Показать сообщение отдельно
Старый 01.01.2014, 04:08   #41
Местный
 
Аватар для Sarvan86
 
Регистрация: 17.01.2010
Сообщений: 332
Сказал(а) спасибо: 35
Поблагодарили 42 раз(а) в 31 сообщениях
Вес репутации: 15
Sarvan86 на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Ожидания по «треугольнику» и роль Армении


Игорь Мурадян
30 Декабря 2013, 13:39






В начале 90-х годов разрабатывались определенные условия для создания баланса сил и управления в рамках геополитического «треугольника» Турция – Иран – Россия. В рамках данной конструкции имелись надежды избежать излишнего влияния одного из данных государств в сопряженных регионах – Южном Кавказе, Центральной Азии, Каспийском море, на Ближнем Востоке. Состоялась ли эта концепция и каковы результаты данных ожиданий?

Аналогичные цели преследовала и Россия, пытаясь воспользоваться противоречиями между Турцией и Ираном, а также между данными государствами и Западным сообществом, прежде всего, США. В какой-то мере проблемами внутри и во внешней среде данного «треугольника» сумели воспользоваться все без исключения мировые и региональные «центры силы». Россия сумела извлечь много пользы в экономическом и политическом смысле, в условиях противоречий и враждебности между США и Турцией, США и Ираном. При этом, Россия всегда пыталась не допускать своего приобщения к «статусу» равноправных участников этого «треугольника», подчеркивая свое превосходство в международном плане над Турцией и Ираном, что известным образом раздражало эти два государства.

На протяжении многих лет Россия отвергала попытки Ирана рассмотреть возможность придти к более тесным отношениям, и неких стратегических отношений между ними так и не возникло. В особенности Иран «обидело» отрицание России перспективы для Ирана стать полноценным членом ШОС, хотя Китай не столь категорично относился к этому вопросу.

Два исторических раунда соучастия России в подрыве национальной безопасности Ирана в части поставок вооружений стали достаточным основанием для окончательных выводов Ирана по поводу надежности России. Речь идет о договоре А.Гор - В.Черномырдин и отказе России о поставках ЗРК S-300 по решению Д.Медведева – В.Путина, что представляли собой только эпизоды (хотя и очень яркие) в череде множества провалов намерений Ирана в части приобретения в России вооружений и технологий.
Этим самым Россия не получила ничего существенного в отношениях с США, не говоря о каких-либо уступках в «большой политике». Напротив, Россия, данными шагами в отношении Ирана не смогла предотвратить размещение систем противоракетной обороны, что она считает ущербным для своей безопасности. При этом, косвенным образом ей было дано понять, что это стало ответом на ее определенные поставки материалов Ирану, предназначенных для производства им ракетной техники.

Это результат попыток России проводить политику «великой державы», не являясь таковой. В какой-то мере аналогичные результаты имеются и в отношениях между Россией и Турцией. В отличие, например, от Ирана, который весьма скептически рассматривал (для своих интересов) перспективы усиления дистанции между Турцией и США и Израилем, Россия во многом с воодушевлением восприняла эту перспективу. На деле произошло то, что ожидалось многими экспертами на Западе и на Ближнем Востоке. Турция, предпочитая пойти на хроническое ухудшение отношений с США и НАТО, вовсе не имела намерений придать России гораздо большее значение.

Во-первых, Турция вовсе не намеревается доводить отношения с Западом до принципиального разрыва, что позволило бы придти в отношениях с Россией к созданию чего-то вроде альянса. Во-вторых, сама Россия не была готова к возможным предложениям по сближению с Турцией, что потребовало бы поэтапного решения множества вопросов, прежде всего, по уступкам в регионах. Следует отметить, что политические проблемы внутри как России, так и Турции, также являются сдерживающими факторами в развитии их отношений.

Таким образом, даже приближенное изложение данного весьма обширного материала говорит о том, что Россия пыталась проводить политику «балансов» в отношениях между Западом и двумя своими давними контрпартнерами, что на настоящий момент завершилось существенным повалом в региональной политике, включая различные направления, в том числе приоритетное – Ближний Восток.

Условия данного «треугольника» стали неподъемными и довольно сложными для России, чьи возможности сейчас ограничены, а также имеется непонимание происходящих событий. Наблюдения подсказывают, что Россия с трудом воспринимает и затрудняется реагировать на неожиданные события и предпочитает работать в более стационарных ситуациях. Это присуще большинству крупных государств, и лишь немногие из них рассматривают «крутые повороты» как элементы внешнеполитических технологий.

Сейчас и речи не может быть о какой-либо координации России с Турцией и Ираном, даже по проблемам Южного Кавказа, в части стратегических задач. Происходят консультации по поводу различных локальных проблем, которые эти страны иногда пытаются выдать за более важные и стратегические.

Россия считает, что в резерве ее политики остается карабахская тема, а возможно, и более обширная – армянская, в выстраивании отношений с Турцией. Любая неопределенность в этом направлении в сильной степени раздражает русских, чего они не желают демонстрировать, потому что принципиальные провалы России по карабахской теме как ничто иное доказывают несостоятельность ее политики в Южном Кавказе.

Сейчас, когда Россия продвинула беспримерным образом вассализацию Армении, ей стало казаться, что она приблизилась к заветной цене – единолично решить карабахскую проблему, продемонстрировав тем самым способность утвердить свои приоритеты в регионе.

США рассматривают свои задачи в Южном Кавказе как во многом осуществленные, в том смысле, что они добились благоприятного для себя расклада сил, когда концепция «треугольника», в целом, состоялась. Но это стало возможно, и всегда было возможно, при существовании более «приватных» отношений с одним из государств. У России были все возможности, занять место такой страны в самом начале деятельности администрации Б.Обамы, но на это Москва не пошла, так как это означало бы встать в один ряд с Турцией и Ираном.

Отношения США и Турции трансформируются от стабильно-напряженных к враждебным, и нет никаких оснований утверждать, что американцы знают, каким образом изменить стиль и содержание этих отношений. Американо-турецкие отношения уже приобрели в политической литературе определенные оценки, еще пять лет назад они воспринимались мировым аналитическим сообществом как весьма «натянутые», «неадекватные», «временные».

Для целей США наиболее приемлемым партнером в рамках данного «треугольника» остается Иран, как наиболее заинтересованное в развитии отношений с США государство из этих трех. С развитием отношений с Ираном США связывают вовсе не решение проблем «имиджа» или каких-то конъюнктурных проблем, а достижение долгосрочных целей на огромном пространстве Ближнего Востока, Кавказа, Центральной и Южной Азии.

Следует отметить, что, помимо Турции и России, препятствиями в сближении США и Ирана являются арабские государства Персидского залива, а также, возможно, Пакистан. Собственно, все эти страны и входят в эту масштабную игру.

Представляет интерес то, что мировые СМИ весьма сдержанно относятся к перспективам сближения США и Ирана, и это понятно, так как, наряду с опасениями предстать в смешной роли, СМИ связаны с интересами различных государств, политических, военно-промышленных и финансовых групп в Европе, США, на Ближнем Востоке. Даже наиболее глубокие политологи опасаются оптимистических оценок по этому поводу, а между тем, политические лидеры обеих стран уже разработали планы сближения, сотрудничества и приняли соответствующие решения, при минимальном числе сценариев. И это при самом негативном участии в подрыве американо-иранских отношений самых могущественных оппонентов, какие только можно представить. При этом, Турция и Россия, практически, полностью утратили рычаги воздействия на Иран и на развитие американо-иранских отношений.

Таким образом, «треугольник» приближается к своей реализации, но в самом непредвиденном направлении. США пытаются не демонстрировать свои успехи в отношении Ирана, а показать их как успех сообщества ряда государств участвующих в переговорах с Ираном. Это желание минимизировать успех в сфере информации и пропаганды ощущается и со стороны Ирана, что говорит о наличии длительных и очень разносторонних переговоров.

Вместе с тем, эта ситуация находится в центре внимания всех заинтересованных стран и крупнейших компаний. По всей вероятности, ожидаются самые неожиданные известия по поводу данной ситуации, и способность правильно высмотреть перспективу становится фактором внешнеполитического успеха.

Для закрепления успеха новой геополитической конфигурации США необходимы новые партнеры, вернее, новое построение партнеров, исходя из политических и геополитических задач. Огромные проблемы складываются на Ближнем Востоке, где наиболее финансово обеспеченные страны Персидского залива, по существу, создают антиамериканский военный блок, что может сейчас показаться очень странным. Со временем этот блок, который будет прирастать некоторыми другими суннитскими государствами, получит анти-американо-иранское направление.

В настоящее время Южный Кавказ не занимает приоритетного места в американо-иранском раскладе политических приоритетов, но, так или иначе, это направление займет важное место в региональной политике США. Наступает время для более предметных оценок будущего и понимания возникновения новых рисков и угроз в связи с новыми позициями и интересами, а также новым балансом сил в регионе.

Кто в Южном Кавказе станет партнером альянса США – Иран? При этом, не удастся достаточно долго делать вид, что партнерство и без излишних заявлений - само собой разумеющаяся данность. Возникнут новые вызовы, и придется быть готовыми ответить на них, в особенности, Армении, если она не хочет дальнейшей вассализации. Те, кто продолжают утверждать, что Европа далеко, не может не признать, что события пришли в наш регион. Станет ли «треугольник» «многоугольником», это зависит от позиции небольших, но достаточно амбициозных государств.
__________________

Sarvan86 вне форума   Ответить с цитированием