Показать сообщение отдельно
Старый 15.08.2006, 17:13   #1
Местный
 
Аватар для Ziyadli
 
Регистрация: 11.08.2006
Сообщений: 10,736
Сказал(а) спасибо: 1,871
Поблагодарили 1,741 раз(а) в 1,057 сообщениях
Вес репутации: 122
Ziyadli на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию Сборник тем, не получивших развития

Материалы из газеты “Азербайджан” (1918—1919 гг.)

№ 55, 8 декабря 1918 г.

Баку, 8-го декабря

Мы, азербайджанцы, в политике еще не искушены и не умеем пользоваться теми приемами, к которым прибегают другие, в особенности наши недоброжелатели. Мы не сумели создать шум на всю Европу, обивать пороги великих мира сего, не сумели даже, как это принято, сделать себе “хорошую прессу” в Европе.

Эти слова министра юстиции Азербайджанской республики Х.Б.Хасмамедова являются глубокой истиной для всякого, кто близко знаком с жизнью закавказских мусульман за эти последние 15 лет.

Начиная с первых печальных дней армяно-мусульманских столкновений, подавляющее болшинство прогрессивной печати России заняло враждебную по отношению к мусульманам позицию, обвиняя их в реакционности, склонности служить оплотом самодержавия, черносотенных наклонностях, зверствах и прочее. Бывалитакие курьезы, когда в больших “академических” органах появлиялись названия несуществующих на Кавказе городов,якобы разгробленных мусульманами...

Такой шум, поднятый в русской столичной прессе, разумеется, не остался без должного отголоска в европейской и вообще мировой прессе, и о мусульманах складывалось впечатление как о каких-то краснокожих из романа Густава Эмара. О “жертвах” же “мусульманских зверств” делались запросы в парламентах разных держав.

Бывает ведь в семье неповоротливый детина, служащий объектом разных издевательств и насилий со стороны своих более ловких братишек несчастный не пытается даже жаловаться и ждет покорно, когда придет мать отколотить не насильников, а его же, т. к. ловкая “информация” уже заранее пускается в ход. Мы находились именно в таком положении этого неумелого детины, и на Кавказе всегда “битый небитого вез”.

А все это, благодаря нашему неумению делать шум и “хорошую прессу”.

Понятно, у посторонних складывалось впечатление, не особенно выголнее для нас. И приезжающие на места крайне удивились,видя картину совершенно обратного содержания.

Такое положение продолжает существовать и теперь. В то время, как азербайджанские тюрки, да и все кавказские мусульмани пострадали в десятки и даже сотни раз больше, чем другие народы, живущие на Кавказе в период безвластия и анархии, до сих пор еще большинство кавказской прессы продолжает травлю против тех, травлю, принявшую планомерный систематический характер, травлю, в создании которой удивительное н трогательное единодушие высказывают все элементы: от кадетов до большевиков и от дашнаков до социалистов включительно. У последних классовые вопросы даже отодвинуты на задний план и сейчас борьба идет уже с азербайджанскими тюрками, а не с отдельными классами, и не на социальной, а на национальной, даже религиозной почве. Как обидно: когда вопрос касается нас, мусульман, политическое credo бакинских социалистов может проделывать даже подобные пертурбации. Мы не можем и не хотим уподобляться нашим политическим врагам, не особенно разбирающимся в средствах для достижения своих целей. Мы идем спокойно и хладнокровно, в полном сознании своей правоты, с чистой совестью к своей цели, в уверенности, что, наконец, наша лояльность по отношению ко всем соприкасающимся с нами народам, наша искренность и бесхитростность будут признаны и оценены со стороны всех тех, кому злоба и эгоистичные вожделения не закрыли глаза на действительность. Факт налицо. Кто хочет, тот может проверить.




№ 4, 25 сентября, 1918 г.Г. М. По поводу


В первом номере газеты “Азербайджан” помещено постановление Правительства Азерб. республики об образовании чрезвычайной следственной комиссии для расследования насилий, совершенных над мусульманским населением Закавказья с начала Европейской войны и выяснения размеров понесенных этим населением убытков. В том же номере сообщается, что положение, мусульман в Эриванской губернии не поддается описанию. К концу апреля текущего года число разоренных мусульманских сел доходило до 199 жители этих сел, числом 135.000 душ частью были перебиты армянами и погибли от голода, а частью пересилились в местности, занятые турецкими войсками.

Прочтя эти строки, читатель, незнакомый с положением дел в Закавказье, поразится. Систематически, изо дня в день трубили в прессе, особенно за границей, о насилиях, якобы чинимых мусульманами над бедным беззащитным христианским народом армянами и вдруг оказывается, что насилия совершались не мусульманами над армянами, а наоборот.

Для всякого незнакомого с жизнью закавказских народов указанные явления не представляют ничего особенного, являясь логическим последствием той политики, которую вела в отношении мусульман Закавказская партия “Дашнакцутюн”, играющая руководящую роль в политической жизни армян. Ее политика всегда была враждебной, агрессивной в отношении мусульман Закавказья.

“Наша общественная нравственная ориентация до ныне была такова, что мы вели замкнутую, обособленную от наших соседей мусульман жизнь и не старались установить между нами дружеские добрососедские отношения. Наша интеллигенция, в особенности же, которые стояли во главе нашей национальной политики, много потрудились над тем, чтобы разжечь в нашем народе, в нашей демократии враждебное отношение к тюркам, к мусульманским народам и держались агрессивной политики в отношении их”.

Это пишет известная армянская газета “Мшак” в пасхальном поморе. Весьма ценное признание, подтверждающее нашу мысль.

Какие же были у армян основания для агрессивной политики в отношении мусульман Закавказья, для вражды к ним? Может быть, руководящая роль мусульман в общественной жизни края, их экономическое насилие, стремление их поработить армян, попытки их ставить препятствия к созданию Великой Армении от моря до моря? Ничего подобного. Армянская нация издавна пользовалась особым расположением русских царей. Оно и понятно. В поступательном движении на мусульманский Восток царизм встречал в армянах естественного союзника. Под русским покровительством армяне экономически выросли, культурно окрепли, соорганизовались. Чувствуя себя достаточно мощными, дашнакцаканы обратили свои взоры на турецкую Армению и стали оказывать турецким .армянам активное содействие с целью добиться их самостоятельности. Это казалось легко достижимым в виду того, что европейские государства вмешивались во внутренние дела Турции под предлогом защиты христианского населения. Возникшие на этой почве враждебные отношения к туркам были перенесены и на мусульман Закавказья, составляющих один парод с турками. Мусульмане Закавказья после присоединения к Российской империи Эриванского, Ганджинского и др.ханств, по соображениям политического свойства, не получили гражданского равноправия. Правоограничения мусульман столь известны, что о них не стоит распространяться. Вместе с тем, ставились всевозможные препятствия к распространению среди мусульман просвещения. Во всякой попытке мусульман к организации, даже в стремлении их к просветительной деятельности усматривалось проявление сепаратизма и панисламизма, чему немало содействовали те же дашнакцаканы. Экономически слабые, приниженные, как граждане второго разряда, не располагающие достаточными интеллектуальными силами, мусульмане Закавказья никакой роли в крае не играли и препятствовать армянам в достижении ими их заветного желания — создания Великой Армении, если бы даже и желали, конечно не могли.

С принятием Турцией участия в Европейской войне, дашнакцаканы увидели возможность близкого осуществления их заветных стремлений. Но создание Великой Армении требовало создания этнически чистой территории. И вот начинается систематическое избиение мусульманского населения, сначала в Карсе и Карсской области,а затем с продвижением русских вглубь малоазиатских владений в пределах Турции. О характере и размерах этого избиения можно судить по тем ужасам, которые творились армянскими войсковыми частями, на глазах наступающих турков в Эрзинджане, Эрзеруме, Карсе и др. местах. Когда с уходом русской армии почва из-под ног армян была выбита, казалось, дашнакцаканам надлежало бы пересмотреть свою политику, и свои отношения к мусульманам Закавказья, постараться установить с ними добрососедские отношения. Вместо того продолжается вестись прежняя политика. Ушли русские, но рукой подать до англичан. Армянские войсковые части вместо того, чтобы следовать на фронт, задерживаются в пределах Эриванской губернии и орудийным огнем разносят сотни мусульманских сел, причем на насильственно очищенной территории водворяются армяне-беженцы. Огромный Сурмалинский уезд очищается от мусульманского населения. Подвергается разгрому г. Нахичевань. Устраивается грандиозная резня мусульманского населения в г. Баку, превосходящая по своим ужасам все, что до сих пор было известно. Убивается свыше 6.000 мусульман, без различия партий и состояния, избиваются дети и женщины, уничтожаются огнем целые кварталы. В Шемахинский уезд снаряжается карательная экспедиция Шемаха и десятки сел предаются огню и мечу, а население вырезывается. Такие же насилия совершаются в др. местах Бакинской губернии. И одновременно с этим дашнакцаканами во все концы света посылаются телеграммы об избиении армян мусульманами. И даже в последнее время, когда на защиту мусульман Закавказья не успевших создать воинскую силу, благодаря господам Гегечкори иК° — стали родные братья их— турки, дашнакцаканы в бездумном ослеплении никак не могли успокоиться. Не говоря уже о том, что были приняты всяческие меры к тому, чтобы лишить Азербайджан его столицы — Баку, на территории, принадлежность которой Азербайджану, не вызывала никаких возражений ни в одном из армянских политических деятелей, создается “Карабагская (Шушинская) Республика”, заявляются притязания, подкрепленные определенными действиями, на другие бесспорные части Азербайджанской территории, мобилизуются все армяне, способные носить оружие, и сосредоточиваются в определенных пунктах, чтобы в случае неудачи турок под Баку совершить нападение на мусульманское население.

Теперь, когда главная ставка дашнакцаканов — Баку проиграна и когда армянам уступлен с болью сердца центр старинного мусульманского ханства — г. Эриван, кстати сказать, совершенно очищенный мусульманами, дашнакцаканам надлежит, как это им ни трудно, забыть вражду к мусульманам Закавказья, постараться установить с ними добрососедские отношения, избегая всего того, что могло бы вызвать требования между двумя соседними народами, имеющими много общих интересов, тем более, что обоим им предстоит очень много работы, чтобы залечить раны, причиненные прискорбными событиями последнего времени.


<div class='quotetop'>Цитата</div>
Цитата:
№ 14, 21/8 октября 1918 г.

После того, как известный глава разбойничьей шайки, занимавшейся похищением людей, Т. Амиров, став во главе “социалистической” армии, вырезал до шести тысяч беззащитной мусульманской бедноты в Баку, а мартыновский собутыльник, ублюдок Степа Лалаев, во главе дашнакцаканских (тоже “социалистических”) банд очистил ряд кварталов от представителей мусульманской интиллигенции, которых он вытаскивал из домов и расстреивал на улице,Шакумян и ему подобные “вожди демократии”, должно быть нашли стаж этот весьма блестящим для своих командиров и Амиров с Лалаевым были назначены в Шемаху с отборным дашнакцаканскнм отрядом для борьбы с “контр-революционерами”.

Не знаем, что стало с шемахинскими “контр-революционерами”, но знаем то, что “красно-социалистический” отряд с “социалистами” Амировым и Лалаевым во главе, вырезали мусульманское население всей Шемахи и разгромили до 40 селений. Перед зверствами, учиненными Лалаевым над шемахинскими мусульманами бледнеют все ужасы, виденные нами за все время этой войны.

Злодеяние оказалось настолько ужасно, что оно не могло оставаться в тайне, как все прочие деяния дашнакцаканских банд.О нем стали говорить, и даже в большевистских органах был напечатан доклад из Шемахи, причем злодеяния Лалаева было выражено фразой: “...И были допущены некоторые несправедливости по отношению к мирному населению”. Поголовное истребление мусульманского населения, распарывание животов беременных женщин, чудовищные надругательства над девушками, их живьем в мечети и пр. — все это у дашнакцаканов называлось “некоторые несправедливости”. Как бы там ни было, шемахинское злодеяние правительству ловкого Шаумяна не удалось скрыть. Молокане, действовавшие вначале вместе с армянами, следствие широко задуманной и ловко проведенной провокации Вермищева и Шаумяна, так же, как и муганские события, стали отрекаться от них и выносить резолюцию протеста против армянских зверств. Ездившая затем комиссия во главе с губернским комиссаром дополнила картину зверств. Чтобы успокоить общественное мнение, была назначена чрезвычайная военно-следственная комиссия во главе с Кожемяко, причем один из членов был назначен мусульманин. И вот комиссия стала работать.Результатом ее работы явился обвинительный акт против С. Лалаева, как организатора истребления мирного населения и поджога города. Надо было арестовать этого преступника. Но оказалось, что у бакинских “социалистов” “руки коротки” для дашнакцаканских бандитов... Когда Кожемяко пригласил С. Лалаева в комиссию и объявил ему, что он арестовывается, тот, послав его ко всем чертям, позвонил Шаумяну, который позвав Кожемяко к аппарату, заявил следующее: “Арестовывать Лалаева неудобно, что за шалости?”. Такими словами “идейный вождь демократии” вступился за уголовного преступника, и Лалаев, как ни в чем ни бывало, пошел гулять по Великокняжескому проспекту в сопровождении своих телохранителей, приставльнных из бюро дашнакцаканов. А как же суд? 3—4 дня спустя в газетах появилось известие о том, что чрезвычайная военно-следственная комиссия упразднена...Д.

[/b]
<div class='quotetop'>Цитата</div>
Цитата:
21 (8) октября, 1918 г.

ПОЛОЖЕНИЕ КАРАБАХА В СМУТНЫЕ ДНИ

Как известно, уже 1 числа мохарема турки без единого выстрела заняли город Шушу, причем со стороны армян не было оказано никакого сопротивления. Этого никто не ожидал, наоборот, думали, что не обойдется без сильного сопротивления и кровопролития.

Для того, чтобы понять, почему именно взятие Шуши сопровождалось так мирно и благополучно, нужно познакомиться с условиями местности и взаимоотношениями армян и мусульман.

Громадная равнина, идущая на западе от Каспийского моря и заключающая в себе степи Муганскую и Мильскую, заканчивается горами Карабаха. Эти горы окружают город Шушу и между ними проходят к городу две шоссейные дороги. Первая через Агдам, вторая — через Герусы и Зангезурский уезд. По агдамскому шоссе в 38 верстах от города, находится старинная крепость Аскеран, которая доминирует над всей окружностью и, заняв этот пункт, можно совершенно прекратить сообщение с Шушой. Хотя по Герусинской дороге и нет специально укрепленных пунктов, как Аскеран, но тем не менее и на этой дороге, заняв проход Ярма, несколькими вооруженными людьми можно отрезать город от внешнего мира.

Большинство жителей Шуши, число которых доходит до 40 тысяч, составляют мусульмане. Город окружен со всех сторон двенадцатью армянскими деревнями, между которыми приютились только одно мусульманское селение Малибейли.

С самого начала анархии на Кавказе, карабахские армяне не проявили никакой активности и оставались в стороне от событий. Когда же образовались три Кавказские республики, то они, не признавая ни одну из них, пожелали создать самостоятельную Карабахскую республику, и фактически осуществили свое намерение. Но мусульмане не признавали и этого государства и, благодаря этому, отношения между мусульманами и армянами испортились и с минуты на минуту можно было ожидать кровавых столкновений. Все старания армян привлечь мусульман на свою сторону не имели успеха. Видя это, они решили действовать более энергично. С этой целью они прервали сообщение через Аскеран с Агдамом. В течение последних четырех месяцев в город не поступало продовольствие. Горные тропы в Карягино и в Халифалу были также закрыты. Пытавшихся пробраться из города убивали.

В Шуше ходили слухи о скором прибытии войск Андраника и Шахназаряна. Наглость армян возрастала. Они притесняли не голько сельчан, но и городское население. Сами они, вооружившись “с ног до зубов”, являлись в мусульманскую часть, а мусульман, рискнувших пройти в армянскую часть, обыскивали и раз-зружали. Таким образом, население было лишено возможности пользоваться новым урожаем и должно было питаться остатками прошлогоднего, кстати сказать, весьма необильного урожая. Начался голод. Я уже раньше говорил, что армяне хотели зимой заставить мусульман признать Карабахскую республику но между ними была незначительная группа, не осмеливающаяся даже громко высказываться, стоявшая за то, чтобы этот вопрос решить мирным путем. Группа эта работала тайком.

В то время, когда армяне были заняты созданием Карабахской республики, минбаши Гасан Басри-бей, Фахри-бей и Кязым-бей были назначены: первый — комендантом Шуши, второй — Агдама,третий — Карягина.

Но армяне не только не признали назначенных комендантов, но и слышать о них не хотели. В связи с этим всякие отношения с армянами окончательно прекратились. Все правительственные учреждения, покинутые мусульманами, некоторое время продолжали еще функционировать, но потом закрылись. Армяне созвали национальный съезд, заседавший две недели. Съезд одобрил позицию,занятую армянами г.Шуши, и предложил им работать в таком же духе, объявив Карабахскую республику и распределив административные должности. На этом съезде определилась и выяснилась истинная политическая физиономия армян. Социализм, братство, справедливость и прочие громкие лозунги, которые провозглашали армяне до этого съезда, были забыты. На сцене остался узкий национализм дашнаков. Правительство было создано исключительно дашнакцаканское, и оно ждало только прибытия Андраника и Шахназарова, чтобы силой подчинить мусульман. (Продолжение следует)

Г. Халил Ибрагим
[/b]

<div class='quotetop'>Цитата</div>
Цитата:
№ 16, 23 (10) октября.1918г.ПОЛОЖЕНИЕ КАРАБАХА В СМУТНЫЕ ДНИ (продолжение, см. № 14)

В одном из предыдущих номеров, описывая положение Карабаха, мы подробно выяснили позицию, занятую армянами. Сегодня постараемся дать картину настроений и действий мусульман Карабаха. Еще задолго до прибытия коменданта города Гасан Басри-бея, шушинские мусульмане, видя вооружение и приготовление армян, стали со своей стороны тоже готовиться, ибо со дня на день можно было ожидать вооруженного столкновения. С этой целью в городе было создано мусульманами четыре добровольных отряда. Были взяты на учет мужчины, способные носить оружие, в возрасте от 15 до 60 лет. Молодежь была начислена в действующие отряды, а лица, свыше 45 лет, числились в резерве и должны были являться в случае особой необходимости. Создано было 14 комитетов для вооружения населения, причем комитеты эти составляли списки каждый для своего участка, собирали деньги для покупки оружия и для вооружения неимущих. Таким образом, все — и богатые и бедные — были вооружены. Были сделаны большие запасы патронов и ружей. Кроме того, была укреплена граница между армянской и татарской частями города, были вырыты окопы. Дома, находящиеся на границе приспособляются для обороны, причем окна закладываются, а в стенах устраиваются бойницы. Заранее каждой части указывается ее место во время боя, намечаются резервы, организуется отдел снабжения патронами, хлебом. Одним словом, принимаются все нужные меры, не упускается из вида ни одна мелочь. День и ночь патрули из молодежи несут службу в окопах. Не забыты были также бедняки города, для которых на собранные между богатыми деньги была закуплена пшеница, из которой выпекался хлеб и продавался по 50 коп. за фунт.

Итак, население города сделало все, что могло, но, конечно, были в первое время и некоторые промахи. Их скоро заметили и постарались исправить. Так была объявлена всеобщая мобилизация мусульман — молодежь стала обучаться военному делу под руководством находившихся в Шуше офицеров, был организован штаб. Обученная молодежь была распущена по домам и только часть ее оставлена, как постоянное войско, в казармах. 50 человек из учащейся молодежи записалось в экстренно открытое военное училище, где они обучались ежедневно с 9 до 12 и с 4 до 6 часов кавалерийскому и пехотному строю. В то же время руководством офицеров рылись окопы, пролагались подземные ходы с одного конца города на другой. Для защиты трапежи устраивались блиндажи.

На случай неожиданного нападения со стороны окрестных армянских сел, вся мусульманская часть города была защищена со всех четырех сторон окопами. На возвышенности “Уч-Мых”, господствующей над городом, тоже были вырыты окопы. В один день был проведен глубокий ров на вершину горы и вырыты окопы. Это вызвало недовольствие со стороны армян, потребовавших очистить эту позицию. Вопрос этот кое-как уладили. В 2,5 верстах на севере от города находится возвышенность “Дотелеб”. Занявший эту гору с небольшими силами в 20—30 ружей, можно прекратить сообщение противников с деревнями Халифалу, Ханкенды, Малибейли и Карягиным и не пропустить туда ни одного человека. Мусульмане вовремя оценили значение этoro пункта и заняли его небольшим отрядом. Вся боевая хания была разделена на несколько участков, каждый под командой отдельного лица. Начальники таких участков имели помощников которые ежедневно со своими отрядами несли посменно караульную службу в окопах. Несмотря на все эти подготовки и приготовления, мусульмане, тем не менее, совсем не хотели междоусобной войны. Рытье окопов, мобилизация, вооружение и т. д. у мусульман — все это было следствием того, что армяне первые стали усиленно вооружаться и готовиться к войне и, т. о., мусульмане, волей не волей, из чувства самосохранения должны были последовать их примеру, хотя и в меньшем масштабе. Г. Халил Ибрагим

(Продолжение следует)[/b]
<div class='quotetop'>Цитата</div>
Цитата:
20, 28 (15) октября 1918 г.

ПОЛОЖЕНИЕ КАРАБАХА В СМУТНЫЕ ДНИ

( Продолжение)

Подготовлять население к войне и, одновременно с этим, yдерживать его от активных выступлений было весьма не легко. Эту ответственную задачу смогла взять на себя только какая-нибудь общественная организация. Таковые в народе существовали и работали почти на всех поприщах.

Во время подготовления города к осаде во всем Карабахе свирепствовали эпидемии тифа. В день умирало от 30 до 40 человек…Был открыт также госпиталь на имеющиеся в это время общественные средства в сумме 12.000 руб. со стороны партии “Мюдафеи Миллете...”.

На протяжении четырех суток шел бой. В городе, в связи с доходившими с места боя слухами, настроение делалось все более тревожным и грозило перейти тоже в кровавую схватку. Интернациональному комитету удалось и в этот раз успокоить общественное мнение. Часть беженцев, благодаря этому же была пропущена и возвращена в город, а остальная деревням. Но самую большую и видную услугу оказал этот комитет в последние дни перед приходом турок об этом после.Но об этом после.Но об этом после. А пока расскажу как шушинцы-мусульмане умудрялись сноситься с внешним миром.

Город был отрезан от всего мира, не было известно о том, что творится за его пределами. Подобно заключенным мы находились в неизвестности. Единственный способ сношения был, правда чрезвычайно трудный — через горные тропы. Пришлось воспользоваться этим путем. Три знатока этих проходов Абдаль Касым, Гюлаблу Байдар и Далидамура взялись доставлять письма и сведения. Первый ходил через молоканское село, а другие через Агдам.

Итак, город был осажден, ниоткуда не поступало ни фунта хлеба. Местные запасы с каждым днем убывают все принуждены уже покупать хлеб с базара. Помещики, застрявшие в городе, не могут проехать к себе в деревню и привезти что-нибудь из урожая этого года.Несколько раз депутация из мусульман и армян отправлялась в Аскеран для переговоров по открытию сообщения. И хотя армяне заставляют, что “дорога открыта, можете свободно передвигаться”, тем не менее стоило кому-нибудь рискнуть, как его немедленно убивали.

Кроме отсутствия продовольствия, овощей и фруктов положение еще осложняется тем, что армяне возят городскую воду и мусульманская часть остается без воды. Приходилось отправлять вооруженных людей за водой к родникам, находящимся вблизи города. Тут часто по ним стреляли-сельчане-армяне. Вода с риском для жизни, да и то в весьма ограниченном количестве, доставлялась таким образом в город.

Дороговизно растет непомерно. Некоторых предметов необходимости не найти ни за какие цены. Настроение у мусульман ленное. А тут еще приходит сведение, что подступают войска Андраника и Шахназаряна. Наглость и разнузданность армян еще более возрастает. Мусульмане выражали желание, чтобы лучше уж произошел бы бой и они или бы вышли из этого угнетенного положения или бы умерли. А больше переносить все это у них сил не было. Комендант города Гасан Басри-бей успокаивал население и просил еще немного потерпеть.

Как раз в то время ожидали прибытия армянских войск накануне Курбан Байрама в город дошел слух о взятии Баку турками. В первый раз за все это время мусульмане воспряли духом, и день Курбан Байрама был днем величайшего праздника. Такого радостного дня не было в истории Шуши. Город украсили коврами, ходили по городу. Всюду царило оживление и веселье.

Известие это подняло дух мусульманского населения и вселило в них надежду на скорое избавление. Армяне весьма недоверчиво отнеслись к этому сообщению, но тем не менее, настроения их пало. Через 2 дня слухи о приближении Шахназаряна снова усиливаются и говорят даже, что войска его подошли уже на 20 верст к городу, к деревне Забых.

Мусульмане, члены интернационального комитета, прилагали все силы, чтобы не допустить их войти в город, а разместить в окрестных деревнях и обещали при этом оказать посильное содействие. Наоборот, армяне всеми мерами старались способствовать скорейшему прибытию Шахназаряна и его войск. Доставляли ему арбы, лошадей и другие перевозочные средства. Настроение армян повысилось. Так прошел день, другой. На вторую ночь, к утру, в армянской части началась частая пальба. Поднялась тревога: мусульмане вышли из домов и каждый отправился на предназначенное ему место в окопы. Но стрельбу до выяснения обстоятельств приказано было не открывать. В это' время со стороны армянских окопов раздались голоса: “Мусульмане, мы не в вас стреляем, воевать с вами не собираемся”.

Дело оказалось вот в чем. Как уже говорилось, войска Шахназаряна прибыли в Забых с целью пройти оттуда в город по соседству с Забыхом находится большая деревня Кала Дерем, отличный опорный пункт. По выработанному армянами плану, войска Шахназаряна и армянские отряды из города должны были здесь соединиться и, уничтожив окрестные мусульманские села, двинуться в Шушу. Но находившиеся в окрестностях города конные курды и горные племена захватили посланного Шахназаряном армянина с письмом и из письма, в котором был изложен вышеупомянутый план, узнали намерения армян, начали войну на день раньше и, не дав подойти отрядам из города, разбили Шахназаряна. Отряд его разбрелся в разные стороны, а помощь, шедшая из города, испуганная, бежала без оглядки. Часть вернулась в город. И вот этих возвращающихся шушинские армяне встретили огнем, думая, что это нападают мусульмане. (Продолжение следует)


Г. Халил Ибрагим
[/b]
<div class='quotetop'>Цитата</div>
Цитата:
№ 24, 1 ноября (19 окт.) 1918 г.

ПОЛОЖЕНИЕ КАРАБАХА В СМУТНЫЕ ДНИ

Атмосфера в городе за последние дни была очень нервной: с минуты на минуту ожидались беспорядки и столкновения. Народ голодал. Часть голодного населения надеясь, что после боя с армянами дороги откроются, предлагала вступить в бой и пробиться. Другая же часть населения настаивала на том, чтобы произвести обыски у богачей, сделавших для себя большие запасы продовольствия. Оба эти решения привели бы неминуемо кровопролитию. Народ так отчаялся, что не поверил даже вновь распространенному слуху о прибытии аскеров в Агдам.

В этот критический момент в город было доставлено письмо Исмаила Хакки-бея к армянам с требованием прислать делегатов в Агдам. Было отправлено 5 делегатов. На другой день двое из них вернулись в Шушу и сообщили, что 3 их товарищей задержаны в Агдаме. Они же присланы для передачи требования турок немедленно сдать город. Подобное же письмо было адресовано шушинскому коменданту.

Для решения этого вопроса армяне устроили совещание на котором было много споров и разногласий. В течение 5 дней они не давали ответа.

Мусульмане же города, узнав о том, что скоро прибудут турки. стали поспешно готовиться к торжественной встрече освободителей. При въезде в город была поставлена триумфальная арка. Подобные же арки были устроены на Шахском мосту в начале базара по дороге к Майдану и во многих других местах.

А армяне все еще не вынесли никакого решения... Наконец, на пятый день в 9 часов вечера армяне — члены интернационального комитета явились с заявлением, что они покоряются. На шестой день прибыли в город задержанные было в Агдаме три армянских делегата и заявили, что им предложено в течение 24 часов сдать город.

В тот же день к коменданту города прибыли несколько человек армян и принесли с собой одну самодельную пушку, один пулемет и 80 ружей и заявили, что они сдаются и признают власть Азербайджанского государства.

На другой день в Агдам был послан гонец к Исмаил Хакки-бею и к Джемиль Джихад-бею с сообщением об этом случае.

С этого дня армяне тоже стали украшать к приходу турок армянскую часть поставили арки перед интернациональным комитетом и на верхнем Майдане, а также при въезде в город.

Организацию встречи и расходы на это принял на себя мусульманский национальный комитет. В мечети Гехар-Ага были, по желанию населения, собраны деньги для этой цели, собрали 20 гысяч рублей.

Кроме того, один из местных беков принял на себя все расходы по приему турок в течение целого дня. Со стороны многих отдельных лиц для этой цели были пожертвованы чай, сахар, кофе, хлеб и т. д.

Через два дня армия турок подошла к городу. Причиной ее опоздания послужило то, что армянские села, расположенные на склоне горы у Аскерана, оказали войскам сопротивление и задержали их. Села эти следующие: Хорамурд, Ханабад, Дашбаш, Аранземин, Кеник, Агбулак, Каракенд и некоторые др. В деревне у Хачинчая тоже оказали сопротивление. Здесь агдамские войска проявили большое мужество и храбрость.

Г. Xалил Ибрагим

[/b]
№ 1, среда, 1-го января 1919

Копия сношений поверенного в делах республики Армении в Грузии на имя дипломатического представителя Азербайджанской республики от 17 августа 1918 года за № 401.

Подтверждая получение отношения вашего от 15 августа за № 461 и препровождение такового моему правительству, по поводу вторжения отряда генерала Андраника в пределы Азербайджанской республики, имею честь со своей стороны заявить, что, как сам генерал Андраник, так и весь его отряд, приказом по отдельному армянскому корпусу давно исключены из состава и списков армянских войск, после чего они отказались признать власть Армении и ее должностных лиц и подчиниться им.

Таким образом, генерал Андраник и его отряд никакого отношения к армянским национальным войскам и к органам их не имеют, и правительство республики Армении, следовательно, ни коим образом не может отвечать за безответственную деятельность.

Поверенный в делах республики Армении при правительстве Грузии Джамалян...



…2 декабря банда гюльятагских армян под вечер напала на селение Сирхавенд и угнала 122 головы рогатого скота и 45 коз. Та же банда в усиленном составе из гюльятагских, джанятагских и каспатетских армян два раза нападала на деревню Балайгиляр. В районе 3 полицейских участка, где землепользование армян и мусульман смежны и где мусульмане составляют меньшинство, циркулирует слух, что турки уходят, а Андраник со своим войском наступает со стороны Шуши, что армяне до появления какой-либо реальной силы стремятся путем разгрома вытеснить мусульман из нагорной полосы и создать район как бы фактически армянский, для того, чтобы отторгнуть его от Азербайджана.

Главарями банд в указанном районе состоят: бывший народный комиccap 3 участка Джаванширского уезда Карапет, агдаринец Анресбек, братья Мосес и т. д. В этих бандах имеются армяне турецкие и эриванские, присланные из отряда Андраника.

Донося об изложенном, в дополнении к телеграмме, сообщаю, что армянское население ведет себя крайне вызывающе, что грозить крупным осложнением мусульмане, воздерживаясь от мести, требуют законного давления на армян и внушительного возмездия.


N:5 вторник, 7-го января 1919 г.

Нота Азербайджана к Армении

Эривань. Министру иностранных дел Армянской республики. Получены сообщения, что мусульмане Эриванской губернии подвергаются насилиям со стороны многочисленных вооруженных сил, кои убивают, грабят, обезоруживают мусульман по селам и городам, заставляя их насильно подчиняться себе. Просят о помощи против натиска армян. По сведениям, число одних утонувших мусульман при переправе через реку Аракс от преследования армян доходит до трехсот лиц. Затем имеется сообщение о том, что в последнее время наблюдается накопление регулярных армянских войск близ Казаха в армянских селениях, каковые действия являются нарушением суверенитета Азербайджана. Правительство мое, доводя обо всем вышеизложенном до сведения правительства Армянской республики протестует,во-первых, против чинимых насилий армянскими войсками над мусульманами Эриванской губернии, во-вторых, против занятия этими же войсками тех районов Эриванской губернии с мусульманским населением, кои составляют неотъемлемую часть Азербайджанской республики.Правительство мое уверено в том, что будет сделано соответствующее распоряжение о прекращении дальнейших актов насилия и действий, могущих омрачить отношения двух соседних дружественных республик.

За министра иностранных дел

Адиль-Хан Зиатханов...



…С большими трудностями 4 января пробрался в Баку представитель зангезурских и ордубадских мусульман с некоторыми документами и докладными записками к Азербайджанскому правительству.

Дорога очень опасна и всякий, предпринимающий попытку пробраться из огневого кольца Андраниковских банд, рискует поплатиться головой за свою смелость. Этого-то представителя послали осажденные деревни на верную гибель.

Творя все эти ужасы, Андраник объявил мусульманам, что на это он получил приказ от англичан (?!).

Если не подоспеет какая-либо сила, могущая предотвратить зверства армянских четников, то эти “рыцари” не остановятся от поголовного истребления зангезурских к эриванских мусульман.

№ 8, вторник 14-го (1) января 1919 г.




Председателью совета министров Азербайджанской республики подано представителями мусульман Эриванской губернии следующее зявление:


“По точным сведениям, Андраник, под предлогом сопровождения армян беженцев, со своим отрядом направляется в Эриванскую губернию на помощь армянским войскам, воюющим и в этой губернии. Это угрожает мусульманам Эриванской губернии большой опасностью, все беженцы являются-турецко-подданными, которых хотят разместить на населенных мусульманами местах. Доказательством этому может служит тот факт, что из Араратской республики сейчас переселяют армян в места, занимаемые мусульманами против воли последних силою оружия, и на этой почве идет настоящая война между мусульманами и армянами.

Армяне, после упорных боев, хотя временно и приостановили военные действия, так как на два фронта им трудно было воевать, но с прекращением грузино-армянской войны, надо полагать, они опять возобновят свой поход.

Будучи уверены в этом, мусульмане Эриванской губернии охраняют укрепленные позиции и едва ли Андраника пропустят в свой тыл.

Этот вопрос очень серьезен и поэтому мы просим выработать особое соглашение с генералом Томсоном, в основу которого должно входить обязательство вернуть армянские войсковые части, вторгнувшиеся в пределы населенных мусульманами местностей на свои исходные места, а беженцев армян переправить в турецкую Армению или в Араратскую республику отряд же Андраника пропускать частями.

Подобное соглашение будет приемлемо для мусульман Эриванской губернии, коих можно .ознакомить с этим во избежание новых столкновений с армянами на этой почве.

Докладная записка о положении мусульман в гор. Ордубаде и его окрестностях (уезде), представленная правительству представителями Ордубада.

Ордубад — местечко, расположенное на границе Елисаветпольской и Эриванской губернии: оно имеет шесть тысяч жителей, занимает гористую и скалистую местность: сады, пахотные и другие земли, вследствие недостаточности орошения, большей частью выгорают и не каждый год дают урожай вообще земли Ордубада — не плодородны, а потому жители в большинстве уходят на заработки в разные города Кавказа. Большинство населения составляют мусульмане, армян здесь всего двести человек.

В селениях, расположенных в окрестностях города, армяне и мусульмане живут смешанно, но есть отдельные чисто мусульманские и армянские селения. Город и окрестные селения предметы продовольствия принуждены получать из Нахичеванского езда.

После оставления Кавказа русскими войсками, в уезде господствовала анархия, селения наши были разгромлены врагами, жители их вырезаны и уничтожены. Во время продвижения Андраника через нашу местность в Зангезурский уезд, две трети наших сел были разрушены и жители вырезаны. За Андраником к нам прибыли турки и около трех месяцев в уезде все жили спокойно.

После ухода турок с Кавказа положение наше стало еще хуже прежнего дороги в Тифлис и Гянджу закрылись по уходе турецких офицеров из нашего города, прекратилась доставка провианта в город, а потому мы вынуждены были распустить наш отряд в 500 человек, оставив лишь одну роту. Недостаток вообще значительно ослабил нашу организацию, мы не знали, кому подчиняться и от кого получать распоряжение. Мусульмане Нахичеванского уезда и Шарура тоже очутились в таком положении, а потому мы решили образовать одно мусульманское правительство — Араксское. Собственно говоря, это правительство было образовано нахичеванскими и шарурскими мусульманами, которыми и предложено было и нам тоже войти туда мы изъявили свое согласие, имея в виду прекращение сообщения с Гянджой,. а также и потому, что Араксское правительство действовало в: том же направлении, в каком и Гянджинское. Правительство Аракса только что организовано неизвестно, в какую форму оно выльется вследствие этого оно не сумело принять нужные меры обеспечения положения города и уезда и представило опять городам все дела свои и организацию собственных сил для их защиты.

В последнее время армяне опять проявили свои враждебные действия по отношению к Зангезурскому уезду, к нам, Шаруру и к Эриванскому уезду они нападают на наши селения, грабят и истребляют державами, в Зангезурском уезде до двадцати селений бросили свои родные гнезда, спаслись бегством в Персию, Карабах и к нам в город.

В некоторых селениях выставлены объявления Араратского правительства о присоединении всего Зангезурского уезда к означенному правительству.

При этом они задались целью, если хватит на это сил, вырезать все мусульманское население Зангезурского, Шарурского, Нахичеванского и Ордубадского уездов, “очистить” все уезды от мусульман, чтобы на будущей мирной конференции народов доказать свои права на эти местности и объявить их Арменией, так как свободные от мусульман уезды признают за армянами все народы. По этой причине армяне тысячами вырезают наших жителей, потоками льется наша кровь, окрашивая степь и горы, сотни селений сравниваются с землей, обращаются они в пустошь и затаптываются под ногами армян наша честь. Везде, куда бы ни был обращен взор, везде мусульманские беженцы, везде слышен плач женщин и девушек. До каких пор наше правительство как постороннее, хладнокровно будет смотреть на истребление и уничтожение своих братьев мусульман, до какого времени будет продолжаться разгром армян, исключительно направленный против наших мусульман. Когда же, наконец, сострадательные к остальным народам, американцы и европейцы возьмут в свои руки судьбу нашего народа. Когда же наш единокровный народ Гянджи и Баку вспомнит живущих на нашей земле своих co- братьев. Если после того, как армяне очистят эту территорию от мусульман, от нашего народа не останется тут даже следа, тогда от нашего существования тут, от наших желаний и стремлений останется лишь одна мечта.

Наши враги не дремлют, они не пропускают ни единого случая, чтобы всеми силами стремиться к осуществлению идеи своего народа и возможно скорее присоединить наш край к Армении. Они стараются, чтобы Араратское государство простиралось от границ Турции и доходило до Шуши и чтобы на этом пространстве не жил ни единый мусульманин—тюрк, а для этого пользуются каждым удобным случаем.

Всеобщее перемирие, положившее конец войне народов, не имеет никакого влияния на действия армянского правительства. Банды этого правительства продолжают служить делу осуществления идеи своего народа. Против стольких разбоев и грабежей никакая мера не предпринимается нашим народом. Эта бездея-тельность нашего народа и бездействие со стороны нашего правительства еще более углубляют положение нашего народа. Молодежь наша, потеряв надежду на какой-нибудь шаг со стороны своей нации, убегает кто куда может. Все потеряли надежду на что бы то ни было с нашей стороны. Безнадежность нашего положения все более и более углубляется в среду нашего народа и парализует и ту ничтожную силу, которая существовала когда-нибудь в народе кое-где. Если против творимых здесь безобразий не будут приняты меры нашими бакинскими собратьями в непродолжительном времени и не будет прислана комиссия для ознакомления с положением дела на месте, нужное количество войска и гражданских чиновников для поднятия духа в народе и поддержания наших организаций, то в скором времени погибнет все в стране все будет разорено и перевернуто верх дном. Таким образом, ко времени всеобщего мира все население будет выселено отсюда и когда на мирной конференции будет обсуждаться вопрос о .разграничении территории, по этнографическим признакам населения, нам, естественно, придется распрощаться этими местностями навсегда.

Сообщая изложенные сведения гянджинским тюркским организациям, считающимися краеугольным камнем здания нашей нации, просим принять экстренные и решительные меры к тому, чтобы население нашего края не было истреблено, разгромлено и разогнано ко времени всеобщего мира, просим прислать к нам необходимое количество войск для усиления наших организаций, а также через посредство нашей прессы сообщить о нашем горестном положении всем государствам и народам. Эти сведения были изложены несколько дней тому назад, но не могли быть отправлены, вследствие закрытия дорог и неимения курьеров. После этого в Эриванской губернии дела приняли иной оборот. Вооруженные армяне напали на селения Камарию, Садарак, уничтожили эти селения и направились на Шарур и Нахичеванские уезды. Силы свои армяне получили из городов Александрополя и Эривани. Если, в течение пятнадцати дней не будут приняты меры, то наш Ордубадский уезд окажется между двумя крупными силами врагов и наша честь и наше достояние будут затоптаны под ногами этих врагов.

Из этих двух вражеских сил — одна направляется из Эривани, другая сила — Андраника, которая угрожает со стороны Зангезура. В такую тяжелую пору просим вас подумать о нашем положении и составить план как нам поступить, то есть объяснить с кем мы имеем дело — с официальным ли врагом, или с разбойничьей шайкой.

Председатель национального комитета,

Мир Гидаят Сеид-заде.

22 декабря 1918 г.


Материалы из газеты “Азербайджан” (1918—1919 гг.)
(продолжение)

Баку, 25 апреля 1919 г.

С приближением летнего времени во всей своей остроте вновь выдвигается кочевочный вопрос для огромной части территории Азербайджана — всего Карабаха, Гянджинского и Казахского уездов, расположенных на низовьях Малого Кавказа и отрезанных от яйлагов лентой армянских поселений.

Миллионное население этого района, занимающееся, главным образом скотоводством, привыкшее по климатическим условиям местности перекочевывать на летнее время со своим скотом пастбища яйлагов уже второй год поставлено в ненормальные условия вследствие враждебных отношений армянского населения этой полосы.

Прошлым летом большая часть населения этого района вынуждена была оставаться на местах, вследствие чего сильно пострадал скот, не переносящий местной жары и этим были причинены громадные убытки народному достоянию Азербайджана. Это было время, когда правительство только что приступило к ликвидации, царившей тогда анархии и не имело еще возможности урегулировать самый жизненный для этого района вопрос, хотя оно и сознавало, что низменная часть Карабаха ни в коем случае не может быть изолирована от яйлагов, и благосостояние Азербайджана всецело зависит от установления тесной и постоянной связи этих двух частей. Настоящее положение вещей все еще остается неопределенным и соответствует жизненным интересам края — оторванность низменного Карабаха от нагорного продолжается. Мусульмане Карабаха не рискуют проезжать на нагорную часть, так как не раз бывали случаи убийств и ограблений приезжавших на армянскую полосу.

Еще большему риску подвергнутся мусульмане при общем переселении на летние пастбища со всем своим достоянием. А это неминуемо случится, ибо останется второй год на низовьях скот и это будет способствовать усилению заболеваний среди населения. Вследствие всего этого весь этот район сильно озабочен кочевым вопросом, который может стать предметом серьезных осложнений.

Вопрос этот должен быть предметом серьезного обсуждения правительства. Оно должно приложить все усилия дабы мирными средствами дать населению Карабаха возможность воспользоваться своими естественными и историческими правами.



№ 73, 27 марта 1919 г.

В АРМЕНИИ

Томсон в Эривани

Генерал Томсон был в Эривани 28 марта и имел продолжительную беседу с Советом министров Армении по ряду важных вопросов, в частности по вопросу о Карабахе.

Армянским правительством были выставлены следующие положения:

1) По поводу Карабаха армянское правительство желает, чтобы управление нагорной части Карабаха, населенной армянами, осталось в руках национального совета в согласии с волей населения. Армянское правительство считает эту область по основаниям, изложенным в переданной генералу Томсону записке, неотъемлемой частью Армении. Контроль над управлением, который был бы установлен со стороны английского командования, мог бы осуществляться лишь лицом английской национальности.

2) Относительно Карса правительство считает безотлагательным возвращение на места в Карсский и Кагызманский уезды армянского населения, гибнущего от холода и болезней.

3) Относительно Шарура и Нахичевани необходимо принятие реальных понудительных мер по отношению к мусульманскому населению, чтобы оно безоговорочно допустило возвращение беженцев в свои селения.

4) Относительно Сурмалу необходимо очищение от банд пу-гей ”Joro района: по этим путям иметь бы возвращение турецких армян на родину в Ван, Алашкерт и др., в виду чего настоятельно необходима установка пикетов в Кулыпах и Аралык английских или армянских, под английским командованием.

5) Относительно селения Зод правительство просит потребовать от мусульман убрать из этого района вооруженные банды, которые оказывают сопротивление законным властям, сопровождающиеся убийствами, и не допускают следственную комиссию, сосланную для расследования совершенных преступлений.

6) Организация планомерного возвращения турецких армян на родину.

Хозяйственно-административные вопросы:

1) Установление объединенного железнодорожного управления в связи с замедлением учреждения комиссии под председательством генерала Брафа.

2) Установление маршрутных поездов на Батуми и Баку для восстановления нормальной жизни в Армении и необходимой связи с внешним миром и для доставки продуктов.

3) Охрана поездов, в виду хищения грузов из вагонов.

4) Установление сквозного движения до Нахичевани и Карса в видах усиления с ними экономической связи и веления для установления порядка.

5) Вывоз припасов из Карсской области, находящихся в Карсе и Сарыкамыше.

6) Приобретение семян, путем покупки и товарообмена. Срочность дела по доставке посевного зерна необходимость воздействия на мусульманское .население, обладающего запасами зерна. (Армян, инф. бюро).




Пятница, 16-го мая 1919 г.

Последние известия из Нахичевани

4—5 мая в Нахичевань прибыл генерал Деви и, собрав мусульман — жителей Нахичеванского и Шарурского уездов, объявил, что они должны подчиниться власти армянского правительства, т. к. Нахичевань и Шарурский уезд находятся на территории Армянской республики. После всестороннего обсуждения предложения внесенного генералом Деви, собрание мусульман постановило: принимая во внимание исключительно тяжелые физические и моральные условия жизни мусульман в занятых армянами областях, предложение Деви не принимать,. т. к. мусульмане вышеназванных уездов признают себя и территорию, на которой живут состоящими в подданстве Азербайджанской республики и понимают, что подчинение предложению генерала Деви повлечет за собой, если не физическую, то безусловно моральную гибель мусульманского населения вышеуказанных уездов. Во исполнение принятого решения, вооруженные отряды мусульман заняли “Волчьи ворота” и решили не допускать на территорию Нахичеванского уезда армянские вооруженные части.

Создалось чрезвычайно тяжелое положение, которое может быть ликвидировано немедленными срочными мероприятиями правительства.


Суббота, 17 мая 1919 г. По Азербайджану


(Выписка из донесения уполномоченного нагорной полосы мусульманского населения 5-го участка Исмаила Султанова на имя Гянджинского уездного начальника).

“Уже с 13 апреля сего года началось нашествие войск Араратской республики на мирные мусульманские селения Гекчинского р-на, Ново-Баязетского уезда, с целью очистить территорию от мусульманского населения, населяющего восточную в северную окраины озера Гекча и по настоящее время разгромлено, сожжено и очищено 22 селения с 60.000 населением. Несчастное мусульманское население беспощадно гибнет под орудийными выстрелами армянских войск, имеющих целью истребить геокчинских мусульман, каковую они и приводят в исполнение ужас охватывает человека при виде таких нечеловеческих кровавых поступков армян и армянского правительства к своим бывшим соседям и подданным мусульманам, не принимающих во внимание никаких просьб, несмотря на мольбы и вопли мусульманского населения. Попавших в руки армянских войск мусульман ни за какие блага не оставляют в живых, наоборот, истязают неслыханными мучениями, убивают жен, детей, стариков и молодых людей мужчин, за исключением немногих женщин и подростков девиц все состояние населения забираются войсками голодной Армении и делится пропорционально, остающиеся в живых беженцы преследуются войсками, часть коих в малом количестве, хлынула в пределы пятого участка Гянджинского уезда, жители же 17-ти селений бегут в нагорную полосу Джеванширского уезда, остальные же, т. е. жители 7—8 селений ютятся в ущельях и снежных вершинах пятого участка Гян-джинского уезда, преследуемые армянскими войсками, увязают в снегах и погибают массами. Задача Араратской республики уже решена, более мусульман в Геокчинском районе не существует, по настоящее время уничтожены в Ново-Боязетском уезде 84 мусульманских селения, из них 22 селения уничтожены между 13—20 числами сего апреля месяца, а именно: Ташкенд, Коша Булах, Сариякуб, Баш-Шорджа, Лях-Шорджа, Соганкулу-агалу, Ага Килиса, Зод, Кулу-Агалу, Б. Каракоюнлу, М. Караулу, Зарзибиль, Джай-Ахмедлы, Имак-даг, Кара-Иман, Ке-саман, Ваш Кенд, Малая Мазра, Большая Мазра, Шиш-Кая, Кая Баш-Гаджи Кариб с населением более 15 тысяч домов, которые бросили на произвол судьбы все свое состояние, доставшееся ныне армянам разграбленного имущества на несколько сот миллионов и даже миллиардов.


Воскресенье, 18 мая 1919 г. B Армении

С первых же дней своего существования, имевшая своим девизом “Смерть или свобода” в первые дни заменившая его девизом “в борьбе обретешь ты право свое”, а теперь ставшая “интернациональной”, и принявшая девизы: “пролетарии всех стран, соединяйтесь”, партия Дашнакцутюн в издающейся в Эривани своей газете, “Жоговурди Дзаин” описывает границы Закавказской Армении. При этом она как “интернациональная партия”, совершенно игнорирует то, что значительное большинство населения некоторых территорий, включаемых ею в свои границы составляют не армяне. Здесь она руководствуется своими историческими правами. Между тем в вопросе о Карабахе, Ахалкалаки и Карсском, Дашнакцутюн опирается почти исключительно нa этнографические права армян. Благодаря таким комбинациям .Закавказская Армения принимает следующие границы:

1. Вся Эриванская губерния

2. Весь район Карса

3. Следующие районы Тифлисской губернии:

2 участка Ахалкалакского уезда
а) страна, лежащая к северу от оз. Тапасхури, часть земель Боржомского сел. общ-ва, горного кряжа в Горийском уезде, разделяющего бассейн Цхра—Цкаро, б) называющаяся Цалкой и находящаяся к северу от этого уезда часть Борчалинского уезда (западная его часть). Западная сторона этого сектора по линии, соединяющей вершину Ули-Дага с проходящей в восьми верстах от горы Аргаван линией. Северная часть Борчалинского уезда до линии, начинающейся от горы Агрыкар и идущей по течению реки Храм до железнодорожного полотна, так что Болышс-Хочел и Кулаверы остаются к югу от границы.
Часть Гянджинской губернии:

1) Южная часть Казахского уезда, так что Когб—Узун-Тала и Гулани остаются к югу от границы.

2) Южная часть Гянджинского уезда, так, что Чардахлу остаются к югу от границы,

3) Юго-западная часть Джеванширского уезда,

4) Северная часть Шушинского уезда, так что Агдам и Каджар остаются вне Армении,

Часть Джебраильского уезда с селениями Ванк, Гадрут,Эдиллу и Аракюль.

6) Зангезурский уезд за исключением лежащей в юго-западной части уезда горы Кирс, сел. Шахвердилар и станции на Араксе.

(Примечание переводчика: тут у дашнаков ум за разум зашел, потому что гора Кирс находится в шушинском уезде почти под Шушой и сравнительно далеко от границы Армении, село же Шахвердилар находится в Джебраильском уезде).


№ 122, 15 июня, 1919 г.


В Армении (из армянскихармянских газет)

Вокруг карабахского вопроса

“Ашхатовор” сообщает, что по требованию английской миссии председатель Карабахского Армянского Национального совета Ишханян и общественные деятели Туманян и Аствацатур Аветисян покинули Тифлис и направились в Эривань. Та же газета пишет, что Карабахский армянский национальный совет в усилившимся составе покинул Шушу и поселился в окрестности, взяв в свои руки всю власть в Нагорном Карабахе. В первый день столкновения в Шуше из окрестностей двинулся на город армянский воинский отряд приблизительно в 4000 чел. Благодаря вмешательству англичан, отряд этот, согласно распоряжения национального совета, в город не вошел.

Протесты

Председатель совета министров получил из Агдама следующую телеграмму:

“Трехмесячная мирная работа генерал-губернатора, очевидно, нервирует армянское население Карабаха. Вероломное нападение армян на наших аскеров и убийство четырех из них глубоко нас возмущает. Жители агдамского района всецело готовы защищать неотъемлемые части Азербайджана — Карабах и На-хичевань. Еще раз выражаем готовность умереть за свою родину. Кучка интриганов-дашнаков Карабаха, губящая свой народ, пусть не рассчитывает на Карабах и Нахичевань, как на нераздельную часть Арарата. Арарат может рассчитывать на Карабах лишь победой оружия или без мусульманского населения”. (подписи уполномоченных)

Последние события в Шуше

“В течение 8 дней армяне обстреливали шоссейную дорогу и прилегающую к ней деревню. Был обстрелян автомобиль генерала Селимова, автомобиль англичан, шесть фаэтонов с пассажирами, а также конные и пешие. До сегодняшнего дня стрельба прекратилась. Вызвали представителей населения.

Генерал-губернатор Султанов”.

Существовавшее до последнего инцидента положение Шуши не могло быть терпимым Азербайджанским правительством. Город Шуша представлял собой два враждебных лагеря: армянская часть и мусульманская: в армянской части орудовал армянский национальный совет, не признающий Азербайджанской власти, возбуждающий население Карабаха под руководством агента Армянского правительства Арзуманова, снабженного крупными суммами, против Азербайджанского правительства.

Карабахский генерал-губернатор Султанов сознавал ненормальность этого положения. По этому поводу не раз политические круги Азербайджана выражали свое справедливое недоумение. Но он предпринимал все мирные средства, чтобы распространить свою законную власть на армянскую часть Шуши и не допускать провокационной работы армянского национального совета, угрожающего кровопролитием. С этой целью генерал-губернатор неоднократно обращался к армянам с призывом ликвидировать вопрос миролюбиво, гарантируя им полную неприкосновенность, он обращался не раз к посредничеству и к английской миссии, но армянский национальный совет категорически отказывается признать его власть и своими вызывающими некорректными действиями сгущает атмосферу. Напряженное состояние подогревалось определенными шовинистическими элементами из армян, доведших дело до печального события 4 июня, поводом к чему послужило то, что генерал-губернатор Султанов сделал распоряжение о переводе одного телеграфного аппарата из находящейся в армянской части почтово-телеграфной конторы в помещение генерал-губернаторства. Армяне узнали об этом, окружили почту и силой оружия препятствовали выполнению распоряжений генерал-губернатора к этому моменту вся армянская часть превратилась в вооруженный лагерь, все армяне высыпали на улицу. Заняли позиции, заранее приготовленные, открыли огонь по находящемуся за городом воинскому посту. И лишь после этого посты открыли огонь по вооруженным армянам. Одновременно с этим генерал-губернатор предъявил требование о выдаче зачинщиков — видных членов армянского национального совета, а в противном случае, не желая унижать авторитета власти, заявил, что не отвечает за последствия.



№ 123, 17 июня 1919 г. события в Карабахе


<span style="color:#000099">В продолжительной беседе с нашим сотрудником временный генерал-губернатор Карабаха Х.-Б. Султанов детально осветил, как самую сущность печальных событий, имевших место в начале июня в Карабахском генерал-губернаторстве, так и психологические причины этих событий. Доктор Х.-Б. Султанов сообщил следующее:

В последнее время печать уделяет много внимания карабахскому вопросу, но, заявления газет, в большинстве случаев, страдают неполнотой и даже совершенно искажают истину как, это сделано газетой “Ашхатовор”, выхватившей из цепи причин и последствий отдельные “факты” и на них построившей целый обвинительный акт.

Чтобы беспристрастно оценить, имевшее место в Карабахе 4—5 июня эксцессы, основанные на недоразумении и взаимном недоверии друг к другу мусульманских и армянских народных масс, необходимо внимательно проследить предварительный ход событий, подготовивший эти эксцессы.

Три месяца тому назад английское командование, ознакомившись с деятельностью армянского национального совета, дало обещание удалить из пределов Карабаха членов совета, которые своей “работой” препятствовали доброму сожительству армянских масс с соседями мусульманами, кроме того, не так давно, решено было, чтобы казармы в армянской части города Шуши были заняты мусульманскими воинскими отрядами. Проведение в жизнь двух указанных выше решений было замедленно недостаточностью сил и только к началу июня явилась возможность проявить должную энергию и настойчивость в этом направлении.

Несомненно, некоторое нервирующее армянские массы влияние сказало перенос Шушинского казначейства и почты в мусульманскую часть города, также не остался без внимания на сгущенную атмосферу межнациональных отношений и факт задержания 3 июня в армянской части города двух аскеров, у которых армяне отняли лошадей, винтовки и патроны, при чем самим аскерам с большим трудом удалось избегнуть готовящейся над ними кровавой расправы.

Фактическая сторона событий 4—5 июня сводится к следующему: определенно зная об агрессивных намерениях национального совета и тех лиц, которые, получив через Арзуманова от Араратской республики средства, должны были чем-нибудь проявить свою службу этой республике, генерал-губернатор решил предпринять меры к удалению из Карабаха агрессивно настроенных армян — членов совета и к установлению возможности безболезненного прохождения кочевников на летние пастбища, так как такое прохождение уже началось и было в полном разгаре.

Меры эти, долженствовавшие убедить агрессивные элементы в бесполезности и безрезультативности каких-либо выступлений, заключались в следующем:

— В мусульманской части города Шуши, со времени печальных событий 1905 года сохранились окопы, ведущие на господствующие высоту Уч-Мых против мусульманских окопов, расстоянии 500—600 шагов есть окопы армянские.

Вследствие недостаточно дружелюбных отношений, в последние годы в окопах той и другой стороны содержались незначительные караулы.

С 1 июня, в виду слухов о проникновении в город значительного числа вооруженных армян, караулы мусульманских окопов были усилены и, кроме того, со стороны Эриванских ворот, на расстоянии версты от города в сторожке, расположенной на пригорке, был установлен пост из 20 аскеров при одном пулемете: посту было дано задание не допускать проникновения в Шушу вооруженных групп и отдельных людей, а также предупредить возможность эксцессов по отношению к кочевникам со стороны хулиганствующих элементов армянского селения Даш-алты.

4 июня утром 5—6 аскеров, совершенно мирным путем проникли в армянские окопы и там остались.

Перечисленным выше исчерпываются все мероприятия, предпринятые генерал-губернатором и всякому, знакомому с топографией Шуши и ее окрестности, понятно, что никакого “окружения” армянской части города не было и не имелось в виду.

4 июня в 10 часов утра в здании генерал-губернаторства было совещание с представителем английского командования, заявившим, что армянское население города взволнованно принятыми мерами, в ответ на что генерал-губернатор д-р X.-Б. Султанов выразил желание и просьбу, чтобы представитель английского командования успокоил армянское население Шуши и заверил его в совершенном отсутствии намерений со стороны мусульман.

В 11 часов утра, вполне неожиданно, началась перестрелка, возникшая, по заявлениям, полученным на предварительном дознании из-за того, что к армянским окопам на Уч-Мых, по одиночке собралась группа вооруженных армян, человек в 50, и в
__________________
I am back!


Ziyadli вне форума   Ответить с цитированием