartışmaların aparılması gərəkdir. Ölkə başçıları bu işləri görməsə garşıdurmalar qaçılmaz olur. Sonda isə ölkələrin geriləməsi və dağılması təhlükəsi yaranır. Bu alanda olumlu (müsbət) örmək Türkiyədir, olumsuzlar (mənfilər) isə Sudan, Əfqanıstan kimi ölkələrdir.

Azərbaycandaki durum

Keçmiş sovetlər birliyində olan ölkələrdən biri olaraq, Azərbaycan laik ölkədir. Ancaq Türkiyədən ayrılı olaraq, bu laiklik daha çox sovet mirasina söykənərək, sözdə deyilməkdədir. Doğruluqda isə buna doğru yönələn köklü olan ölkə doktrini və fəlsəfəsi yoxdur, bu alanda (sahədə) bilim araşdırmaları, konseptual teorilər, gələcəyə yönəlmiş planlar yoxdur. Bu qonuda heç dartışmalar aparılmır. Yalnız yerli durumdan asılı olaraq məmur göstərişləri çixarilir.
Doğruluqda ölkəmizdə olan laiklik sovetlərdən qalan baxışların üzərində qurulur. Bütün dini qurumların quruluşu, ölkə-din ilişkilərinin formatı da kommunist rejimində olduğu kimidir. Heç bir köklü dəyişiklik edilməmişdir. Dinin ölkə qurumlarından ayrı olması, müsəlmanların dini idarəsinin olması, şiə-sünni qurumlarının o idarədə birləşdirilməsi, başqa bu kimi şeylər hamısı Rus imperiyası və Sovetlər dönəmindən qalmış günümüzə ulaşmışdır. Yeni yaranan Dini Qurumlarla İş Üzrə Dövlət Komitəsi belə, Sovetlər dönəmində olan Baxanlıq qurulunun (Nazirlər sovetinin) bir bölməsinin daha geniş formasıdır. Beləliklə, ateizm ideolojisindən aralanma baş vermiş, ancaq ölkə-din sorununa (problemlərinə) baxışlar, bununla bağlı qurumlar olduğu kimi qalmaqdadır. Heç bir yeni modellər Azərbaycan üçün işlənililməmişdir.
İnsanların dünyagörüşlərində də problemlər yaranıb. Yaşca böyük olanlar Sovet dönəmində böyüyüb gəlişmişdirlər. Ölkə başçıları ilə məmurları daha çox onlardandırlar. Buna görə də dinə elə o çağlarda olduğu kimi baxırlar. Onların çoxu dini yalnız bir abstraksiya kimi anlayırlar, onun toplumda praktiki olaraq uyğulamasını gözlərinə gətirmirlər. Onlar üçün din yalnız məscidlərdə, dini qurumlarda olmalıdır, başqa yerlərdə özünü göstərməməlidir. Yeni soy, gəncliyin isə baxışları ayrılıdır. Onların çoxları da, başqa (batılılar sayağı) formada bu düşüncəni mənimsəyiblər. Ancaq başqaları dinə bir yaşam biçimi (tərzi) kimi baxırlar, onu yaşatmaq istəyindədirlər. Bunların sayı, sosial problemlərin olduğuna görə, artmaqdadır.
Ancaq Sovetlər dönəmindən ayrılan reallıqlar da ortalığa çıxmışdır. Bu da kommunukasiyaların açıq olması, çoxlu sayda dini axınların ölkəyə girməsi, informasisa-internet məkanının ortalığa çıxması, sosial problemlərin olması, yeni soyların bu reallıqlarda böyüməsidir. Bunlara dayanan düçüncə ortalığa qoyulmamışdır. Bizim rəsmi qurumlar Sovet yöntəmlərini (metodlarını) saxlayaraq, yeniliyi yalnız məscidlərin sayının artırılmasında, onların göz altında saxlamaqda, eləcə də mədrəsələrin açılmasında görürlər. Ancaq Sovet yöntəmlərini yeniləşdirərək ölkə-din alanında yeniləşən dünyada sonsuzluğa gədər işlətmək olmayacaq.
Buna görə də toplumda qarşıdurmalar baş verir. Yaşlı soyların və batı (qərb) düşüncəsi ilə bölüşənlərin, öyrəncəli dinə baxışı ilə dini yaşatmaq istəyən yeni soyla qarşıdurması yaranır, bu da gələcəkdə daha da kəskinləşə bilər. Bunu anlayan məmurlar heç bir dərin araşdırmalar, yeni konsepsiyalar, dartışmalar aparmayaraq, yalnız inzibati yollarla bunların qarşısını almaq istəyirlər. Bu da yasaya (qanuna) dəyişikliklər etmək, dini qurumların fəaliyyətini çərçivələndirməkdən ibarətdir. Beləliklə, son zamanlar yaranan məscidlərin dağıdılması, qadın örtüyü, yasaqlanan dini kitablar və başqa problemlərin kökü bundadır.
Sosial problemlər da duruma etki (təsir) etməkdədir. Toplumda olan indiki durum dinçiliyə yönəlmələri artırmaqdadır. Son zamanlar Azərbaycan yönətimi belə monopoliyaların, korrupsiyanın, rüşvətin olmasını etiraf etməyə başlamışdır. Toplumda sosial ədalətsizlik, məmur özbaşınalığı olduğu kimi qalmaqdadır. Bunu rəsmi televiziyada da görmək olar. Təbii fəlakətlər, su basqınları və başqa amillər sosial gərginliyi artırır. Azərbaycanda yuxarı təbəqə ilə aşağıların böyük uçurumu yaranmışdır, yuxarılar aşağılardan aralanır, onları eşitmir. Aşağıların gəlirlərinin az olması, qiymətlərin artması da narazılıqları dərinləşdirir.
Belə olanda, ölkə eli bir çıxış yolu arayır. Bir çoxları da dini inanclarda təsəlli tapırlar. Bu proses əski çağlardan bəri sürməkdədir. Azərbaycanda da bu sürəc (proses) getməkdədir.
Daha bir reallıq müsəlman dünyasında baş verən dəyişikliklərdir. Orada İslam dininə yönəlmələr artmaqdadır. Yaxın qonşularımız İran və Tükriyədə bu artıq gerçəklikdir. Quzey Qafqazda da bu sürəc gedir. Bu gürçəkliklə hesablaşmamaq olmaz.

Azərbaycanda ölkə-din ilişkilərində köhnəlmiş Sovet düşüncəsi ilə modellərin qalması, dəyişən dünyaya uyuşa bilmiş, bu alanda gərginliklərə gətirib çıxarır. Bundan başqa, yaşanan durum dışarıda (xaricdə) olan güclərin iç işlərinə etki etməsinin nədəni (səbəbi) olur. Bundan başqa, Azərbaycanın içində də, dışında da ölkə siyasətinin dinə qarşı olduğu söyləntiləri gəzir. Bu isə gələcəkdə ölkəmizə qarşı təpkilərin artması nədəni ola bilər, dışarı güclər bundan ortalığı qarışdırmaq üçün qullaya (istifadə edə) bilərlər. Ölkə məmurlarının bu qonuda gileylənməsinin özülündə bu problemlər durub. Nə qədər ölkə-din alanında köklü dəyişikliklər edilməyib, dışarıdan etkilər qalacaqdır.

Nə etməli?

İlk olaraq, ölkə-din ilişkilərinə baxışları dəyişmək, Sovet düşüncəsindən aralanmaq gərəkdir. Din toplumun bir parçasıdır, ondan ayrılmazdır, onun mədəniyyətinin və mənəviyyatının özülündə duran bir amildir. Dini, din adamlarını “dindarlar” adlandıraraq, onların ölkədən ayrı olsası onlara qarşı bir ədalətsizlikdir, çünki onlar da yürddaşlardırlar. Nə üçün onlar ölkə işlərində öz sözlərini deməsinlər? Bu Azərbaycanın demokratik prinsiplərlə getdiyi deklarasiyalarına uyuşmur, ölkə yurddaşlarının böyük biq qisminin toplumdan aralanmalarına gətirib çıxarır.

Beləliklə, laikliyə bağlı olması sözlərdən çəkinməli, dinin ayrılmasına yol verilməməlidir. Ölkə nə dini, nə də laik olmalıdır. Çünki hər iki yana əyinti bir çeşid yurddaşların başqalarına görə aşağılaması deməkdir. Ölkə qanunları amacauyğunluq və elin razılığı əsasında qurulmalıdır. Orada dini yasaların da, laikliyin də əlamətləri ola bilər.

Qismən də olsa dini yasavericiliyə yol verilməlidir. Çünki bunu istəyən yürddaşlar vardır. Örnək üçün kəbin, vəsiyyət, miras kimi hüquqi sorunların çözülməsini şəriət yarğılarını (məhkəmələrini) qurub, onlarda çözmək olar. Deməli bunu istəyən oraya, istəməyən isə laik yarğılara gedə bilərlər. Bununla bərabər, laik və dini qanunların bir-birinə yaxınlaşdırması prosesinə də başlanılmalıdır. Bu olanaqlıdır, onların hər ikisi oğurluq, qarət, öldürmə kimi suçlara (cinayətlərə) qarşıdırlar.

Burada çızığı aşma cəzalarının (əl kəsmə ya da əxlaqsızlığa görə daşqalaq etmə kimi) uyğulanıb-uyqulanmaması sorusu yaranır. Bu kimi qanunların uyqulanması, bir çox amillərə görə, amacauyğun olmayan kimi dəyərləndirilməli, uyqulanmamalıdır. Bu da bir çox uyqulanmayan dini qanunlarla olan paralellərlə anlaşdırılmalıdır. Örnək üçün kölələrə aid olan din qanunları uyqulanmamadığı kimi, hədd cəzalarını da uyqulamamaq olar.

Öyrətim (təhsil) sistemi də yenidən qurulmalıdır. Laik oxullarla paralel olaraq, dini yönümlü oxullar da olmalıdır. Onların arasında oxutma proqramlarının arasında ayrılıqlar olmamalıdır. Yalnız dini dərslərin keçilməsinə dini yönümlü oxullarda daha çox yer verilməlidir.

Bütün bu sorunlar üzrə toplumda dartışmalar aparılmalı, sosioloji sorğular keçirilməlidir. Bunun üçün toplum açıq olmalıdır.

Eyni zamanda laik dünyagörüşlü yurddaşların hüquqları gözlənilməli, onların dini ehkamçılığa zorla çəkilməsi yasa ilə yasaq edilməlidir. Laik və dini yönümlü partiyar yönətimə (hakimiyyətə) gəlsələr belə, yasaları dəyişə bilməz. Bunun üçün işlək olan yolları araşdırılıb tapılmalıdır. Türkiyənin örnəyindən də alıntılar ola bilər. Çünki onlar bu yolda irəliləmişdirlər.

Müsəlman olmayanların da hüquqları yuxarıda göstərilən kimi güdülməli, onların da eşit (bərabər) hüquqlu yurddaşlar olması imkanları verilməlidir. Bir dindən başqasına keçmək də vicdan özgürlüyünə uyğun olaraq etiraf edilib, normal qarşılanmalıdır.

Bununla belə, laikliyin də gəlişməsinə, millətin bilik səviyyəsinin artırılmasına da yönəlmək gərəkir, çünki dinin payının toplumda ölçüyə uyğun olmalıdır. Bu dini aşırılığın önünü almaq üçun gərəklidir. Fəlsəfi, sosioloji, mədəniyyət yönümlü fənlərə özəl yer verilməli, dinşunaslıq, dinlər tarixi kimi dünyavi fənlərin öyrətimi aparılmalıdır.

Dini fundamentalizə əyintilərinə qarşı bu kimi profilaktik işlər görülməlidir

Beləliklə, dinə və laikliyə, ölkə-din ilişkilərinə yenidən baxılmalı, yeni konsepsiyalar ortalığa qoyulmalıdır. Dəyişən dünyaya, yeni gerçəkliklərə uyuşmaq gərəkdir. Yuxarıda yazılanlar yalnız yazarın öz düşüncələri, öz baxışlarıdır. Bunlar heç də son olan doğruluq kimi dəyərləndirilməməlidir. Bu düşüncələr üzrə dartışılmalar aparılmalı, sorular üzrə düşünülməlidir.Yeni düşüncə ortalığa çıxarılmasa ölkəmizdə ölkə-din, laiklik-dinçilik sorunları üzrə qarşıdurmalar və anlaşılmazlıqlar qaçılmaz olacaqdır və onlar getdikcə artacaqdır. Bütün bunların sonu nə ilə bitəcək indidən demək çox çətindir. Ancaq durumun kəskinləşməməsi üçün indidən çox ciddi yenidənqurma işləri görülməlidir.

Əlavələr

I. Təriflər

Laik (dünyəvi) ölkə - dini qurumlarin ölkə işlərindən ayrılması, qanunların dini deyil, vətəndaş hüququnun üzərində qurulan ölkədir. Bu kimi ölkədə heç bir dinin rəsmi statusu olmur, heç bir dini baxişlar başqalarindan üstün tutulmur. Hər bir kəsin istədiyi inancda olmaq hüququ vardır. Bu inanc ölkə yasalarına ayqırı (zidd) olmasa, ölkə qurumlarının onun seçiminə qarşi yansiz (bitərəf) olmalıdır. Bu qural (qayda) dini qurumlara da yayilir. Buninla belə, laik ölkə dini qurumlara istənilən yardımını edə bilər. Din adamlari da bu ölkənin, inanclarından asılı olmayaraq, eşit hüquqlu yurtdaşlarıdırlar. Laik ölkələrin örnəyi Fransa, Almaniya, Türkiyədir.

Ateist ölkəsi - dinə qarşı çağırışların rəsmi qurumlar tərəfindən düzənləndiyi, din adamları ilə inanclıların yasaq etdiyi ölkədir. Örnək Albaniya olmuşdür.

Teokratik ölkə - dini qurumlar tərəfindən yönətilən ölkədir. Bu kimi ölkələrdə bütün siyasi, iqtisadi və toplumsal sorunlar Tanrı yasaları ilə çözülür. Teokratik ölkələrdə din adamları ölkə yaşamının bütün alanlarına çözücü etki edirlər. Bu kimi ölkədə hansısa bir dinin üstünlüyü olur. Başqa inanclar yasaq, ya da aşağılanmış durumda ola bilər. Teokratik quruluşun örnəyi Vatikandır.

Klerikal ölkə - dini qurumların rəsmi ölkə orqanlarının araçılığı ilə toplumun yaşamına etki edən ölkələrdir. Buna örnək çağdaş İrandır. Orada dünyəvi orqanlardan başqa dini başçı vardır.

Qarışıq ölkələr – Laiq və teokratik ölkələrinin elementlərini özündə birləşdirrən ölkələr. Bu durumda əyim laiqliyə ya da teokrayiyaya ola bilər. Örnək İsraildir.

II. Azərbaycanda yasalarla verilən qərarların ayqırılıqlarının örnəkləri

Dini konsepsiyaların və strategiyaların olmamasina, toplumda bu qonuda heç bir pluralizmə yol verilmədiyinə görə, dini qonularda olan yasalarla ayrı-ayrı qurumlarin göstərişləri ayqiriliqdadırlar. Buna bir neçə örnək:
Örnək 1.“Dini etiqad azadlığı haqqında Azərbaycan Respublikasının Qanunu”nkakı bu ilkəsini göstərmək olar: “Ata-ana ya da onlarn yerinə olan kəslər, qarşılıqlı razılığa duraraq, uşaqlarını özlərinin dini inancları ilə dinə ilgisinə uyğun olaraq tərbiyə edə bilərlər”. (1 fəsil. Ümumi müddəalar. Maddə 1. Dini etiqad azadlığı).

Başqa yandan isə Öyrətim baxınlığı qızlara başı örtük oxullardakı dərslərə gəlməyi yasaqlamışdır. Ata-ana istədiyi inancda uşaqlarını tərbiyə edə bilərlərsə, deməli o uşaqlar baş örtüyünü geyib oxullara gələ bilərlər. Belə olanda Öyrətim baxanlığının göstərişi “Dini etiqad azadlığı haqqında Azərbaycan Respublikasının Qanununa ayqırıdır.
Örnək 2. “Bir din və dini qurum üçün başqasına nisbətən hər hansı üstünlük ya da çərçivələr qoyulmasına yol verilmir” ( I Fəsil. Ümumi müddəalar. Maddə 5. Dövlət və dini qurumlar).

Yenə də Öyrətyim baxanlığının qız örtüklərini oxullarda yasaq edən göstərişi bu ilkəyə ayqırıdır. Çünki bir dini toplumun gərəkli olan ehkamını oxullarda yasaqlamaq, onun başqalarına görə aşağılanması deməkdir.
__________________
Now I see this clearly. My whole life is pointed in one direction. There never has been a choice for me...

Travis Bickle вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.03.2011, 08:19   #555
Местный
 
Аватар для Mete
 
Регистрация: 31.07.2006
Адрес: usa
Сообщений: 1,461
Сказал(а) спасибо: 443
Поблагодарили 695 раз(а) в 406 сообщениях
Вес репутации: 33
Mete скоро придёт к известности
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Реинкарнация в исламе



Я умер камнем и воскрес растением, Я умер растением и воскрес животным, Я умер животным и стал Человеком. Чего мне страшиться ? Разве смерть обокрала меня ?
- Халал уль-дин Руми (1207-1273)

В Коране нет последовательных упоминаний о жизни после смерти и перевоплощении души, и это заставило некоторых исследователей, даже правоверных мусульман, усомниться в том, что пророк Магомет знал что-либо существенное по этому поводу . Коран лишь вскользь, мимоходом касается основных теологических и философских вопросов, связанных с природой посмертного существования; но позднее были написаны обширные комментарии теологов, где систематизируются скрытые значения канонических рассказов о пророке (хадисов) и откровения Корана. В этом отношении исламская религия разделяет судьбу породивших ее вероисповеданий – иудаизма и христианства- которые также в значительной степени основываются на позднейших толкованиях. Ислам чтит и Ветхий Завет, и евангелия, поэтому доказательства того, что эти писания признают существование реинкарнации, справедливы и для мусульманства.

Правоверные магометане, так же как ортодоксальные иудеи и христиане, стойко придерживаются традиционных представлений о смерти и загробной жизни, и мало кто из них стремится прочесть труды мистиков, чтобы открыть тайное значение тех строк Корана, что посвящены этому вопросу. В итоге складывается такая же картина, как в иудаизме и христианстве:

У мусульман сложилась изощренная система представлений о природе смерти, о самом моменте умирания и о том, что происходит в могиле сразу же после смерти. Эти воззрения сложились после смерти Магомета (VII век н. э.). Правоверные мусульмане придерживаются определенных представлений о том, что происходит во время умирания, какие небесные существа или демоны встречают покойного и извлекают его душу из тела, как они расспрашивают о его религиозных и мирских делах и даже вознаграждают или наказывают его прямо в могиле.

Как и все остальные религии, ислам учит, что Бог создал человека вовсе не для того, чтобы он однажды умер — через Коран и исламскую традицию проходит мысль о возрождении и обновлении. Известный стих из писания гласит: «Он — тот, кто дал вам жизнь (ahyahum), и Он пошлет вам смерть (yumitukum), а затем снова дарует вам жизнь (yuhyakum)». Та же мысль снова встречается в Коране, на сей раз как предостережение идолопоклонникам: «Господь создал вас (Khalaqahum), заботился о вас, затем вы умрете (yumitukum) по Его воле, затем Он вновь даст вам жизнь (yuhyikum). Могут ли идолы [которых вы зовете богами] сделать для вас все это? Слава Господу!» Несмотря на то, что эти и другие аналогичные отрывки из писания явно связаны с реинкарнацией, обычно их трактуют как обещание воскресения.

Вопрос о воскресении

В стихах Корана очень часто встречаются упоминания о воскресении, которые с равной долей вероятности могут относиться и к реинкарнации. Например, в суре 20:55/57 приводятся слова Бога, обращенные к Моисею: «Мы сотворили тебя из земли, и Мы вновь обратим тебя в землю, и затем вновь сотворим (nukhrijukum) тебя». Традиционно этот стих толкуют как указание на идею воскресения, но его можно истолковать и по-другому: тела постоянно создаются и разрушаются, а душа после смерти тела вновь рождается, но уже в другом теле. Исламская традиция представляет человеческое существо как душу (nafs), воскрешаемую духом (ruh). Эта двойственность осложняется множеством смыслов слова nafs: душа, личность, кровь, живое тело. В исламской теологии границы понятий «тело», «душа» и «разум» обыкновенно размыты, но идея бессмертия духа лежит в основе мудрости Корана. Следует отметить, что суфии и другие исламские мистики трактуют Коран с точки зрения доктрины реинкарнации, и мы вернемся к мистической традиции после более детального анализа ортодоксальных исламских воззрений на смерть и загробную жизнь.

Согласно традиционным толкованиям Корана, заблудшие души сразу после смерти попадают на суд ангелов — посланников Аллаха (Бога). Сразу оговоримся — несмотря на всевозможные достоинства «неверных», то есть не мусульман, неверие в Аллаха и Его пророка навлекает на них проклятие и обрекает их на вечное пребывание в Джаханнаме, который является аналогом иудео-христианской Геенны, или ада. Подобно иудеям и христианам, мусульмане изображают Джаханнам как место вечных посмертных мучений. Хотя в полной мере грешники могут быть наказаны только после «конечного воскресения», Коран недвусмысленно говорит о том, что неверующие познакомятся с уготованным им вечным адом сразу же по смерти
Души тех, кто верует в Аллаха и Его пророка, избегают суда ангелов смерти. Ангелы приходят к праведникам и препровождают их в рай. «Войди в Сад (al-janna), — говорят они, — за все те добрые дела, что ты сделал», Вознаграждение в полной мере ожидает благочестивых мусульман только после воскресения, но, в отличие от неверующих, праведники мирно отдыхают до назначенного часа.

По мере развития исламской философии теологи стали представлять наказания и награды, которые следуют сразу же за смертью, как некое состояние души, ожидающей воскресения в могиле. Считается, что после похорон к человеку, находящемуся в могиле, приходят два ангела, Мункар и Накир, с черными лицами, устрашающими голосами, пронзительными голубыми глазами и волосами, ниспадающими до самой земли. Они допрашивают усопшего или усопшую о добрых или злых делах, совершенных им или ею при жизни. Этот допрос называется «судом в могиле»; такого суда ожидают все правоверные мусульмане.

Чтобы подготовить усопшего к этому суду, родные и друзья во время похорон шепчут ему на ухо советы, которые помогут достойным образом ответить на вопросы Божественных судей. Если умерший успешно пройдет через это испытание, он вкусит «райского блаженства» еще в могиле; если нет, в могиле его ждут невыносимые мучения. Однако в должный срок и грешники, и праведники пройдут через «новое сотворение», готовясь к воскресению, после которого благочестивые и неверные отправятся по местам конечного назначения — в рай или в ад. Таковы общепринятые представления о смерти и загробной жизни, сформированные исламом на протяжении нескольких веков.

Смерть или Божественный сон?

В эпоху зарождения ислама мусульманские теологи придерживались иных представлений о смерти — она уподоблялась сну. Идея воскресения играла значительную роль в изначальной концепции загробной жизни, но она была сформулирована не так жестко, как позднейшие представления, и вполне могла быть истолкована с точки зрения учения о реинкарнации. Уподобление сну — единственное последовательно поддерживаемое первыми мусульманскими теологами представление о смерти:

Изложенные в Коране взгляды на природу смерти тесно связаны с двумя другими вопросами: отношениями между сном и смертью и существованием души. Обращаясь к вечным тайнам жизни и смерти, Коран затрагивает древние представления: уподобление смерти сну, а воскресения из мерт- : вых — пробуждению. В Коране, например, (25:47/49), есть следующие слова: «Господь | сделал ночь вам покровом, и сон отдыхом, и создал день для пробуждения (nushur)». Ночь — это полог, покрывающий спящего; сон — это прообраз смерти, а заря (когда человек просыпается) — символ воскресения (nushur)...5

Ключевое слово этих строк — nushur, что переводится как «подъем» или «пробуждение». Впоследствии исламские философы, пытавшиеся примирить традиционные толкования Корана с бытующими представлениями о рае и аде, связали это слово с понятием воскресения. Тем не менее, как бы ни толковали слово nushur, нет сомнений, что изначальные исламские представления о смерти были неразрывно связаны с идеей реинкарнации: тот, кто спит, неминуемо должен проснуться! Теологи могут спорить о том, является ли это пробуждение неким окончательным воскресением, или же оно произойдет в круговороте рождений и смертей; в любом случае, вопрос посмертного существования занимал важное место в раннеисламской философии. В наши дни большинство правоверных мусульман склоняется к идее воскресения. С другой стороны, представители мистических исламских сект, например, суфии, всегда трактовали смерть как начало новой жизни и толковали слово nushur как пробуждение души, вселившейся в новое тело.

В исламских писаниях реинкарнация обозначается словом tanasukh, но это слово редко употребляется ортодоксальными мусульманскими философами. Арабские и персидские теологи, подобно своим единомышленникам, иудеям-каббалистам, считают, что переселение души является закономерным следствием грешной или неудавшейся жизни.

Понятие tanasukh более широко распространено среди мусульман, проживающих в Индии, что, несомненно, объясняется влиянием индуизма; но это слово встречается также в трудах арабских и ближневосточных мыслителей и теологов. Исламские приверженцы реинкарнации утверждают, что Коран поддерживает учение о переселении душ, приводя в подтверждение своих слов следующие примеры:

Тому, кто нарушил субботу, Мы сказали: будь обезьяной, мерзкой и презренной (2:65). Тот худший из всех, кто прогневил Аллаха и навлек на себя Его проклятье. Того Аллах обратит в обезьяну или свинью (5:60). Аллах дает вам жизнь от земли, затем вновь обращает вас в землю, и Он же вновь даст вам жизнь.
Тайное значение этих и других стихов Корана исследовали такие знаменитые персидские поэты-суфии, как Халал ульдин Руми, Саади и Хафиз. Живший в X веке Мансур аль-Халлай, один из наиболее известных суфийских мыслителей, памятен также своей глубоко духовной лирикой, темой которой нередко являлось переселение души:

Я сотни раз прорастал травой

по берегам стремительных рек.
Сотни тысяч лет я рождался и жил
во всех телах, что есть на Земле.
Друзы

Друзы, известные также как сирийские суфии, считали реинкарнацию основополагающим принципом, на котором было выстроено их учение. Это синкретическое и еретическое ответвление ислама сложилось в XI веке. Основоположником его является Фатимид, халиф аль-Хакима. Это учение распространено главным образом среди жителей Ливана, Иордании и Сирии, но в последнее время оно приобретает все большее влияние на ортодоксальных мусульман, — очевидно, благодаря присущей ему глубокой духовности и связи с древними религиями, мудрость которых считается утраченной для современных искателей истины.

Следует помнить, что гонения, которым во времена Средневековья подвергались ученые, не принадлежавшие к ортодоксальной школе христианства, заставили многих исследователей и философов покинуть Европу. Некоторые из них переселились в Персию, другие отправились в Аравию; были и такие, что добрались до самой Индии. Христиане-гностики познакомили арабов с греческой философией и порожденным ею гностицизмом; несториане принесли в Аравию неоплатоническое учение, а изгнанные евреи — каббалистические писания. Учение герметиков также прижилось на почве Среднего Востока. Примерно в это же время Аль-беруни отправился в Индию, чтобы изучить классические религиозные писания, значительная часть которых затем была переведена на арабский и персидский языки и распространилась по всей Аравии. Таким образом, к моменту зарождения «ереси» друзов доктрина перерождения души была уже внедрена в ислам и вновь вычеркнута из него. Поэтому трудно судить, что является ересью, а что — истинным учением Корана. Со временем правоверные мусульмане начали искать в Коране тайные, эзотерические смыслы. Сам Магомет утверждал, что мудрость Корана зиждется, главным образом, на сокровенном значении его слов: Коран был «ниспослан на семи наречиях, и в каждом его стихе два значения — явное и сокрытое... Я получил от Божьего вестника двоякое знание. Одному из них я учу ...но если бы я открыл людям другое, оно разорвало бы им глотку» 9.

Тайное значение многих текстов включало в себя теорию реинкарнации, но, к сожалению, со временем об этом позабыли.

Реинкарнация как еретическая доктрина

В серии статей «Реинкарнация. Исламские представления» М.Х. Абди, ученый-исламист, описал события, результатом которых стало отторжение доктрины реинкарнации от ортодоксального мусульманского вероучения:

На протяжении нескольких веков выдающиеся последователи Магомета принимали учение о реинкарнации, но утаивали его от широкого круга верующих. Эта позиция была обоснована определенными психологическими факторами. Исламское вероучение всегда в первую очередь призывало к праведным поступкам. ...Кроме того, оборонительные сражения, известные как Джихад, или священные войны, которые мусульмане вели в дни зарождения исламской религии, и более поздние захватнические (а значит, не священные) войны, значительно повлияли на судьбу ислама. Ранее философские, мистические и этические течения получили мощный толчок к развитию, но позже, в результате определенных политических событий, ослабели и зачахли. Со временем арабские республики превратились в монархические государства; философы и святые утратили прежнее влияние. Такие сокровенные темы, как переселение души, требуют особого подхода. Для того, чтобы судить о них, необходимо иметь представление о высших уровнях сознания, причинно-следственных законах и действии законов эволюции. Монархов не интересовали столь далекие от политики предметы. Подобно множеству других учений, доктрина реинкарнации доступна лишь суфиям и специалистам по истории суфизма... Тем не менее, мусульманин, открыто верующий в переселение душ, и названный еретиком едва ли подвергается какой-либо опасности.

Следует отметить, что приверженцы традиционных направлений ислама все же боятся прослыть еретиками, поэтому доктрина реинкарнации обсуждается и толкуется лишь в русле суфийской традиции. Однако многие ортодоксальные теологи уверены в том, что без веры в перерождение души трудно примирить проповедуемую исламом мораль и религиозное учение. Г.Ф. Мур, например, в своей Ингерсоллской лекции на тему переселения душ отмечает, что «невозможность совместить страдания невинных детей с идеей Господней милости или, на худой конец, справедливости заставляет некоторых вполне либеральных мусульманских теологов (мутазилитов) искать причины мучений в грехах, совершенных в прошлой жизни... Учение о реинкарнации — неотъемлемая часть культа имама, исповедуемого шиитами; это учение в специфической форме бытует также среди измаилитов и является важнейшей частью доктрины бабизма»
Специалист по истории ислама, И.Г Браун, развивает эту мысль в своем классическом трехтомном труде «Литературная история Персии». Рассказывая об эзотерических направлениях ислама, он упоминает три вида перевоплощения, которые признаются мусульманскими мыслителями: 1) Hulul, повторяющееся воплощение святого или пророка; 2) Rij'at, возвращение Имама или другого религиозного деятеля сразу же после его смерти; :3) Tanasukh, обычное перевоплощение любой души. Изма-илиты утверждают даже, будто Кришна, Бог индуистского пантеона, пришел в мир как Будда, а позднее — как Магомет; члены этой секты верят в то, что великие учителя рождаются вновь ради блага новых поколений. Многие современные мусульмане признают, что готовы, хотя бы в теории, допустить существование тех форм реинкарнации, о которых упоминают мистики. Подобно другим мировым религиям, ислам оттесняет теорию перерождения души на задний план, считая веру в реинкарнацию в худшем случае ересью, а в лучшем — прерогативой мистиков и прочих оригиналов. Тем не менее, тщательное изучение различных направлений ислама и священных писаний показывает, что доктрина реинкарнации является неотъемлемой частью религиозной традиции данного вероучения.

Выводы и заключения

Я хотел бы завершить эту главу весьма интересными словами мусульманского теолога Эрла Во:

Упоминания о реинкарнации прочно вплетены в богатейшую ткань исламской культуры и порождены ее мудростью; это не просто «факультативный элемент» мусульманской религии. С другой стороны, даже те направления ислама, которые отошли от ортодоксальной формы настолько далеко, что воспринимаются скорее как самостоятельные религии (например, суфизм), изначально отделились от основной традиции вовсе не из-за какого-то особенного понимания доктрины реинкарнации, а, скорее, в результате воздействия многочисленных факторов, порожденных внутренними проблемами истории и культуры ислама. Это наглядно иллюстрируется поисками духовных лидеров, которые несли бы в себе печать Божественности или Божественного знания. Возьму на себя смелость предположить, что эти формы религии не только будут продолжать свое существование, но с течением времени примут новый, более привлекательный облик благодаря соприкосновению с другими учениями, как взращенными внутри ислама, так и созданными извне, в качестве протеста против налагаемых им ограничений.

Стивен Розен
http://www.sunhome.ru/religion/12321/p1
__________________
The Bigger They Are, The Harder They Fall.

Mete вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.03.2011, 15:18   #556
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Кризис христианства в Европе





Почему во вполне благополучной западной Европе имеет место духовный кризис, и число христиан, посещающих церковь, неуклонно падает? Почему и в Западной Европе христианские ценности все более отходят на задний план, а на первое место уже давно вышло житейское благополучие, материальные ценности, почему разрешаются однополые браки? И, наконец, почему теперь,
за столько лет после падения коммунистического режима, когда христианство находится в нашей стране в наиблагоприятнейших условиях, в российском обществе христианское сознание не только не возродилось, но продолжает неуклонно вымываться?





По данным ученых-статистиков, число христиан, которые составляют треть населения Земли, увеличивается в два с половиной раза медленнее, чем число всего остального, не христианского, населения. Статистика свидетельствует, что ежегодный прирост в христианстве не превышает ежегодного прироста населения. Особую тревогу вызывают прогнозы ученых. Так, при условии сохранения нынешних тенденций в обществе, прогнозируется, что уже через
полстолетия численность христиан в Европе сократится на 67 млн. человек. К середине текущего тысячелетия в странах Старого Света должно стать меньше нерелигиозных и атеистов, однако возрастет количество приверженцев новых религий.

Схожая динамика прогнозируется и в Восточной Европе. За 50 лет численность христиан здесь уменьшится с 220 млн. до 212 млн. человек. Налицо явный кризис христианства, и этот кризис отнюдь не носит локальный характер, иными словами, – этообщеевропейский процесс, истоки которого следует искать в истории. Современное либеральное христианство допускает все – венчание гомосексуалистов, священников-гомосексуалистов в лоне Церкви, женское священство, право на аборты. В той же Германии храмы уже начали сдавать в аренду представителям других конфессий! Широко распахнув двери для мирских ценностей, христианство из живой религии превратилось в обряд. При этом не забывайте, что, в отличие от нас, в странах Западной Европы, где все это ныне наблюдается, не было ни Октябрьской революции, ни господства коммунистической идеологии, ни государственного атеизма. Что стало причиной такого положения дел?Влияние Церкви на общество сильно ослабло, она подверглась ограничениям в своей исконной функции – быть совестью общества. Власти откровенно ущемляют права христианских церквей и отдельных верующих, запрещая проведение уличных евангелизационных мероприятий (Франция) или чтение в Церкви 1-й главы Послания к Римлянам, где осуждается гомосексуализм (Швеция). Мутации подверглись морально-ценностные приоритеты и в самой Церкви. По сообщениям социологов в Голландии за последние 15 лет посещаемость
богослужений сократилась на 60-90 процентов. В Соборе Парижской Божьей Матери на воскресных богослужениях присутствует от 3 до 15 человек. В Англии и Германии храмы в крупных городах продаются коммерсантам и переоборудуются под рынки, дансинги и спортивные залы.

Во всей Западной Европе за последние 30 лет не построено ни одного костела, ни одной церкви. Уже исходя из этого, вопрос о так называемой ”традиционной” предрасположенности русского народа к христианству выглядит несколько преувеличенным. Так, в своих историко-философских экскурсах В. С. Соловьев не раз упоминал о равнодушии и даже вражде к христианству в русском обществе в силу самого внутреннего кризисного состояния, в котором оказалось христианство к 19 веку. Вместе с отжившими свой век, консервативными феодальными ценностями общество стремилось отбросить и устаревшее христианство. Как писал Бердяев Н.А.,
христианство “стало дряхлым и ветхим”. Христианство не сумело адекватно отразить новый миропорядок, поэтому еще задолго до Октябрьских событий разочарование в пропагандируемых им положениях привело к значительному сокращению числа его приверженцев.Разговоры об исконной религиозности русского народа, которую в одночасье взяли и отняли большевики – не более чем идеологический миф. Миф вредный, уводящий в сторону от глубинного понимания происходящего. В связи с вышесказанным, умный человек уже не ищет Истину в стенах религиозных заведений, а тихонечко верит себе в Бога, не выходя за порог собственного дома. На мой взгляд, одна из причин «продвинутости» постсоветских граждан в вопросах религии заключается в том, что в течение 70 лет над ними не довлела догматическая церковь. Несколько поколений были «свободны» от установившихся идей относительно Мира, Бога и прочего, их разум был открыт для любых духовных поисков и религий. А отношение власти к «опиуму для народа» заставляло население критически рассматривать любую религию, что дополнительно расширяло спектр поиска. Люди могли обойтись без церкви, но не могли обойтись без веры. Ведь истинно: Религия и Вера – это две очень разные вещи. Вера – цель, Религия – средство. Вера – освобождает, Религия – заключает тебя в рамки, лишает Свободы. /В. Медведь/.
Практически каждая религия чем-то дискредитировала себя. Здесь и миллионы убийств и войн, совершенных именем Господа (католические «крестовые походы» и аутодафе, мусульманская «Священная Война» и многое другое); и навязчивые зазывания служителей синкретических, «новых» церквей (евангелисты, харизматы и прочие); и, в конце концов, просто низкая мораль и неблаговидные поступки самих представителей Церкви. Духовенство, религиозные деятели, основной целью которых является объединение всех людей, религии, которые должны вести к пониманию единства со всеми, умудряются не только разводить людей в разные стороны, но и ставить их по разные стороны баррикад, давая в руки оружие. Неестественная поддержка отдельными политическими партиями и государственными деятелями религии удушает самого Бога, которого изолгавшиеся политические деятели совокупно с безбожными правители тщатся нанять для выполнения своих грязных подрядных работ. Но Бог - не подрядчик.
А может это и правильно? Ведь, не залезая в историю, можно сказать, что проблема всех религий в том, что они ограничивают свободу не столько человека, сколько Бога. Они заключают его в какие-то рамки и говорят: вот это – Бог, а это уже не Бог.
Вообще, принимая во внимание спиралевидный характер развития истории, за 2000 летний период своего существования христианство
неоднократно испытывало подобного рода потрясения, оказывалось в кризисном состоянии, но, в конечном итоге, всегда находило в себе силы и способности к саморегенерации. Среди наиболее значимых и памятных событий такого уровня в Европе – это период Реформации, в России – реформа церкви Петром I.

А что ждет христианство сейчас?


http://leviafan2000.livejournal.com/10376.html#cutid1
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.03.2011, 12:22   #557
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Михайлов: "Арабский язык — наиболее понятный язык"







Публикуем фрагменты из интервью главного редактора Научно-издательского центра «Ладомир» Юрия Михайлова, данных в последнее время светским журналистам. Напомним, что роскошный двухтомник «Жизнь пророка Мухаммада» Н. Ефремовой и Т. Ибрагима, выпущенный «Ладомиром», недавно был удостоен высшей государственной награды в книгоиздательской сфере — Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям признало его победителем всероссийского конкурса «Книга года 2010». В прошлом году «Ладомиру», ведущему научному издательству страны, основанному Ю. Михайловым, исполнилось двадцать лет. Сам он известен не только тем, что на протяжении пяти лет подвижнически готовил биографию Пророка к публикации, но значительную популярность он приобрел прежде всего своим исследованием «Пора понимать Коран» (наиболее полное издание — третье), активной жизненной позицией в разъяснении и популяризации в российском обществе мусульманского вероучения, противостоянии фальсификаторам ислама, жуликам всех мастей от религии, а недавно Юрий Анатольевич вновь приковал к себе внимание, выступив с программным манифестом «Ислам — религия интеллектуального выбора» (последняя редакция вышла отдельной брошюрой).


— Расскажите, как появился Коран


— Человечество обрело Коран в седьмом веке нашей эры. Его ниспослание продолжалось примерно два десятилетия. Процесс этот был весьма драматичным. Пророка Мухаммада, через которого Священное Писание мусульман было возглашено миру, отделяет от Иисуса Христа (с точки зрения мусульман — одного из величайших пророков ислама), примерно шесть веков.

История появления первых слов исламского Откровения такова: к сорокалетнему Мухаммаду, предававшемуся уединенным раздумьям в горной пещере близ Мекки, явился ангел Джибрил (в христианской традиции — архангел Гавриил), и решительно потребовал: «Читай!» Считается, что Пророк был неграмотен, а потому вопрос поверг его в изумление. Он никак не мог уразуметь, чего именно от него хотят, да и никаких текстов под рукой не было. В ответ ангел сдавил Мухаммаду грудную клетку с такой слой, что у бедняги перехватило дыхание, а требование продолжало звучать: «Читай!». В конце концов, Мухаммад, вторя божьему порученцу, с трудом произнес первые коранические строки.
Кстати, согласно последним научным исследованиям ситуации в Палестине начала первого тысячелетия, Иисус Христос, скорее всего, тоже не умел ни читать, ни писать.



— Айаты — это маленькие главки?


— Это небольшие ритмические речения, в европейской традиции для простоты их называют стихами. Когда Мухаммад пришел домой и поделился с Хадиджей, своей супругой, тревогой за собственный рассудок, она ободрила и успокоила его, признала его богоизбранность и тем самым стала первой женщиной, вообще первым человеком на планете, который поверил в особую, заданную Небесами миссию Мухаммада, поверила в то, что ее муж — назначенный Всевышним пророк и Его посланник, воздвигнутый к служению на пути несения людям света Слова Божьего.



— Так как же он «читал», если не умел?



— Слова небожителя подразумевали: «Читай то, что ниспослано тебе на сердце». Текст Корана, речения Божьи, нисходили Мухаммаду на сердце — особый орган духовного зрения и разумения, орган, наличествующий в общем-то у каждого человека. Другое дело, не у каждого духовные зеницы распахнуты Божьему свету, у кого-то они безнадежно слиплись, и человек низринулся в мрак бездуховности, превратился в «мертвую душу» (вспомним Н.В. Гоголя и персонажей его гениальной поэмы).

Внимая божественному глаголу, Мухаммад обычно находился в особом, экстатическом состоянии. Часто его бил озноб, тело покрывалось потом, и Пророк просил потеплее укутать его. По выходе из общения с высшими силами он обращался к окружающим и в точности воспроизводил те заповеди Господа, что были усвоены его сердцем.




— Это сразу же кто-то записывал? Как всё это появилось в рукописном виде?





— Следует не забывать об одной особенности: для населения древней Аравии была характерна бесписьменная культура. Буквально единицы имели свитки с текстами. Всё с ходу выучивалось на память, способность к запоминанию со слуха огромных словесных массивов, утраченная нами сегодня, была настолько развита, что проблемы точного воспроизведения не существовало. Самыми популярными соревнованиями того времени были состязания поэтов. Бедуины, малограмотные люди, обожали поэзию. Впоследствии, кстати, Пророка часто обвиняли в том, что он, воспользовавшись поэтическими наущениями джиннов, сочинил Коран, приписав авторство Богу. Коран поражал самых взыскательных слушателей (между прочим, в отличие от наших дней, в те времена и речи не было, что кто-то не понимал возглашавшегося Откровения), и наиболее простым объяснением кораническому чуду было приписывание Пророку поэтического дара колдовского свойства. Мухаммаду приходилось то и дело доказывать, что он — не оракул, не прорицатель и не вещун. Звучала критика и от инаковерующих единобожников, обвинявших его в плагиате, мол, он самым беззастенчивым образом пересказывал то, что было написано в Торе, Псалтири и Евангелии, и выдавал получавшуюся компиляцию за новое благовестие. В ответ недоброжелателям говорилось, что Пророк неграмотен и не мог быть изначально знаком с этими писаниями, но тут же в дело пускалась новая «улика»: мол, эти священные тексты ему тайно зачитывал некий образованный монах. У Мухаммада подобные упреки вызывали лишь горестное сожаление, поскольку, если Бог один, то почему же послания от Него должны противоречить друг другу?

Отдельные суры Корана были записаны еще при жизни Пророка, но полная кодификация Откровения произошла лишь после его смерти, в середине седьмого века, при третьем халифе — Усмане, когда возникло устойчивое ощущение, что вскоре могут покинуть земной мир все, кто помнил Писание наизусть.

Феномен Корана, его уникальность удостоверена самой историей. Общеизвестно, что с момента возглашения первых айатов и до того времени, когда мы можем говорить о появлении мощного государственного образования под названием Халифат, прошла всего-то сотня лет. Мы не в состоянии назвать ни одного текста в земной летописи человечества, который оказал бы столь революционное, столь масштабное, столь глубинное и столь продолжительное воздействие на социальную среду: через какое-то столетие после ниспослания этого Богоданного Откровения миру предстало огромное, флагманское для своего времени государство, конституцией которого было объявлено Слово Божье — Коран.



— Чем же Коран отличается, например, от Библии?



— Ветхий и Новый Заветы — это так называемые «богодухновенные тексты». Сочиняли их священнописатели — подвижники и молитвенники, водительствуемые Богом, но обладавшие, каждый, своей творческой индивидуальностью. Поэтому мы вправе говорить о стилистике тех или иных авторов, их личностных особенностях, восхищаться, например, озарениями Иоанна Богослова — автора Апокалипсиса, а вот, например, Псалтирь — это уже совершенно другой, по своему замечательный текст. Коран же, с точки зрения мусульман, есть прямая речь Бога, которая местами присутствует и в Библии. То есть в случае Корана отметена возможность какого-либо творческого препарирования людьми божественного глагола, и поэтому мусульмане столь бережно относятся к кораническому Посланию, стремятся заучивать его на память. Такого рода заучивание, с овладением искусством ритмической рецитации божественного текста, — один из элементов исламского обучения. Важно усвоить, что, если для мусульман Словом Божьим выступает Коран, то для христиан таковым является Иисус Христос (в терминах христианского тринитарного богословия чаще употребляется понятие «Логос»). То, что Иисус есть «Слово от Бога», подтверждается и Кораном. Но Евангелия от Иисуса мы, так уж исторически сложилось, не имеем.
Из феноменов прошлого надо уметь делать правильные выводы — с позиций ислама, история человечества — одна из форм Божественного откровения и умудряющего урока.
С позиции мусульман, Коран непереводим. Если Новый Завет перелагается на многие языки, и никому не приходит в голову оценивать эти переводы как в чем-то духовно ущербные, — синодальный перевод, например, имеет в нашей стране каноническую силу (при этом регулярно поднимаются вопросы об устранении содержащихся в нем ошибок; Российское Библейское общество вынуждено было недавно выпустить новый, отвечающий современным научным требованиям полный перевод Нового Завета, озаглавив его «Радостная Весть»; полным ходом переводятся заново и книги Ветхого Завета), и, похоже, нет проблемы в том, что абсолютное большинство православных церковносвященнослужителей не владеет арамейским языком, на котором проповедовал Иисус Христос, или греческим, на котором изъяснялись Отцы и Учители Церкви, — то в исламе совершенно иное отношение к тексту Откровения. Считается, что у арабского языка есть особые качества, и не случайно именно на арабском был ниспослан Коран. Арабский язык — это плоть Слова Божьего.

Но, кстати, эта, «проарабоязычная», точка зрения далеко не всеми разделяется, ведь в самом же Коране говорится о том, что арабский язык — наиболее понятный язык. Во время ниспослания Книги этот язык был самым распространенным и самым понятным в буквальном смысле слова. Он был языком лингва-франка, который прекрасно понимало всё население региона.
Если руководствоваться исламской логикой, то под одним переплетом с Ветхим и Новым Заветами третьим должен публиковаться Коран.


islamnews.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13.04.2011, 12:36   #558
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Deutsche Welle: Протесты в Афганистане грозят разжечь экстремизм в Центральной Азии, - эксперты





С начала апреля Афганистан охвачен волной массовых протестов. Эксперты говорят о новом движении, которое может перекинуться на соседние республики Центральной Азии.



С начала апреля по Афганистану катится волна массовых протестов, в основном спровоцированных сожжением в США экземпляра священной для мусульман книги Коран. Анализируя характер протестных настроений, эксперты говорят, что столкнулись с новым явлением, которое может распространиться на соседние республики Центральной Азии.



Самым известным эпизодом волнений стали трагические события в Мазари-Шарифе. По окончании пятничной молитвы 1 апреля жители города вышли на заранее заявленный и санкционированный властями митинг протеста. Он был посвящен одной теме - сожжению христианским священником Терри Джонсом в США Корана. Как сообщил корреспондент Deutsche Welle Ахмед Дурани, афганцы во время митинга у местной миссии ООН скандировали лозунги "Вставайте на борьбу с врагами Корана", "Смерть правительству и Карзаю", "Смерть Америке и Обаме".


Погром в миссии ООН и протесты по всей стране



Афганские полицейские и охрана миссии ООН из Непала обратились в бегство при виде штурмующей толпы. Военные миссии ISAF, несмотря на то, что в Мазар-и-Шарифе находится одна из их баз, (там дислоцированы части шведского и германского контингентов), прибыли с опозданием - толпа успела устроить в представительстве ООН настоящий погром. Несколько охранников и сотрудников миссии были убиты, причем двое из них обезглавлены.

Корреспондент Deutsche Welle отмечает, что среди манифестантов, пришедших к представительству ООН, немалую часть составляли этнические таджики и узбеки. В следующие дни - 2 и 3 апреля - протесты проходили в южном городе Кандагар. В отличие от событий на севере, полиция принялась разгонять манифестацию. Между митингующими и стражами порядка произошло столкновение, полиция открыла огонь на поражение.

3-4 апреля митинги и столкновения с полицией прошли уже по всей провинции Кандагар, включая ее отдаленные районы. Затем массовые протесты перекинулись и на восточную часть страны, столицу провинции Нангархар Джелалабад. По информации корреспондента Deutsche Welle, в них активную роль сыграли студенты местного университета, к которым присоединились жители города.

Кроме того, волна протестов захватила западную провинцию Герат, северные провинции Джузжан и Тахар, а также провинцию Парван в центральной части страны. 5 апреля волна протестов достигла Кабула. Митинг, на котором собрались более 1000 человек, организовали студенты государственного Кабульского университета и ряда частных вузов. Итог протестов к 6 апреля - не менее 24 погибших, свыше 150 раненых.




Талибы, бандиты или "третья сила"?


В связи с новым разворотом ситуации в Афганистане эксперты задаются вопросом, кто стоит за протестами. Специальный представитель Генерального секретаря ООН в Афганистане Стефан де Мистура заявил, что в Мазари-Шарифе манифестантов подтолкнули на погром в миссии ООН полтора десятка подстрекателей. Также, по сообщению американского Wall Street Journal, сейчас в организации пытаются выяснить, как вышло, что расположенные всего в нескольких километрах от места трагедии части ISAF не смогли предотвратить погром. Представители бундесвера уже заявили, что к ним "не поступали никакие просьбы о помощи".

Официальный Кабул назвал виновными в кровопролитии талибов и лиц "предположительно арабского происхождения или чеченцев". А председатель Совета провинции Кандагар Ахмад Вали Карзай считает, что беспорядки в столице этой провинции организовали преступные группировки, а талибы использовали ситуацию.

Однако корреспондент Deutsche Welle Ахмед Дурани сообщает, что руководство "Талибан" через своего пресс-атташе Зибуллу Моджахеда заявило, что не имеет к организации протестных акций ни в Балхе, ни в Кандагаре никакого отношения. Опрошенные корреспондентом Deutsche Welle жители Кандагара это подтвердили.

Афганский оппозиционный политик Абдулла Абдулла говорит о "неких силах", которые желают дестабилизации на севере Афганистана и в частности в Мазари-Шарифе, слывшем самым спокойным городом в стране. За погромами в Мазари-Шарифе, столице провинции Балх, афганские инсайдеры видят политическую интригу, связанную с противостоянием между президентом Хамидом Карзаем и губернатором Балха, известным полевым командиром по имени Атта Мухаммад Нур. Нур уже долгое время фактически не подчиняется центральному правительству в Кабуле. Среди жителей Балха курсирует версия, что недоброжелатели Атты Мухаммада Нура решили дискредитировать его в глазах Кабула. В частности, называется имя генерала Абдурашида Дустума, согласно этой версии, мобилизовавшего своих сторонников для участия в погроме. Давний противник таджика Атты Мухаммада Нура, Дустум и стоящая за ним большая группа этнических узбеков, если следовать этой точке зрения, желали показать бессилие нынешнего губернатора и поспособствовать его скорейшему смещению Хамидом Карзаем.




Новое явление


Но, по мнению ряда специалистов, нынешние события не укладываются в версии внутриполитических интриг. Их необходимо рассматривать как проявление принципиально нового и более масштабного явления. Так, немецкий эксперт по Афганистану Томас Руттиг (Thomas Ruttig) говорит, что "провокации на религиозные темы в Афганистане, который не является светским, секуляризованным государством, воспринимаются очень серьезно". Как добавил Руттиг, в Афганистане "накопилась фрустрация, связанная с тем, чего добилось и чего не добилось международное сообщество в этой стране".

Российский эксперт Андрей Серенко на сайте Afghanistan.ru говорит в этой связи о новом протестном движении "защитников Корана" в Афганистане. По его мнению, движение может охватить непуштунские провинции страны, привести к религиозной радикализации живущего там таджикского, узбекского, туркменского населения. Серенко допускает возможность мятежей под лозунгами защиты Корана в странах Центральной Азии.

Российский специалист по кризисным ситуациям Лев Корольков в интервью Deutsche Welle отметил, что нынешние события в Афганистане следует квалифицировать как "восстание". Оно, по его словам, способно оказать гораздо большее влияние на Центральную Азию, нежели "арабские революции". "Сожжение в США Корана - это не более, чем casus belli, "повод к войне", - говорит Лев Корольков. По его мнению, условия для того, чтобы подхватить протесты, созрели во всех центральноазиатских республиках, за исключением, возможно, Казахстана, где религия не играла столь уж значительной роли в жизни общества, а жизненный уровень сравнительно высок. "И Узбекистан, и Таджикистан, и Киргизия, и даже Туркмения могут загореться. Это лишь кажется, что там все подавлено. Прецедент в Афганистане - очень плохой знак для них". В настоящий момент никаких заметных последствий события в Центральной Азии не вызвали, но и незамеченным не остались. Так, глава Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддин Кабири 5 апреля заявил, что в действиях пастора Джонса "отлично видны признаки экстремизма и терроризма".



Опубликовано на IslamSNG.com
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.04.2011, 11:10   #559
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Реакционная лексика - халтура в журналистике.


Ислам, СМИ и их лишенный смысла лексикон.







Использование реакционной лексики вместо контекстной при освещении мусульманских вопросов – попросту халтура в журналистике. Но дело здесь гораздо серьезнее, чем подразумевает этот вывод. Эти пустые слова не могут показать человеческие качества мусульман или придать Исламу такой же статус как остальным мировым религиям.




Понятно, что ничего не понятно

Исламист, правоверный, джихадист, исламизм, радикал, мусульманин, экстремист, повстанец, фундаменталист, борец за свободу, неверный, умеренный, либерал, прогрессивный. Все эти слова означают все и ничего одновременно – свидетельство силы и изменчивости языка СМИ, особенно, когда дело касается слов, описывающих мусульман и Ислам в современном мире.

Потенциал и скользкость такой журналистской «скорописи» становится очевиден по недавней статье в Associated Press, которая была приведена в разделе «Мир» газеты Los Angeles Times. Заголовок звучал так: «Индонезийский боевик получил 8 лет тюрьмы за двойной теракт в отелях».

Эта фраза – просто кладезь ширпотребной и расплывчатой лексики – исламист, боевик, экстремист. Этот заголовок рассказывает историю, лишенную контекста, и играет на чувствах и представлениях читателей вместо того, чтобы информировать их или бросать вызов предрассудкам.

Что такое исламист? Согласно словарю Принстонского университета, исламист это либо «ученый, обладающий знаниями исламских наук», либо «правоверный мусульманин». То есть, исламист это тот, кто много знает об Исламе и старается тщательно следовать его нормам (заметьте, здесь не говорится ни слова о терроризме, насилии, ненависти или нетерпимости).

Индонезийца, приговоренного к 8 годам, называют «боевиком-исламистом». А кто такой боевик? «Активист (воинствующий реформист)».

И что же, упомянутый товарищ является ревностным мусульманским ученым с военной подготовкой? И сколько же у него в действительности исламских знаний? Может у него есть диплом Гарварда по специальности исламские науки, или же он уважаемый шейх? Насколько он вообще соблюдающий, в плане выполнения религиозной практики? Может, это просто человек, который по стечению обстоятельств «числится» мусульманином, и который был завербован для совершения преступлений в обмен на деньги или мстит за угрозы своей семье или общине? В этой статье таких деталей не содержится, и читателю остается только домысливать остальное на основании своих предрассудков.

И, наконец, что есть экстремист? Неудивительно, что это «человек, имеющий крайние взгляды». В соответствии с этим определением многие люди по сути являются экстремистами. Два самых экстремистски настроенных мусульманина, которые приходят в голову, это Усама бен Ладен (по понятным причинам) и Айян Али Хирси, которая утверждает, что Ислам «не просто уродлив, но и чудовищен», и что «христианские лидеры, тратящие свое драгоценное время и ресурсы на бесполезный межрелигиозный диалог с самозваными лидерами Ислама, должны направить свои усилия на обращение в христианство как можно большего количества мусульман».

Хирси, родившаяся в мусульманской семье и ныне являющаяся атеисткой, призывает к разрушению Ислама путем обращения мусульман в другую религию. По-моему, звучит довольно-таки радикально, но я почему-то никак не могу найти в западных СМИ упоминания о ней как об экстремистке, разжигательнице ненависти, фанатичке, расистке и стороннице порабощения миллиарда мусульман планеты.

Вышеупомянутая статья Associated Press – проявление растущего медийного тренда, выражающегося в небрежной или почти отсутствующей увязке материала с контекстом, когда дело касается мусульман и Ислама. Недавняя статья на CNN упоминает «радикальные исламистские группировки» и «радикальные исламские группировки», творящие «неисламские» насильственные действия.

Даже снимая с т.н. «радикальных исламистов, исламских боевиков и исламистского режима» ответственность за текущие межэтнические столкновения в Кыргызстане, Reuters продолжает применять к ним ряд расплывчатых неопределенных терминов, которые только захламляют контекст вместо того, чтобы прояснить его.

ВВС сообщает, что подозреваемому в терроризме «установили нательный электронный датчик и велели жить в регионе Мидландс, чтобы держать его подальше от исламистских экстремистов в Лондоне».

То есть, надо держать этого подозреваемого в терроризме подальше от мусульманских религиозных ученых? Спасибо, ВВС, хорошо же вы меня проинформировали….

В этих и других мейнстримовых СМИ я почему-то никак не могу найти примеры аналогичных клише, подчеркивающих негативные стороны, в отношении христианства, иудаизма или буддизма. С другой стороны, как мы уже видели, у журналистов есть множество клише для ассоциирования Ислама с насилием, угнетением и порабощением.

Главный вопрос здесь таков – все это отражает реальные взгляды большинства мусульман в мире, или же это намеренная небрежность немусульманской прессы и читателей?

Неужели во всем мире нет никаких положительных историй об Исламе и мусульманах? Как мусульманин, родившийся и выросший в США и работающий бок о бок с мусульманами в этой стране, я знаю много удивительных историй, о которых нигде не рассказывается.

И что все это значит? Короткий ответ таков: использование реакционной лексики вместо контекстной при освещении мусульманских вопросов – попросту халтура в журналистике. Но дело здесь гораздо серьезнее, чем подразумевает этот вывод. Эти пустые слова не могут показать человеческие качества мусульман или придать Исламу такой же статус как остальным мировым религиям. Они также увековечивают наивную концепцию т.н. «столкновения цивилизаций».

Журналисты так гордятся собой, что они такие информированные и могут информировать других. Многим из них стоит напомнить себе о своей журналистской миссии и внимательнее отнестись к своему языку и своим предположениям касательно мусульман и Ислама.

www.altmuslim.com
Автор: Али Х. Мир
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2011, 10:50   #560
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Homo religiosus








Александр Кырлежев о «среднем человеке», шизофрении и «наезде» на религиоведов.





Есть такой «антропологический» ход: обозначать человека в разных его «ипостасях», или функциях. Так возникли разные «хомо»: homo sapiens, homo faber, homo viator, homo ludens etc. Эти именования претендуют на то, чтобы выявлять некие сущностные характеристики «человека вообще». Так появился и homo religiosus — «человек религиозный».

Возможны как минимум два толкования последнего общечеловеческого имени такого рода. Первое: существует некая врожденная всем людям религиозность, своего рода религиозный ген (кстати, этой версии придерживаются некоторые профессиональные генетики). Второе: под этим выражением должны быть собраны лишь фактические данные о религиозных склонностях и проявлениях людей, которые обнаруживает и описывает история религий.

В любом случае относительно homo religiosus можно утверждать следующее.

Религиозность есть некая константа индивидуально-социального существования человека. Она постоянно воспроизводится во все времена, включая времена «антирелигиозные». Ни общеевропейская секуляризация, ни региональный советский атеизм ее уничтожить не смогли. А многие из тех представителей homo, которые «порвали» с религией, стали адептами разных ее квазирелигиозных заменителей: всеобъемлющих идеологий, светских верований и проч.

Другой момент. Религиозность этого homo religiosus — очень разная, и содержательно, и функционально (так что порой ее трудно подвести под один знаменатель), но то, что мы, по крайней мере интуитивно, опознаем как религиозность, квазирелигиозность и антирелигиозность (корень-то один!) — это проявления чего-то подобного.

Третий момент. Эта религиозность (во всех смыслах) — автономна, то есть самозаконна, есть нечто специфическое. Не «благодаря» и не только «вопреки», но — «несмотря ни на что». Другими словами, у «человека», судя по всему, действительно есть особый религиозный аспект его существования, не сводимый ни к чему иному. «Проклятый религиозный вопрос».

О чем все это говорит?

Это говорит о том, что в человеке есть некая трещина, разлом, дырка — так сказать, на «теле его экзистенции», то есть «бытии-в-мире» (in-der-Welt-sein). И эта врожденная рана свидетельствует о том, что человек — больше мира (если говорить евангельскими словами), что он в принципе, в глубине своего существа — свободен от мира.

Свободен в том смысле, что он не исчерпывается мировой данностью: в этой щели, которую можно назвать «религиозной», свищет что-то иное, чем мир. Что-то потустороннее миру. И это — не только ощущение (которое может и не осознаваться), но и логический факт: как сказал один философ, если мы знаем свои границы, то значит можем заглянуть за них (искаженная цитата). То есть, как только мы утверждаем, что ограничены миром, природой, данностью или чем-то еще подобным, мы тем самым сразу постулируем потустороннее.

Вот это представление о потустороннем и жажда, чтобы оно было, — это и есть корень религиозности, позволяющий «человека вообще» называть homo religiosus.

Homo religiosus — это тот, кто, примиряясь со своей неизбежной космической определенностью (потому что в этом отношении он animal — даже если и rationale), не хочет быть детерминирован социокультурно, то есть этой второй, межчеловеческой, данностью. И если в его распоряжении нет высокой философии, «возвышающего обмана» художественного творчества или чего-то подобного, то есть если он — «средний человек», тогда у него, по крайней мере, есть такой мощный ресурс актуализации своего врожденного мета-физического дефекта, как религия.

Скажут: религия — это тоже зависимость. Нет, это вторая зависимость, а тем более — от нездешнего, что радикально меняет ощущение in-der-Welt-sein. Религия, во-первых, сообщает существованию объемность, а во-вторых — дает свободу психологического маневра: возникает своего рода шизофрения (а шизофрения есть самая прочная психологическая структура для «бытия-в-мире»).

Но это — с примитивной имманентной, посюсторонней стороны.

Потому что с другой, более сложной, стороны, сама потребность в «шизофрении» есть потребность в потустороннем. Потому что религия все равно и всегда — трансцензус, переступание границ обреченности на здесь-бытие (Dasein). Если религиозность не всегда есть «свобода для», то она всегда есть «свобода от». Та самая негативная либеральная свобода, которую прославлял Исайя Берлин. То есть религиозность всегда освобождает (от тотальности мира сего — по крайней мере психологически), даже когда закрепощает (скажем, психологически).

Но у религиозности есть и другая — позитивная — задача. Вспомним хотя бы вполне «антирелигиозного» — в обыденном смысле — Мераба Мамардашвили. Ведь о чем говорит «религиозный» разрыв на теле человеческого существования? Он говорит о том, что человек в своей актуальной данности — это еще не вполне человек, что человек должен еще состояться как истинно человек… То есть превзойти свою данность.

И опять говорят: религия — это стремление прислониться (то есть стремление к патернализму). Ну и что? Ведь речь идет о стремлении «прислониться» к тому, что выше и больше мира и человека, а это уже совсем не банальное «прислонение». Homo religious — это имя человека на пути к самопревосхождению и потому — самосвершению.

А уж как каждый из нас проходит этот путь (если проходит), — это совсем другой, то есть слишком конкретный, вопрос: религиозные люди вспомнили бы здесь о Страшном суде, где вся правда и обнаружится.

В чем же «мораль» этой колонки? — Да просто хочу «наехать» на религиоведов.

Потому что «религия», которую придумали религиоведы, — это религия, которая меньше, чем религия homo religiosus. Профессиональные религиоведы все время занимаются иммантезацией того, в чем они, как считается, специалисты. Они загоняют религию в двойной капкан догмы и ритуала. Но на самом деле религия — в своих последних основаниях — имеет дело с врожденным позитивным дефектом homo sapiens как homo religiosus. И поэтому, на наш взгляд, религиоведение очень полезно как научная рутина, но очень вредно как разговор о религии и религиозности по существу.

И пока религиоведы не поймут, что homo religiosus — это метафизически раненый animal rationale, они будут производить только вторичное знание.


religo.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.04.2011, 22:36   #561
Местный
 
Регистрация: 01.09.2006
Сообщений: 5,202
Сказал(а) спасибо: 137
Поблагодарили 346 раз(а) в 239 сообщениях
Вес репутации: 68
IuM на пути к лучшему
Мои фотоальбомы
Отправить сообщение для IuM с помощью AIM Отправить сообщение для IuM с помощью Yahoo

По умолчанию

Горький о религии


Д. В. Философов


Журнал «Le Mercure de France» предпринял очень любопытную анкету. А именно: редакция обратилась к самым разнообразным лицам с просьбой высказать свое мнение о том, присутствуем ли мы при разложении (dissolution) или эволюции религиозной идеи и религиозного чувства.

Насколько мне известно, из русских приняли участие в этой анкете Горький, Мережковский, Минский и Плеханов. Пока появились лишь ответы Горького и Плеханова. По содержанию своему оба ответа тождественны. Одинаково наивны, плоски и буржуазно-оппортунистичны. Плеханов дал дистиллированную банальность всех ученых позитивистов, трактующих о религиозных вопросах. Ответ Горького интереснее. В нем есть известный темперамент и неосторожность человека неискушенного, С Плехановым нельзя спорить. Не за что уцепиться. Гладкие общие места, отталкивающие всякого мало-мальски глубокого человека своею плоскостью. Профессионалы-философы улыбнутся, художники отвернутся со скукой. Совсем другое Горький. Он человек наивный, искренний, создавший несколько воистину литературных
произведений. Как бы к Горькому ни относиться, драма «На дне» переживет и ругань его врагов, и клику -шечьи восторги подобострастных друзей. Его мысли о религии интересны, как важный психологический документ. С одной стороны, Леонид Андреев с «Жизнью человека», Сергеев-Ценский с беспощадным пессимизмом: а с другой — их недавний единомышленник и однокашник Горький, со своей идиллической религией без Бога.

Горький утверждает, что если идея личного Бога подверглась окончательному разложению, то, наоборот, религиозное чувство находится в периоде развития. Ему предстоит широкое будущее.

Вот что он говорит:

«Я думаю, что мы присутствуем при образовании нового психологического типа. Я вижу в далеком будущем появление совершенного существа, которое я называю совершенным потому, что оно будет обладать гармоническим развитием всех своих способностей, без внутренних противоречий.

Чтобы это совершенное существо могло появиться, необходимо свободное и широкое общение между людьми равными, и эта проблема разрешается социализмом.

Вот как я определяю религиозное чувство. Религиозное чувство есть гордое и радостное ощущение гармонической связи, соединяющей человека со вселенной. Это чувство рождается в присущем каждой личности стремлении к синтезу, оно питается опытом и превращается постепенно в религиозный пафос, благодаря радостному ощущению внутренней свободы, пробудившейся в человеке...

Дорога, которою следует человечество, что бы там ни говорили люди с больной печенкой, это — дорога, которая ведет к духовному совершенству. Сознание этого процесса должно пробуждать во всяком душевно-здоровом человеке религиозное настроение, то есть сложное и творческое чувство веры в себя, в победу, пробуждать любовь к жизни и удивление перед мудрой гармонией, которая существует между человеческим разумом и всем миром, вселенной».

Что и говорить. Религия благодушная. Устраняющая всякую трагедию. Но кого она может удовлетворить? Возьмем для примера Леонида Андреева и героя его новой драмы. Удовлетворятся ли они горьковским оптимизмом?

Уже одно посвящение «Жизни человека» заставляет задуматься. На первой странице драмы стоит: «Светлой памяти моего друга, моей жены, отдаю эту вещь, последнюю, над которой мы работали вместе». Уже в этих строках чувствуется глубокое страдание личности, которое вряд ли утешится религией Горького. Герой драмы дошел до такого отчаяния, что стал даже (horribile dictu!) молиться стоящему в углу, вот здесь, рядом, «Серому Некто», молиться о сохранении жизни сыну. Молитва не была услышана, сын умер, а человек погиб в кабаке, среди страшных пьяниц. Такова судьба не именно этого человека, а почти всех людей. Потому что мир проклят. Какая-то ловушка дьявола. И люди стремятся не победить трагедию мира, преодолеть ее, а отвернуться, пройти мимо. Играют в игрушки. И мир мстит. «Когда ребенок умирает, проклятием для живых становятся его игрушки».




Горький, натолкнувшись на коренное зло мира, отвернулся от него, думал найти забвение в «игрушках», потому что, что такое, как не «игрушки», его жалкая, наивная философия оптимизма, религия грядущего «совершенного существа».


Какой ответ дает он Андрееву?

«Или признай, что у тебя больная печенка, что у тебя не все дома, или верь, что ты, со всеми своими страданиями, ничто иное, как удобрение для роста счастливого сверхчеловека будущего». Этот новый самодержец нисколько не менее жесток, чем все прошлые и нынешние самодержцы. Как и они, он требует бесчисленных жертв и строит свое благополучие если не на костях своих современников, то на костях всех предыдущих поколений.

Не знаю, ответ ли это на вопрос «Человека», погибшего среди пьяниц, «на лицах которых при всем их разнообразии лежит печать страшного сходства: зеленоватая, могильная окраска и выражение то веселого, то мрачного и безумного ужаса». Андреев утверждает, что мир — «кабак»; «Серый Некто», могший в момент молитв «Человека» превратиться в Бога, в конце концов превратился в «равнодушного кабатчика», а Горький утешает страдальца своим «сверхчеловеком» и лепетом о какой-то «радостной гармонии».

Не знаю, как на других, но на меня эта наивная вера в грядущего «сверхчеловека», ради которого мы должны нелепо страдать, производить самое отвратительное впечатление. Верь сверхчеловеку и покоряйся ему не только за страх, но и за совесть. Нет, во мне просыпается босяцкая душа и непреодолимое желание послать, как делает один «босяк» Горького, «весь мир к черту на куличики».

Горьковская религия основана прежде всего на одной психологической и логической нелепости. Ведь если Бога нет, нет абсолютной бессмертной личности, и из меня, после смерти моей, «лопух вырастет», то какое мне дело, что после моей смерти будет здесь на земле. Андреев и логически и психологически последователен. Он приходит к последнему отчаянию. Он не принимает мира, не принимает Бога и умирает в «кабаке». Горький же,
утверждая всей своей философией «кабак» мира, ни с того, ни с сего создает для утешения «молодых сил» какую-то побрякушку, нелепый мираж будущего счастья таких же смертных, как и мы, людей.

Хорошо, мы все ничто иное, как пушечное мясо для торжества грядущих сверхчеловеков. Допустим, что мы поверим в эту химеру, в эту грубую и неприличную игрушку. Но разве эти будущие сверхчеловеки будут абсолютно и совершенно счастливы? Что же, они будут бессмертны? Их не будут переезжать, как переехали Кюри, будущие, — о, насколько усовершенствованные, — автомобили; у них не будут умирать дети; у них не будет ревности, и
главное, главное, серый молчаливый Некто не будет вечно стоять тут, рядом, с еле теплящейся свечой в руках?


Да ведь это же все обман, самый жалкий обман, мираж, которым новые буржуа будущего хотят усыпить вечный, я бы даже сказал предвечный бунт человеческой личности.

О, да, я знаю, как исторические церкви поклонялись властям предержащим, я знаю, как попы кормили голодный народ обещаниями загробной жизни, но разве не то же самое делает Горький, только не во имя (пускай ложно понимаемого) абсолютного начала, а во имя детской игрушки будущего сверхчеловека, может быть, более знающего, чем мы, но такого же бессильного перед законами смерти, как и мы. И ради этого нового фетиша мы должны
склонять свои головы. Сколько тут нового, утонченного насилия, какое презрение к человеческой личности. И, конечно, личность не поддастся на эту удочку. Сверхчеловеческий рай, мнимо научная религия без Бога, буржуазный оптимизм никогда не замажет мятежного духа человека, жаждущего истинной, подлинной свободы, а не замены одних господ, настоящих, другими господами, будущего.


Странная вещь. Горький, отрицая бессмертную, абсолютную личность, тем не менее не мог искоренить в себе жажду ее бессмертия и подменил ее суррогатом веры в будущего сверхчеловека. Атеисты, отказываясь от «загробной жизни» в мире ином, по какой-то логической аберрации утверждают загробную жизнь здесь, на земле, и устремляют свою волю на то или иное ее устроение. Вместе с тем, ведь совершенно ясно, что для моего смертного и
конечного «я», превращающегося с моей смертью в прах и тлен, должно было бы быть также безразлично то, что будет происходить на земле, после моей смерти, как и то, что будет происходить со мной, зарытым в этой земле. Не все ли равно умирающему в «кабаке» герою андреевской драмы, сколько людей будет рождаться после его смерти по капризу «Серого Некто» и что они будут делать, как устраиваться? Они все кончат в том же кабаке. Отрицание
бессмертия личности должно последовательно вести к полному индифферентизму социальному. И если фактически этого нет, то именно потому, что как бы разум, трезвый человеческий разум, так называемый «здравый смысл», ни отрицал бессмертия личности, — ощущение ее, не доходя до сознания, живет, потому что не может не жить в человеке.

Здесь мы наталкиваемся на одно ходячее заблуждение, которое царит в интеллигентско-материалистических кругах относительно идеи бессмертия. В ней видят скрытое отрицание мира, лежащего во зле. Это заблуждение идет от исторического христианства, которое обострило антиномию духа и плоти и предало плоть проклятию. Современный материализм есть законная реакция против спиритуализма прошлого. Но он также од посторонен, как и блаженной памяти спиритуализм. В частности, обращаясь к идее бессмертия личности,
надо признать, что без нее всякое учение о прогрессе, всякая работа над социальным устроением будущего — становятся просто бессмысленными. Если история есть процесс эволюции, и только процесс, тогда все усилия человеческой воли, направленные к его ускорению или изменению, — сплошная «романтика». Тогда гораздо более последовательны современные сверхчеловеки, объявляющие свое «я» центром жизни. Ничего не существовало до появления этого «я», и ничего не будет существовать после его исчезновения. Естественно, что вся радость жизни, весь смысл ее сосредоточивается в этом одиноком, временном «я». Цезари Борджии, Наполеоны, Раскольниковы получают полное оправдание, потому что ощущение связи с внешним миром, с не «я», с будущей историей человечества, не может быть у существа, отделенного от прошлого и будущего абсолютным небытием. Только эмпирически данное «я» существует, имеет для меня реальную ценность. Так же последовательны те, кто, убедившись в своей смертности и не находя, может быть, даже по чисто внешним условиям, возможности воплотить в жизни свое личное «сверхчеловеческое» я (как Наполеон или Цезарь Борджиа), впадают в последнее отчаяние и проповедуют «коллективное самоубийство». И жизнерадостный аморальный эгоизм, и безнадежный пессимизм одинаково логичные и понятные выводы догматического материализма или далее
атеистического позитивизма. Но как на этой философии можно обосновывать революционный социализм, веру в будущее царство социальной правды на земле и, главное, добиваться ее вопреки непосредственным ближайшим интересам эмпирической личности — просто уму непостижимо. В одной из своих статей Плеханов верно замечает, что «материалистический взгляд на человеческую волю прекрасно уживается с самой энергичной деятельностью на практике» («К вопросу о роли личности в истории»). Это доказывает только, что бессознательная сила жизни зачастую правее, инстинктивно ближе к правде, чем навязываемое ей материалистическое сознание. Но содержание этой «энергичной деятельности» материалистическим взглядом на человеческую волю не предрешается, и к счастью. В том-то и дело, что «энергичная деятельность» только случайно уживается с «материалистическим взглядом на волю», органически с ним отнюдь не связана. И в том-то, может быть, и заключается ее теперешнее бессилие, что она малосознательна и довольствуется этим наивным полусознанием дешевого материализма. Сама по себе эта энергичная воля праведна, ее инстинкт святой, а содержание ее, цель, которая ей навязывается, ниже ее. Прежде эту энергичную волю направляли на отрицание мира, и она применялась к величайшим подвигам аскетизма. Сколько лучших сил погибло в одинокой борьбе со злом, ради личного спасения. Теперь эти силы направляются на счастливое устроение здесь, на земле, будущих смертных людей. Личность целиком приносится в
жертву обществу, и она, естественно, мельчает, хиреет. Сам Горький живой тому пример. В поисках атеистической общественности будущего он потерял самое ценное благо — личность, превратился из жаждущего личности, вечно мятежного босяка, в мягкотелого проповедника оппортунизма. Из хилых ничтожных личностей — свободного общества не создашь. В результате выйдет все то же старое насилие более сильных над слабыми, стадо, водимое кнутом пастуха.


Позитивизму этой проблемы не разрешить. Он фатально обречен или на признание ничем не связанной, ничего, кроме себя, не признающей эмпирической личности, или на лживое навязывание людям такого абсурда, как религия без Бога, как покорная вера в будущих сверхчеловеков, потому что ничего не признающая личность может подчиниться только насилию, или самому простому физическому кнуту, или усыпляющему сознание кнуту духовному, дурману будущего счастья сверхчеловеков.

Умолчание, скрывание, постоянное усыпление сознания — величайший грех, недостойный мыслящего человека. Бесстрашное и ясное сознание — его главное украшение, его свобода.

«Босячество» — первая ступень пробудившегося сознания. Только человек, дошедший тут до конца, не побоявшийся последнего отчаяния, способен победить трагедию мира. Горький, испугавшись временного отчаяния, стал притуплять сознание, одурманивал его своей детской религией без Бога. И в этом его провал. Для победы над злом мира надо выйти из плоскости
позитивной в плоскость иную, религиозную. Только там, при свете сознания религиозного, человек может принять мир, полюбить жизнь, поверить в борьбу за освобождение.


И уж если выбирать между отчаянием «босяка», отчаянием героя андреевской драмы и оптимизмом горьковского сверхчеловека, то выбор, конечно, должен остановиться на отчаянии.

У «босяка» открыты глаза, у него свободное отношение к миру, у него нет страха перед сознанием, а только сознание, эта подлинная свобода, может привести к спасению, к последней победе над злом мира.


1907.


Последний раз редактировалось IuM; 30.04.2011 в 22:53.
IuM вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.05.2011, 16:10   #562
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Фарид Салман: «Чем традиционный Ислам отличается от салафистского?»








Предлагаем вниманию читателей интервью с Фаридом Салманом – председателем Совета улемов централизованной мусульманской организации РАИС, председателем Центра по изучению Священного Корана и Сунны (Казань).

– Многоуважаемый Фарид-хазрат, Вы были муфтием ЯНАО с 2000 по 2003 гг. в составе ЦДУМ, а затем ещё два года вне ЦДУМ. Как сегодня складывается внутриконфессиональная жизнь мусульман Тюменской области?




– Начнём с того, что Тюменская область – уникальный субъект Российской Федерации. Во-первых, это единственный трёхсоставный субъект, имеющий трёх губернаторов, три Думы и три правительства, кроме собственно Тюменской областной Думы. Во-вторых, это уникальный для России субъект по занимаемой площади. То, что, в-третьих, это уникальный субъект России по природным ресурсам, – известно всем. В-четвёртых, этот субъект России испытывает едва ли не самое мощное миграционное давление и выдерживает его в силу того, что население там высокомобильно, что непривычно для остальной России.В-пятых, в последнее время здесь стали сильно проявляться черты общинных противоречий в связи с последовательным внутриконфессиональным перерождением мусульманских общин. Последнее вызывает всё большее беспокойство.

– Чем вызвано это беспокойство?

– Сразу оговорюсь, что не могу говорить за всю огромную Тюменскую область. Юг я знаю хуже. Могу говорить только о той территории, где я работал во времена моего муфтиятства, т. е. в 2001–2005 годы. Эта территория – Ямало-Ненецкий автономный округ. В Ханты-Мансийском автономном округе и самой Тюменской области много лет успешно работают другие муфтии ЦДУМ. С вопросами, связанными с этими территориями, лучше обратиться к ним. Отмечу лишь, что новые тенденции в развитии общин теперь касаются и эти образования. А моё беспокойство вызвано тем, что противоречия между группами мусульман начали проявляться очень остро, эти противоречия становятся непримиримыми. Есть и другие тенденции.

– Каковы эти тенденци?

– Скажем, по событиям в Новом Уренгое на протяжении многих лет можно было анализировать в той или иной степени, что же на самом деле творится в целом по области. Наличие двух прямо противоположных по административному подчинению, но самое главное – идеологически непримиримых общин вело к росту напряжённости вокруг мусульманской общины города. При этом создание любой религиозной общины, открытие любой мечети сопровождалось противостоянием.

– Почему это происходит?

– Это результат появления сильного проваххабитского лобби во всех сферах, так или иначе связанных с религией. Я насчитываю пять этапов разложения традиционной для мусульман постсоветского пространства общинности, которое происходило под давлением извне и связано с внедрением псевдосалафитов и примыкающих к ним идеологов в ряды мусульман. Этакой «пятой колонны». Последний этап после внедрения в СМИ и экономику проявляется их внедрением во власть. Культура, которую они несут в общество, – это не наша культура. Это такая культура, бытовая и религиозная, которая вызывает протест и отторжение, способствует росту исламофобии, росту социальной напряжённости.

– Действительно, разница между российской мусульманской культурой и ваххабитской очевидна. Когда я была в Саудовской Аравии, то меня в самое сердце поразило то, что там запрещают родным посещать могилы умерших в хадже. По одной простой причине: там этих могил, по сути, и нет.

– Конечно, для наших людей это дико! У нас ведь говорят так: «Уважай живых, почитай покойных». А то, с чем мы сталкиваемся, – это не наша традиция, это свирепая и суровая бедуинская культура. Не исламская совсем, а бедуинская традиция. И нам её насаждают. Неуважение к старшим, к их мнению и опыту, в том числе религиозному, начинается с отношения к прошлому. Прерывается связь между поколениями, останавливается культурная передача. Прерывается и духовная цепочка. Но это бы легко отсеялось со временем как лишнее и нежизнеспособное, ведь человек – существо Божье и сам рано или поздно до добра и истины доходит, если бы к этому поиску не добавляли агрессивную человеконенавистническую идеологию. А ведь им же надо всё уничтожать на корню и ничего на этом месте не строить. Они идут к молодёжи и взывают к стихии разрушения и нигилизма, бездумного модернизаторства в религии и религиозной культуре, которыми легче всего увлечь именно молодых. Но это уже было в истории в других странах и принесло только кровавые плоды. Эти непримиримые люди – как камбоджийские преступники эпохи Пол Пота – Иенг Сари, но в исламских одеяниях. Они и являются катализатором социальных столкновений везде в мире. Вот в Индии, в Дели, мусульманин никогда не зарежет корову на глазах индуиста, потому что знает, что это кощунство, святотатство, грех в глазах соседа. А ваххабит это сделает нарочно, открыто, публично, злобно, агрессивно. А потом говорят – исламофобия. Не будет никакой бытовой исламофобии, если вести себя уважительно, степенно, по-мусульмански.

– Я видела, как это общество перерождалось за те десять лет, что я сама работаю на Севере. Главным козырем этих людей является напор и насилие над убеждениями других. Фарид-хазрат, сегодня не все могут отличить традиционного мусульманина от псевдосалафита. Как это сделать?

– Ислам в Российской империи, да и в советскую эпоху (и это неправда, что в советские времена все поголовно были невежественны в отношении Ислама и были атеистами) не отличался по всей территории. Были свои различия структурного характера, но в целом это была общая культура. Мы, все мусульмане, хорошо понимали друг друга, противоречий не было. Да, на Северном Кавказе Ислам суфийского характера, но и у татар он тоже имел свой суфийский характер. Он был другой. Отличие состояло в том, что на Кавказе были структуры тарикатов, вирдов, а у татар эта традиция не так оформлена. Она носила побудительный характер.

– Что такое «побудительный суфизм»?

– Это образно так можно сказать. Суть в том, что наши старики, улемы обращались к опыту шейхов, и те, кто нуждался в духовных советах по любому – бытовому, личному – поводу, приходили к ним и задавали вопросы. А старики им отвечали, приводя примеры из жизни Пророка (мир ему и благословение) и шейхов, мудрых людей с опытом жизни и духовности. Они говорили, что вот такой-то поступал в таком случае так и это правильно по нашей вере, и если вы поступите так, то это будет правильно. Дальше человек сам решал, что ему делать. За это у нас крепко уважали стариков, седобородых старцев, которые посвящали остаток своих дней воспитанию уммы. Это тоже было общим для всех советских мусульман. Это был мягкий Ислам, толерантный, либеральный. И поскольку он и на Кавказе, и в Поволжье, и в Средней Азии был такой, то у нас не возникало проблем ни в понимании друг друга, ни в понимании других людей Писания.

Когда мы говорим о советском периоде, мы не должны говорить о том, что было полное неверие. В самом отъявленном комсомольце была понятие Бога. Большая часть отправлялась в последний путь по канонам религии. Идёт смена эпох, и на смену советским пришли новые люди. С их деятельностью мистическое направление Ислама, которое было распространено на территории бывшего СССР, стало уходить ввиду того, что его стало вымывать новое поколение. «Душевный» Ислам стали вымывать и оставлять только технологический, сетевой, политический, грубо социализированный Ислам.

– Какая разница между грубо социализированным Исламом и Исламом?

– Разница огромна. В нашей традиции присутствует вера (иман), а в их Исламе в большей степени – политический проект в социуме. Поклоняйся Всевышнему, твори молитву, будь с Богом, ведь Он тебя видит, когда ты Его не видишь. Вот тайна великая твоей веры! Пророк (мир ему и благословение) спросил своих соратников: «Кто будет ближе всех ко Всевышнему?» Его соратники ответили: «Наверное, мы! Ведь мы тебя видим и мы с тобой рядом!» Он ответил им: «Нет, не вы, а те, кто после вас, и те, кто после тех, кто после вас!» И объяснил, что они будут ближе к Аллаху, потому что уверовали, не видя Пророка (мир ему и благословение), и уверовали, не слыша и не видя своего Господа. Вот что ценно в людях – эта высокая сердечная чувствительность к тому, что ты не видишь и никогда не встретишь на этом свете, но что ты чувствуешь так близко, будто созерцаешь это вблизи себя. Вот эти люди и есть настоящие мусульмане. Эта форма Ислама и была присуща нашим дедам. И вот с середины 90-х гг. началась ломка этой традиции, которая потом захлестнула всё пространство бывшего Союза. Но это и мировая болезнь тоже. Ею же страдают мусульмане Индии, Пакистана, Малайзии, Индонезии, многих стран Ближнего Востока. А началось это с противостояния традиционного Ислама его «интернационализированному» упрощённому виду.

– Как это происходило?

– Механизм простой. По канонам ханафитского мазхаба я произношу часть проповеди на родном, татарском языке, а затем часть проповеди произношу для тех, кто не понимает по-татарски. Но бывало, что, как только имам начинает говорить, тут же его хватают в охапку и требуют говорить только по-русски, ссылаясь на то, что тут два деда и три старухи татарские сидят и нечего для них проповедь отдельно читать. Ну как же так? Если бы дело только в старухах было, и то стоило бы на родном языке для них прочитать, старость уважить. Но тут ведь канон религиозный! Он веками предписан. А им без разницы. Читай, как мы сказали, а нет – вон отсюда. Старики и перестали в мечеть ходить. Зачем, если из-за них у молодёжи такие скандалы. А что имам? Он, может быть, и рад по-русски всю проповедь прочитать, но канон ему не позволяет. Так началось вытеснение традиционных мусульман и традиционных имамов. Началось это как напасть или эпидемия одновременно во многих географических точках округа. Общины оказались в руках тех, кто имел особые взгляды на Ислам, резко отличавшиеся от традиционного исламского мировоззрения, сформировавшегося в России. Ладно бы ввиду того, что общество северное, оторванное от остальной уммы, они проявляли бы принятое в таких местах уважение, как это было традиционно на Севере. Так нет. Это был настоящий захват, агрессия, запугивание имамов. А сейчас и паства в мечетях своеобразная, они мусульмане, но не такие, какими принято было их представлять в российском мусульманском сообществе.

Дальше – больше. Возникает отрицание традиции, а вместе с тем и ещё какой-то Ислам в кавычках. Приведу пример. Я ничего не имею против слова «ахый» – брат. Это хорошее по смыслу арабское слово. Это понятие есть во всех авраамических традициях и означает единоверцев, братьев и сестёр по вере. Но когда его произносят уста тех, кто отрицает национальное, патриотическое начало в Исламе, то это слово принимает для людей совсем другой смысл. Это уже не «братия», а «братки». Так что, отвечая на Ваш вопрос, скажу так: этих людей отличает амбициозность, заносчивость, нежелание слушать других, а главное – агрессия и насилие в делах и мыслях духовных, что полностью отвергается Исламом.

– Но так не может продолжаться бесконечно. Если сейчас не начинать планомерной работы, ситуация чревата взрывом. И порох в северном воздухе уже ощущается. Про Татарстан тоже говорили: «Без паники! не случится!» Но случилось.

– То, что вы заметили сейчас, я заметил и говорил об этом уже 10 лет назад. Доводил до ответственных лиц округа того времени. Но, к сожалению, принимаемые решения в силу отсутствия определённого навыка в сфере внутриконфессиональных отношений носили половинчатый характер. Всё практически сводилось к констатации факта. На уровне губернских департаментов с этой проблемой нельзя было справиться, потому что среди чиновников того времени не было специалистов, разбирающихся во всех тонкостях мусульманского мировоззрения. Просто разбираться в Исламе для государственного специалиста – этого недостаточно, это мало. А без вмешательства власти в мусульманской общине происходит неконтролируемое изменение ситуации. Реальные представители российского Ислама оказываются в меньшинстве у себя на родине, на своей духовной территории. И в ближайшее время ситуация не выровняется. Поэтому не нужно опасаться того, что, мол, власть вмешается, религия отделена от государства, верующие, общество не поймут власть… Как раз наоборот! Государство просто обязано реагировать, а если надо – то и выправлять, выравнивать возникающие негативные моменты в жизни мусульманской общины. Ведь речь идёт о государственной идеологической безопасности!

– А какая цель такой тактики? Весь мир покорить и превратить в дикое средневековье?

– Да. Получить дикую необразованную управляемую массу с атрофированной совестью и отсутствием духовности. Почему нет? Такими легче манипулировать. Это их задача. У тех, кто руководит этим проектом, личные цели иные. Они для себя не ставят задачи вернуться в седьмой век. Эта риторика – лишь инструмент давления на иное общество. Им нужно оказать давление на постсоветскую Россию, разрушить её – вот они и засылают сюдаэтих «деятелей». Выходит, что наша страна – всего лишь одна из страниц этого плана.

– Многоуважаемый Фарид-хазрат, Вы упомянули о том, что внедрение ваххабизма происходит по пятиступенчатой схеме. Что эта за схема?

– Это идеологическое проникновение, вытеснение национальных начал, затем проникновение в СМИ, затем вхождение в экономику, и, наконец, вхождение во власть.

– На каком этапе сегодня находится ситуация в ХМАО и ЯНАО?

Не исключено, что представители этих движений или сочуствующие им уже есть повсюду. Необязательно человеку, придерживающемуся этих взглядов, говорить об этом громогласно. Интересно, что ваххабиты одними из своих первых врагов считают шиитов, в мировоззрении которых немаловажное место занимает такыя – сокрытие своих истинных взглядов, как мы с вами знаем. Так вот, ваххабиты тоже применяют эту уловку. Мол, мы все традиционные, правильные мусульмане – ханафиты, шафииты, а на деле – это волки в овечьей шкуре.

– И при этом сами они шиитов недолюбливают?

– Да. Но это не мешает им применять шиитскую модель поведения в иноконфессиональной среде. Вот вам шиитско-ваххабитский то ли «диалог», то ли, наоборот, противостояние. Трудно сказать, чего там больше. Ведь на Севере очень большая и разветвлённая азербайджанская община. Складываться она начала не вчера и не в 90-е годы, а с конца 50-х годов прошлого века. Азербайджанцы-нефтяники ехали разрабатывать северные месторождения. Вот и теперь они едут по старой памяти. Едут к родным на Севере, к знакомым, на работу. Сегодня они приезжают с разными взглядами на религию и жизнь. И что странно: будучи шиитами, очень быстро салафитизируются. Это просто необъяснимо. Необъяснимо, что вот такие идеологически непримиримые противники ваххабизма у себя на родине, оказавшись в России, моментально перенимают эту псевдосалафитскую идеологию. Под этой так называемой салафитизацией есть что-то более глубокое, чем сама эта идеология. Там есть и проблема объединения диаспор для того, чтобы сообща защищать интересы бизнеса, и просто протест, который всё больше реализуется через религиозные структуры.

– И это ведь очень большой процент населения. У меня даже возникало ощущение, что ваххабиты, работая на этой территории, скрывают сегодня свои убеждения с тем, чтобы постепенно освоить этот огромный мобилизационный потенциал. Ваххабиты просто пошли к ним и начали с ними работать, говоря на языке их же традиции, заставили силу традиции работать на разрушения себя самой.

– Идеологическая кузница ваххабизма – идеальная школа. Очень правильная тактика – вовлечение ярых противников, причём с таким успехом. Впору создавать специальный институт для изучения этих процессов.

– Интересно, что почти все наши северные города являются моногородами. Ведь там где-то ЛУКОЙЛ, где ГАЗПРОМ, а где-то Сургутнефтегаз руководит городом. Удивляет, что руководство этих компаний не ощущает опасности, хотя многие из моногородов отнюдь не самые благополучные в отношении межконфессионального и межобщинного взаимодействия.

Это или необъяснимо, или у нас утвердился «крымский вариант». «Крымский вариант» – это что-то вроде семейной темы, когда один ребёнок – ваххабит, а другой – хизбист; будет ли отец отвергать одного из сыновей, если государство не приемлет эти идеологии? Нет. Он будет работать на своей государственной работе, но сыновья-то ближе к телу. Я условно называю эту схему «крымской», поскольку она распространена среди крымских татар: традиционный Ислам исчезает, а молодое поколение исповедует либо ваххабизм, либо нечто близкое к идеям «Хизбут-тахрир». Степень вовлечённости во власть представителей этих идеологий очень большая. И молчаливое «благосклонное отношение» происходит из-за этого. Иначе как можно объяснить молчание по этому поводу? Как так – люди несут в себе совершенно дикую идеологию, цель которой – нарушить межконфессиональное, межнациональное равновесие в стране, и при этом к ним так либерально относятся?

– А какие города более-менее благополучные в этом отношении?

– В ЯНАО, где я служил, более-менее спокойным оставался Надым. В целом стабильным был район Пангоды, прилегающие районы. Везде, где есть что-то ценное – нефть, газ, металлы, лес, – эти люди проповедуют, несут в массы свои идеи.

– То же самое ведь и в Татарстане происходит – у нас какие проблемные регионы? Альметьевск и Альметьевский район, Краснокамский Нурлатский районы. Как только где-то появляются нефть и газ, там появляются они.

– Правильно. Они не идут в бесперспективные районы. Им нужна именно Чечня, Татарстан, Башкортостан. Азербайджан просто на глазах меняется в ту сторону. Вот если бы они, будучи шиитами, оставались ими, – лично я всегда видел в шиизме не какое-то особое религиозное ответвление, а политическое; между нами всегда больше общего, нежели разъединяющего. Мы – сунниты, «демократы», а шииты – сторонники «клана» от Пророка (мир ему и благословение). А сейчас идёт подмена шиитской идеологии. Это тоже новый феномен. На каком-то этапе мы сильно ошиблись, если до сих пор не можем убедить ваххабитов, салафитов в своей правоте политическими методами и поставить заслон их пропаганде. А вот они могут, вот в чём проблема. Есть ещё такое представление об этой ситуации, что там, где много мигрантов, там, где есть оторванность от корней, там, где модернизационные процессы очень быстро разрушают традицию, там происходит вакханалия подмены традиционного религиозного сознания. Человек одинок так же, как в западном обществе. Он остался один, а ему нужна группа и групповой драйв от общения. Он это ещё помнит и стремится к этому. И они ему дают совершенно другой коллективизм, как в криминальном братстве. С другой стороны – в Англии, например, немало этих бородатых товарищей, но наряду с этим существует мощная индийская национальная община, мощная пакистанская община, мощная малазийская, турецкая, арабская общины. Люди, как правило, неотделимы от своих общин. А ваххабиты – это те, кто оторвался от собственных этнических корней.

– Но ведь в Англии нет терактов. То, что я читаю иной раз в лондонских газетах, – это истории о том, как было предотвращено то одно, то другое злодеяние. Но ни разу ничего не вылилось за пределы газетного листа. Складывается впечатление, что английское государство целыми днями зорко следит за этими процессами.

– Вопрос, а следит ли? Или это объясняется именно самой сутью английской политики, сутью Англии?

– Что вы имеете в виду, Фарид-хазрат?

– Кто это яд породил, тот и знает противоядие. Когда идёшь по арабскому району в Лондоне, то постоянно встречаешь офисы представительств различных национальных фронтов освобождения: НФО Бахрейна, НФО Аравийского полуострова, есть даже НФО Саудовской Аравии. И при этом у Соединённого Королевства замечательные отношения и даже совместные проекты с этими странами. Ответ лежит где-то в этой плоскости. Там, где нужно, работают одни механизмы, где не нужно – другие. Это глобальная игра, и в неё вовлечено множество сил.

– Может быть, России следует не израильский опыт борьбы с терроризмом, а английский опыт изучить?

– Я тоже склоняюсь к тому, что надо всё-таки начать изучать опыт англичан, их подходы, их тактику. Ведь в Англии никогда не было юдофобии, от которой страдала Европа, не было ни антисемитизма, как нет сейчас исламофобии и никак не демонстрируется ненависть к мусульманам. Напротив: идёшь по Лондону – и всюду халяльные рестораны, что-то особенное для мусульман. Выходишь на вокзале в Оксфорде – натыкаешься на халяль-бистро. Даже скандал был такой, что всё продаваемое мясо в городе оказалось халяль, чему возмущались организации по защите животных. И это не сегодня такая тактика выбрана. То же было и в отношениях с еврейским сообществом. Накануне Второй мировой войны, когда Гитлер нагнетал антисемитскую истерию, англичане ему спокойно ответили, что не разделяют его страстей. В этой позиции что-то есть. И где-то все эти идейные нити сходятся в один клубок, и клубок этот точно не в России.

– Традиционный вопрос: что делать, Фарид-хазрат?

– Своё дело. Как говорил Пророк (мир ему и благословение), если вы услышали, что пришёл Судный час, а у вас в руках деревце, которое нужно посадить, то не бросайте его, сажайте деревце и всё! Мы должны делать своё дело, хотя силы наши неравны.

Автор: Галина Хизриева
Руслан Гилязетдинов

islam.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.05.2011, 12:39   #563
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Шевченко - представитель "исламистского лобби"







Директор "Института Ближнего Востока" политолог Евгений Сатановский, известный своей произраильской позицией, считает, что в связи с революционными изменениями на Ближнем Востоке для Израиля вырисовывается "очень мрачная перспектива".

"Обама и европейцы нуждаются в нормальных отношениях с теми, кто будет править регионом (Ближнего Востока - IN), а Израиль они сдадут "на раз", как почти сдали в 1973 году", - сказал
Сатановский в интервью русскоязычному еврейскому изданию "Лехаим".

В то же время, по мнению Сатановского, Израилю и его лоббистам следует искать поддержки в России, разъясняя политикам этой страны якобы исходящую из "охваченных волнениями стран Ближнего и Среднего Востока" опасность. Власти России, как считает он, нужно убедить, что ситуацию с безопасностью в стране могут ухудшить её собственные граждане, учившиеся и жившие в Египте, Тунисе, Саудовской Аравии, Пакистане, которые вернутся или уже вернулись на родину.

Помимо этого, директор "Института Ближнего Востока" из каких-то неведомых источников узнал, что после ухода Соединённых Штатов из Афганистана на российскую территорию "передислоцируется "джамаат Булгар", состоящий из этнических башкир, татар, представителей других поволжских народностей, и сегодня воюющий с американцами". Это предположение, как надеется Сатановский, станет дополнительным аргументом в пользу того, что российские власти должны опасаться повышения вероятности "исламистского взрыва в Татарстане и Башкортостане, такого же, как в Ингушетии или Кабардино-Балкарии".

Кроме того, политолог обнаружил в политических и интеллектуальных кругах России "исламистское лобби", в числе представителей которого он назвал ведущего "Первого канала", члена Общественной палаты РФ Максима Шевченко, журналистку Надежду Кеворкову, известного мусульманского общественного деятеля страны Гейдара Джемаля, депутата Госдумы РФ Семёна Багдасарова.

За комментариями по поводу высказываний Сатановского ИА IslamNews обратилось к одному из людей, упомянутых в интервью - журналисту Максиму Шевченко.

"К сожалению, складывается впечатление, что такие люди как господин Сатановский рассматривают Россию как колонию Израиля, в которой они являются представителями колониальной администрации, - заявил Шевченко.- Более того, иногда возникает ощущение, что он и ведёт себя как чиновник и политтехнолог колониальной администрации в Москве. Например, когда он начинает угрожать при свидетелях людям (подобным израильскому правозащитнику Израилю Шамиру), что до них доберутся, что у них земля под ногами гореть будет и т.д."

Как отметил ведущий "Первого канала", "политологи, имеющие двойное (израильское и российское) гражданство - это политологи, подозрительные с точки зрения чистоты их интересов относительно будущего многонациональной, демократической России. Потому что непонятно, как они умудряются быть лояльными и к существованию еврейского государства на землях Палестины, к сионистской идее, и одновременно к интересам российской нации, якобы любя российское государство, как гарант их присутствия и деятельности здесь, заверяя это государство в своей преданности ему и его структурам (в основном силовым) и ненавидя реальную Россию, населенную сотнями разных народов, являющуюся страной реального диалога цивилизаций не на уровне чиновников и силовиков, а на уровне людей разной веры и разных этносов".

"Из этого я делаю вывод, что такие двойные граждане-политологи рассматривают российское государство как одну из функций воплощения или содействия воплощению сионистской идеи. Потому что они постоянно пытаются навязать нам тезис об общей судьбе, общих интересах России и Израиля. Однако, между основами устройства Российского государства и государства Израиль существуют коренные противоречия" - замечает Шевченко.

"Россия – это многонациональное и многоконфессиональное государство, в котором ни одна религия не ущемляется и не будет ущемлена. А одним из принципов государственной политики Израиля является этническая и религиозная сегрегация. Напомню, что полное название этой страны – Еврейское Государство Израиль. Остальным там только позволено жить, палестинцев объявили недостойными, грязными, черными, цыганами Ближнего Востока и т.д., и выгнали, отгородившись от них стеной. Такую же схему люди, подобные Сатановскому, хотят навязать России, апеллируя к некоему якобы здравому разуму и трезвому взгляду на вещи, пытаясь создать по типу Израиля Русское Государство Россия. В итоге, кучки произраильских граждан имитируют русских националистов, организуя всякие сборища на Манежке и ссоря наши народы. Но таким же образом они работают с черкесами, татарами и другими так называемыми национальными движениями. На этот счет есть достоверные сведения", - утверждает российский журналист.

Далее Максим Шевченко указал на то, что "политика Израиля в России заключается в том, чтобы сегрегировать ее граждан исламского вероисповедания, восстановить против них неисламское население, а потом контролировать все линии раскола, т.е. ссорить всех между собой, проводя тезис об общей линии фронта России и Израиля в борьбе с исламским миром. Сам Сатановский это всё описал в своём интервью. Оно очень интересно. В нём есть полезная информация. Например, о выходцах из Татарстана и Башкирии, находящихся в зоне свободных племён на границе Пакистана и Афганистана. Однако эти люди представляют собой достаточно маргинальную группу, которая не играет никакой решающей роли в реальной политике. И говоря о передислокации т.н. джамаата "Булгар" в Россию г-н Сатановский выдаёт желаемое за действительное. Подобно тому, как в своё время говорили (это, кажется, был генерал Лебедь), что талибы-пуштуны, занятые войной с хазарейцами и таджиками, спят и видят, как бы им дойти до Новосибирска.Такой бред до сих пор из года в год нам транслируют деятели, подобные Сатановскому, задача которых на самом деле развалить Россию и держать её в качестве колонии Запада и Израиля, как части Запада".

По мнению Шевченко, "по другим вопросам Сатановский проявил достаточно глубокое понимание ситуации в арабских странах. Весьма интересны данные о Йемене. Очевидно, материалы израильских спецслужб, которые напрямую поступают Сатановскому, достаточно достоверны. Ведь жизненно важная задача израильских спецслужб – это контролировать то, что происходит в арабском мире. Поэтому Моссад, с которым тесно сотрудничает г-н Сатановский, очень хорошо разбирается во всех нюансах положения в Йемене, Саудовской Аравии и в других частях арабского мира. В целом, видение в Израиле тех процессов, которые происходят в арабском мире, весьма адекватное".

Касаясь так называемого "исламистского лобби", Шевченко заявил, что его просто не существует.

"По крайней мере, ни я, ни Надежда Кеворкова, ни Гейдар Джемаль, ни другие люди, упоминавшиеся в разное время Сатановским и его сподвижниками в деле превращения России в подобие Израиля, к нему не принадлежим.

Не могу говорить за других, но моя позиция заключается в том, чтобы Россия была свободной, сильной, великой державой, где человек любой национальности, любой религии чувствовал бы себя свободно и ощущал свою историческую значимость. И чтобы в основу её существования не ложились принципы государства Израиль – отделение стенами, сегрегация, запрет на брак для иноверца, ущемление в правах человека "нечистой" крови и т.д. И это не выдумки – это всё записано в законах государства Израиль, которые приводят в пример нам г-да Сатановский и К, в том числе, к сожалению, и некоторые депутаты Госдумы.

Вообще надо отметить, что разрушительный и гибельный для России т.н. израильский опыт борьбы с терроризмом, держащий Израиль уже шестьдесят с лишним лет на положении осадной крепости, очень любим разного рода силовиками, тупо, подобно носорогам, несущимся сквозь реальность с воплем о том, что этот провальный опыт якобы России надо перенимать.

То есть нам предлагают относиться к гражданам России, например, кавказского региона так же как Израиль относится к палестинцам, лишенным прав и изгнанным со своих земель! Эти преступные идеи звучат не только из уст маргиналов типа Сатановского, а из уст генералов МВД, других спецслужб".

"Я считаю, - сказал Максим Шевченко, - что люди, пропагандирующие в России израильские методы внесудебных расправ, сегрегации, разрушения домов родственников боевиков, невыдачу трупов убитых боевиков, являются пособниками террористов, поскольку содействуют распространению ненависти и вражды. А может быть, и прямо в этом заинтересованы – недаром многие из них выезжали в Израиль на семинары и т.д. Хотелось бы, чтобы списки сотрудников силовых ведомств, прошедших подготовку в Израиле, стали известны российскому обществу, поскольку они своими мировоззренческими взглядами, которые им прививали в процессе обучения, и методами, которым их обучали, могут угрожать национальной безопасности России. Напомним, что премьер Владимир Путин одёрнул подобных людей, подчеркнув, что, например, израильская практика "борьбы с терроризмом" неприменима в России, потому что она основывается на принципах расовой сегрегации".

"Исламистского лобби" в России нет. Есть люди, которые выступают за гражданские права, за законность, за равенство всех людей перед конституцией вне зависимости от этнической и религиозной принадлежности, за то, чтобы законы действовали. А сами законы в России необходимо основывать на взаимном согласии людей, на общественном договоре, который бы устраивал всех граждан, а не на воле закрытой чиновничьей касты, находящейся под влиянием людей и советников, подобных г-ну Сатановскому" - заявил в заключение член Общественной палаты РФ.


islamnews.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.05.2011, 12:53   #564
Местный
 
Аватар для Placebo
 
Регистрация: 15.12.2006
Сообщений: 5,018
Сказал(а) спасибо: 308
Поблагодарили 158 раз(а) в 125 сообщениях
Вес репутации: 64
Placebo на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Turku Kettola Посмотреть сообщение
Фарид Салман: «Чем традиционный Ислам отличается от салафистского?»
Наиглупейшая статья. Он смешал все подряд по соусом ханафитского кетчупа, сводя параллели между "ваххабитами" и последователями Саляф ус-Салихин, кем являются самые настоящие мусульмане-ортодоксы следующие Корану и Сунне. И причем тут террористы? Ислам.ру - всегда был недалеким ресурсом, рассчитанный на проханафитского/сифийского пользователя. Ну флаг им в руки, только вот чушь подобную пусть у себя в медресе зачитывают, а не пускают в Масс-Медиа.
__________________

Jedem das Seine

Placebo вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.05.2011, 10:58   #565
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Религия против трагедии.


Как религиозные организации оценивают катастрофу в Японии и противостоят ее последствиям.


Большинство жителей Японии, гордящихся своим светским обществом, не столь религиозны по сравнению с теми же американцами. Они не идентифицируют себя с одной единственной традицией, не изучают религиозные тексты.

По словам Брайана Бокинга, исследователя японских религий из Колледжа Корк Ирландского университета, среднестатистический японец сознательно не обращается к буддизму до похорон. «Большинство японцев верят, что то, что они делают для своих родителей после их смерти имеет большое значение, чего мы не могли бы ожидать от представителей светского общества», — продолжает Бокинг.

Впереди дни и недели, когда огромное количество японцев повернуться к религиозным традициям своей страны, поскольку они оплакивают тысячи мертвых и пытаются собрать силу и ресурсы для восстановления после 9-бального землетрясения и образовавшегося вслед за этим цунами. Для большинства жителей Японии религия более сложна, чем соблюдение древних буддийских традиций своей страны, они смешивают буддийские верования с синтоистской традицией.

Как утверждает Джон Нельсон, руководитель кафедры богословия и религиоведения Университета Сан-Франциско, японцы не так религиозны, как люди Северной Америки. Они пользуются несколькими религиозными традициями, рассматривая их как инструменты, которые подходят для определенных ситуаций. «В обычной жизни они обращаются к ритуалам синтоистского стиля», — говорит Нельсон. — «Но в связи с трагедией или страданием, это — буддизм».

Буддизм имеет много объяснений случившегося бедствия: от коллективной кармы до наблюдения за бедствиями как признаками апокалипсиса. По словам старшего преподавателя буддизма и китайских религий Государственного университета Флориды Джимми Ю, где христианство, иудаизм или ислам часто озабоченны причинами бедствия — вопросами того, почему Бог позволил землетрясение, — восточные традиции, такие как буддизм и синто, сосредотачиваются на том, как себя вести, реагировать на трагедию.

Для японцев очень важным является положительная реакция на бедствия. Позитивное мышление мобилизует японцев к оказанию помощи друзьям и соседям, чтобы восстановить разрушенное.

Японский буддизм часто называют похоронным буддизмом из-за его беспокойства, связанного с такими ритуалами. Несмотря на японскую склонность к смешиванию религиозных традиций, — даже с западными традициями, такими как католицизм, — подавляющее большинство жителей страны похоронены согласно буддийскому обычаю: кремация и погребение на семейном участке.

После похорон японцы, как правило, продолжают практиковать ритуалы — заботятся о душе покойного. Большинство держит буддийские алтари в своих домах, используя их, чтобы отдать дань умершим предкам.

Одна из популярных школ японского буддизма, школа амитабхи, верит, что после смерти верующие попадают в чистые земли будды Амиды благодаря помощи живущих родственников. Однако, на фоне массового обращения к буддийским ритуалам, некоторые наоборот высказывают претензии к этой традиции. Многие молодые японцы оставили буддизм, обвиняя священников в извлечении прибыли из трагедии (оплата за похоронные службы). Критики утверждают, что священники тратят деньги от похорон на храмы, не являющиеся важными для общества.

На этом фоне заметна активизация христиан, готовых оказывать безвозмездную благотворительную и душепопечительскую помощь, т.е усилить свою миссионерскую деятельность в одной из самых закрытых для восприятия христианства стран мира. Как пишет американское издание Christianity Today, многие христианские церкви и миссии призвали верующих оказать помощь пострадавшим в результате стихийных бедствий.

Так, американская благотворительная организация World Vision, помогающая детям, организовывает игровые площадки в местах разрушений, оказывая психологическую помощь детям, оставшимся без дома и родителей. Международная миссия Армия Спасения направила своих представителей для оказания срочной помощи в город Сендай, наиболее пострадавший от катастрофы. Также миссия призвала собирать пожертвования.

Британское протестантское агентство Christian Aid, работающее в Южной Америке, странах Карибского бассейна, Среднего Востока, Африки и Азии, предлагает молиться за пострадавших и их спасателей. «О Боже, наше прибежище и сила, наш защитник в бедах. Смилуйся над землей, где почва сотрясается. Помилуй землю, где силы природы уничтожили жилье. Споспешествуй тем, кто восстанавливает дома, укрепи тех, кто восстанавливает надежду, чтобы целые сообщества могли смотреть в будущее без страха. Аминь», — так звучит их молитвенный призыв.

religo.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.06.2011, 16:11   #566
Местный
 
Аватар для Хикмет Гаджи-заде
 
Регистрация: 07.03.2007
Сообщений: 10,235
Сказал(а) спасибо: 1,088
Поблагодарили 2,198 раз(а) в 1,381 сообщениях
Вес репутации: 116
Хикмет Гаджи-заде на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

ГОСУДАРСТВО ПРОДОЛЖАЕТ УЖЕСТОЧАТЬ КОНТРОЛЬ НАД РЕЛИГИОЗНОЙ СФЕРОЙ

Баку/01.06.11/Turan: Накануне на заседании парламентского комитета по правам человека был обсужден проект поправок в закон «О свободе вероисповедания». Как сообщила глава парламентского комитета Рабият Асланова, всего предполагается внести 19 изменений и дополнений в закон.
Одно из предлагаемых нововведений касается профессиональной религиозной деятельности. Предлагается следующая редакция: “Профессиональной религиозной деятельностью является деятельность, направленная на религиозное воспитание и образование, удовлетворение религиозных потребностей верующих, распространение религий, исполнение религиозных обрядов, чтение проповедей, административное и организационное управление религиозной структуры».
Другие поправки регламентируют порядок назначения священнослужителей и организацию курсов по изучению священных книг.
Депутат Игбал Агазаде в беседе с корреспондентом Turan назвал предлагаемые нововведения ограничительными. «Согласно этим поправкам, религиозная община может быть учреждена не менее 50 верующими. Община может приступить к деятельности после назначения священнослужителя по месту ее юридического адреса (конкретная мечеть) указанного в документах, представленных на государственную регистрацию. Причем священнослужителя будет назначать Управление мусульман Кавказа (УМК)», - сказал Агазаде. Он расценил это как нарушение прав и свобод граждан.
«Члены общины могут сами избирать из своих рядов священнослужителя», - сказал Агазаде. Кроме того, УМК само является также же негосударственной структурой, как и другие религиозные общины.
«То же самое касается и наделения полномочий УМК, согласно другой предлагаемой поправке, согласования по поводу организации курсов изучения священных книг», - сказал Агазаде.
По мнению депутата, эти нововведение ведут к установлению монополии УМК и вызывают ряд других вопросов, и в частности то, как будет регламентироваться назначение священнослужителей в не исламские общины, поскольку они не имеют учреждений подобных УМК. «К сожалению, на заседании парламентского комитета я не услышал ответов на эти вопросы», - сказал Агазаде.
Два года назад (8 мая 2009 г.) в закон о свободе вероисповедания уже были внесены ограничительные поправки. Тогда, в закон была внесена норма, по которой для государственной регистрации мусульманской религиозной общины необходимо получение заключения УМК.
Были ужесточены требования для деятельности религиозных общин. В частности, община может действовать лишь по указанному в регистрации адресу. Кроме того, было установлено, что религиозная литература, предметы и другие материалы религиозного содержания могут распространяться через специализированные пункты продажи, созданные с разрешения Госкомитета по работе с религиозными структурами. –16B06--


Хикмет Гаджи-заде вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13.06.2011, 12:08   #567
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Назарбаев предлагает создать исламскую G10.


Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с предложением создать на базе Всемирного Исламского Экономического Форума (ВИЭФ) диалоговую площадку десяти ведущих экономик и стран исламского мира.

"В целях создания нового направления экономического сотрудничества мы предлагаем создать на базе ВИЭФ диалоговую площадку группы ведущих десяти экономик и стран мусульманского сообщества", - сказал Назарбаев на церемонии открытия VII ВИЭФ, который проходит в эти дни в
Астане.

По его мнению, ресурсы стран уммы (мусульманского сообщества) "позволяют сформировать мощный финансовый пул для инвестиционного сотрудничества".

"С учетом отставания стран исламского мира от ведущих научно-технологических тенденций предлагаем создать международный центр инноваций с участием заинтересованных стран ОИК", - заявил президент.

Кроме того, в целях поддержки субъектов малого и среднего бизнеса он предложил создать специальную рабочую группу ВИЭФ и "на его площадках обсудить создание специального фонда малого и среднего бизнеса при Исламском Банке Развития", сообщает ИА Новости-Казахстан.

Назарбаев подчеркнул, что Казахстан заинтересован в сотрудничестве с исламскими странами, привлечении инструментов исламского финансирования. Ссылаясь на оценки экспертов, он отметил, что потенциал роста исламских инвестиций в республику в ближайшие годы составляет до 10 миллиардов долларов.

Напомним, что в работе VII ВИЭФ (7-9 июня) принимают участие около 30 действующих и бывших глав государств и правительств зарубежных стран, руководителей и представителей международных организаций, а также бизнесменов, экспертов, ученых и общественных деятелей - всего около 10 тысяч гостей из 50 стран мира.
Среди основных событий форума - панельная дискуссия, цель которой - обсуждение предпринимательства как инструмента роста; Форум стран в фокусе, демонстрирующий возможности бизнеса, торговли и инвестирования в отдельных развивающихся странах ОИК; и параллельные сессии, охватывающие исламское банковское дело, новые технологии, развитие инфраструктуры, малые и средние предприятия, халяльную среду, пищевое обеспечение и альтернативные источники энергии.

В его работе наряду с ведущими представителями делового и экспертного сообществ примет участие ряд видных политических лидеров стран Азии, Африки и Европы. Среди них президент Джибути Исмаил Омар Гелле, Вице-президент Индонезии Боедино, премьер-министры Малайзии Наджиб Разак и Таджикистана Акил Акилов, вице-премьеры Ирака Руза Нури Шауиса и Кыргызстана Омурбек Бабанов, президент Исламского банка развития Ахмед Мухаммед Али, экс-премьеры Ливана Фуад Синиора, Пакистана Шаукат Азиз, Малайзии Абдулла Ахмад Бадави, Нидерландов Вим Кок, министры финансов Саудовской Аравии и Иордании, экономики - ОАЭ, Туркменистана и Азербайджана.
Всемирный исламский экономический форум (ВИЭФ) является главным ежегодным экономическим саммитом государств-членов ОИК, его также часто называют «исламским Давосом». Казахстан стал первым государством в Центральной Азии, где пройдет ВИЭФ.

islamnews.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.07.2011, 10:47   #568
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Развод по-мальтийски.

Споры о допустимости разводов разделили жителей одной из самых христианских стран Европы.




Последний бастион католицизма — Мальта — сдал свои позиции. 29 мая там прошел референдум, который должен был определить, могут ли граждане этого государства разрывать узы брачных отношений или, проще сказать, разводиться. Большинство (54%) высказалось за развод, что стало вызовом Римско-католической церкви, агитировавшей мальтийцев сказать разводам свое решительное «нет»! Однако, несмотря на активное сопротивление духовенства, население Мальты свой выбор сделало.

Сама постановка вопроса о праве на развод в XXI веке, безусловно, является анахронизмом. Ведь ясно, что если супруги по каким-то причинам не могут быть вместе, то их совместная жизнь похожа на адские муки. Разведясь, они могут создать новую семью и, возможно, обрести свое счастье. Так думают светские люди, не отягощенные бременем католической морали, но Церковь думает иначе.

Учение Римско-католической церкви, ее моральное богословие и каноническое право не признают развод как таковой. Вступив единожды в церковный брак и пообещав друг другу верность, супруги должны хранить эту верность до гроба. Только смерть избавляет их от брачных обетов, даже если они настолько не выносят друг друга, что готовы пойти на убийство. Такое тоже случается или случалось в прошлом.

Многие помнят прекрасный фильм режиссера Пьетро Джерми «Развод по-итальянски», с Марчелло Мастрояни в главной роли. Действие фильма происходит в послевоенной Италии, где во всех сферах общественной жизни еще господствует Католическая церковь. Герой фильма — богатый человек, ведущий разгульный образ жизни, но при этом внешне «благочестивый католик». Влюбленный в молоденькую красавицу, он решает избавиться от жены и вступить в новый брак. Подстроив «измену» жены, он — якобы в припадке ревности — ее убивает. Суд считает, что убийство произошло в состоянии аффекта и приговаривает мнимого ревнивца к трем годам тюремного заключения. Выйдя из тюрьмы, герой фильма сочетается со своей возлюбленной новым церковным браком… но вскоре узнает, что молодая жена ему изменяет!

Казалось бы, что после такого фильма, имевшего грандиозный успех не только в Италии, но и во всем мире, Католическая церковь должна была бы обратить свой взор на столь важную проблему жизни людей, считающих себя католиками и верными чадами Церкви. Зачем ставить людей в столь сложные отношения, зачем толкать их на преступление, если все можно сделать цивилизованно — предоставить католикам право на развод, как это существует у православных и протестантов? Но Католическая церковь несокрушима как каменный утес, она свысока взирает на судьбы людей, и, похоже, ей дела нет до маленького человека, родившегося в лоне этой Церкви.
Впрочем, кинематограф остается искусством, а жизнь — это реальность, основанная на факте и статистике. Так вот по статистике треть детей, рожденных на Мальте, родились вне брака! А это значит, что значительное число мужчин и женщин, живущих на Мальте, не могут законно оформить свои нынешние гражданские отношения. Не получив развод, они не могут вступить в новый брак, а значит, вынуждены иметь внебрачные связи или создавать неофициальные семьи… в результате чего на свет божий появляются внебрачные дети.

Кстати, здесь открывается еще одна проблема. Наличие внебрачных детей говорит, что значительная часть жителей Мальты не используют и не могут использовать противозачаточные средства, поскольку Католическая церковь, безусловно, это запрещает! Вот и еще одна коллизия, еще одно столкновение реальной жизни и католической морали. Поставленные перед выбором, как жить, чему следовать, католики (не только на Мальте) вынуждены решать, соблюдать ли церковные каноны или жить так, как подсказывает им их совесть.

О Католической церкви часто говорят как о самой современной в христианском мире, часто ее даже обвиняют в модернизме, при этом почему-то закрывают глаза на то, что многие положения католического учения, особенно в области семейно-брачных отношений, остаются на уровне средневекового сознания. Тем не менее, католические богословы и церковные иерархи предпочитают рассматривать человека и его природу в духе учения святых отцов, а не достижений современной антропологии и психологии. Этот идеализм был бы еще уместен в XIX, но никак не в XXI веке. Благо если бы это утопическое представление о человеке и обществе не касалось жизни конкретных людей с их драматическими судьбами.

Вот что пишут участники одного из католических форумов в Москве:

М. «Если женщину бросил муж, а у них был освященный брак, неужели она не может действительно никогда больше выйти замуж? Она встретила другого человека, который помогает ей растить детей, они любят друг друга, очень верующие, каждое воскресение — месса. Но Церковь не допускает их до причастия и исповеди. Простите, не могу и не хочу этого понять. Точнее не хочу в это верить. Ведь милосердный Бог видит их веру, знает ситуацию. Это не ее вина — муж ушел к молоденькой… Неужели у этой ситуации нет никакого решения? Ведь когда она будет умирать — ее исповедуют и причастят… Но человек жаждет Бога!»

А. «Вообще удивляет меня эта женская позиция. Не успела еще с первым мужем разобраться — так сразу подавай ей следующего и т.д. и т.д…»

В. «На самом деле то, что описывает M., всегда большая трагедия для людей. Но реальность такова, что компромисса между добром и злом быть не может, как бы мы не хотели его найти».

Т. «Ну а что делать одной моей знакомой, которая в 22, что ли, вышла замуж, и муж ей изменил через год, после чего она от него ушла? Она, насколько я понимаю, перед мужем ничем не провинилась и все что сделала — отказалась закрыть глаза на то, что у мужа, помимо нее, другая женщина. Доживать жизнь в целибате, при том, что к монашеству она не призвана? Боюсь, в этом вопросе я на стороне второбрачных».

Однако вернемся на Мальту. Молодые люди здесь убеждены, что пока в стране не разрешат развод, и жениться не стоит. Развод на Мальте официально запрещен. Мальта осталась единственной страной в Европе (за исключением Ватикана), где у граждан нет права устраивать семейную жизнь по своему усмотрению. Решение референдума, состоявшегося 29 мая, еще необходимо законодательно оформить в Парламенте. Нынешнее мальтийское правительство относится к идее законодательно разрешенного развода крайне негативно.

Именно поэтому на Мальте очень популярны т.н. «фактические браки» (точнее сожительства), когда пары годами живут под одной крышей, не решаясь зарегистрировать свои отношения, а тем более венчаться в церкви. Кто знает, что может произойти в совместной жизни!

Гражданский и церковный брак для мальтийца пока тождественны с точки зрения условий, возможностей и процедуры их расторжения. Существуют как минимум три способа расторгнуть неудавшийся брак или, по крайней мере, расстаться со своим супругом:

1. раздельное проживание,

2. получение развода за границей (при наличии иностранного гражданства),

3. аннулирование брака, гражданского или церковного.

Права на раздельное проживание можно добиться довольно быстро. Муж либо жена подают в суд соответствующий иск на основании своих претензий ко второму супругу. Претензии могут быть следующими: неверность, уход из семьи, жестокое обращение, полный разрыв отношений. Судья, удостоверившись, что оба супруга согласны на раздельное проживание, делит их имущество и назначает алименты. Но при этом ни один из супругов не имеет права вступить в новый брак. С точки зрения канонов Католической церкви, даже не живя вместе, супруги остаются супругами и должны хранить верность друг другу, которую обещали перед алтарем. Более того, если бывшая жена получает алименты, но была замечена в отношениях с другим мужчиной, она немедленно их лишается.

Такая особенность семейного права, принятого на Мальте, проистекает из того, что оно базируется на каноническом праве Католической церкви, не допускающем развод в принципе.

Попытка аннулировать гражданский брак крайне сложна и дорогостояща. Процесс может тянуться годами, а надежды на положительное решение суда очень мало. Аннулирование гражданского брака происходит в суде и поводом к нему служит иск одной из сторон с указанием причин, почему брак следует признать недействительным. Даже если аннулирования брака хотят оба супруга по взаимному согласию, судебной процедуры не избежать. Причиной для аннулирования могут служить иски о том, что при заключении брака одна из сторон представила недостоверные анкетные данные (имя, пол, предыдущие браки и т.п.), физическая невозможность продолжения брака одним из партнеров (неизлечимая импотенция, например, или доказанная гомосексуальность), психическое заболевание одного из супругов или брак по принуждению. Во время процесса оба супруга подвергаются перекрестным допросам перед тремя судьями, причем на процессе присутствует специальный «защитник супружества», обычно католический священник, который пытается свести на нет попытки пары доказать, что их брак недействителен. Устраивается длительное расследование с привлечением свидетелей — родственников, друзей, соседей. Истец, ответчик и защитник независимо друг от друга участвуют в процессе, а суд сравнивает их доводы и аргументы и выносит вердикт. Если суд постановил аннулировать брак, дело автоматически передается в апелляционный суд, который должен вынести еще один вердикт. В случае, если решение судов двух инстанций совпадает, брак объявляется недействительным. Последней инстанцией является Верховный суд Мальты.

Если брак был аннулирован, оба супруга могут вступить в брак повторно — он будет считаться «первым браком». Если брак был заключен в Католической церкви, но фактически не состоялся (по причине недееспособности или отсутствия одного из супругов) — такой брак может быть расторгнут по личному решению Папы Римского на основании соответствующего ходатайства, а на этом основании может быть расторгнут и гражданский брак. Такой человек тоже может повторно вступить в брачный союз.

Из вышесказанного нетрудно понять, что законы страны и каноны Римской Церкви толкают мальтийцев, и прежде всего молодежь, на незаконное сожительство. Как мы уже говорили выше, треть новорожденных на Мальте — внебрачные дети! Таков результат клерикальной политики государства.

Католическая церковь на Мальте является истинным оплотом противников разводов. Католики, как мы говорили, не признают церковного развода в силу действующих канонов, считая, что и для гражданского развода в таком случае нет оснований. «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» — таков аргумент Церкви. Другой довод мальтийских католиков — развод, узаконенный в других странах, например, в Италии, не решил там проблем распадающихся семей, не уменьшил количество детей, рожденных вне брака, — так зачем же Мальте этот эксперимент? Архиепископ Мальты в своих выступлениях по этому поводу много раз отмечал: Церковь никогда не даст своего согласия на внедрение разводов в гражданскую юридическую практику. Однако количество католиков, не согласных с этим, растет.

Сегодня католическая община страны, а это 95% граждан (из 400 тысяч населения), разделилась приблизительно пополам. Между сторонниками и противниками легализации разводов возникло ожесточенное противостояние. Католическое духовенство называет тех, кто поддержал разводы на референдуме, «волками в овечьей шкуре» и грозит им отлучением от причастия.

К сожалению, это не только угрозы. Действительно, церковные каноны не признают светский развод, оформленный в муниципалитете или в загсе. Разведенный католик до конца своих дней обречен Церковью считаться грешником, живущим в блуде, недостойным причастия и исповеди в церкви. Возможно, я сейчас многих разочарую, но это, дамы и господа, касается не только развода, но и самого светского брака, который Католической церковью тоже не признается, поэтому верным чадам Церкви ничего не остается, как только спешным порядком венчаться, а разведенным — уповать на милосердие Божие.


www.religo.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.07.2011, 11:27   #569
Новичок
 
Аватар для ALPAUT
 
Регистрация: 08.02.2011
Сообщений: 12
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
ALPAUT на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Люди ислама намного свободнее
Июнь 03, 2011 - Гейдар Джемаль

2 июня 2011


Европа поднялась и возвысилась до своего «киплинговского» могущества в значительной мере через противостояние исламу. Во времена Иисуса Христа, да благословит его Всевышний, Римская Империя была монополярной силой, однако вскоре сошла со сцены. Последовала эпоха европейской маргинализации. Крестовые походы были первым шагом к возобновлению концепции Рима. Так началась реорганизация имперско-политического пространства большой Европы.

Ислам после появления в этом мире держал «контрольный пакет» тысячу лет. К XVIII веку положение стало меняться. До этого Ближний Восток и Запад шли ноздря в ноздрю. Точнее, Восток оставался на одном уровне, а Запад развивался. И развился за счет того, что смог себе позволить антигуманные методы мобилизации человеческих масс – переход к капитализму и к потогонной системе, выселение крестьян с земель, введение станочной системы, лишившей работы огромное количество ручных ремесленников, против которой боролись луддиты. Иными словами, весь комплекс мероприятий по превращению цивилизации Запада в огромную механическую мастерскую по производству товаров, тесно увязанную со спекулятивными кредитами. Ислам же категорически это запрещает.

Западный либерализм (так называемые права и так называемые свободы) компенсируется унифицированностью человеческого материала. Очень легко мобилизовывать западных людей, потому что в целом они думают примерно одинаково. Сегодня это очень хорошо заметно. Обилие информации. Люди имеют образовательный ресурс, с помощью которого могут двигаться в рамках матрицы. Но они отформатированы этой матрицей. Существуют общие базовые ценности, встроенные в западного человека. Прежде всего, это вера в то, что власть возведена на свою вершину голосованием и, стало быть, зависит от него – обычного человека с улицы. Второе базовое убеждение, что власть не может быть плохой по определению – она может ошибаться, но хочет всегда хорошего. И в-третьих, западный человек верит, что общество, возглавляемое этой властью, – это оптимум, альтернатива которому – варварство.

Несомненно, люди ислама намного свободнее, потому что их точка опоры находится внутри. Эта реперная точка трансцендентна той конкретике, которая формулируется инструментами масс-медиа, пропаганды и светской школы. Более того, исламский мир – это всегда противостояние политической улицы своим собственным властям. Какими бы жесткими не были амиры и султаны, шаг в сторону, вниз, на улицу, и ты попадаешь к свободным людям, которые знать не хотят этих амиров и султанов.

Кому-то это может показаться странным, но политическое руководство мусульманских стран всегда боролось с самим исламом собственно. Причем не только в XX веке, когда исламский мир после краха османской империи попал под крышу Запада, но и в то время, когда он был в своем праве легитимной суперцивилизации. Ведь исламская традиция передается не через тоталитарную промывку мозгов сверху. Наоборот, она передается снизу – через семью, через учителей, джамааты, через структуру улицы и мечети. Вот почему султаны всегда стремились ставить в мечети своих имамов – чтобы изменить контент проповеди.

Распространено широко мнение, что в современном исламе нет той свободы, как у западного человека, который имеет выбор – верить или не верить, это его личное дело. Но раз личное дело, то человек становится рабом. Он может верить во что угодно, и именно это обстоятельство позволяет им манипулировать. Как в том высказывании – не желаешь заниматься политикой, значит, политика займется тобой. Не поддается манипуляции лишь тот, у кого есть четкая внутренняя точка опоры и жесткая дисциплина, позволяющая различать черное и белое. Если это размыто, то человек становится игрушкой в руках сил гораздо более мощных, чем его индивидуальные способности к суждению. Он не сможет противопоставить свой личный интеллект машине по промывке мозгов, которой оснащены все западные режимы. Ведь и базовые ценности отформатировались в воске этих людей вовсе не сами собою.

Мы в России просто не понимаем того блага, которое имеем в духовном плане. Во-первых, здесь определенный идеологический вакуум. А во-вторых, последние десятилетия советской власти были сопряжены с масштабным дистанцированием от медийного гипноза, который перестал быть эффективным. Возникли колоссальные зазоры. И мы-то автоматически считаем, что и повсюду так же. Ан нет.
__________________
Пусть оборотливость неверных в этом граде Тебя не вводит в заблужденье . Сура Али Имран

ALPAUT вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.08.2011, 10:39   #570
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

«Столкновение цивилизаций»: эволюция от Чудиновой к Брейвику.







Али Вячеслав Полосин,
доктор философских наук, кандидат политических наук.


Если Елена Чудинова изобразила войну с мусульманами «за освобождение христианской Европы» в качестве художественной фантастики, боевика в стиле фэнтези, то Андерс Брейвик перевёл художественный пафос в рациональный просчитанный план реальных действий, включая логистику и даже технологию изготовления бомб.

Тем не менее, наводят на размышления следующие моменты: слишком много всего понамешано в его идеологическом кредо: нацизм и сионизм в одном флаконе, крестоносцы и масоны тоже в одном флаконе, своеобразная трактовка марксизма, весьма профессионально просчитанные реверансы различным партиям, политикам и религиозным лидерам Европы – даже тем, кто весьма далёк от его идеологии, плюс крайний антиисламизм, выводимый из пропагандистской «утки» С. Хантингтона о «столкновении цивилизаций».

Такая сборная солянка вызывает определённые подозрения, которые усиливаются информацией о том, что «несколько частей манифеста Брейвика почти дословно взяты из записей знаменитого американского террориста Теодора Качинского, который в 90-х годах ХХ века отправлял заминированные посылки в американские университеты и офисы авиакомпаний. Копируя фразы Качинского, Брейвик, однако, заменял слова «мультикультурализм» и «культурный марксизм» на слова «левизна», «левые взгляды».

Тогда Качинский отправил почтой 16 бомб, убив трёх и ранив свыше 20 человек. ФБР арестовало Качинского в 1996 году, сейчас террорист отбывает пожизненное заключение, сообщает агентство "Ассошиэйтед Пресс"». Другие цитаты позаимствованы норвежцем из «Википедии».

В документе, разосланном Брейвиком за полтора часа до теракта по более чем тысяче адресов, 1,5 тысячи страниц. В одной из частей манифеста описывается способ изготовления бомбы.

Что-то уж больно подозрительная картина получается: Маркс, Гитлер, Сталин и Раскольников в одном лице, при этом «Манифест» по части идеологии является сплошным плагиатом, а сам Брейвик, выглядевший недостаточно «по-арийски», делал в США пластическую операцию для «улучшения» имиджа викинга-крестоносца. Так что не «истинный», а «пластический ариец» и одновременно прямо-таки виртуальный Анти-Бин-Ладен получается! И тоже «made in USA». По законам диалектики, если грохнули одного, то и антипод должен принести себя в жертву тем же шайтанам.

Если же судить по типу теракта, то СМИ уже отыскали прототип, которым, скорее всего, и вдохновлялся «пластический ариец», причём приблизительно совпадает и время обоих терактов по лунному календарю: 25 февраля 1994 года, в пятницу перед Рамаданом, Барух Гольдштейн вошёл в Пещеру Патриархов, где похоронен пророк Ибрахим (мир ему), – место, почитаемое и мусульманами, и иудеями, – и, зайдя в мечеть в военной форме, открыл огонь, убив 29 молящихся и ранив 150.

Охранник мечети заявил, что Гольдштейн пытался убить как можно больше людей, но был в конце концов обезоружен, убит и похоронен в Хевроне. Могила стала местом паломничества израильтян, придерживающихся крайних сионистских взглядов. На надгробном камне было написано: «Святой Барух Гольдштейн, который отдал свою жизнь за Тору, евреев и нацию Израиля». Надгробие разрушили, но паломничество имеет место.

Трудно сказать, рассчитывает ли Брейвик на такую же «славу», и вообще: рассчитывает он или кто-то другой? Тонкий и глобальный аналитический расчёт с дискредитацией многих политиков и политических организаций европейских стран, включая попытку вмешаться в президентскую кампанию в России путём косвенной дискредитации наиболее возможного кандидата в президенты страны, лидера нации, и маньяк, ковыряющийся во взрывном механизме бомбы, – как-то слишком не вяжется всё это для одного субъекта!

Скорее всего, лично для Брейвика Барух Гольдштейн – вполне реальный и посильный пример для подражания, а вот «теория» ему явно не по зубам и привлечена им лишь для имиджевой раскрутки. И, скорее всего, привлечена по чьему-то совету, совету того, кто, в отличие от Брейвика, имеет холодную голову и аналитические способности.

В чём может быть выгода для кукловодов «пластического арийца»? Она очевидна: зондаж общественного мнения. Причём тщательно просчитанный зондаж – любой социолог оценит: в манифесте названо множество авторитетных в Европе и мире лиц, что должно побудить некоторых из них, находящихся в публичной сфере, давать какую-то оценку «комплиментам» в свой адрес со стороны так громко заявившей о себе персоны.

Вычисление степени негодования и является главной целью всей этой кровавой акции. Если она будет весьма мала, значит, будут в спешном порядке готовиться целые батальоны «брейвиков» со своими «штурмбанфюрерами», если умеренной, значит, будет продолжена скрытая работа, если же негодование будет очень сильным, то кукловоды залягут пока на дно. А заодно – как одна из целей – попытка лягнуть тех или иных политиков, вынудив их занять какую-то невыгодную для них позицию.

А вот кому вообще выгодна такая ситуация? Ясно, что не европейцам! Вследствие прихода Брейвика-Гитлера к власти вся Европа в целом проиграла, закатились её великие империи, а единоличным мировым лидером стали США. Сегодня евро объединённой Европы набирает силу, Франция и Германия расширяют своё влияние. Растёт и мусульманский мир. А вот США в финансовом кризисе, порождённом их собственным хозяйствованием, и выбраться естественным путём из него им вряд ли уже удастся. Остаётся...

Остаётся только вспомнить чешского антифашиста Юлиуса Фучика, который в 1930-е годы предупреждал: «Люди, будьте бдительны!»

islam.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.08.2011, 10:28   #571
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Как найти путь в Рай в информационном обществе.





Стремительное развитие технологий не только находит свое отражение в процессах информатизации исламского мира, но и ставят новые вопросы перед мусульманским обществом. По прогнозам специалистов к концу 2011 г. число мусульман - пользователей всемирной паутиной превысит 210 млн. человек. Что кроется за этими цифрами и какие изменения нас ожидают? Об этом и не только мы поговорим с Председателем Московского отделения Общероссийского общественного движения «Российский конгресс народов Кавказа», координатором Экспертного Совета при Совете муфтиев России Ахмедом Азимовым.




Какие социально важные изменения происходят в современном мире в условиях развития информационно-коммуникационных технологий?



Прежде всего, хотелось бы отметить, что сегодня наблюдаются значительные изменения в глобальной мусульманском мире и эти изменения во многом связанны с глобализацией. Можно с некоторой уверенностью говорить о существовании социальных связей, охватывающих мусульманские регионы. По сути дела мир ислама становится единой социальной системой. При этом максимально усиливается взаимное влияние как мусульманских государств, так и мусульман в отдельности.

Мусульмане становятся ближе, находясь, при этом, на огромном расстоянии друг от друга и все это благодаря стремительному развитию информационных технологий. Например, находясь где-нибудь в пригороде Лондона, мусульманин каждый день узнает через СМИ о событиях, которые происходят на другом конце света, скажем, в Египте в период Арабской весны, и тот «конец света» становится для него не отдаленным мирком, а вполне объективной реальностью, оказывающей на него определенное влияние.

В наибольшей степени данной тенденции подвержена мусульманская молодежь, поскольку она способна быстро подстраиваться и адаптироваться под изменяющийся мир. Тяжелее эти процессы протекают для мусульман более старшего возраста. Старшее поколение всегда более консервативно...



Каковы перспективы межкультурных отношений в условиях развивающихся информационных технологий?


Стремительное развитие информационных технологий оказывает огромное влияние на мир ислама и соседние культуры. Именно поэтому сегодня на Востоке мы наблюдаем много Запада, а на Западе много Востока. Конечно, у этих процессов есть как сторонники, так и противники. Лично я считаю, что современный человек, независимо от религиозной или культурной принадлежности, должен знать окружающий его мир. Это поможет разрушить складывающиеся годами стереотипы.

Прошли те времена, когда Россию воспринимали, как страну медведей, вечных снегов и русской водки. Сегодня благодаря развитию глобальной паутины есть возможность познакомиться с многоликой Россией, какой она есть на самом деле. В Коране говорится так: «Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали вас народами и племенами, чтобы вы познали друг друга». (49:13). Действительно, многие беды от незнания...



Как, по - вашему мнению, религиозный консерватизм согласуется с информационно-технологическим развитием в наши дни?



Я не думаю, что у практикующего верующего есть проблемы с совмещением религиозных предписаний и современными технологическими достижениями человечества. Если мы говорим об исламе, то ислам никогда не выступал против науки и развития. Наоборот, ислам предписывает мусульманам постоянно самосовершенствоваться и развиваться интеллектуально. В одном хадисе говорится: «Тому, кто вышел в путь в поисках знаний, Аллах облегчает путь в Рай». Поэтому говорить о том, что религиозность и научный прогресс несовместимы – неправильно. Достаточно обратится к фактам в истории исламской цивилизации, чтобы понять, сколько внимания уделялось развитию теоретической и прикладной науке.




Как влияет развитие веб - культуры на распространении исламских ценностей?



В мире, где лидирующие позиции в информационном пространстве занимают различные виды СМИ, наиболее доступным способом исламского призыва и донесения смысла Ислама до людей становится Интернет. Поэтому верующие не должны испытывать недостаток в источниках, как это могло быть раньше. При этом все же следовало бы проконсультироваться со знающим человеком, дабы избежать траты времени на чтение литературы, лишь издалека напоминающую исламскую.




В какой степени информационные технологии способны сблизить разбросанные по всему миру мусульманские общины?



События, которые происходят в мусульманских регионах, получают достаточно широкое освещение в СМИ. В свете этого мусульмане во многом осведомлены на счет друг друга, сопереживают и помогают своим братьям по мере возможности. Кроме того, существуют интернет ресурсы, в рамках которых создаются мусульманские группы и сообщества. При этом крайне приветствовалось бы создание социальной сети для мусульман, что действительно позволило бы нам стать ближе друг с другом.



ansar.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.08.2011, 11:51   #572
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Политический смысл борьбы с нафсом.




Принято считать, что борьба с нафсом, будучи обязательным предписанием Ислама, имеет сугубо духовно-нравственный смысл. Иными словами, речь идет о преодолении пагубных страстей и избавлении от внутренних и внешних грехов, как, например, зависть или употребление в пищу запретного. Вместе с тем, если разобраться, борьба с нафсом имеет вполне конкретный политический аспект.


Нафс – низшая часть человеческой души, склонная к греху, подверженная страстям; иррациональной тяге к удовольствиям и безудержному потреблению. Для нафса – этого постмодернистского циника и фанатичного монетариста - нет ничего святого, он отрицает любые возвышенные идеалы. Нафс, выражаясь марксистски, - самая буржуазная часть человеческой природы, т.к. он признает только удовольствие и звонкую монету, смотрит на мир через призму материальных благ и считает деньги и секс единственной реальной ценностью и универсальным эквивалентом всего – труда, чувств, веры.


Нафс не верит, что человек может что-то делать, исходя из идеалов веры, любви к Богу и ближнему, из стремления к справедливости и неприятия угнетения. По его логике, за всем этим обязательно стоит стремление к удовольствиям – не только примитивным, но и изощренным, например, авторитет и почет со сторону окружающих.


Неизвестно, кто придумал поговорку: «Не важно, о чем с тобой разговаривают. Помни, что речь всегда идет о деньгах!» Но ясно одно – ее смысл нашептан нафсом.


Нафс склонен к самолюбованию и даже самообожествлению, т.е. к такому язычеству, которое приближается к сатанизму. Ведь шайтан (прибегаем к Аллаху от его зла) из-за своей гордыни попытался оспорить божественность Всевышнего. Именно об этом говорят многие сатанисты. Для них сатанизм – не учение абсолютного зла, порока и желания навредить всем и вся, как многие думают, а своего рода стремление к абсолютной свободе, даже от Всевышнего. В этом заблуждении «бунта против Бога» они, как им кажется, сами обретают божественный статус.


Данный тонкий момент позволяет настоящим суфиям как прежде, так и сейчас, говорить об опасной близости и связи нафса и шайтана. Именно через нафс бес влияет на человека.


(В этой статье под суфизмом подразумевается комплекс знаний и практик Ислама, выведенных и основанных на Коране и Сунне. Они направлены на воспитание подлинной исламской личности, в центре которой стоит ихсан (искренняя чистосердечная устремленность ко Всевышнему). Иначе это называется ильм уль-ихсан. К сожалению, не редко сегодня под суфизмом подразумевается все, что угодно, кроме воспитания праведности, - от запретных психотактик с использованием наркотиков до криминала. Здесь речь идет о суфизме, так сказать, в чистом виде, без привязки к каким-либо явлениям, бытующим под этим именем в различных регионах нашей страны и мира).


Господствующая сегодня в мире неолиберальная модель выстроена как раз под нафс. Она исходит из необходимости его удовлетворения и ублажения как основы основ. Эта постоянно совершенствующаяся глобальная система обслуживания человеческого нафса имеет свои политические, экономические, социальные, культурные и проч. аспекты. Все ее институты «заточены» под нафс. Прежде всего, речь, конечно, идет о коллективном нафсе наиболее развитой части человечества, о «золотом миллиарде», о тех, кому, по замыслу неолиберальных стратегов, есть место в грядущей «информационной эре».


В обращенности к нафсу, в принципиальной установке выстраивать миропорядок из соображений максимального и наиболее эффективного удовлетворения потребностей нафса как раз и заключена сила и живучесть либерализма. Эта модель проецирует нафсовые свойства человеческой души на общественно-политическую жизнь и экономику. Она не требует от человека совершенствования, жертвенности и стремления к идеалам, а, напротив, стимулирует нафс, укрепляет его в собственной правоте и самолюбовании.


Современный западный либерализм – это первая в истории цивилизация, которая построена не на стремлении к некоему идеалу, пусть даже и ложному, но на отрицании идеалов вообще. Ее ключевая идея, альфа и омега – потребление (т.е. бесконечное удовлетворение возрастающих потребностей нафса). Все остальное подчинено этому принципу.


Таким образом, истинный суфийский призыв борьбы с нафсом имеет не только сугубо личный духовно-нравственный смысл, но и несет в себе угрозу всей неолиберальной политической модели. Проблема только в том, что многие из тех, кто сегодня причисляет себя к суфизму, об этом не догадываются или же не хотят знать. Им удобнее бороться с нафсом, как бы никого не задевая и не обижая.


Но без внешней борьбы с глобальной нафсовой системой внутренний джихад с нафсом теряет смысл. Профанируется сам его смысл. Суфизм, который учит вести джихад со своим личным нафсом, позволяя господствовать нафсу глобальному и шайтану (прибегаем к Аллаху от его зла), - это не суфизм Корана и Сунны, не суфизм шейхов и аулия. Это суфизм мошенников и невежд, подчеркивают известные улемы.


Нафс – та часть человеческой природы, которая, как говорит Коран, «побуждает ко злу». Это набор свойств, отдаляющих от истинного и глубокого понимания Ислама, мешающих быть настоящим качественным мусульманином, верующим в полном смысле этого слова, загрязняющих и запыляющих сердце, которое призвано быть зеркалом и свидетелем божественной истины.


Для мусульманина все, включая политическую борьбу, начинается с формирования искреннего намерения сделать что-либо ради довольства Всевышнего, т.е. с духовного самосовершенствования, с решения своих личных внутренних проблем. Это значит, что главный враг верующего, в том числе в политическом смысле, - нафс и все то, что с ним связано. Он мешает всецелой реализации верующего, как того требует от него Господь.


Для преодоления нафса необходим джихад – усердие на пути Аллаха. Это ведет мусульманина к тому идеалу верующего, который сформулирован в Коране и Сунне. Но вести борьбу с отклонением от божественной истины, от господнего установления нельзя только внутри себя.


Личный джихад с нафсом автоматически ставит нас в условия столкновения со всей глобальной системой, которая выстроена под него. Действительно, отказываясь от повелений нафса в своей душе, мы подтачиваем господство коллективного нафса, на котором базируется неолиберальный миропорядок, как бы это кому-то бы не хотелось.


Кроме того, мы не имеем право ограничивать свой джихад с нафсом собственной душой. Это не соответствует духу и букве Ислама и просто неразумно из практических соображений.


Ведь вся система коллективного нафса, Нафса с большой буквы, выступает нашим личным врагом, врагом нашей веры, праведности и благочестия. Это кусочек шайтанской системы в нас. Она фактически требует, чтобы часть нашей души, наш нафс, был подчинен ей, этому «общечеловеческому» монстру, а не был преодолен и приведен в соответствие с предписаниями Шариата.


Внутренний и внешний джихад с нафсом неразрывно связаны. Они союзники, одно есть производное другого. Больше того, сказать, где заканчивается одно и начинается другое, зачастую просто невозможно. Нельзя игнорировать какую-либо сторону этой борьбы.


Глобальный нафс требует соответствующего же ответа. Нельзя бороться с нафсом внутри себя и не обращать внимание на него, когда он вальяжно располагается перед нашими глазами.


В этом ключе появляются новые оттенки у известного хадиса о большом и малом джихаде. Не будем специально останавливаться здесь на проблеме его достоверности, тем более, что, по мнению исламских ученых, в любом случае смысл данных слов соответствует акыде (мусульманскому вероучению). Хадис также подкрепляется другими схожими высказываниями Пророка (мир ему), обладающими большей достоверностью с точки зрения хадисоведения.


Передано, что Посланник Аллаха (мир ему), придя с одной из битв, сказал своим сподвижникам, что они вернулись с малого джихада, дабы приступить к большому. Под последним, по его словам, подразумевается борьба с нафсом.


Возможно, что этот джихад назван большим как раз потому, что предполагает комплексный подход к исправлению ситуации. Он сочетает в себе духовно-нравственные, политические, идеологические, экономические и проч. усилия на пути Аллаха, т.к. система нафса может быть ликвидирована только тогда, когда будет выстроена более мощная и эффективная альтернатива, основанная на божественных заповедях.


Другой же вид джихада, оговоренный в хадисе, – это точечные методы, включая силовые, по ликвидации конкретных проявлений зла, угнетения и несправедливости. Поэтому, вероятно, он и был охарактеризован как малый, не по своему значению, а по масштабам.


ansar.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.09.2011, 14:54   #573
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Религиозные организации США в межкультурной коммуникации.




В настоящее время мы являемся свидетелями возрастания роли религиозных организаций во всем мире. Особенную специфику данный процесс получил в США, традиционно являющихся носителями «протестантского духа», готовыми к распространению своих ценностей во всем мире.




Религия всегда была и остается важнейшим фактором, определяющим политику, стратегию, национальную идентичность и культуру США. Она создает национальный характер, помогает формировать представления о внешнем мире и воздействует на восприятие событий, происходящих за пределами собственной страны. Религия объясняет как самоощущение американцев в качестве избранного народа, так и их убежденность в том, что они должны распространять свои ценности по всему миру. Конечно, не все американцы верят в такие вещи, а те, кто верит, часто яростно спорят друг с другом об их точном значении. Но адептов подобных идей достаточно для того, чтобы последние оказывали глубокое влияние на поведение страны и за рубежом, и у себя дома.



Согласно исследованию, проведенному в 2002 году Pew Global Attitudes Project, США – единственная из развитых стран, где большинство населения сказали, что религия играет «очень важную роль» в их жизни[1].



Американское правительство не ведет официальной статистики по религии. По данным Всемирной книги фактов ЦРУ на 2007 год, 51,3% населения США считают себя протестантами, 23,9% – католики, 12,1% не принадлежат к какой-либо конфессии, 1,7% – мормоны, 1,6% – другой христианской конфессии, 1,7% – иудеи, 0,7% – буддисты, 0,6% – мусульмане, 2,5% – другое или не указано, 4% – нет[2].



Примерно половина взрослого населения США (54%) относит себя к той или иной религиозной группе и посещает церковь, мечеть, храм, синагогу или любое другое место поклонения богу.



Свои храмы постоянно посещают 83% американских евангелистов, 75% мормонов, 70% адвентистов, 69% баптистов, 66% методистов, 64% пресвитериан, 62% мусульман, 60% христиан (не относящих себя к определенной номинации), 59% католиков, 53% иудеев, 45% протестантов и 28% буддистов. Любопытно, что каждый пятый американец, называющий себя атеистом или агностиком, признает, что либо он сам, либо кто-то из членов его семьи является прихожанином какого-либо храма[3].



Свобода вероисповедания, которую лелеют и превозносят большинство американцев, сделала возможным процветание религии во многих формах и ее глубокое влияние на формирование американского характера. Свобода вероисповедания укрепила и сделала жизнеспособным американское мировоззрение, придав ему жизнерадостность, ощущение того, что нет ничего невозможного, и зачастую давая мужество, необходимое для трудных, но необходимых общественных перемен.



Положения о свободе вероисповедания, содержащиеся в Первой поправке к Конституции США, которая считается важнейшим политическим заявлением о свободе вероисповедания и общественной справедливости в истории человечества, сформулированы всего лишь в 16 словах: «Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии или запрещающего ее свободное исповедание»[4]. Достаточно лишь взглянуть на опыт США, чтобы понять, насколько важна эта поправка для той заметной роли, которую религия играет в нашей стране, и для ее многообразия. В Соединенных Штатах около 500 000 церквей, храмов и мечетей любых форм и размеров. В США не менее 2000 различных конфессий, не говоря уже о бесчисленных независимых церквах и религиозных объединениях. Их влияние на американцев осуществляется через молельные учреждения: их посещает 60% населения[5].



Одним из результатов влияния религии на жизнь американцев стало тесное переплетение морали и политики. Практически любой кризис в истории США непременно рассматривается скорее в моральных, а не политических категориях[6]. То же самое происходит и во внешней политике, где постоянно возникают противоречия между «чистыми» целями и «грязными» средствами их достижения. Чаще всего национальные интересы требуют использования очень спорных с религиозно-этических позиций методов.



Результаты деятельности религиозных институтов впечатляют. Но чтобы оценить влияние религии в Америке, необходимо исследовать ее на двух уровнях: поверхностная религиозность, обусловленная, например, социальными причинами, и глубокая религиозность, вера, преобразующая человека изнутри, лучшим мерилом которой является способность служить другим людям.



Невозможно отрицать тот факт, что религиозные институты сохраняют силу в американском обществе или что религия оказала явно положительное влияние на формирование Америки. Однако когда мы пытаемся измерить глубину религиозных убеждений, то глубина веры оставляет желать лучшего, по крайней мере с точки зрения традиционной религии. Американцы верят в Бога, но этот Бог чаще утверждает и поддерживает их, не предъявляя к ним требований; они не полностью привержены ему. Они молятся, но часто это происходит бессистемно, и при этом они больше просят о чем-либо, а не благодарят, поклоняются, ходатайствуют за кого-то или о чьем-либо прощении. Они почитают Библию, но редко читают ее. Результатом этого стало плачевное состояние библейской грамотности среди американцев – они действительно в этом отношении неграмотны.



Религиозное невежество проявляется и в незнании и непонимании их собственных религиозных традиций, а также основополагающих положений их религиозной доктрины. В результате многие американцы не имеют глубокой связи со своими религиозными корнями и в результате этого становятся легкой добычей для различных, порой весьма причудливых религиозных движений. Они выбирают те верования и культы, которые наиболее удобны и предъявляют к ним наименьшие требования. Канадский социолог Реджинальд Бибби называет это «выбором религии из ассортимента».



Американцы хотят пожинать плоды веры, но не исполнять связанные с нею обязательства. Само по себе участие в жизни церкви не оказывает большого влияния на жизнь американцев. Исключительно глубокое влияние веры проявляется себя в мировоззрении, благотворительной деятельности, в ощущении счастья. Самый религиозный сегмент населения – «тайные святые», если хотите, – составляет небольшой процент населения, но их влияние значительно больше, чем можно было бы ожидать.



По мнению У.Р. Мида, именно протестантская «ветвь христианской религии в основном сформировала национальную идентичность страны и до сих пор остается (хотя уже в незначительной степени) религией большинства[7]. Более того, перемены в католицизме (вторая основная конфессия и самая крупная единая религиозная община в стране) представляют собой более смешанную картину и в меньшей степени воздействуют на внешнюю политику. И наконец, остальные религиозные группы в Соединенных Штатах оказывают на политику существенно меньше влияния.



На самом же деле тонкие богословские и культурные различия могут иметь и имеют весьма важные политические последствия. Следовательно, интерпретация влияния, которое оказывают на внешнюю политику Америки происходящие в ней религиозные перемены, требует более пристального рассмотрения теми, кто собрался в «большом молельном шатре американского протестантизма».



По мнению Дж. Гэллапа-мл., церковь или религиозные организации практически лидируют в списке важнейших институтов, пользующихся уважением в обществе. Они неизменно занимают это положение с тех пор, как 20 лет назад начали проводиться исследования на эту тему. Духовенство пользуется большим уважением. Вообще говоря, общество высоко оценивает его способность удовлетворять нужды прихожан и решать проблемы своих общин[8].



По мнению Кеннета Д. Уолда, церкви во многих отношениях важны для демократии. С одной стороны, церкви являются институтами, в которых люди приобретают навыки и развивают способности, позволяющие им эффективно участвовать в демократической политике[9]. Было продемонстрировано, что афроамериканцы более активны в политике, чем другие категории американцев, принимая во внимание их общественно-экономическое положение, во многом потому, что их церкви являются настоящими школами политической подготовки. В этих церквах люди учатся выступать с речами, они учатся, как руководить собраниями, они учатся, как организовывать кампании. Они осваивают целый набор навыков, непосредственно связанных с политическим процессом. Так что в некотором смысле эти церкви являются своего рода школами демократии. Для многих американцев, не принадлежащих к каким-либо другим организациям, дающим эти навыки, церковь играет очень существенную роль, способствуя их активному участию в демократической жизни.



Одним из наиболее примечательных аспектов религиозной жизни Америки является ее прочность. Несмотря на все драматические социальные перемены последней половины столетия – экономические депрессии, войны, движение за гражданские права, социальные волнения, технологические перемены, – религиозные верования и культовая деятельность американцев выглядит сегодня в основном так же, как и в 30-е и 40-е годы. Процентная доля населения, принадлежащего к той или иной церкви, близка к показателям 1930-х годов. (Конечно, надо отметить, что динамика этих показателей является различной для разных церквей и конфессий.) Это относится к посещаемости церквей, а также к области основных религиозных верований. Несмотря на эту последовательную верность традициям, американцы сохраняют высокую степень независимости в своей религиозной жизни и независимость от своих религиозных институтов.



Свобода вероисповедания, которую лелеют и превозносят большинство американцев, сделала возможным процветание религии во многих формах и ее глубокое влияние на формирование американского характера[10]. Свобода вероисповедания укрепила и сделала жизнеспособным американское мировоззрение.



Религиозные организации играют очень важную роль в американском обществе. Но гораздо более неочевидным и менее предсказуемым феноменом является уровень религиозности. Только глубокая приверженность представляет собой тот уровень религиозности, на котором она способна изменить жизнь людей и подвигать их на развитие связей с другими людьми.

Нынешнее влияние американских церквей на политику страны пока еще себя не исчерпало, что вызывает тревогу у секуляристов и либералов в Соединенных Штатах и за рубежом. Однако было бы более разумно реагировать на ситуацию с умеренным оптимизмом, чем с паническим ужасом. Религия в Соединенных Штатах слишком плюралистична для того, чтобы допустить господство какого-либо одного-единственного течения. Растущее присутствие и влияние нехристианских общин в стране – иудеев, мусульман, буддистов, индуистов и прежде всего секуляристов – будут по-прежнему ограничивать способность какой-либо одной религиозной группы навязать свои ценности всем остальным.



Некоторые представления о чрезмерном влиянии евангелистов на внешнюю политику просто-напросто преувеличены. После терактов 11 сентября, например, широко распространились опасения по поводу того, что евангелические христиане потребуют объявить священную войну против ислама.



Мусульмане и христиане никогда не придут к согласию по всем вопросам, а некоторые из их договоренностей могут не понравиться светским людям. Но стимулирование диалога между мусульманами и евангелистами может оказаться одним из лучших способов предотвратить угрозу войны цивилизаций.



[1] U.S. Stands Alone in its Embrace of Religion. – URL: http://pewglobal.org/reports/display.php?ReportID=167

[2] URL: https://www.cia.gov/library/publicat...us.html#People

[3]США. Религиозный ландшафт. – URL: http://www.washprofile.org/ru/node/5390

[4]Конституция США. Статьи в дополнение и изменение Конституции Соединенных Штатов, предложенные Конгрессом и ратифицированные отдельными штатами в соответствии с Пятой статьей Конституции. – URL: http://www.istorik.ru/library/do****...on/text2.htm#8

[5] Хэйнс Ч. Корни американской свободы вероисповедания. – URL: http://www.infousa.ru/society/rjart2h.htm

[6]U.S. Policy in the Persian Gulf. Hearings before the Committee of ForeignRelations. U.S. Senate. 101 Congress, 2nd Session. December 6, 12, 13. 1990. Part 2. – Washington D.C.: GPO, 1991. – P. 62–67.

[7] Мид У.Р. Божья страна? // Россия в глобальной политике. – URL: http://www.globalaffairs.ru/numbers/22/6338.html

[8]Гэллап Дж. Останутся ли жизнеспособными американские церкви в следующем столетии? – URL: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/...gell_ostli.php

[9] Разделение и взаимодействие религия и политика в США (интервью с Кеннетом Д. Уолдом). – URL: http://www.infousa.ru/society/rjart7h.htm

[10] Вся власть религии. – URL: http://www.washprofile.org/ru/node/885



А. Царевский,

магистрант ННГУ им. Н. И. Лобачевского


islamrf.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.10.2011, 19:37   #574
Администратор
 
Аватар для Dismiss
 
Регистрация: 23.07.2006
Адрес: Baku
Сообщений: 46,714
Сказал(а) спасибо: 10,220
Поблагодарили 10,702 раз(а) в 6,757 сообщениях
Вес репутации: 1
Dismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспорима
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Религиозные свободы на Южном Кавказе

Опубликованный 13 сентября Госдепом США очередной доклад по состоянию религиозных свобод в различных странах мира можно воспринимать по-разному. Отчет охватывает временной промежуток с июля по декабрь 2010 года. С его выводами можно соглашаться, их можно оспаривать или вовсе игнорировать. В некоторых случаях вызывает определенное сомнение достоверность источников, на которые ссылается Госдепартамент, приводя конкретные примеры ограничения религиозных свобод в странах региона. Но, безусловно, в целом собранные американскими дипломатами факты и выводы дают нам возможность составить более подробную картину религиозной ситуации в странах южно-кавказского региона.

Госдеп США отмечает в начале своего отчета по Азербайджану, что в стране в сфере обеспечения религиозной свободы имеют место некоторые негативные тенденции. К этим тенденциям американские дипломаты причисляют запрет на ношение хиджаба ученицами начальных и средних школ, который был введен с целью сохранения светской обстановки в школах, а также ужесточение штрафов за нарушение законов, регулирующих религиозную деятельность. Касательно так называемого запрета на ношение хиджаба в школах, в другом параграфе доклада отмечается, что он не был подкреплен ни президентским декретом, ни парламентскими дебатами, и, соответственно, не был принят на законодательном уровне, а представляет собой лишь устное заявление, сделанное министром образования во время общения с прессой. В докладе также говорится, что этот запрет не применяется последовательно по всей стране, и решение вопроса на практике оставлено на усмотрение директоров школ.

В отчете по Азербайджану также отмечается, что остаются закрытыми ряд мечетей, а для некоторых религиозных организаций создаются искусственные препоны в процессе перерегистрации. Также сохраняется жесткий контроль за религиозной литературой, поступающей в страну. В качестве позитивных развитий в отчете говорится об открытии учебного центра для еврейских детей в Хатаинском районе Баку и регистрации 175 религиозных групп.

Во всех трех странах Южного Кавказа Госдепом упоминаются проблемы, связанные с функционированием религиозных меньшинств. В этом контексте особенно часто фигурирует христианская религиозная организация "Свидетели Иеговы", члены которой чаще сталкиваются с проблемами. Как в Армении, так и в Азербайджане ее члены регулярно привлекаются к уголовной ответственности за уклонение от службы в армии. К примеру, хоть в конституции Азербайджана и предусмотрена возможность прохождения альтернативной службы, парламентом страны в связи с нерешенностью нагорно-карабахского конфликта так и не принят соответствующий закон. В Армении, на момент 31 декабря 2010 года, за уклонение от службы в тюрьме находились 73 члена "Свидетелей Иеговы". Несмотря на то, что в Армении на законодательном уровне предусмотрена возможность прохождения альтернативной гражданской службы, члены "Свидетелей Иеговы" отказываются от нее, протестуя против того, что административный контроль над учреждениями, где проходит альтернативная служба, также находится в руках военных, отмечается в отчете.

"Свидетели Иеговы" в Армении также не имеют возможности арендовать места для проведения ежегодных собраний, так как их владельцы подвергаются давлению со стороны армянской церкви и правоохранительных органов. С аналогичными проблемами сталкиваются и их единоверцы в Грузии - согласно заявлениям лидеров "Свидетелей Иеговы" в Грузии, им не сдают в аренду помещения, вмещающие в себя более 200 человек. Между тем, в вопросе со службой в армии Грузия оказалась либеральнее, чем Армения и Азербайджан: те, кто не могут служить в силу религиозных убеждений, записываются в резерв. «Были единичные случаи, когда в местах лишения свободы у представителей религиозных меньшинств возникали проблемы. В частности, речь идет о запоздалом лицензировании заявок представителей религиозных меньшинств. В целом же, власти соблюдают принципы свободы вероисповедания как на законодательном уровне, так и практически», - говорится в отчете по Грузии. В то же время, до сих пор не нашли своего решения системные проблемы, связанные с требованиями религиозных меньшинств о возвращении им церквей и регистрацией религиозных групп.

В отчете Госдепа говорится о роли религии в странах в целом. Так, в Азербайджане мусульманская идентичность у большинства населения базируется, скорее, на культурной и этнической принадлежности, нежели религиозной. Среди мусульманского населения Азербайджана количество верующих, соблюдающих религиозные обряды, относительно невелико. В то же время, наблюдается постепенный рост числа практикующих мусульман. В Армении принадлежность к армянской церкви является важной составляющей национальной идентификации людей. Более того, в конституции страны за армянской церковью закреплена эксклюзивная роль в государстве.

В целом, из отчета видно, что во всех трех стран региона наблюдается негативное отношение к деятельности миссионерских организаций и сект - как со стороны государства, так и со стороны общества. В Азербайджане, помимо этого, не хотят допустить политизации ислама и усиления радикальных мусульманских группировок, чем и объясняется строгость законодательства по отношению к зарубежному миссионерству.

Также стоит отметить, что в отчетах Госдепа США вновь отражена принципиальная позиция страны по территориальным конфликтам на Южном Кавказе - США продолжают поддерживать территориальную целостность Азербайджана и Грузии. Так, Госдепартамент включил отчет о свободе религии в Карабахе в раздел об Азербайджане, недвусмысленно назвав его азербайджанской провинцией. Абхазия и Южная Осетия были, в свою очередь, отнесены к Грузии и обозначены как оккупированные территории.

Это, повторим, взгляд из Вашингтона. Точнее, оценка соответствия политики властей стран Южного Кавказа в вопросе религиозных свобод американским стандартам и требованиям. Однако, нельзя не заметить, что эти стандарты нередко входят в клинч с объективной реальностью Южного Кавказа, где религия выступает в качестве инструмента политического влияния различных групп как внутри, так и за пределами страны. Такое игнорирование объективных реалий в отчетах Госдепартамента, и, как следствие, однобокая или вовсе ошибочная, с точки зрения критикуемых государств, трактовка фактов, часто становится причиной раздражения в этих странах. К примеру, российский МИД уже успел огрызнуться, назвав очередной доклад Госдепа США по религиозным свободам в стране тенденциозным и непроработанным. Официальный представитель российского МИД, Алексей Лукашевич, пожаловался, что «из года в год эксперты, которые готовят начинку этого доклада, пользуются одним и тем же набором претензий, особенно не давая себе труда глубоко вникать в особенности межконфессиональных отношений в Российской Федерации». Реакции на эти оценки из южнокавказских столиц пока не последовало, соответствующие ведомства изучают документы.
20.09.2011 / Автор: Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро ВК
__________________
Тема Нагорного Карабаха далеко не исчерпана. Рано или поздно, если только какой-нибудь метеорит не уничтожит половину населения земного шара, азербайджанцы все равно попытаются решить этот вопрос. ©




Dismiss вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.10.2011, 10:02   #575
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,147
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 66
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Роль принципа любви в исламе в современных условиях.



06 октября 2011 Марат Якупов


Роль принципа любви в исламе в современных условиях


Всем известен христианский принцип: «Если тебя ударили по одной щеке – подставь другую!», представляющий собой цель нравственного самосовершенствования личности. Мало кто знает, что такое же правило существует и в Исламе. Это доказывается всем духом Корана и многими аятами. Например, в Коране (сура «Рассказ», аят 54) провозглашается: «Этим будет дарована их награда дважды за то, что терпели. Добрым они отстраняют зло и дают из того, чем Мы их наделили». Здесь изложена величайшая мысль о том, что добро всегда победит зло, несмотря на временные «успехи» деструктивных тенденций в обществе.

Следующий аят (сура «Разъяснены», аят 23), на который мы хотим обратить внимание, является существенным продолжением предыдущей идеи Корана. Оба аята представляют собой конкретное доказательство того, что Ислам есть органическое продолжение христианских принципов, провозглашающих Толерантность, Добро, Любовь и Милосердие к иным народам.

Вот что возвещает Аллах Своим рабам, которые уверовали и творили благое (смысл). Скажи им: ”Я не прошу у вас за это награды, а только любви к ближним; кто совершает добро, тому Мы прибавим к этому благое”. Поистине, Аллах Прощающ и Благодарен!» (Сура Аш-Шура, аят 23). Мы включили аят полностью, чтобы исключить всякую основу для выдвижения претензии к нашей концепции, в которой он играет весьма существенную роль. Здесь Всевышний призывает к самому высшему проявлению человечности – любви.

Любовь – это особое психологическое состояние, высшее чувство, комплекс эмоций, принадлежащий людям. Отличие Божественной любви в том, что она Абсолютна, то есть она направлена на всё, что существует, в том числе на так называемых врагов. Любовь к ближнему, провозглашённая Иисусом в Нагорной проповеди, предполагает безропотное принятие всего, что может принести боль и страдания человеку. Поэтому лакмусовой бумагой, определяющей такие понятия, как истинный христианин, истинный мусульманин, является наличие любви – и ничего более.

Основа такой абсолютной любви есть принятие всего материального и духовного как промысла Божьего, как ниспосланного Им для определённой цели. Любовь не может быть раздельной: любить бедняков и ненавидеть богатых, и наоборот. Она предполагает любовь ко всем людям, животным и природе без исключения. Только тот человек, который может уверенно сказать себе: «У меня нет отрицательной реакции ни на людей, ни на что-то другое», – имеет право считаться верующим. Дело в том, что истинная, духовная любовь исключает всякое нетерпение и негативное отношение к чему-либо. Любовь не надо понимать как что-то конкретное, например, как трепетное отношение юноши к девушке. Это просто человеческая любовь, где эгоистические компоненты играют главенствующую роль. Молодой человек, сильно любящий девушку, может принести неисчислимые страдания своей матери и т. д. Любовь, о которой говорится в Коране, призывает относиться ко всему с терпением и добром: эти два понятия, по нашему мнению, и есть основа религиозной любви.

Принцип «…любви к ближним…» является абсолютным. Будет ошибочным принимать его как добрые отношения только к христианам или мусульманам, хотя это также весьма существенно. Большинство социально-политических конфликтов на земле было бы невозможно, если бы представители этих конфессий относились друг к другу как к братьям и ближним. Однако мы помним, что и первая, и вторая мировые войны велись между народами, исповедующими христианство.

«Ближними» в истинно религиозном смысле являются все люди на Земле, так как они есть потомки Адама и Евы, сотворённых Всевышним. Последние открытия учёных действительно подтверждают, что всё человечество на генетическом уровне возникло от одной женщины. Все мы есть дети Бога и обязаны относиться друг к другу как самые близкие родственники. Таким образом, в Священных Писаниях ничего особенного нет: просто пророки Аллаха – Иисус и Мухаммад (мир им и благословение) донесли те истинные знания, которые люди забыли из-за того, что допустили в самих себе преобладание животного эгоизма. Именно он делает человека врагом другого, заставляет завидовать, ненавидеть, презирать и т. д.

В аяте имеется цитата, которая позволяет ещё раз обратить внимание на сущность самой религии. В простом понимании вера есть признание Всевышнего и поклонение Ему, то есть выполнение определённых обрядов. Однако в аяте Он говорит: «Я не прошу у вас за это награды, только любви к ближним…» (Сура «Аш-Шура», аят 23). Таким образом, истинная вера есть не только выполнение обязательных религиозных обрядов, но и налаживание добрых отношений с людьми. Вера, религия, начинаются с любви ко всему. Таким образом, всякая отрицательная реакция человека, хоть наизусть знающего Писание, в адрес другого или социального класса есть безбожие, полное неприятие сути Корана.

Сущность мировых религий, как особой формы общественного сознания, одна – это формирование нравственной личности. Проведённое изучение Корана позволяет нам констатировать: Ислам провозглашает приоритет общечеловеческих ценностей, заключающихся в принципах Жизни, Счастья и Свободы. Таким образом, нет оснований обвинить данную религию в разжигании экстремизма в какой-либо форме. Наоборот, проанализированные аяты Священного Корана доказывают, что Ислам должен стать духовной альтернативой экстремизму во всех его формах.

Требование быть любящими и милосердными исходит из того, что Коран призывает к гуманному отношению не только к представителям Книги, то есть иудеям и христианам, как народам, к которым пришли пророки – посланники Всевышнего. В Писании Ислама содержатся такие аяты, где Аллах требует осторожного подхода даже к язычникам, так как они могут быть «заблудшими людьми», потерявшими духовные ориентиры. Так какое может быть оправдание экстремистам, ради власти и религиозных догм уничтожающих законопослушных мусульман? Всякое насилие в современных условиях, духовное и физическое, представляет собой игнорирование нравственных норм вероучения и подлежит осуждению по закону и совести.

islam.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 14:06. Часовой пояс GMT +5.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100  

Голос Тюркского мира Кавказский полигон